Джон Карр.

Неизвестные приключения Шерлока Холмса (сборник)



скачать книгу бесплатно

В среду 23 ноября вернулась моя жена с добрыми вестями о том, что наше финансовое положение в полном порядке, а это означало для меня возможность в самом ближайшем будущем купить для себя небольшую практику. Ее возвращение домой стало поистине радостным событием. В тот вечер мы сидели, взявшись за руки, у камина в нашей квартире. Я поведал жене о той проблеме, которая встала перед нами с Холмсом. Рассказал ей о мисс Форсайт и моей тревоге за ее дальнейшую судьбу, о ее молодости, красоте и утонченном вкусе. Жена ничего не отвечала на это, лишь молча смотрела на огонь в нашем очаге.

И только отдаленный звон часов Биг-Бена, пробивших половину девятого, заставил меня встрепенуться.

– Боже мой, Мэри! – воскликнул я. – Я чуть не пропустил нечто весьма важное!

– Важное? – переспросила моя супруга не без удивления.

– Да. Я обещал, что буду на Бейкер-стрит сегодня в девять вечера. Мисс Форсайт тоже должна приехать.

Жена отдернула руку.

– В таком случае тебе следует отправляться туда немедленно, – сказала она так холодно, что это невольно огорчило меня. – Похоже, дела, которые расследует Шерлок Холмс, всегда будут тебя интересовать больше всего остального.

Расстроенный и даже немного обиженный ее словами, я схватил шляпу и бросился за порог. Ночь на этот раз не была туманной, но такой холодной, что грязь на мостовых накрепко смерзлась. Тем не менее за полчаса кеб доставил меня на Бейкер-стрит. Не без волнения я еще с улицы заметил, что Шерлок Холмс вернулся из своей поездки. В окнах верхнего этажа горел свет, а тень долговязой фигуры несколько раз мелькнула на задернутых шторах.

Я отпер американский замок двери своим ключом. Потом тихо поднялся наверх и открыл дверь гостиной. Было ясно, что Шерлок Холмс вернулся только что, поскольку его кепи, плащ и старая гладстоновская сумка были разбросаны по всей комнате в привычном для него беспорядке. Он стоял у своего рабочего стола спиной ко мне и при свете настольной лампы с зеленым абажуром вскрывал конверты из небольшой кипы накопившейся за время его отсутствия корреспонденции. Услышав, как открылась дверь, он резко обернулся, но лицо его сразу же поскучнело.

– А, это вы Уотсон. Я надеялся увидеть мисс Форсайт. Она что-то запаздывает.

– Святые небеса, Холмс! Если эти мерзавцы причинили нашей молодой леди хоть какой-то вред, клянусь, я привлеку их за это к ответу!

– Мерзавцы?

– Я имею в виду Чарльза Хендона и, как ни прискорбно для меня так отзываться о даме, леди Майо тоже.

Суровые и чуть напряженные черты лица моего друга сразу смягчились.

– Старый добрый Уотсон! – сказал он. – Человек, который всегда готов прийти на помощь попавшей в беду красавице. Однако должен заметить, что в голове у вас по-прежнему полнейшая путаница в том, что касается этого дела.

– Из чего мне следует заключить, – отозвался я с достоинством, – что ваша собственная миссия в Европе увенчалась полнейшим успехом?

– Тише, Уотсон! Прошу прощения за слова, сказанные под воздействием моего несколько нервного состояния.

Нет, мою поездку успешной назвать нельзя. У меня были все основания сделать ее целью некий европейский город, название которого вам не составит труда угадать. Я отправился туда и вернулся, как полагаю, в рекордно короткое время.

– И что же?

– Вели… То есть, я хотел сказать, мистер Хендон очень сильно испуган. Но страх не лишил его остатков сообразительности. Он поспешил покинуть Швейцарию, как только понял, что фальшивое письмо было приманкой, чтобы заманить его в ловушку. Но с тех пор я потерял его. Где он сейчас? И, будьте так добры, объясните, почему вы считаете его негодяем?

– Я, вероятно, погорячился, отозвавшись так о нем. Но должен признаться, помимо моей воли он вызывает во мне антипатию.

– По какой же причине?

– В состоянии экзальтации некоторое отступление от хороших манер можно считать допустимым. Но он зашел слишком далеко! Он устраивает скандалы на публике. Он, как это принято на континенте, обращается к английской леди «мадам» вместо более уместного «мэм». Холмс, во всех своих проявлениях он ведет себя совершенно не как англичанин!

