Джон Раттлер.

Хроники Манипулятора



скачать книгу бесплатно

Все это время Джонни думал, что любой человек может использовать свой разум так же, как и он, и только теперь до него стало доходить, что он особенный. На ум приходили мимолетные замечания друзей и коллег. Он вспомнил, как пытался объяснить Сьюзи, почему не нужно бояться уличных собак, а она только смеялась и говорила, что он ужасный болтун. До него стало доходить, что люди используют оружие не только против негодяев, с которыми невозможно договориться, и которые ни разу ему не попадались. Он совершенно по-другому посмотрел на этот мир и на себя в этом мире, и у него закружилась голова. Ему даже пришлось опуститься на колени, чтобы не расплескать остатки кофе.

В состоянии глубочайшей задумчивости, он проехал весь путь от озера Тахо до Сакраменто. Сьюзи уехала к матери в Сан-Франциско и обещала вернуться только через неделю, что сейчас его очень устраивало. Он должен был с кем-нибудь поговорить об этом. Ее он не хотел тревожить – все равно от этого не будет никакой пользы. Ему нужен Томас Каротти. Они дружили еще с первого года университета. Том был очень рациональным парнем, всегда старался найти оптимальное решение. Джонни с восхищением наблюдал за работой его мозга. Сейчас Том работал в университете. Он занимался изучением электромагнитных волн и делал неплохие успехи.

Джонни набрал его номер.

– Привет, Джонни! Ты уже вернулся?

Обычно Джонни уезжал за город на пару дней, и раньше его никто не ждал.

– Привет, Том. Да, я в городе. Мне нужно с тобой обсудить одно очень необычное дело.

– Да? Ну, выкладывай, что там у тебя?

– Том, мне нужно, чтобы ты приехал. Или я могу сам. Я буду через пару часов.

– Ого, что случилось? У тебя все в порядке? Ты никого не прикончил?

– Я серьезно. Том, если ты не занят…

– Хорошо, хорошо. Приезжай. Я буду долго выбираться. Я еще в лаборатории, мне нужно заскочить домой, а только потом…

– О'кей, Том, тогда встречаемся у тебя. У тебя есть пиво?

Джонни не хотел начинать разговор по двум причинам: во-первых, ему хотелось почувствовать рядом близкого человека и, во-вторых, по телефону Джонни мог только говорить. Сейчас он, наконец, начал понимать, почему всегда предпочитал встречу переговорам на расстоянии.


Когда он закончил, было полвторого ночи. Томас поднялся с кресла, подошел к стойке и налил себе виски. Потом подумал и налил еще один бокал. Его пиво так и осталось стоять открытым на столике – там, где он поставил его полчаса назад.

Джонни пересказал ему все быстро, полностью используя арсенал своего мозга. Фактически, Томас сам словно только что вернулся с озера Тахо.


– И ты утверждаешь, что мог так все это время? Просто в голове не укладывается. Да, я теперь начинаю понимать… Как это у тебя всегда красочно все выходит, когда ты рассказываешь – как в кино? Помнишь, как ты написал рассказ про броненосцев – мир глазами животных или что-то в этом роде?

– Да, это была не самая удачная мысль…

– Конечно, а я ведь сам настаивал.

Когда ты рассказывал, я был уверен, что выйдет бестселлер! Джонни, да я и сейчас в этом уверен…

– Мы оба знаем, что из меня писателя не получится. Я умею убеждать головой, а не словами.

– Слушай-ка, Гиффет! Давай проверим. Ты можешь меня заставить что-нибудь сделать? То, что мне не хочется?

– Тебе сейчас больше всего не хочется…, ты боишься, что все закончится. И ты не сможешь участвовать в этом дальше.

– О, нет – нет – нет. Давай попробуем что-нибудь еще, о'кей? Я и правда этого не хочу!

– Ну, ты не хочешь пива.

– Эээ… Да, пожалуй. И потом, после виски… Ты можешь заставить меня выпить пива сейчас?

– Том, я не могу тебя “заставить”, я могу сделать, чтобы ты захотел сам выпить пива.

– Ну, давай, сделай, чтобы я захотел!

Джонни задумался. Он отчетливо различал мыслительные процессы в голове друга и его настроение, и для него было очевидно, что Том очень хочет, чтобы все получилось. Достаточно надавить на этот маленький рычажок в его сознании, и Том выпьет пива – только, чтобы не разочароваться. Если Джонни его после спросит, почему Том выпил пива, тот так и ответит – мол, я очень хотел, чтобы это случилось, вот и свалял дурака. И попросит повторить эксперимент.

– Слушай, Том. Я знаю, что смогу тебя заставить. Но ты будешь уверен, что это ТВОЕ решение. Нам нужно что-то еще.

– Ну, тогда… заставь меня сделать что-то… неприличное. Скажем, сделай так, чтобы я высунулся в окно и начал орать… ну, не важно, что.

– Да, можно попробовать.

Как только он это сказал, то понял, что ничего не выйдет. Он влиял на людей только тогда, когда ему было НУЖНО, чтобы получить то, что ему НУЖНО. У него не было цели заставить Тома драть глотку, он понимал, что это ничего не даст. Незаметно для себя Джонни надавил на сознание друга и изменил его отношение к данному вопросу. Теперь Тому не нужны были доказательства его способностей, он и так ему верил.

– Послушай, Джонни, черт с ним, давай подумаем, что делать дальше. У тебя уже есть идеи?


Идеи были и требовали обсуждения. Как раз за этим Гиффет и приехал к Тому Каротти.

Томас был инженером и в отличие от Джонни прекрасно разбирался во всякого рода технике. В том, что программисты называют “железом”.

Это была одна из причин их дружбы. Том часто нуждался в компьютерных навыках Джонни, а Джонни, в свою очередь, нередко обращался к Томасу, чтобы подобрать оптимальную конфигурацию для нового оборудования.

В такие моменты они общались на равных, поскольку способности Джонни не могли помочь другому решить поставленную задачу. Он мог только убедить ЗАХОТЕТЬ ее решить.


Они продумали вариант с привлечением ФБР и пришли к выводу, что те только все усложнят. Том совершенно верно заметил, что их постараются отжать от расследования инцидента с пришельцем, а Джонни пришла в голову мысль, что его вообще могут запереть в каком-нибудь засекреченном институте и отдадут на растерзание мозгоправам. Ну, по крайней мере, попытаются. Он не сомневался, что выскользнет из этой ситуации безо всяких сложностей. Но и толку от этого не будет никакого.

Томас настаивал на независимом расследовании, и Джонни с ним согласился. Для начала нужно было найти затонувший летательный аппарат, проникнуть внутрь – в лучшем случае разобраться в управлении и перелететь или хотя бы просто перевезти его в более подходящее место. У Тома был маленький домик в горах, наследство от дедушки. Там можно было спокойно заняться инженерным анализом объекта.

Решив действовать таким образом, друзья отправились отдыхать. Том спал как убитый, а вот Джонни всю ночь проворочался. Какое-то забытое, но очень важное воспоминание не давало ему покоя. Он все пытался нащупать его, но оно ускользало. Только под утро ему, наконец, удалось вспомнить. Тогда он успокоился и заснул.


Проснулся он от запаха еды. Похоже, было уже позднее утро, если не сказать день. Слышно было, как на кухне орет радио и гремит посуда. Джонни выполз из постели.

– Ага, наконец – то! Я уже думал, придётся ехать без тебя! – по утрам у Тома всегда было превосходное настроение. В отличие от Джонни, которому нужно было не менее часа и двух чашек кофе, чтобы почувствовать себя человеком.

– Ну конечно, и не мечтай, – пробубнил он по дороге к кофейнику. Пока он наливал, Том поставил на стол две тарелки с яйцами, тостами, жареными помидорами и хрустящим беконом.

– Заправляйся и поехали. Я все собрал, так что выезжаем, как только будешь готов.

Томас уложил в свой пикап два комплекта оборудования для погружения (он увлекался дайвингом и все пытался завлечь друга, даже купил ему баллоны), дополнительный трос для лебедки, кучу карабинов и крюков. Черт его знает, откуда все это появилось в его гараже. Когда Том ездил за покупками, у него была привычка хватать, не задумываясь, все подряд. В результате у него можно было обнаружить в хозяйстве совершенно удивительные предметы – имелся даже лазерный уровень и тепловизор. Если спросить его, чем он руководствовался в момент покупки, Том не смог бы дать разумного объяснения. Покопавшись на стеллажах, он выудил аппарат для подводной сварки, металлодетектор, квадрокоптер, оснащённый видеокамерой высокого разрешения и эхолокатор. Подумав, он ещё закинул в пикап приличных размеров домкрат.

По дороге он, не замолкая, рассуждал о том, как они все устроят. Джонни дал Томасу возможность развить эту тему, поскольку того требовала организация процесса поисков, а сам погрузился в раздумья. Помимо всего прочего, у Тома в гараже всегда лежал блок дорогих сигарет. И хотя оба друга не курили, периодически после пары пива позволяли себе несколько затяжек. Том предусмотрительно закинул одну пачку того и другого в салон, и теперь Джонни в глубокой задумчивости смотрел в окно машины, курил и думал.

Под утро он кое-что вспомнил. Это была мысль, даже скорее образ, который ему удалось уловить в голове пришельца перед тем, как отправить его на тот свет. Последующие события заслонили собой это воспоминание, и только ночью, когда его мозг, который ничего не отвлекало, стал раскладывать все по своим местам, он отчетливо вспомнил маленького мальчика лет десяти; в сознании инопланетянина он был очень «похож» на Джонни, однако критерии сравнения ни с чем не ассоциировались. Даже было понятно, где он находится – в соседнем штате Орегон. У пришельца очень хорошо было развито пространственное мышление: воспоминание включало в себя точное расположение мальчишки в системе координат, где центр Земли был точкой отсчета. При помощи интерактивной карты Джонни без труда нашёл это место – небольшой посёлок рядом с Медфортом со странным названием Рух.

Джонни не знал ни его имени, ни как он выглядит, однако не сомневался, что узнает мальчишку при встрече.

Он не хотел говорить об этом Тому – по крайней мере, пока.


Когда они приехали на место, было уже темно. Том готов был лезть в воду ночью, вооружившись фонарем, но Джонни направил его энтузиазм в сторону организации ночлега. Они разбили лагерь и теперь сидели на берегу и пили пиво, слушая шум воды и крики чаек.

– Так вот где ты пропадаешь все время, – сказал Том. – Я, кажется, начинаю понимать, что ты тут делаешь в полном одиночестве.

– Это хорошее место.

– Я предпочитаю море. Знаешь, почему мне нравится на море?

– Да, конечно.

– Вот черт. Ты же всегда так говорил. А я был уверен, что это у тебя такая манера отвечать. И продолжал рассказывать. Как идиот.

– Не стоит, Том. Мне всегда нравилось тебя слушать. Правда.

– Ну, все равно, больше я не буду перед тобой распинаться. Ненавижу делать дурацкую работу.

– Да, я знаю.

– Вот же черт! Ну и как мне с тобой теперь общаться? Знает он. Я знаю, что ты знаешь.

Они посмотрели друг на друга и расхохотались.

–Теперь ясно, почему у тебя такое странное чувство юмора. Ты всегда начинаешь смеяться посреди анекдота.

– Да, никто так не делает… Но это всех веселит, я ведь прав?

– Веселит? Тебе анекдоты рассказывают, чтобы посмотреть на твою реакцию. Это намного веселее любого анекдота.

– Превосходно. А я был уверен, что просто смеюсь очень заразительно…

Томас продолжал веселиться. Джонни поймал себя на мысли, что пытается его успокоить и отправить спать, потому что сам уже хотел залезть под одеяло и расслабиться. Теперь он с большим уважением относился к чужим эмоциям, понимая, что нехорошо (наверное) так манипулировать близкими людьми ради своих мелких потребностей. Поэтому он оставил Тома в веселом настроении пить пиво, а сам залез в палатку и моментально заснул.


Утром Том встал опять раньше. Он выполз из палатки и обнаружил двух прилично одетых мужчин, стоящих недалеко он его пикапа.

– Доброе утро! – один из них помахал Тому рукой.

– Привет! – Том весело улыбнулся и направился в сторону незнакомцев. Теперь он увидел чёрный кроссовер, принадлежавший, по – видимому, этим двоим.

– Решили порыбачить? Мы собираемся нырять с аквалангом. Имейте в виду, возможно, вам стоит проехать чуть дальше. Мы сейчас всю рыбу распугаем.

Мужчины переглянулись.

– Вы давно приехали?

– Да вчера ночью, только и успели, что лечь спать.

– И часто вы здесь ныряете?

– Я тут первый раз; это вообще-то идея моего друга. Он ещё спит. Обычно я ныряю на море, вот решил попробовать.

– Я смотрю, вы серьезно подготовились. – другой мужчина кивнул в сторону пикапа. Думаете что-то найти?

– Да не то чтобы найти… Просто мало ли, на всякий случай прихватили.– Том начал жалеть, что затеял весь этот разговор.

– Понимаю. А ваш друг, он тут раньше бывал, значит? Может, знает, где лучше остановиться?

Тут он внезапно замолчал, повернулся ко второму. – Слушай, Харви, мы тут ничего не поймаем. Смотри, какие волны. Нужно заехать с подветренной стороны. Второй согласно покивал. – Спасибо, приятель, нам пора. Ещё пара часов, и будет поздно начинать.

Оба уселись в машину и покатили дальше.

«На этом лакированном башмаке они далеко не уедут» – подумал Том.

– Они из ФБР.

Том обернулся и увидел Гиффета, сонно выглядывающего из палатки.

– Эти двое тут со вчерашнего дня. Трое подростков видели, как на поверхности озера надулся гигантский светящийся пузырь, лопнул и погас.

– Так они что, ищут то же, что и мы?

– Они сами не знают, что ищут, но хотят найти нечто похожее, да.

– Значит, по телевизору говорят правду – спецслужбы все знают про летающие тарелки?

– Ничего они не знают. Я успел понаблюдать за ними, специально сразу не отправил «ловить рыбу». Они уже двадцать лет копают. У них есть небольшой обломок упавшего аппарата из необычного сплава, очень тугоплавкого, воспроизвести не получается. И куча свидетельств очевидцев – в основном, военные пилоты. Этим ребятам никого не поймать, это совершенно ясно. Но полномочия у тех двоих очень приличные. И бюджеты тоже. Они вчера прилетели сюда из Вашингтона на частном самолете.

– Я чуть не завалил все дело. Мне даже не показалось странным, что они задают столько вопросов.

– Да не волнуйся, мы их больше не увидим. Давай завтракать.


Джонни с самого утра начал подозревать, что на дне озера искать уже нечего. До вечера они успели осмотреть все дно в радиусе пятиста метров от места, где он вынырнул той ночью. Том продолжал подогревать себя надеждой, но когда тени удлинились настолько, что пришлось включить фонари, Гиффет решил, что пора заканчивать поиски.

Они успели собрать и погрузить все оборудование до темноты. Можно было поехать в ночь, но погода стояла превосходная, и друзья остались. Том развёл костёр. В процессе поисков ему удалось подстрелить гарпуном приличную рыбину, и теперь он по-хозяйски запекал ее над огнём.

Когда Джонни рассказал ему про мальчишку из Орегона, Том сначала долго молчал. Его мысли текли плавно, складываясь в мозаику идеи.

– Ты знаешь, я думаю, что тот парень – он такой же, как ты. Особенный. Может, не настолько сильный, но точно кое-что может. И я думаю, вот такие им и нужны. Не знаю для чего, но это единственное объяснение, которое у меня есть.


Джонни был с ним согласен. Это единственное объяснение. И это значит, что парнишка в опасности.

– Его надо спасать, – сказал он.

Том потыкал рыбину ножом с придирчивым видом.

– Каким образом? Выкрасть из семьи и держать в бункере, пока все не закончится? Где он будет в безопасности?

Джонни понимал, что Томас прав. И значит, оставалось только одно решение.

– Я его заменю.

– Каким образом? Ты что, можешь превращаться…

–Я для них интереснее. Это я точно знаю. Я это почувствовал когда… Тот космический урод, он был просто в эйфории от того, что меня сцапал. Этот мальчишка его интересовал раз в десять меньше, я уверен.

Мне достаточно будет просто находиться рядом, где-нибудь поблизости, и тогда…

– Нет-нет-нет, даже не думай, это плохая идея. Ты едва выбрался первый раз и уже готов лезть туда снова, это же просто самоубийство!

Джонни мягко успокоил своего друга. Он уже принял решение. Теперь он знает, что делает, теперь все будет под контролем. Он не может оставаться в стороне.

2

Орегон, округ Джексон, посёлок Рух.

В конце лета вечно самая скука. Ричи ненавидел конец лета. Да он вообще любое время года в Джексоне ненавидел. Господи, да при – чем тут время года? Надо учиться быть откровенным с самим собой. Дело в самом Ричи. Он самый странный подросток в Рух. Никто не хочет с ним дружить, только Лиза Боткинс, толстая дочка миссис Боткинс, все время приходит. Она веселая. Только с ней тоже никто не хочет дружить. Утром Ричи снова неудачно пошутил. Каждый раз он клянётся, что это было в последний раз, но приходит момент, и он пытается снова. Никто не смеётся над его шутками. Только Лиза. Ричи сидит на крыше сарая и мечтает. Который год он хочет уйти в горы, поселиться там в одиночестве, найти удобную сухую пещеру, оборудовать и жить охотой и рыболовством. Если бы не мама, он бы уже давно стал траппером. Ричи очень любил свою маму и знал, что она его тоже любит, и будет плакать, если он уйдёт. У неё никого больше нет. Они с отцом развелись, когда Ричи было семь. Мама тогда плакала чаще, и он всегда приходил, чтобы обнять ее. Он чувствовал, что это лучший способ избавить ее от воспоминаний. За три года их жизнь успела устояться, вдвоём они прекрасно справлялись. А теперь вот снова.

Это все из-за этого дурацкого садовника. Зачем вообще мать его наняла? Они всю жизнь прекрасно обходились без садовника, а теперь у них в доме вечно торчит этот мистер Джонни – Монни. Мама от него просто без ума. Вчера Ричи за ужином заметил, что последнее время у садовника чрезвычайно широкий функционал – как раз в тот момент, когда мистер Гиффет изволил помочь ей порезать мясо в тарелке. Днём он обнаружил в сарае гриль и нажарил стейков.

Это замечание страшно того развеселило. Он так искренне смеялся! Ричи решил, что для него ещё не все потеряно, и в очередной раз съязвил на уроке. И в очередной раз почувствовал себя полным идиотом. Никто не засмеялся, все только покосились на него с явным неодобрением.

Нет, всё-таки нужно уходить в горы.

– Эй, Ричи, ты знаешь, что у вас в кладовой лежит пневматика?

Со своего насеста Ричи видел, как Джонни роется в сарае. Точнее говоря, он видел его зад, торчащий из-под верстака. Ого, а ведь ружьё – это как раз то, что ему в первую очередь пригодится в горах. Конечно, пока он не разживется нормальным, огнестрельным многозарядным карабином. Садовник выбрался из-под верстака и теперь смотрел, как Ричи торопливо спускается по стремянке.

–Классная! Можно мне?

– Да, конечно, возьми; оно не заряжено.

Ричи был просто в восторге. Этот Джонни – отличный парень. Конечно, раздражает, что он так нагло ухлёстывает за мамой, но в остальном он классный.

– Ричи, как ты смотришь на то, чтобы немного пострелять?

– А как, по-вашему, я могу на это смотреть?

– Ну, я не знаю, обычно мальчики твоего возраста убежденные пацифисты.

– А кто такие пацифисты?

– Ну, это такие люди, которые считают что оружие это эээ… плохо.

– Пацифисты-ы?.. – Он не сразу понял, что тот над ним откровенно издевается. Джонни наблюдал за реакцией мальчишки и ждал, когда до него дойдёт. Они оба от души посмеялись и отправились к дальнему забору, где в углу скопилась приличная куча пивных банок – одна из причин развода миссис Коллинз.

«У парня превосходное чувство юмора, и тем обиднее, что он думает наоборот» – подумал Джонни, заряжая воздушку.


3


Они с Томом решили взять двухдневный перерыв. Тому нужно было уладить дела на работе, да и у Джонни накопилось порядком разных невыполненных заказов. Договорившись встретиться с другом в аэропорту Сакраменто, он сел в машину и поехал домой, где его уже ждала Сьюзи. Он уже получил от неё пару сообщений.

По дороге он слушал околонаучную передачу, посвящённую пришельцам. Его никогда раньше не интересовала эта тема. Джонни был материалистом и уделял внимание только тем вещам, которые могли действительно принести какую-либо пользу.

Чем больше он слушал, тем больше понимал, что истинная картина вещей никому не известна. Да что говорить, он и сам практически ничего не знает об инопланетной цивилизации. От первого контакта остались одни лишь воспоминания. Джонни впервые пришла в голову мысль, что все это ему приснилось. А может, у него шизофрения. Ложные воспоминания. Он встречал одну шизофреничку – миссис Ольпенг, преподавателя литературы. Она вела у них уроки на первом году обучения. У миссис Ольпенг в голове жили две женщины. Одна – совершенно нормальная, социально адаптированная, любила книги и живопись. Это она научила Джонни многим полезным вещам. Другая была просто отвратительна. Обе они, кстати, прекрасно уживались и знали друг о друге. Этого феномена он так и не смог понять. Так вот, другая называла себя Мисси. Она появлялась ненадолго, и внешне ее обнаружить было невозможно. Появлялась она, когда рядом были мухи. Достаточно было всего одной, чтобы вперёд выступила Мисси. Миссис Ольпенг продолжала делать свою работу в эти моменты, но приоритеты ее менялись самым чудовищным образом. Она слюнявила подушечку пальца и ставила мокрое пятнышко на лакированную поверхность стола. Когда пятнышко высыхало, она ставила его снова. Мисси могла делать это часами. Обычно Мисси убиралась вместе с мухой, но бывало, что ее терпение вознаграждалось, и тогда муха садилась на стол, подбегала к мокрому пятнышку и опускала в него свой хоботок. Когда насекомое сгибало передние лапки, чтобы поудобнее устроиться, Мисси точным движением опускала палец. Она давила муху пальцем, с хрустом расплющивая ее о стол, а ее тело сотрясал мощный оргазм. После этого Мисси растворялась, а ее место занимала миссис Ольпенг, чтобы с отстранённым видом вытереть со стола останки насекомого.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6