Джон Стивенс.

Изумрудный атлас. Книга расплаты



скачать книгу бесплатно

Под остальными он имел в виду Габриэля и эльфов. В ночь, когда Кейт, Майкл и доктор Пим покинули Антарктиду, Габриэль с двумя отрядами эльфов тоже отправился в путь, чтобы разыскать Эмму и разнести новость о возвращении Грозного Магнуса. Кейт хотела бы знать, есть ли у кого-то из них вести об Эмме.

– Но сейчас, – сказал волшебник, – пришло время для следующего этапа.

– Что вы имеете в виду? – спросила Кейт. – Следующий этап – спасение Эммы.

– Конечно. Это наша первая и самая важная цель, но даже если мы спасем твою сестру, на возвращение Грозного Магнуса нельзя не обращать внимания. Нужно действовать. Именно это сообщение я всем передаю. В следующие несколько дней все члены магического сообщества, которые нас поддерживают – эльфы, люди и гномы, – пришлют своих представителей сюда, чтобы мы могли обсудить стратегию.

– Вы хотите сказать, что собираетесь начать войну? – спросил Майкл.

Волшебник вдруг показался ему очень старым и усталым.

– Мальчик мой, судя по последним событиям, она уже началась.

– И куда мы направляемся? – спросила Кейт.

– Это, – волшебник вытянул длинную руку, указывая на острова вокруг них, – Архипелаг посреди Средиземного моря, система сдвоенных островов, незаметных для внешнего мира. Сами острова разные: на одних живут гномы, на других эльфы, есть и те, где можно найти лишь троллей или драконов. Но мы направляемся туда, – он указал на зеленый клочок суши вдали. – Альтр Террос, его еще называют Лорис или Кси’алатн. Это наш самый большой город, дом множества волшебников и, во многих смыслах этого слова, настоящее сердце магического мира. Надеюсь, там мы получим ответы и помощь, которую ищем.

Они замолчали. Кейт оставила попытки уследить за волосами и теперь старалась подстроиться к движению корабля. Еще она, как и в каждую спокойную минуту, выпавшую за последние два дня, пыталась не думать об Эмме. Ранена она или испугана? Увидятся ли они снова? Поддаться этим мыслям значило провалиться в кроличью нору вины и переживаний, в конце которой не было ничего, кроме новых вины и переживаний.

Вместо этого она задумалась о родителях и сообщении, которое получил Майкл, – в нем говорилось, что они сбежали и охотятся за последней Книгой начал. Их родители десять лет были узниками Грозного Магнуса. Как они сумели сбежать? Кто-то им помог? Если да, кто именно? И почему они отправились на поиски последней Книги, а не Кейт, ее сестры и Майкла? Это как-то связано с предупреждением отца, что доктору Пиму нельзя собирать три Книги вместе? Дети знали немного, потому что предупреждение исходило не лично от их отца: его передала призрачная проекция Ричарда Уибберли, которая хранилась в стеклянном шаре. Сам шар Майкл разбил, и призрак развеялся, ничего толком не объяснив. Дети не передали эту часть сообщения доктору Пиму, но бесконечно и бесплодно спорили между собой о том, что бы это могло значить. Кейт хотела спросить волшебника напрямую, но Майкл настаивал, что им нужно больше информации; а поскольку сообщение получил именно он, Кейт согласилась отложить разговор.

Девочка взглянула на старого волшебника.

Он по-прежнему был одет в поношенный твидовый костюм, очки в черепаховой оправе погнулись и испачкались (на стеклах сейчас поблескивала морская пена), а седые, и без того взлохмаченные волосы бешено трепетали на ветру. Кейт становилось спокойнее от одного взгляда на волшебника. Это был доктор Пим, их друг.

Почему она не убедила Майкла передать волшебнику отцовские слова? Неужели какая-то ее часть в нем сомневалась?

Они приближались к острову, и Кейт заставила себя вынырнуть из размышлений. Остров был окружен белыми скалами и высоко поднимался над ними. За скалами начиналась зелень, а в центре возвышалась одинокая крутая гора с острыми пиками, расходящимися в разные стороны. Кейт не заметила никаких признаков города или поселка.

– Мы подходим с наветренной стороны, – объяснил волшебник. – А Лорис находится с подветренной, где скалы подходят к воде.

Тем временем корабль качнуло, и Кейт с Майклом схватились за поручни. Впереди показались другие суда: рыбацкие корабли, похожие на тот, на котором они приплыли, маленькие лодки, управляемые мудрыми моряками-гномами, и один скоростной корабль, раскрашенный диковинными цветами и листьями, – им управлял эльф, который, казалось, поет стае дельфинов, расчесывает волосы и крутит штурвал одновременно; эльф дружелюбно помахал им и прокричал какое-то странное приветствие: «Ла-ла-ло!»

Кейт ожидала, что Майкл отпустит колкость о несуразности эльфа, но брат промолчал.

Огибая остров, дети заметили, что скалы и в самом деле начинают подходить к воде. Перед ними открылась гавань. Остров будто вытянул пару длинных каменных рук, и корабль оказался в их объятиях, скользя по спокойной голубой воде. Каменные и деревянные пристани выдавались в море, словно кривые зубы; десятки кораблей были пришвартованы к ним или дрейфовали у берега. Здесь царила атмосфера оживленной торговли: повсюду мелькали лодки с уловом рыбы, то и дело появлялись груженные ящиками корабли, а в воздухе разносились крики и разговоры моряков.

За гаванью начинался узкий пляж, а за ним уходили в небо высокие белые стены. Вероятно, в давние времена их построили для защиты, но теперь ворота были распахнуты настежь, а верх стен украшали клумбы. Город постепенно поднимался по склону; на каждом уступе, почти соприкасаясь стенами, теснились дома. Внимание Кейт привлекла одинокая постройка на самом верху города, за которой снова начинались скалы. Все здания были сложены из одинакового белого камня, но эта крепость была розовой и нависала над городом, как будто служила жилищем для великанов.

Кейт сразу поняла, что туда-то они и направляются.

Волшебный ветер утих, паруса больше не развевались. Они медленно скользили к каменному пирсу, где еще оставалось свободное место между кораблями. Когда они подплыли ближе, дети разглядели коренастого коротышку, который стоял на пирсе и кричал на рыбака, пытающегося пришвартовать свою лодку.

– Кто я такой?! Я тот, кто потопит это ржавое корыто, которое ты называешь лодкой, если ты не сдвинешься! Это место забронировано!

Чтобы показать серьезность своих намерений, он достал из-за пояса топор с блестящим лезвием и замахнулся на рыбака, который тут же начал грести в обратную сторону.

Кейт узнала лицо и голос коротышки и впервые за последние дни почувствовала себя счастливой. Майкл подпрыгнул, едва не свалившись за борт, и закричал:

– Это король Робби! Король Робби!

Король гномов тоже заметил их. Он махал мозолистыми руками и улыбался.

– Встретить вас – счастье для меня! Идите сюда, рассмотрю вас получше!

Дети едва ступили на пирс, а Робби Мак-Лаур, король гномов, живущих у Кембриджского Водопада, уже крепко обнял их и расцеловал в обе щеки, царапая пышной бородой.

– Ты стала еще красивее, – сказал он Кейт, – если это возможно. А ты, – он повернулся к Майклу, – уже не тот желторотый юнец, которого я видел на Рождество. Готов поспорить на собственную бороду, что-то случилось! Выкладывайте сейчас же!

– Верно, ваше величество, – сказал Майкл, явно счастливый встретить старого друга, – мы пережили много приключений. Я бился с драконом, но об этом не стоит… Еще была осада, я немного в ней поучаствовал…

– Да ты никак влюбился? Не вздумай мне лгать, парень! – и король Робби погрозил ему пальцем. – От Робби Мак-Лаура ничего не скрыть! Как же зовут счастливую гномиху?

Майкл тут же покраснел и начал заикаться:

– Ну… это… я…

Гном рассмеялся и похлопал его по плечу.

– Шучу. Нет ничего постыдного в том, чтобы влюбиться в человеческую девушку. Главное, чтоб не в эльфийку!

Кейт знала историю принцессы Виламены и то, что у Майкла в сумке была спрятана прядь ее волос, цветом напоминавшая солнечный луч и перевязанная шелковой лентой. На ее глазах брат стал еще краснее.

– Эльфийка? – сказал он. – Фу.

Король гномов положил маленькие сильные руки на плечи детей и почти до боли сжал их.

– Я знаю, что вам это известно, но все равно скажу, потому что некоторые вещи нужно произносить вслух. Мы найдем вашу сестру. Я, Робби Мак-Лаур, не буду знать покоя, пока она не обретет свободу. Не будет знать покоя и ни один из моих гномов, – он на секунду задумался и добавил: – Кроме Хэмиша. Этот бесполезный чурбан только и делает, что отдыхает. А еще пьет и ест. В общем, занимается чем угодно, но не работает и не моется. Как бы то ни было, – и он сжал их плечи еще сильнее, – мы вернем ее домой. Даю слово.

Кейт почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, и крепко обняла гнома.

– Эй, потише, – пробормотал он, похлопывая девочку по спине.

– Ваше величество, – вдруг сказал доктор Пим, который молчал с самого начала их встречи, – мы долго путешествовали без отдыха. Я уверен, дети измучены. Нужно отвести их в спальни.

– Вы правы, – сказал гном. – Сюда.

Четверо друзей прошли пирс, пересекли пляж и пробрались сквозь толпы, снующие через городские стены и по улицам города. Узкие улочки поднимались вверх по холму, то и дело превращаясь в длинные ряды низких ступеней. Все было построено из того же белого камня: дома, улицы, ограды садов – но с близкого расстояния камень уже не выглядел идеально белым: в нем попадались серые и черные прожилки и точки. Спутники проходили мимо людей, гномов и эльфов, которые торговали, подметали в домах, ели в кафе, – и всюду Кейт чувствовала, что они притягивают взгляды горожан.

Неужели все знают, кто они? Может, они с Майклом просто выделяются?

– Я приехал прошлой ночью, – сказал король Робби, – все как вы просили.

– Спасибо, – ответил доктор Пим. – Сообщения о нападениях были?

Они с королем Робби шли на шаг впереди Кейт и Майкла.

– А то. Два пришли сегодня. Одно из Южной Америки, второе из Африканского Рога. Как вы узнали?

– Мы и сами попали в неприятности.

– Выходит, начинается. Это первые капли перед ливнем. Но почему, черт побери, он так силен? Когда он воевал с половиной мира, у него и то не было столько смелости!

– Видимо, он нашел новый источник силы. Боюсь подумать, что бы это могло быть. Вы получали новости от Габриэля и остальных?

– Нет.

Король Робби и волшебник продолжали разговаривать, но Кейт уже не слушала. Она узнала то, что хотела. Эмму еще не нашли.

Они завернули за угол, и в конце улицы Кейт увидела огромное здание розового цвета, которое заметила еще с корабля. Но больше всего – помимо невероятных размеров и ярко-розового цвета камня – ее поразило ощущение хаоса: фасад через неравные промежутки становился то выше, то ниже; крыша была утыкана множеством куполов и башенок разного размера и формы; при этом само здание украшали дюжины балконов, колоннад и арок, разбросанных то тут, то там. Однако в нем была странная, почти идеальная красота, сравнимая разве что с природной красотой цветка.

А еще в здании обитало что-то могущественное. Кейт почувствовала вибрацию в груди, когда увидела башню с лодки, а теперь, подойдя ближе, убедилась в этом окончательно. Здание из розового камня было построено, чтобы что-то защищать. Но что именно?

Пройдя под аркой, где их поприветствовали двое стражников (человек и гном), путники оказались в коридоре под зданием.

Волшебник остановился.

– Это Розовая Цитадель. Когда жители волшебного мира собираются, встречи проходят здесь. В здании находится самая большая волшебная библиотека в мире, а еще хранится несметное количество богатств и тайн. Это и музей, и университет, и зал советов. А на верхних этажах есть очень уютные комнаты для гостей. Я заказал для вас пару.

– А там что? – спросила Кейт, указывая на коридор, в конце которого виднелась полоса зелени.

– Сад, – сказал волшебник. – Цитадель построена вокруг него. Потом мы с вами туда сходим.

«Это там, – подумала Кейт. – Что бы это ни было, я чувствую, оно там».

Они попрощались с королем Робби, который пообещал с ними отобедать, и доктор Пим повел их через дверь, за которой начинался лабиринт лестниц и галерей. Запомнить путь было решительно невозможно. Наконец они оказались в просторной, тускло освещенной комнате. Кейт разглядела кровать, стул и стол. Потом волшебник толкнул пару тяжелых деревянных ставен, и в комнату хлынул свет, а за окном, далеко внизу, показалось голубое море. Доктор Пим кивнул на дверь.

– Там вход во вторую спальню. Отдохните, приведите себя в порядок. Я позову вас на обед. Знайте, что здесь вы в большей безопасности, чем где-либо еще, – с этими словами он развернулся и вышел.

Усталость будто этого и ждала: Кейт почувствовала, как на плечи наваливается тяжесть, и присела на кровать, чтобы не упасть.

– Ладно, – сказал Майкл, – значит, я буду во второй комнате.

– Майкл?

Он обернулся в дверях.

– Я хотела спросить…

– Да, знаю. Я не сказал королю Робби про Виламену, но…

– Не об этом, – она хотела спросить, ощущал ли он тоже присутствие чего-то великого, но, взглянув на брата, Кейт еще сильнее почувствовала возникшее между ними отчуждение и неожиданно закончила: – Все в порядке?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты на меня злишься?

– Что? Нет! Конечно, нет.

Повисла тишина. Майкл уставился в пол. Когда он заговорил снова, его голос звучал иначе. Сейчас он был больше похож на себя, на настоящего Майкла.

– Когда я использую Летопись, то проживаю жизнь другого человека. Все его воспоминания и чувства на несколько секунд становятся моими. Я должен был сказать тебе раньше. Я не хочу, чтобы это происходило, но ничего не могу поделать. Большую часть я потом не могу вспомнить. Это похоже на то, как если бы я пытался вспомнить сон.

– Но что-то ты помнишь.

– Да.

– И когда ты вернул меня, ты…

Майкл поднял голову и, встретившись с Кейт взглядом, понял, что должен это сказать.

– Мальчик на колокольне. Тот, который потом стал Грозным Магнусом…

У Кейт пересохло в горле.

– Рэйф.

– Ты его любишь.

Кейт не знала, что пугает ее больше: слова Майкла или то, как легко и прямо он их произнес. Прежний Майкл, тот, которого она покинула в Балтиморе неделю назад, ходил бы вокруг да около и сделал бы все, чтобы не касаться темы чувств – своих или чужих.

– Ты его любишь, – продолжил Майкл. – Я имею в виду, ты знаешь, что он Грозный Магнус. Знаешь, что он враг, но все равно любишь.

– Нет, я… – Кейт обеими руками вцепилась в матрас. – Я не… люблю Грозного Магнуса.

– Я хочу сказать, ты любишь его, Рэйфа, а он – Грозный Магнус. Они – один человек.

– Зачем ты это говоришь? Что…

– Ты не можешь его спасти. Ты должна это знать.

Теперь была очередь Кейт уставиться в пол. Как бы ни была она обескуражена заявлением Майкла, внутренне она признавала его правоту. Сколько раз за последние дни – несмотря на прыжки из одного конца мира в другой, несмотря на преследование Крикунов, несмотря на похищение Эммы – она закрывала глаза и представляла лицо Рэйфа, вспоминала, как ехала с ним на крыше поезда, когда ветер хлестал ее щеки, или как сидела в дымном, но уютном китайском ресторане, а он учил ее есть лапшу, или как танцевала с ним под снегопадом и чувствовала биение его сердца… Сколько раз она приказывала себе забыть его – но потом вновь вспоминала, как он сжимал ее руку в своей…

– Ты говорил доктору Пиму? – спросила Кейт.

– Нет. И не скажу. Но тебе придется выбирать: Эмма или он. Обоих ты спасти не сможешь. Ты должна выбрать.

Он развернулся и вышел из комнаты, оставив ее одну.

Глава 3
Смятый листок


– Можешь представить, какая здесь жизнь?

Габриэль стоял в деревне у фьорда Рижкинка – длинной серебристой полоски воды, которая врезалась в леса западной Норвегии. Деревня была маленькая, всего около тридцати домов гнездились между деревьями и зеркальной поверхностью фьорда. Рядом с ним стояла худая старуха с седыми волосами и огромными голубыми глазами. Одной рукой она держала трость, другой опиралась на руку Габриэля. Она ждала ответа, и Габриэль снова посмотрел на спокойную гладь воды и прислушался к тишине деревьев.

– Тут прекрасно. Очень спокойно.

– Да, – сказала старуха и вздохнула. – Было.

Вокруг них, среди дымящихся руин и закопченных стен домов, бродили жители деревни, разбирая то немногое добро, что успели спасти. В небе висело облако черного дыма. Габриэль и старуха пошли по грязной улице; она с помощью трости находила дорогу среди пепла и обломков.

– Когда-то мы с Мириам выставляли защиту – от вампиров, оборотней и им подобных. Но с тех пор прошли десятилетия. Мы стали забывчивы. Хотя, думаю, нам бы и это не помогло: их были сотни. Морум кади. Нечисти. Даже один тролль.

– Он тоже был здесь?

– Нет. Их вел Рурк.

– Он что-нибудь говорил?

Старуха хмыкнула.

– Конечно. Он разыскал нас. Сказал: «Однажды вы выступили против моего повелителя. Вот почему сейчас все это происходит. Пойдете против него снова, и в этот раз он не будет так снисходителен». Он сказал, что Пим нас больше не защитит.

Габриэль промолчал.

Старая ведьма остановилась. Ее костлявые пальцы сжали руку Габриэля.

– Он сильнее, чем раньше. Я чувствую это.

– Мы думаем, у него пока нет Книги расплаты.

– Но у него в плену Хранитель, верно? У него есть Хранитель Книги?

– Да.

Хватка женщины ослабла, будто силы оставили ее.

– Тогда это лишь вопрос времени. Он найдет Книгу, и его будет не остановить.

– Этого не случится.

Старуха похлопала его по руке.

– Скажи Пиму, что мы с ним. Может, мы и не те, что раньше, но будем с ним до конца, – она сделала паузу. – По крайней мере, я с ним.

– Сожалею о том, что случилось с вашей сестрой.

Женщина благодарно кивнула и указала тростью на кромку леса.

– Они пришли оттуда, – она засеменила по дорожке, ее палка тихо чавкала по грязи.

Габриэлю не понадобилось много времени, чтобы найти место, где появился со своей армией Рурк. Деревья, поваленные широким кругом, и земля, дочерна выжженная внутри. Но откуда они появились? Габриэль знал, что после закрытия портала отследить его источник невозможно. По крайней мере, с помощью магии. Но его преимущество заключалось в том, что он был не волшебником, а обычным человеком – человеком, который многое знал о деревьях, о растениях и земле. И сейчас он наклонился и поднял маленький смятый листок. Судя по виду, на него множество раз наступали ботинки. Габриэль осторожно расправил его на ладони.

Он не узнавал листок, но понимал, что тот вырос не в этом лесу. Следовательно, он попал сюда на подошве одного из нападавших. Но откуда? Габриэль чувствовал, что если опознает растение, то найдет Грозного Магнуса, а если найдет Грозного Магнуса, то найдет и Эмму.

Но для этого ему понадобится помощь.

Два часа спустя и в пяти тысячах миль к юго-востоку Габриэль поднимался по тропинке на каменистый склон. Солнце, садившееся за горы и леса, отбрасывало длинные тени на дорогу, по которой он шел. Наступающие сумерки не пугали его – Габриэль нашел бы путь и вслепую, – так что вскоре он достиг вершины горного кряжа и остановился, глядя вниз, на маленькую деревню у подножия.

За пятнадцать лет, что прошли с тех пор, как Станислаус Пим заручился его помощью в уничтожении Грозного Магнуса и спасении детей, Габриэль возвращался сюда всего несколько раз. И с каждым разом все меньше чувствовал себя дома.

Габриэль знал, что, когда он дойдет до деревни, уже полностью стемнеет. Он мог бы попасть туда раньше, но для золотого ключа, который дал ему волшебник и который позволял быстро перемещаться по миру, требовалась замочная скважина или замок, а в его деревне не было ни того, ни другого. Ему пришлось пройти через поместье у Кембриджского Водопада, до смерти напугав смотрителя Абрахама. Придя в себя, старик расспросил Габриэля о детях. Пока тот рассказывал, экономка, мисс Саллоу, с кислым лицом подслушивала из кухни. Когда Габриэль дошел до новости о похищении Эммы, мисс Саллоу вышла и взяла Абрахама за руку.

– Вы должны ее спасти, – сказала старуха срывающимся от волнения голосом. – Должны.

Вскоре Габриэль ушел.

В деревне было темно и тихо, на улице никого не оказалось, и он почувствовал себя призраком, бредущим среди теней.

Наконец он подошел к обветшалой хижине на краю деревни и поднял руку, чтобы постучать. Однако не успел коснуться двери, как изнутри по звали:

– Входи, входи!

Габриэль толкнул дверь и заглянул в темноту. Он увидел очаг в центре комнаты и неясный силуэт полной женщины, склонившейся над горшком. На секунду он замер. Вид старухи у очага и запах ее хижины – запах дыма, горящих сосновых поленьев, дикого лука и моркови, варившейся картошки и тимьяна, – будто разбил цепи, много лет стягивавшие его грудь. Он снова был мальчиком. Был дома.

– Я поставила вариться похлебку, когда увидела, что ты близко, – сказала бабушка Пит. – Хотя картошки там почти нет. В этом году неурожай.

Вернувшись в настоящее, Габриэль вошел в хижину и захлопнул за собой дверь.

– Не буду спрашивать, как ты узнала, что я приду.

– Вот и славно. Ты все равно бы не понял. Садись.

Габриэль опустился на один из низких стульев у очага. Бабушка Пит продолжала помешивать в горшке. Обереги и крошечные флакончики в ее ожерелье мелодично позвякивали, сталкиваясь. Габриэль все еще чувствовал тоску по дому, но в его груди уже нарастало привычное напряжение. Оно не оставит его, пока Эмма не будет в безопасности.

– Тебя не было слишком долго, – пробормотала старуха. Неверные отсветы огня прибавляли ей морщин. – Это твой дом. Он питает тебя.

– Многое случилось.

– Я знаю. Я слышу шепот. Что ты мне принес?

Габриэль сунул руку в сумку и достал свернутый квадратом кусок ткани, в котором лежал мягкий черный листок. Тот казался слишком маленьким, чтобы возлагать на него какие-то надежды, но ничего больше у Габриэля не было.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7