Мой друг посмотрел на меня несколько странным взглядом, словно мои слова удивили его, но как только он собрался мне ответить, с улицы донесся грохот подъехавшего к нашему дому четырехколесного экипажа. Менее чем через минуту перед нами стояла Селия Форсайт, за спиной которой маячил низкорослый и грубоватый с виду мужчина в котелке с загнутыми полями. По его бакенбардам, напоминавшим расширяющиеся книзу бараньи отбивные, я заключил, что это и есть слуга по фамилии Треплей.

Щеки мисс Форсайт раскраснелись от холода. На ней было полупальто из меха, а руки она прятала в изящной муфте.

– Мистер Холмс! – начала она без всяких предисловий. – Чарльз сейчас в Англии!

– Как я уже и начал предполагать. И где?

– В Грокстон-Лоу-Холле. Я хотела отправить вам телеграмму об этом еще вчера, но леди Майо строжайше запретила мне это делать.

– Большого же дурака я свалял! – сердито сказал Холмс, стукнув кулаком по столу. – Вы ведь говорили, что это весьма уединенное место. Будьте любезны, Уотсон, достаньте с полки крупномасштабную карту Суррея. Спасибо! – его тон становился все более и более резким. – Вот это что такое? А это?

– Друг мой, – попытался вразумить его я, – неужели вы видите некие зловещие признаки на этой карте?

– Обширные открытые пространства, поля, леса. А ближайшая к Грокстон-Лоу-Холлу железнодорожная станция более чем в трех милях езды! – Холмс издал звук, похожий на стон. – Ах, мисс Форсайт, что же вы натворили!

Юная леди невольно отшатнулась в удивлении.

– Вы считаете, я что-то натворила? – воскликнула она. – Не могли бы вы в таком случае пояснить, в чем моя вина? Все эти тайны и загадки, кажется, окончательно лишили меня способности мыслить здраво. А Чарльз и леди Майо дружно хранят молчание.

– Они вам ничего не объяснили?

– Абсолютно ничего! – Она кивком головы указала на слугу. – Чарльз послал Треплея в Лондон, чтобы он лично доставил некое письмо, с содержимым которого мне не дозволено было ознакомиться.

– Прошу прощения, мисс, – сказал маленький человечек с грубоватой почтительностью, – но таков был полученный мною приказ.

Только теперь мне бросилось в глаза, что Треплей, одетый скорее как конюх, нежели слуга, крепко прижимал к себе конверт, словно опасался, что его могут вырвать из его рук. Его маловыразительные глаза, обрамленные густыми бакенбардами, медленно изучали комнату. Шерлок Холмс подошел к нему.

– Сделайте одолжение, милейший, покажите мне конверт, – попросил он.

По моему давнему наблюдению, чем человек глупее, тем преданнее выходит из него слуга. Во взоре Треплея блеснула искорка фанатизма.

– При всем уважении, сэр, я не могу этого сделать. Мне надлежит в точности исполнить указания хозяина, что бы ни случилось!

– Вот что я вам скажу, дружище. На колебания у нас нет времени. Мне не нужно знать содержание письма. Дайте мне только взглянуть, кому оно адресовано и какой печатью скреплено сзади. И поторопитесь! От этого может зависеть жизнь вашего хозяина!

Треплей по-прежнему стоял в нерешительности. Потом облизнул губы и осторожно, все еще крепко держа конверт за угол, протянул его вперед, явно не собираясь выпускать из рук. Холмс присвистнул.

– Вот как! – сказал он. – Получатель письма – не кто иной, как сам сэр Чарльз Уоррен, верховный полицейский комиссар. А теперь печать. А! Так я и думал. Вам было поручено доставить это письмо незамедлительно?

– Да, мистер Холмс.

– Тогда отправляйтесь скорее по этому адресу. Но не на экипаже. Он необходим нам самим.

Он не произнес ни слова, пока шаги Треплея не затихли у подножия лестницы. Тем не менее было заметно, что им овладело столь знакомое мне лихорадочное возбуждение.

– А теперь, Уотсон, вам лучше взглянуть на расписание поездов. Кстати, вы вооружены?

– При мне моя трость.

– Боюсь, в данном случае этого может оказаться недостаточно, – он выдвинул левый ящик своего письменного стола. – Сделайте одолжение, положите в карман вашего пальто вот это. «Уэбли» калибра А.320 с патронами «элей» номер два.

Увидев отблеск света на стволе револьвера, Селия Форсайт издала вскрик и оперлась на каминную полку, чтобы удержаться на ногах.

– Мистер Холмс! – начала она, но потом, как мне показалось, передумала возражать. – Поезда до станции Грокстон ходят часто, а она, как вы верно отметили, в трех милях от усадьбы Холл. Вообще очередной поезд в ту сторону отправляется через двадцать минут.

– Превосходно!

– Но нам не следует спешить на него.

– Почему же, мэм?

– У меня просто не было времени все вам рассказать, но леди Майо решила теперь обратиться к вам за помощью лично. Мне удалось убедить ее в этом только сегодня днем. Она распорядилась, чтобы мы втроем воспользовались поездом, который отходит в 10.25 вечера. То есть самым последним. Она лично приедет нас встречать в экипаже. – Мисс Форсайт закусила губу. – Несмотря на всю свою доброту, леди Майо – женщина властная. И потому мы должны непременно прибыть именно этим поездом!

В итоге мы чуть не опоздали даже на него. Забыв о промерзших мостовых и густом скоплении экипажей при скудном синеватом свете дуговых уличных фонарей, мы поспели на вокзал Ватерлоо в самый последний момент.

И вот поезд вырвался на простор за пределами города, но с каждым оборотом вагонных колес атмосфера в нашем затемненном купе, казалось, становилась все более гнетущей. Холмс сидел молча, чуть склонившись вперед. Я мог ясно различать его ястребиный профиль под чуть сбитым набок кепи, четко вырисовывавшийся на фоне окна, сквозь которое пробивался холодный свет полной луны. Ближе к половине двенадцатого ночи мы сошли на небольшом полустанке, жители деревушки которого уже, видимо, погрузились в сон.

Не было заметно ни малейшего движения. Не слышался даже лай собак. Но у станционного здания стояло открытое ландо, от которого не доносилось даже легкого позвякивания лошадиной сбруи. На козлах сидел кучер, столь же неподвижный, как и миниатюрная пожилая леди, откинувшаяся на подушки заднего сиденья ландо и бесстрастно взиравшая на наше приближение.

Мисс Форсайт с жаром начала что-то говорить, но престарелая дама, вся завернутая в серые меха, жестом вскинутой вверх руки остановила ее.

– Мистер Шерлок Холмс? – спросили она необычайно низким, но тем не менее звучным голосом. – А второй джентльмен, как я полагаю, доктор Уотсон. Я – леди Майо.

Несколько мгновений ее острый и исключительно проницательный взгляд изучал нас.

– Прошу вас в мое ландо, – продолжала она затем. – Вы найдете в нем необходимое количество покрывал. Сожалею, что могу предложить вам в такую холодную ночь только открытый экипаж, но этим мы обязаны любви моего кучера к быстрой езде, – она указала на возницу, виновато поджавшего плечи, – в результате чего у крытой кареты сломалась ось. Едем в Холл, Биллингс! В этот раз я сама прошу вас поспешить!

Щелкнул кнут. С легким поскрипыванием задних колес ландо, ускоряя ход, понесло нас по узкой дороге, обрамленной с обеих сторон живыми изгородями из колючих кустарников и стволами уже сбросивших на зиму листву деревьев.

– Я, однако, не слишком зла на своего возницу, – сказала леди Майо. – Увы, мистер Холмс, мне уже очень много лет. В давние времена мы все обожали быструю езду, да и жили куда более стремительно.

– Но и умирали тоже, не так ли? – заметил мой друг. – Такой, например, смертью, что может грозить нынче ночью вашему молодому подопечному?

Конские подковы выбивали звон из покрытой льдом дороги.

– Мне кажется, мистер Холмс, – отозвалась негромко леди, – что мы с вами прекрасно понимаем друг друга.

– Я в этом нисколько не сомневаюсь, леди Майо. Но вы, однако же, не ответили на мой вопрос.

– Опасаться нечего, мистер Холмс. Сейчас он в полнейшей безопасности.

– Вы так в этом уверены?

– Да говорю же вам, что ему ничто не угрожает! Парк при Грокстон-Лоу-Холле непрерывно патрулируют, а сам дом – под надежной охраной. Они не смогут совершить на него нападение.

Чем было вызвано мое внезапное вмешательство в их разговор: чересчур быстрым движением экипажа, шумом ветра в ушах или самой по себе сводящей с ума загадочностью этого дела, – я сам себе не могу объяснить по сей день.

– Прошу простить мне прямоту старого солдата, который пока ничего не может понять в происходящем! – воскликнул я. – Но, как мне кажется, вы могли бы пожалеть несчастную юную леди, сидящую рядом с вами! Кто такой мистер Чарльз Хендон? Почему у него мания крушить часы? И по какой причине его жизни может угрожать опасность?

– Полноте, Уотсон! – отозвался Холмс не без доли раздражения в тоне. – Вы же сами не так давно поразили меня, перечислив признаки, которые делают мистера Чарльза Хендона, по вашему собственному выражению, совершенно не похожим на англичанина.

– Положим, что так, но почему это может нам помочь в решении стоящей перед нами задачи?

– Потому что тот, кого мы с вами называем «Чарльзом Хендоном» совершенно точно не англичанин.

– Не англичанин? – переспросила Селия Форсайт, протягивая к Холмсу руку. – Но ведь он безупречно говорит по-английски!

Но тут у нее перехватило дыхание, и она прошептала:

– Быть может, даже слишком безупречно.

– Стало быть, этот молодой человек, – высказал я предположение, – вовсе не занимает столь уж высокое положение в обществе?

– Напротив, мой дорогой друг. Ваша интуиция никогда вас не подводит. Его общественный статус необычайно высок. Назовите-ка мне императорский двор в Европе – и, заметьте, Уотсон, именно императорский! – где говорить по-английски принято гораздо более, чем на своем родном языке?

– Не знаю. Как-то ничего сразу не приходит в голову.

– Тогда попытайтесь припомнить все события с самого начала. Незадолго до первого появления у нас мисс Форсайт я зачитывал вам вслух кое-какие новости из наших ежедневных газет, которые на тот момент казались пустяками. В одной из статей говорилось о том, что группа нигилистов самого опасного крыла анархистской партии, которая собирается камня на камне не оставить от Российской империи, подозревалась в подготовке покушения на жизнь великого князя Алексея. А каким милым прозвищем наградила «мистера Чарльза Хендона» леди Майо?

– Алек! – вскричал я.

– Это могло оказаться не более чем совпадением, – передернул плечами Холмс. – Однако если мы обратимся к недавним историческим фактам, то не сможем обойти вниманием предыдущее покушение, приведшее к гибели русского царя в 1881 году. Его разорвало на части изготовленной из динамита бомбой, звук работы механизма которой заглушили игрой на фортепиано. Динамитные бомбы, Уотсон, бывают двух разновидностей. Одна из них – сравнительно легкая бомба в металлической оболочке, снабженная коротким запалом, предназначена для метания. А вот вторая, также помещаемая в металлический короб, приводится в действие часовым механизмом, и только громкое тиканье часов может выдать ее присутствие в помещении.

Снова громко щелкнул кнут кучера, и живая ограда стала проноситься мимо нас с почти нереальной быстротой, как будто во сне. Мы с Холмсом сидели спинами к вознице напротив особенно бледных в лунном сиянии лиц леди Майо и Селии Форсайт.

– Но ведь теперь же все становится предельно ясно, Холмс! Именно по этой причине наш молодой человек не мог выносить вида часов!

– Нет, Уотсон, нет! Не вида, а звука!

– То есть тиканья?

– Именно так. Но когда я попытался вам об этом сказать, вы по своей природной нетерпеливости не дали мне закончить. Заметьте, что в тех двух случаях, когда он ломал часы на публике, он попросту не знал, где они находятся. Первые часы, по свидетельству мисс Форсайт, укрывало обрамление зеленых насаждений, вторые находились за задернутой портьерой. Заслышав зловещие для него звуки, он наносил удары прежде, чем успевал обдумать свои действия. Целью его, конечно же, было уничтожить механизм часов и тем самым обезвредить то, что могло оказаться бомбой.

– Но ведь от ударов тростью бомба могла взорваться и сама по себе, – попытался возразить я.

Холмс снова только пожал плечами.

– Будь это настоящая бомба, такая вероятность есть, согласен. Не забывайте, однако, о прочной металлической оболочке. Поэтому самопроизвольный взрыв представляется мне сомнительной возможностью. Но в любом случае речь идет об очень смелом джентльмене, на которого устроили настоящую охоту, и потому он наносил свои удары фактически вслепую. Ужасные воспоминания о смерти собственного отца и осведомленность, что такая же организация уготовила ему сходную участь, легко могли подвигнуть его на безрассудные поступки.

– И что же дальше?

Было заметно, что Шерлоком Холмсом все еще владело беспокойство. Мне бросилось в глаза, что он не раз оглядывал пристальным взглядом мелькавшую мимо нас серую в ночи и пустынную местность.

– Все это я сумел заключить уже из нашей первой беседы с мисс Форсайт, – сказал он потом. – И для меня стало очевидно, что подложное письмо должно было сыграть роль наживки, чтобы заманить великого князя в Одессу, то есть прямо в руки злоумышленников. Однако, как я вам уже говорил, он почувствовал подвох. А потому направился… Куда же?

– В Англию, – продолжил я его мысль. – Более того, в Грокстон-Лоу-Холл, где, помимо прочего, он мог наслаждаться обществом привлекательной юной леди, которую я сейчас убедительно попросил бы перестать лить слезы и промокнуть глаза платком.

Между тем Холмса явно что-то продолжало раздражать.

– Могу только сказать, – продолжал он, – что, по моему мнению, именно в этом направлении следовало искать истину. С самого начала стало ясно, что такая знатная дама, как леди Майо, едва ли завязала бы оживленную беседу в купе железнодорожного вагона с молодым человеком, если бы они, как назвала это ни о чем не подозревавшая мисс Форсайт, не были давними знакомыми.

– Право же, я недооценила силу вашей проницательности, мистер Холмс, – сказала леди Майо не слишком довольным тоном, поглаживая руку Селии Форсайт. – Да, я знавала Алексея еще мальчишкой в матросском костюмчике в Санкт-Петербурге.

– Где, как я выяснил, ваш муж служил первым секретарем британского посольства. А вот в Одессе мне удалось установить еще один чрезвычайно интересный факт.

– Да? И какой же именно?

– Мне стало известно имя главного боевика нигилистов, человека безрассудно отважного и фанатично настроенного, которому уже довольно давно удалось весьма близко сойтись с великим князем.

– Это невозможно!

– И тем не менее это правда.

Какое-то мгновение леди Майо смотрела на него, несколько утратив невозмутимое выражение лица, тем более что в этот момент колея дороги вильнула и экипаж вошел в вираж.

– Но послушайте меня, мистер Холмс. Мой дражайший Алек уже написал письмо в полицию, а если точнее – лично верховному комиссару сэру Чарльзу Уоррену.

– Благодарю за информацию, но я видел это письмо. Более того, я заметил, что скреплено оно гербовой печатью российского императорского дома.

– Кроме того, хочу повторить еще раз, – продолжала леди, – что в парке непрерывно курсируют патрули, а дом охраняют…

– И тем не менее лисе порой удается ускользнуть от целой своры гончих.

– Дело даже не в числе охранников! В эту самую минуту, мистер Холмс, наш бедняга Алек сидит в старинном зале с толстыми стенами и дверями, запертыми изнутри на два замка каждая. Окна закрыты ставнями так плотно, что внутрь и руки не просунуть. Каминная труба, тоже старинной работы, с расширением внутри, но с таким узким отверстием дымохода наверху, что в него не пролезть и ребенку, а в самом очаге разведен огонь. Каким же образом, по-вашему, враг сможет добраться до него?

– Каким? – Холмс в задумчивости закусил губу, а пальцами постукивал себя по коленке. – Что ж, вероятно, нынешней ночью он действительно находится в полной безопасности, поскольку…

Леди Майо прервала его жестом триумфатора.

– Мы не пренебрегли ни единой предосторожностью, – заявила она. – Даже крыша взята под наблюдение. Треплей – слуга Алека – невероятно быстро доставил сегодня письмо в Лондон, а потом вернулся более ранним поездом, чем ваш. В деревне он одолжил коня. И именно он сейчас дежурит на крыше, преданно оберегая покой своего хозяина.

Эффект, который возымели эти слова, оказался совершенно потрясающим. Шерлок Холмс вскочил прямо посреди ландо, его плащ нелепо раздулся во встречном потоке воздуха, а ему самому пришлось ухватиться за ручку двери, чтобы не потерять равновесие.

– На крыше? – эхом повторил он. – Этот человек дежурит на крыше?

Затем он развернулся и с силой сдавил плечо кучера.

– Гоните лошадей! – вскричал он. – Ради всего святого, гоните их что есть мочи! Нельзя терять ни секунды!

Щелк, щелк! Кнут прошелся между ушами коренной. Захрипев, лошади перешли на галоп, еще быстрее рванув вперед. Посреди смятения, в котором мы пребывали, раздался сердитый возглас леди Майо:

– Мистер Холмс, вы в своем уме? Что вы творите?

– Вы скоро сами все увидите. Мисс Форсайт, вы лично когда-либо слышали, чтобы великий князь обращался к своему слуге по фамилии – Треплей?

– Я? Н-нет! – запнувшись, ответила Селия Форсайт, охваченная тревогой. – Как я вам уже рассказывала, Чарльз… то есть что я такое говорю?! Великий князь всегда звал его «Треп», и я решила…

– В том-то и проблема, что это было только ваше предположение. А настоящая его фамилия – Трепов. Даже с ваших слов я смог распознать в нем лжеца и предателя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное