Джон Карр.

Неизвестные приключения Шерлока Холмса (сборник)



скачать книгу бесплатно

© The Estate of Clariсe M Carr, 1954

© Издание на русском языке AST Publishers, 2017

Тайна семи циферблатов[1]1
  © Перевод. И. Моничев, 2011.


[Закрыть]

Среди своих записок я обнаружил свидетельство того, что это произошло вскоре после полудня 16 ноября 1887 года, когда внимание моего друга Шерлока Холмса впервые привлек весьма необычайный случай, в котором фигурировал человек, ненавидевший часы.

Прежде я везде писал, что знал об этом деле только понаслышке, поскольку описываемые события произошли вскоре после моей женитьбы. Более того, я пошел еще дальше, утверждая, что после женитьбы долго не видел Холмса и встретился с ним только в марте следующего года. Однако дело, о котором пойдет речь, оказалось настолько деликатного свойства, что, уверен, мои читатели простят столь долгое молчание того, кому гораздо чаще приходилось сдерживать свое перо, чем давать ему полную свободу в погоне за сенсацией.

Тогда, буквально через несколько недель после нашей свадьбы, моя жена была вынуждена покинуть Лондон в связи с делом Таддеуша Шолто, которое в итоге оказало столь значительное влияние на наше будущее. Обнаружив, что жизнь без нее в нашем новом доме невыносима, я на восемь дней вернулся в старые комнаты на Бейкер-стрит. Шерлок Холмс был только рад этому и принял меня без лишних расспросов и комментариев. Но должен признать, что уже следующий день – а это как раз и было 16 ноября – начался так, что не предвещал ничего хорошего.

Стояла пронизывающе холодная погода. Все утро наши окна окутывал желто-бурый туман. Были включены все лампы и газовые горелки, пылал уголь в камине, и весь этот свет падал на столик для завтрака, остававшийся неприбранным далеко за полдень.

Шерлок Холмс пребывал в дурном расположении духа, если не сказать – в смятении. Забравшись с ногами в свое любимое кресло в халате мышиного цвета и с трубкой вишневого дерева в зубах, он просматривал утренние газеты, время от времени отпуская язвительные замечания.

– Ничего интересного для вас? – поинтересовался я.

– Мой дорогой Уотсон, – отозвался он. – Я уже опасаюсь, что жизнь начала превращаться в подобие однообразной и плоской равнины с тех пор, как мы расследовали дело печально известного Блессингтона.

– Но все же, – возразил я, – в этом году у вас было немало весьма памятных дел, не так ли? Вы склонны к преувеличению, мой дорогой друг.

– Поверьте моему слову, Уотсон, не вам читать мне нотации по этому поводу. Вчера вечером, когда я имел неосторожность предложить вам распить за ужином бутылочку бордосского вина, вы пустились в столь пространные рассуждения о прелестях семейных уз, что я уж думал, вы никогда не остановитесь.

– Друг мой! Так вы считаете, что вино и меня сделало склонным к преувеличению?

Холмс оглядел меня своим неподражаемым взглядом.

– Вполне вероятно, что не только вино, – сказал он. – И тем не менее! – Холмс указал на валявшиеся повсюду газеты. – Вы хоть взглянули на ту чепуху, которой пресса считает возможным пичкать нас с вами?

– Боюсь, что нет.

Я только что получил свежий номер «Британского медицинского журнала» и…

– Тогда послушайте меня, – перебил он. – Здесь мы находим, что одна за другой колонки сообщают о новом скаковом сезоне. По непостижимым для меня причинам они считают крайне важной для британской публики информацию, что одна лошадь может бежать быстрее другой. Потом следует уже, должно быть, двадцатый репортаж о заговоре нигилистов в Одессе против великого князя Алексея. А далее представьте себе целую редакционную статью по такому, несомненно, животрепещущему вопросу: должны ли продавщицы выходить замуж? Каково, а?

Я предпочел не противоречить ему, чтобы не раздражать еще больше.

– Где настоящие преступления, Уотсон? Где подлинные загадки и странности, без которых расследование дела превращается в безвкусную жвачку, в нечто простейшее, как трава и песок? Неужели мы больше не столкнемся ни с чем действительно интригующим?

– Между прочим! – воскликнул я. – Вам не кажется, что кто-то звонит в нашу дверь?

– И этот кто-то очень спешит, если судить по трезвону.

Не сговариваясь, мы одновременно подошли к окну и посмотрели вниз на Бейкер-стрит. Туман уже частично рассеялся. У края тротуара перед нашей дверью стоял элегантный крытый экипаж. Кучер в цилиндре и ливрее как раз захлопнул его дверь, имеющую панель с вензелем в виде литеры «М». Снизу из прихожей донеслись смутные голоса, потом раздались быстрые шаги на лестнице, и на пороге нашей гостиной возник посетитель.

Вернее, посетительница, потому что мы оба были весьма удивлены, увидев перед собой молодую леди или, скорее, девушку, потому что ей едва ли исполнилось больше восемнадцати.

Признаюсь, не часто доводилось мне встречать в юном лице такое редкостное сочетание красоты, утонченности и вместе с тем неприкрытой уязвимости. Ее большие голубые глаза смотрели на нас, моля о помощи. Ее пышные золотисто-каштановые волосы венчала небольшая шляпка. Поверх дорожного платья на ней был темно-красный жакет, отороченный каракулем. В одной из затянутых в перчатки рук она держала чемоданчик, помеченный буквами «С.Ф.» поверх какой-то наклейки. Вторую руку она прижимала к сердцу.

– О, прошу вас, пожалуйста, простите меня за непрошеное вторжение! – взмолилась она чуть срывающимся от спешки, но глубоким и мелодичным голосом. – Могу я узнать, кто из вас мистер Шерлок Холмс?

– Мистер Холмс – я, а это – мой друг и коллега доктор Уотсон.

– Слава Богу, что я застала вас дома! Дело, которое…

Она осеклась и невольно потупила глаза, а лицо ее стало пунцовым. Бережным жестом Шерлок Холмс забрал у нее чемоданчик и подвинул одно из кресел ближе к камину.

– Присядьте, пожалуйста, мэм, и устраивайтесь поудобнее, – сказал он, откладывая свою трубку в сторону.

– Спасибо, мистер Холмс, – отозвалась юная гостья и, окинув его благодарным взором, пристроилась на краю кресла. – Говорят, что вы, сэр, умеете читать в людских сердцах.

– Гм! Если речь о поэзии, то, боюсь, это больше по части Уотсона.

– Я имела в виду, что вы распознаете секреты своих клиентов и всегда знаете, зачем они к вам пришли, еще до того, как они произнесут хотя бы слово!

– Право же, слухи о моих способностях изрядно преувеличены, – ответил он, улыбаясь. – Взять, к примеру, вас. Кроме тех очевидных фактов, что вы служите компаньонкой у знатной женщины, редко путешествуете, но тем не менее недавно совершили вояж в Швейцарию, а ко мне пришли по делу, связанному с мужчиной, к которому питаете нежные чувства, я больше решительно ничего не могу сказать.

Девушка заметно вздрогнула, услышав его слова, да и я сам, признаться, был изумлен.

– Холмс! – воскликнул я. – Вы в своем репертуаре. Откуда вам все это стало известно?

– В самом деле, откуда? – вторила мне девушка.

– Я всего лишь внимательно смотрю и подмечаю детали. Ваш дорожный чемоданчик хотя и не нов, но не исцарапан и не побит от частого употребления. Не требуется большого ума и для того, чтобы заметить бумажную наклейку отеля «Сплендид» в швейцарском Гриндельвальде, недавно прикрепленную на ваш багаж.

– А как насчет всего остального? – настаивал я.

– Заметьте, что гардероб нашей гостьи, хотя и подобран с отменным вкусом, состоит все же из вещей не новых и не дорогих. Но при этом она останавливается в лучшей гостинице Гриндельвальда, а к нам прибывает в богатой карете. Поскольку ее собственные инициалы «С.Ф.» не соответствуют вензелю на двери экипажа, можно осмелиться предположить, что она занимает достаточно важное положение в некоем весьма знатном семействе. Поскольку для гувернантки она слишком молода, нам остается сделать вывод, что ей отведена роль компаньонки. Что же до мужчины, завоевавшего ее сердце, то об этом красноречиво свидетельствуют этот стыдливый румянец и опущенные глаза. До глупости просто, не так ли?

– Но ведь все это правда, мистер Холмс! – воскликнула девушка, взволнованно захлопав в ладоши. – Меня зовут Селия Форсайт, и уже больше года я состою компаньонкой при леди Майо из Грокстон-Лоу-Холла в Суррее. Что же до Чарльза…

– Ага, Чарльз! Так, стало быть, зовут интересующего нас джентльмена?

Мисс Форсайт кивнула, как прежде потупив взор.

– Я как-то даже не решаюсь заговорить о нем, – продолжала она, – потому что боюсь, вы поднимете меня на смех. Решите, что я сошла с ума или, хуже того, что безумен сам Чарльз.

– Почему вы считаете, что подобное может прийти мне в голову, мисс Форсайт?

– Потому, мистер Холмс, что он не выносит вида часов!

– Обыкновенных часов?

– За последние две недели, сэр, он по совершенно необъяснимым причинам уничтожил семь приборов для измерения времени. Причем два разбил вдребезги на публике и у меня на глазах.

Шерлок Холмс принялся потирать друг о друга свои ладони с длинными тонкими пальцами.

– Клянусь, – сказал он, – это весьма занят… Я хотел сказать, интригующая история. Продолжайте же!

– Я делаю это лишь из отчаяния, мистер Холмс. Но я должна попытаться… Начну с того, что весь последний год я была совершенно счастлива, работая у леди Майо. Увы, мои родители умерли, но я сумела получить хорошее образование и была снабжена весьма лестными для меня рекомендациями. Замечу, что на первый взгляд леди Майо производит не слишком хорошее впечатление. Она – человек старомодный, чересчур исполненный чувства собственного достоинства и даже суровый. Однако ко мне она была неизменно добра. Более того, именно она предложила, чтобы мы отправились развеяться в Швейцарию, потому что опасалась, как бы уединенная жизнь в Грокстон-Лоу-Холле не подействовала на меня угнетающе. А в поезде, на котором мы ехали из Парижа в Гриндельвальд, и произошло знакомство… То есть наша встреча с Чарльзом. Его полное имя Чарльз Хендон.

Холмс откинулся в своем кресле, сложив кончики пальцев вместе, что вошло у него в привычку в минуты раздумий.

– Стало быть, именно там вы впервые повстречались с этим джентльменом? – спросил он.

– О да!

– Понятно. Но все же, какие обстоятельства предшествовали знакомству?

– Самые обыкновенные, мистер Холмс. Нас оказалось трое в купе первого класса. У Чарльза приятный голос, изысканные манеры, а улыбка так заразительна, что…

– Нисколько в этом не сомневаюсь, но мне хотелось бы узнать все детали как можно точнее.

Мисс Форсайт посмотрела на него широко распахнутыми голубыми глазами.

– По-моему, все началось с окна, – сказала она. – Должна еще заметить, что у Чарльза удивительно выразительные глаза и густые темно-русые усы. Так вот, он посмотрел на леди Майо и с поклоном спросил ее разрешения приоткрыть окно в купе. Она милостиво согласилась, а уже через несколько минут они болтали, как будто знали друг друга давным-давно.

– В самом деле? Интересно.

– После этого леди Майо представила Чарльзу меня. Остаток пути до Гриндельвальда пролетел совершенно незаметно. Но стоило нам оказаться в фойе отеля «Сплендид», как произошло первое из шокирующих событий, которые в дальнейшем так сильно омрачили мою жизнь.

Несмотря на намек на грандиозность в своем названии, гостиница оказалась достаточно небольшой и очень уютной. Уже тогда я догадывалась, что мистер Хендон важная персона, хотя сам себя он скромно описывал как холостяка, путешествовавшего в обществе единственного слуги. Управляющий отеля М. Брангер сразу же поспешил нам навстречу и почтительными поклонами приветствовал леди Майо наравне с мистером Хендоном. Последний о чем-то негромко переговорил с господином Брангером, после чего тот вновь уважительно склонил перед ним голову. После этого Чарльз повернулся было к нам с улыбкой, но внезапно его манера поведения резко переменилась.

Я словно сейчас вижу его стоящим там в длинном плаще, цилиндре и с тяжелой ротанговой тростью, зажатой в руке. Он был повернут спиной к полукругу декоративных вечнозеленых растений, расставленных около камина с низкой полкой, на которой стояли красивые швейцарские часы.

До этого момента я их вообще не замечала. Но Чарльз тут же со сдавленным криком бросился к камину. Воздев свою тяжелую трость, он обрушивал удар за ударом на каркас часов, пока их последние мелкие обломки не попадали в очаг.

Затем он развернулся и медленно отошел от камина. Не вымолвив ни слова в свое оправдание, он достал бумажник, протянул М. Брангеру банкноту, достоинство которой, должно быть, раз в десять превышало стоимость испорченного механизма, и как ни в чем не бывало продолжил разговор на другую тему.

Как вы легко можете себе вообразить, мистер Холмс, мы стояли, словно громом пораженные. У меня даже сложилось впечатление, что леди Майо на минуту забыла о чувстве собственного достоинства и выглядела откровенно напуганной. А вот Чарльз – могу в этом поклясться – не испытывал ни малейшего страха. Казалось, он исполнен лишь яростной решимости. И в этот момент мне попался на глаза слуга Чарльза, стоявший поодаль рядом с нашим багажом. Это был низкорослый и худой мужчина с расширяющимися книзу бакенбардами, а на его лице читались смущение и, как ни обидно мне это произносить, выражение глубочайшего стыда.

Впрочем, о случившемся больше никто не упоминал, и инцидент казался на этом исчерпанным. В следующие два дня Чарльз пребывал в свойственном ему безмятежном настроении. Однако на третье утро, когда мы встретились с ним в ресторане за завтраком, это случилось опять.

Шторы на больших окнах ресторанного зала были задернуты для защиты от слепящих лучей солнца, которые отражались от только что выпавшего снаружи снега. В помещении уже собралось немало народа, поскольку другие постояльцы отеля тоже спустились к завтраку. Мне бросилось в глаза, что Чарльз, только что вернувшийся с утренней прогулки, по-прежнему не расставался со своей ротанговой тростью.

«Какой здесь воздух, мадам! – сказал он самым приветливым тоном леди Майо. – Не надышишься! Он дает больше энергии, чем любая пища или напиток».

Но только он это произнес, как замер и пристально посмотрел в сторону одного из окон. Стремительно пройдя мимо нас, он нанес мощный удар тростью по шторе, а потом отдернул ее, и перед нами предстали обломки больших часов с циферблатом в виде смеющегося солнца. Думаю, я бы лишилась чувств, не поддержи меня под локоть леди Майо.

Уже снявшая перчатки, мисс Форсайт приложила ладони к своим щекам.

– Но Чарльз не только разбивает часы, – продолжала она. – Он закапывает их в снег и даже прячет в комоде своего номера.

Шерлок Холмс, который до этого полулежал с закрытыми глазами в своем кресле, вдавив голову в мягкую спинку, теперь приподнял веки.

– В комоде? – переспросил он, хмурясь. – Еще интереснее! Можно узнать, как вам удалось установить это обстоятельство?

– К своему стыду, я опустилась до того, чтобы расспросить его слугу.

– Почему вы стыдитесь этого?

– Я не должна была так поступать. Учитывая мое скромное положение в обществе, Чарльз бы никогда… Впрочем, я и так для него ничего не значу! Я просто не имела права этого делать!

– Вы все сделали абсолютно правильно, мисс Форсайт, – мягко заверил ее Холмс. – Итак, вы побеседовали со слугой, которого описали как невысокого и худощавого человека с густыми бакенбардами. Кстати, как его зовут?

– Кажется, его фамилия Треплей. Я несколько раз слышала, как Чарльз обращался к нему просто «Треп». И скажу я вам, мистер Холмс, преданнее слуги, чем он, надо еще поискать. Один вид его типично английской физиономии действовал на меня успокаивающе. Он понял или, должно быть, почувствовал мой интерес и сообщил мне, что его хозяин закопал или спрятал еще пять других часов. И хотя он не говорил об этом прямо, мне показалось, что он полностью разделяет мои опасения. Но Чарльз не сумасшедший! Нет-нет! Вы поймете это, когда узнаете о самом последнем происшествии.

– Каком же?

– Это случилось всего четыре дня назад. В гостиничных апартаментах леди Майо была небольшая гостиная с фортепиано. Я всей душой влюблена в музыку, и у нас стало хорошей традицией: после вечернего чая я играла для леди Майо и Чарльза. Но в этот раз я едва взяла первые ноты, когда явился посыльный с письмом для Чарльза.

– Секундочку! Вы обратили внимание, какая марка была на конверте?

– Да. Какая-то иностранная, – мисс Форсайт казалась удивленной. – Но какое это имеет значение, если вы…

– Если я что?

Лицо нашей гостьи какую-то секунду выражало полнейшую растерянность, но потом, словно чтобы прояснить некое недоразумение, она поспешила продолжить свой рассказ:

– Чарльз вскрыл конверт, прочитал письмо и мертвенно побледнел. С каким-то неразборчивым восклицанием он бросился прочь из комнаты. Когда же полчаса спустя мы спустились в холл, то узнали, что он и Треплей отбыли из гостиницы со всем своим багажом. Записки он не оставил. И ничего не велел передать на словах. С тех пор я его не видела.

Селия Форсайт опустила голову, а в ее глазах блеснули слезы.

– А теперь, мистер Холмс, после того как я была с вами полностью откровенна, мне хотелось бы такой же откровенности с вашей стороны. Что вы написали ему в том письме?

Вопрос был столь неожиданный, что теперь уже я с изумлением откинулся на спинку своего кресла. Лицо Шерлока Холмса оставалось непроницаемым. Его длинные нервные пальцы потянулись за табаком, который он по странной привычке хранил в персидской туфле, и он принялся набивать глиняную трубку.

– В том письме, стало быть! – это было скорее заявление, нежели вопрос.

– Да! То письмо написали вы. Я сама видела вашу подпись. Это и привело меня сюда!

– Дорогая моя! – отозвался на это Холмс. Потом несколько минут он хранил молчание, голубоватый дым окутывал его, а взгляд был устремлен на наши каминные часы. – Бывают случаи, мисс Форсайт, – отозвался он наконец, – когда любому из нас необходимо соблюдать крайнюю осторожность в своих ответах. Мне же осталось задать вам только еще один вопрос.

– Какой же, мистер Холмс?

– Леди Майо по-прежнему расположена к мистеру Чарльзу Хендону?

– О да! Она весьма к нему привязалась. Не раз я слышала, как она обращалась к нему просто «Алек» – как я поняла, так его называют близкие друзья. – Мисс Форсайт сделала паузу, а потом спросила с оттенком сомнения и даже подозрительности в голосе: – Но зачем вам это?

Холмс встал.

– Лишь затем, что я буду счастлив заняться вашим делом. Я полагаю, сегодня вечером вы возвращаетесь в Грокстон-Лоу-Холл?

– Да. Но разве это все, что вы можете мне сказать? Вы так и не ответили ни на один из моих вопросов.

– Знаете ли, у меня свои методы работы, что, несомненно, подтвердит присутствующий здесь Уотсон. Но будет ли вам удобно приехать сюда ровно через неделю в девять часов вечера? Благодарю вас. Надеюсь, у меня появятся для вас новости.

Это явно был вежливый способ закончить беседу. Мисс Форсайт тоже встала из кресла и окинула Холмса взглядом, исполненным такой тоски, что я почувствовал необходимость хоть как-то утешить ее.

– Не надо так грустить, мэм! – воскликнул я, мягко взяв ее за руку. – Вы можете целиком и полностью положиться на помощь моего друга мистера Холмса, как и на мое содействие тоже.

Мои слова были вознаграждены милой благодарной улыбкой. Когда дверь за нашей прелестной посетительницей закрылась, я повернулся к своему товарищу и не без упрека посмотрел на него.

– Должен заметить, Холмс, что вы могли бы отнестись к юной леди с чуть большей долей сочувствия.

– В самом деле? Чего ради? Благостной атмосферы в доме?

– Стыдитесь, Холмс! – Я снова опустился в кресло. – Дело простейшее, в этом нет сомнений. Но чего ради вы написали письмо этому безумному разрушителю часов, я просто ума не приложу.

Холмс склонился вперед и положил свой длинный и тонкий указательный палец мне на колено.

– Никакого письма я не писал, Уотсон.

– Что! – воскликнул я в изумлении.

– В том-то и дело. Уже не в первый раз кто-то пытается прикрыться моим именем. И если я не ошибаюсь, здесь затеяна какая-то дьявольская игра.

– Значит, вы восприняли все это вполне серьезно?

– Настолько, что уже нынче вечером отправляюсь на континент.

– В Европу? В какую страну? В Швейцарию?

– Нет-нет. Какое отношение к этому имеет Швейцария? След начинается гораздо раньше.

– Так куда же вы едете?

– Разве это не очевидно?

– Опять вы за свое, Холмс!

– А между тем вы располагаете всей информацией и, как я заверил мисс Форсайт, вам известны мои методы. Используйте же их, Уотсон! Используйте!

Когда спешные сборы моего друга в путь были завершены, свет первых фонарей уже начал пробиваться сквозь туман на Бейкер-стрит. Стоя в дверях нашей гостиной, высокий и сухопарый, в своем дорожном кепи с опускающимися наушниками, инвернесском плаще и с гладстоновской сумкой, он смерил меня своим внимательным взглядом и сказал:

– Два слова напоследок, Уотсон, раз уж вы, кажется, действительно пока ничего не понимаете. Хочу напомнить вам, что мистер Чарльз Хендон не выносил…

– Ну, уж это мне известно! Он не выносил вида часов.

Холмс помотал головой.

– Вовсе не обязательно, – сказал он. – Задумайтесь о пяти других часах, о которых поведал его слуга.

– Тех, которые Чарльз Хендон не разбил?

– Точно так. Именно поэтому я хотел бы привлечь к ним ваше внимание. Я прощаюсь с вами до девяти часов вечера ровно через неделю, Уотсон!

Через секунду я остался в одиночестве.

Чтобы томительная неделя прошла быстрее, я находил себе любые занятия, которые помогли бы отвлечься. Я играл на бильярде с Сэрстоном, выкурил несметное количество трубок крепчайшего корабельного табака и тщательнейшим образом изучил свои заметки, касавшиеся дела мистера Чарльза Хендона. Невозможно провести бок о бок с Шерлоком Холмсом несколько лет и не стать при этом чуть более наблюдательным, чем большинство других людей. Мне стало казаться, что некая темная и зловещая сила нависла над бедняжкой Селией Форсайт, и при этом я не испытывал ни малейшего доверия ни к чересчур привлекательному Чарльзу Хендону, ни к загадочной леди Майо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное