Джон Фланаган.

Волшебник Севера



скачать книгу бесплатно

First published by Random House Australia Pty Ltd, Sydney, Australia.

This edition published by arrangement with Random House Australia Pty Ltd.


Ranger`s Apprentice: The Sorcerer of the North

Copyright © John Flanagan, 2006


© Перфильев О. И., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2017

* * *

Посвящается Линн Смит.

За твою многолетнюю поддержку



Глава 1

Уилл думал о том, что далеко на севере уже наступает пора первых зимних ветров, несущих за собой холодные дожди. Тяжелые морские волны накатываются на берег и разбиваются о скалы, вздымая тучи брызг.

Но здесь, в юго-восточном уголке королевства, единственными признаками грядущей зимы были едва заметные облачка пара из ноздрей двух его лошадей. На небо даже было немного больно смотреть, настолько оно сияло чистой лазурью. Ласковое солнце согревало плечи. Уилл едва не задремал в седле, предоставив Тягаю самому выбирать путь вдоль дороги, но годы тренировок не позволили ему настолько пренебречь дисциплиной.

Глаза Уилла постоянно перепрыгивали с одного предмета на другой. Сначала слева направо, потом справа налево, а потом взор устремлялся вдаль. При этом голова его оставалась в одном и том же положении, и посторонний наблюдатель ни за что бы не догадался, что он внимательно осматривает местность. Опять же, сказывались длительные тренировки. «Видеть других, но не дать увидеть себя; замечать все вокруг, оставаясь незамеченным» – таково было правило рейнджеров. Впрочем, в этой части королевства было относительно спокойно. Поэтому его и направили на Скалистый остров. В конце концов, куда еще направлять молодого рейнджера, только что закончившего подготовку? Уж не туда, где много разбойников и существует угроза нашествий. Уилл задумчиво улыбнулся. Первое назначение и без того заставляет новичка изрядно волноваться. Он должен радоваться, что ничто не будет отвлекать его от привыкания к новой роли.

Но улыбка тут же слетела с губ, когда его острые глаза разглядели подозрительное шевеление среди высокой травы у дороги чуть поодаль, на средней дистанции. Внешне его поза ничуть не изменилась; по его виду никто не сказал бы, что он что-то заметил. Он не замер в седле, не дернул поводья, не наклонился вперед и не прикрыл рукой от солнца глаза, как это сделали бы большинство обычных людей. Напротив, он даже слегка расслабился и немного отпустил поводья, как если бы ничто вокруг его не интересовало. Но скрытые под натянутым на голову капюшоном плаща глаза зорко смотрели в одну точку. Что-то там двигалось, в этом он был точно уверен. Среди травы уже можно было различить какие-то черно-белые пятна – эти цвета совершенно не гармонировали с бледно-зелеными, соломенными и рыжими оттенками увядающей осенней травы.

И не только он один обратил на это внимание.

Уши Тягая дернулись, и он тряхнул головой и гривой, испустив тихое ржание, которое Уилл не столько услышал, сколько ощутил всем своим телом.

– Да, я вижу, – прошептал Уилл.

Услышав его голос, Тягай успокоился, хотя и продолжал держать уши настороже. Вьючная лошадь же безучастно плелась позади, не выказывая ни малейшего интереса к происходящему. В конце концов, она была обычным животным, предназначенным для перевозки грузов, а не специально обученным помощником рейнджера.

Высокая трава снова шевельнулась – совсем немного, но все равно подозрительно, потому что не было ни малейшего ветерка, и облачка пара из ноздрей Тягая поднимались ровно вверх. Уилл повел плечами, чтобы убедиться в том, что колчан у него наготове. Массивный длинный лук лежал у него на коленях – рейнджеры никогда не странствуют с луком за плечами. Они готовы воспользоваться им в любое мгновение. Всегда.

Сердце молодого рейнджера забилось быстрее. Сейчас до того места, где он заметил шевеление, оставалось метров тридцать. В голове вертелись слова Холта: «Не сосредотачивайся на очевидном. Возможно, тебя так просто отвлекают от чего-то другого».

Поняв, что сейчас его внимание сосредоточено на зарослях высокой травы у дороги, Уилл перевел взгляд сначала влево, затем вправо, охватывая пространство между деревьями, растущими метрах в сорока от дороги с каждой стороны. Возможно, в их тенях прячутся люди, готовые налететь на него, едва только он подъедет к подозрительному месту. Разбойники, беглецы, наемники – мало ли в лесах всякого отребья?

Не заметив никого среди деревьев, Уилл безмятежно повернулся – якобы, чтобы поправить поводья – и не увидел никого и позади себя. Гораздо более обнадежил его тот факт, что Тягай больше не подавал никаких сигналов. Если бы в лесу действительно прятались разбойники, то это умное животное ни за что не успокоилось бы.

Уилл слегка сжал колени, и Тягай тут же замер на месте. Вьючная лошадь прошла еще несколько шагов, прежде чем последовать его примеру. Правой рукой Уилл в мгновение ока выхватил стрелу из колчана и положил ее на тетиву, вслед за чем тряхнул головой и сбросил капюшон. Длинный лук, невысокая и косматая лошадка и серо-зеленый плащ выдавали в нем рейнджера. Это было ясно любому.

– Кто там? – громко спросил он, приподымая лук и прицеливаясь, но пока не натягивая тетиву. Если в траве кто-то и прячется, то он должен понимать, что не успеет сделать и пары шагов, как в него воткнется стрела рейнджера.

Ответа не было. Тягай стоял не шевелясь, привыкший замирать, пока его хозяин целится.

– Покажись! – крикнул Уилл. – Кто бы ты ни был. В черно-белой одежде.

В голове у него пронеслась странная мысль – только пару минут назад его назначение казалось совершенно безопасным и даже скучным, а теперь ему, по всей видимости, угрожает враг из засады.

– Повторяю в последний раз. Покажись, или я стреляю.

И тут кто-то тихо заскулил, словно собака. Тягай тоже услышал этот звук. Он направил уши вперед и фыркнул.

Неужели там дикая собака? Собака, которая поджидает, пока он подойдет поближе, чтобы броситься на него? Но Уилл тут же отогнал от себя эти мысли. Дикая собака не стала бы подавать голос и выдавать себя. Кроме того, это существо явно скулило от боли. Это не было рычание или злобное ворчание. Уилл решился.

Одним резким движением он вытянул ступню из стремени, перекинул правую ногу через луку седла и спрыгнул на землю. При этом он не сводил взгляда с того места, где затаился возможный враг, и держал лук наготове. В случае необходимости он мог бы выпустить первую стрелу, едва его сапог коснулся земли.

Тягай снова фыркнул. В такие неопределенные моменты он предпочитал, чтобы Уилл оставался в седле, ведь быстрый конь в случае опасности может ускакать прочь.

– Все хорошо, – успокоил его Уилл и осторожно направился к высокой траве, не опуская лука.

Десять метров. Восемь. Пять… Сквозь пожухлую траву уже отчетливо проглядывали черные и белые пятна. Еще один шаг, и Уилл увидел бурое пятно засохшей крови и красное пятно свежей. Существо снова заскулило, и наконец-то Уилл разглядел, кем на самом деле был его предполагаемый противник.

Повернувшись, Уилл подал знак Тягаю о том, что опасность им не грозит. Потом, отложив лук, склонился над раненой собакой в траве.

– Ну, что с тобой, песик? – спросил он ласково.

Собака повернула голову и, когда Уилл дотронулся до нее, издала жалобный звук. Через весь ее бок, от правого плеча до бедра, тянулась рана, из которой засочилась кровь, едва животное пошевелилось. Собака лежала на одном боку, полностью лишенная сил. Даже смотреть на нее было больно.

Уилл понял, что перед ним пограничная овчарка, из тех, что охраняют северные пределы королевства и славятся умом и преданностью. Туловище ее было черного цвета, с белым пятном на шее и на груди; кончик хвоста также был белым, как и ноги и передняя часть морды. Черная шерсть на затылке и на ушах походила на натянутый на голову капюшон.

Рана на боку казалась неглубокой, и, скорее всего, оружие не задело ребра и внутренние органы. Но она была слишком длинной, с довольно ровными краями, словно нанесенная острым лезвием. И из нее шла кровь. В этом-то и заключается самая большая опасность, подумал Уилл. Собака ослабла и потеряла много крови. Пожалуй, слишком много.

Уилл встал и пошел к седельной сумке за лекарским набором, который возят с собой все рейнджеры. Тягай с любопытством следил за ним, довольный тем, что собака не представляет угрозы. Уилл пожал плечами, доставая аптечку.

– Если действует на людей, то должно подействовать на собаку, – сказал он.

Он вернулся к несчастному животному и дотронулся до его лба. Собака попыталась поднять голову, но Уилл удержал ее, повторяя ласковые слова и открывая аптечку:

– Так, посмотрим, что с тобой, братишка.

Шерсть вокруг раны пропиталась запекшейся кровью, и Уилл промыл ее, насколько смог, водой из фляжки. Потом раскрыл мешочек с мазью и тщательно втер ее в рану. Это была обезболивающая смесь – так будет легче очищать и перевязывать рану, не доставляя собаке лишних страданий.

Через несколько минут, когда, по его расчетам, мазь начала действовать, Уилл принялся протирать рану травным настоем, останавливающим заражение и ускоряющим заживание. Обезболивающее, по всей видимости, сработало неплохо, и пес совсем не вздрагивал, так что Уилл позволил себе как следует обработать рану. Заодно он заметил, что поспешил называть собаку «песиком». Это была девочка.

Пограничная овчарка, понимая, что человек помогает ей, лежала смирно, только время от времени тихо скулила и вздыхала, но не от боли, а скорее от благодарности. Сидя на корточках, Уилл внимательно осмотрел результат своей работы. Кровь все еще немного сочилась из раны, и нужно было как-то ее закрыть. Вряд ли здесь помогут бинты, с такой-то шерстью и с такой большой раной. При мысли, что ее нужно зашить, Уилл невольно содрогнулся.

– Нужно поспешить, пока мазь действует, – сказал он, обращаясь к собаке.

Она положила голову на землю, но внимательно глядела на него одним глазом, пока он зашивал ей бок. Наверное, она чувствовала, что в тело ей что-то впивается, но боли не испытывала и потому позволяла незнакомцу колдовать над собой. Скоро края раны были стянуты прочной шелковой нитью.

Закончив, Уилл положил ладонь на черно-белую голову, ощущая мягкость шерсти. Пусть рана и закрыта, но собака точно не может сейчас двигаться сама.

– Полежи здесь, – сказал он ей.

Собака послушно лежала, пока Уилл возвращался к лошади и перекладывал свои сумки.

Всего у него были две большие сумки с книгами и личными вещами, прикрепленные по обеим сторонам вьючного седла. Уилл положил в углубление между ними запасной плащ и несколько одеял, сделав из них своего рода мягкое гнездо, в котором раненому животному было бы удобно переносить тяготы пути.

Вернувшись к собаке, он осторожно просунул руки под ее туловище и приподнял, постоянно произнося ласковые слова. Мазь пока что действовала, но он знал, что скоро боль вернется. Собака издала тихий звук, но продолжала спокойно лежать у него на руках. Уилл донес ее до вьючной лошади и уложил на место, почесав ее за ухом. Собака приподняла голову и лизнула его руку. Это небольшое движение, похоже, утомило ее. Только сейчас Уилл с интересом заметил, что глаза у нее разного цвета. До этого он видел только обращенный к нему карий левый глаз. Правый глаз оказался голубым, и он придавал ей какой-то особенно проказливый вид, даже несмотря на нынешнее плачевное состояние.

– Хорошая девочка, – погладил он ее еще раз и, повернувшись к Тягаю, заметил, что невысокий конь пристально наблюдает за ним. – Ну вот, теперь у нас есть собака, – сказал Уилл.

Тягай потряс головой и фыркнул.

«И зачем она нам?» – словно спрашивал он.

Глава 2

Когда ближе к полудню они вышли к морю, Уилл понял, что его путешествие близится к концу.

Замок Скалистого утеса находился на большом острове в виде листа, который от большой земли отделяла сотня метров водной глади. Во время отлива до него можно было дойти, не замочив ног, но во время прилива приходилось пользоваться паромом. Благодаря такому удобному местоположению Скалистый остров считался спокойным и относительно безопасным местом. Конечно, в былые времена на него часто совершали набеги скандианцы на своих волчатниках, но их никто не видел вдоль всего побережья Аралуина вот уже несколько лет.

В длину остров был километров двенадцать, а в ширину всего лишь восемь, но замка с берега заметно не было. Уилл предположил, что он должен находиться где-то в центральных холмах – по крайней мере, это было бы логично со стратегической точки зрения. Но сейчас эти же холмы и скрывали его из виду.

Уилл подумал, не стоит ли остановиться, чтобы перекусить, но решил не задерживаться и побыстрее прибыть на место. В деревне возле крепостных стен должен же быть какой-то постоялый двор. Или можно будет пообедать в кухне самого замка. Он подтянул повод, чтобы вьючная лошадь подошла поближе, и, наклонившись, осмотрел раненую собаку. Она лежала, закрыв глаза и уткнувшись носом в лапы. Ее бока поднимались и опускались в такт дыханию. По краям раны еще немного выступала кровь, но в целом кровотечение остановилось. Удовлетворившись, Уилл коснулся пяткой бока Тягая, и они поехали к парому – большому деревянному плоту, стоявшему у берега.

Паромщик, мускулистый мужчина лет сорока, развалился на досках и вовсю похрапывал на теплом осеннем солнце. Но, учуяв издалека позвякивание уздечек двух лошадей – вероятно, каким-то шестым чувством, – тут же проснулся, сел, протер глаза и поднялся на ноги.

– Мне нужно добраться до острова, – сказал Уилл.

Мужчина хмуро поприветствовал его и произнес:

– Да, сэр. Разумеется. К вашим услугам, рейнджер.

В его голосе ощущалась настороженность. Уилл вздохнул. Он до сих пор не привык к мысли, что многие люди побаивались рейнджеров, даже таких юных и симпатичных, как он. Будучи по природе добродушным, Уилл часто скучал по приятной компании и разговорам на всякие пустяковые темы, но жизнь у рейнджеров совсем не располагает к общению с обычными людьми. Об их ордене ходило множество самых разных слухов. Их мастерское обращение с оружием, способность скрываться из виду, принадлежность к загадочной организации – все это только усиливало недоверие.

Паромщик потянул за толстый канат, протянутый от берега до острова и проходивший через огромные лебедки по краям плота. Тот край, что был на суше, легко сошел в воду, и они отчалили. Уилл догадался, что механические устройства увеличивают силу паромщика и позволяют ему без особого труда управлять таким, казалось бы, неповоротливым судном.

К перилам была приколочена табличка с расценками. Паромщик перехватил любопытный взгляд Уилла:

– С рейнджеров плату не берем, сэр. Для вас бесплатно.

Уилл покачал головой. Холт учил его, что за себя нужно платить самому. «Убедись не только в том, что тебя никто не видит, но и в том, что ты никому не должен», – говаривал он. Уилл мысленно подсчитал: половина реала за человека и то же самое за каждую лошадь. И еще четыре пеннига за любое другое животное. Всего почти два реала. Спустившись с седла, он достал из кошелька монету в три реала и протянул паромщику.

– Я заплачу, – сказал он. – Два реала, как я понимаю.

Мужчина посмотрел на монету, потом на рейнджера и двух лошадей. На его лице отразилось некоторое удивление. Уилл кивнул на вьючную лошадь.

– У меня там еще одно животное, – пояснил он.

Паромщик кивнул в ответ, взял золотой и отдал серебряную монету в качестве сдачи:

– Все верно, сэр.

Теперь он с любопытством смотрел на вьючную лошадь, на спине которой была устроена своеобразная лежанка для собаки.

– Красивая псина, – сказал он. – Ваша, сэр?

– Я нашел ее раненной у дороги, – ответил Уилл. – Кто-то полоснул ее ножом или чем-то острым и оставил умирать.

Паромщик задумчиво почесал покрытый щетиной подбородок:

– У Джона Баттла как раз была такая овчарка. И он уж точно бросил бы ее умирать, не задумываясь. От него чего угодно можно ожидать. Особенно когда он напьется.

– И чем же занимается этот Джон Баттл? – спросил Уилл.

Паромщик пожал плечами:

– Вроде бы пастух, но занимается не пойми чем. Говорят даже, что по ночам отбирает кошельки у одиноких путников. Хотя это еще не доказано. И с копьем обращается – будь здоров. Лучше к нему не подходить.

Уилл еще раз с состраданием посмотрел на собаку, задумавшись над тем, что ей пришлось пережить.

– Если именно Баттл поранил эту собаку, то лучше пусть он держится от меня подальше.

Паромщик помедлил немного, изучающе оглядывая Уилла. Молодой, с приятным лицом. Но в глазах заметна твердая решительность. С рейнджерами всегда так – никогда не знаешь, чего от них ожидать. Этот парнишка не стал бы расхаживать в серо-зеленой одежде рейнджеров, если бы не умел постоять за себя. Рейнджеры очень скрытны, это все знают. Ходят слухи, что некоторые даже занимаются черной магией и колдовством. Правда это или нет, но паромщику не хотелось бы проверять это на своем опыте. Осенив себя знаком защиты от злых сил, он перешел к лебедке, радуясь предлогу закончить беседу.

– Ну что ж, не будем терять времени, – сказал он, принимаясь за работу.

Ощутив перемену в его настроении, Уилл посмотрел на Тягая и вопросительно приподнял бровь. Тягай не соизволил даже пошевелить ухом.

Паром, казалось, без труда шел по водной глади и слегка покачивался на едва заметных волнах, которые с тихим плеском ударялись о его деревянные борта и нос. Уилл разглядел вдалеке дом паромщика – небольшую хижину из бревен и досок с соломенной крышей, – стоявший на берегу острова – вероятно, это была такая мера предосторожности. Вскоре нос парома уткнулся в песчаный пляж. Паромщик отвязал веревку, преграждавшую путь, и жестом предложил Уиллу сойти. Тот сел на Тягая, и лошади осторожно зацокали копытами по скрипучим доскам.

– Спасибо, – сказал Уилл, оказавшись на берегу.

Паромщик махнул рукой.

– К вашим услугам, рейнджер, – ответил он, наблюдая за тем, как Уилл направляется к тропе.

Потом стройный юноша, уверенно держащийся в седле, скрылся за деревьями и исчез из виду.

* * *

Дорога до замка заняла еще полчаса. Тропа, ведущая к центру острова, петляла по редкому светлому лесу, отличавшемуся от густой чащи вокруг замка Редмонт и от темных сосновых боров Скандии, о которых вспоминал Уилл.

Листья деревьев пожелтели, но многие еще оставались на ветках. В целом местность свидетельствовала о том, что в здешних краях люди должны жить неплохо. Тут много добычи, по крайней мере кроликов и диких индеек. Один раз вдалеке даже промелькнул белый олень, ускакав прочь. Уилл подумал о том, что при таком изобилии браконьерам есть ради чего рисковать. К счастью, браконьерами занимаются охранники и егеря барона. Тем не менее этот факт следовало бы учесть. Нужно наладить связи с местными профессионалами, да и из браконьеров получаются прекрасные осведомители. Сведения – вот основной ресурс рейнджеров.

Деревья расступились, и он выехал на солнечную опушку. Петляющая дорога уходила вверх по холмам и поднималась на широкую равнину примерно с километр шириной. В ее центре возвышался Скалистый замок, к стенам которого примыкала деревушка – скопление покрытых соломой сельских домов.

Сам же замок мог показаться достаточно невзрачным, особенно тому, кто привык к внушительной мощи Редмонта или поразительной красоте Аралуина. Скорее это была небольшая крепость со стенами метров пять в высоту. Присмотревшись внимательнее, Уилл заметил, что один участок стены сооружен из поставленных вертикально бревен, скрепленных железными скобами. Конечно, это тоже защита, но с впечатляющими стенами Редмонта из железняка она не идет ни в какое сравнение. Тем не менее по углам крепости возвышались дозорные башни с подпорами, а главная башня в центре могла служить последним укреплением в случае нападения. Над башней развевался флаг барона Эргелла.

– Ну что, вот мы и добрались, – обратился Уилл к Тягаю, и конь в ответ потряс головой.

Чтобы разглядеть как следует замок, Уилл остановился, а теперь он легонько надавил на бока Тягая пятками и поехал дальше. Вьючная лошадь, как всегда, следовала за ними, привязанная поводом к Тягаю. Они проехали мимо крестьянских полей, на которых горели снопы соломы, оставшейся после сбора урожая. В воздух поднимались столбы дыма. Через неделю-другую крестьяне вспашут землю, смешивая ее с золой и подготавливая таким образом к новым посевам. Запах дыма, голые поля и косые лучи послеполуденного осеннего солнца пробуждали рой воспоминаний. Уилл вспоминал свое детство, праздники урожая, летние туманы, осеннюю дымку и белоснежные зимние равнины. А также своего наставника в последние шесть лет, рейнджера по имени Холт, за угрюмым внешним видом которого скрывалось доброе сердце.

Немногочисленные работники в полях отрывались от своих дел, чтобы посмотреть на всадника в плаще, который направлялся к замку. Уилл пару раз кивнул ближайшим к нему работникам, и они, чуть помедлив, кивнули в ответ, подняв руки в знак приветствия. Простолюдины мало знали о рейнджерах и, как следствие, опасались их. Конечно, во время войны или опасности они бы не задумываясь обратились к ним за помощью, но сейчас, когда никакие опасности селянам не грозили, они старались держаться от рейнджеров подальше.

Другое дело обитатели замка. Барон Эргелл и его ратный мастер – Уилл немного порылся в памяти и вспомнил, что его зовут Норрис, – прекрасно понимали, какую огромную услугу орден рейнджеров оказывает королевству и его пятидесяти уделам. Они не боятся рейнджеров, но это не значит, что им захочется поддерживать с ним дружеские отношения. Скорее всего, они воспримут его как делового партнера.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное