Джон Фланаган.

Осада Макиндо



скачать книгу бесплатно

Ranger's Apprentice: The Siege of Macindaw

Copyright © John Flanagan, 2007 First published by Random House Australia Pty Ltd, Sydney, Australia. This edition published by arrangement with Random House Australia Pty Ltd.

© Cover Illustration by Jeremy Reston

© Перфильев О. И., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление.

ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2017

* * *

Посвящается сестре Джоан, редактору, автору статей, первопроходцу для всех нас



Глава 1

Гундар Твердый Кулак, капитан и кормчий скандианского корабля «Волчье облако», стоя на берегу реки, рассеянно жевал кусок жесткой копченой баранины. Члены его команды скрывались в грубых хижинах, разбросанных среди деревьев. Люди тихо переговаривались между собой, согреваясь у дымных костров, – это все, что им оставалось делать в такую погоду. На таком близком расстоянии от моря снег к середине дня обычно превращался в жидкую кашу, а ближе к вечеру покрывался ледяной коркой.

Гундар знал, что люди ждут от него ответа, как им выбраться из этих глухих мест. И знал также, что никаких ответов у него нет. Скандианцы застряли в Аралуине без всякой надежды выбраться отсюда.

В пятидесяти метрах от него, уткнувшись в берег реки под непривычным углом, стоял корабль «Волчье облако». Глаз опытного морехода с легкостью различал все повреждения в корпусе корабля, и это зрелище разрывало Гундару сердце. Для любого скандианца корабль был почти живым существом, едва ли не продолжением его собственного тела.

А теперь корабль безнадежно разбит. Его разве что можно пустить на постройку убежища от холода и растопку костров. До сих пор Гундару удавалось оттягивать неизбежное, но он знал, что это ненадолго. Его людям необходим материал для постройки более основательных хижин. Но пока корабль внешне выглядел как корабль, Гундар в душе оставался скирлом, как скандианцы называли капитанов боевых кораблей, и сохранял свое достоинство.

Поход не заладился с самого начала. Скандианцы вышли в море, намереваясь разграбить прибрежные поселения Галлики и Иберии, держась подальше от границ Аралуина. В последнее время, с тех пор как верховный ярл Скандии заключил договор с королем Аралуина, набеги на это королевство почти прекратились. Формально они не запрещались, но верховный ярл Эрак относился к ним с крайним неодобрением, а вызвать неодобрение Эрака посмел бы только самый глупый и безрассудный скирл.

Гундар со своей командой оказались последними из скандианцев, пересекших Узкое море. Прибрежные поселения были уже разграблены предыдущими налетчиками, и жители многих из них встретили незваных гостей с оружием в руках. В стычках Гундар потерял несколько человек, и ему пришлось отступить с пустыми руками.

В конце концов, в качестве крайней меры, он решил высадиться в юго-восточных землях Аралуина и раздобыть провизию, которой было бы достаточно, чтобы перезимовать на острове по пути назад.

Вспомнив эту высадку, Гундар грустно улыбнулся. Если от всего похода и остались какие-то светлые воспоминания, то только от того времени. Команда скандианцев была уже готова потерять еще несколько человек в ожесточенной схватке с неприятелем, как им навстречу выехал молодой рейнджер – тот самый, что сражался бок о бок с Эраком в битве с темуджаями несколько лет назад.

Никто из скандианцев не ожидал, что молодой рейнджер предложит им пополнить запасы и даже пригласит на ужин в замок, где они расселись за одним столом с местными вельможами и их дамами. Гундар улыбнулся еще шире при воспоминании о том, как грубые, неуклюжие моряки пытались демонстрировать хорошие манеры и просили своих соседей передать им кусок мяса или протягивали слугам кружки, чтобы те подлили в них эля. Забавно было наблюдать за тем, как ведут себя за столом люди, привыкшие то и дело изрыгать проклятия, отрывать куски от жареной туши кабана руками и отхлебывать пиво прямо из бочки. Когда они вернутся в Скандию, то-то будет разговоров и шуток про то, как люди Гундара пытались вести себя, как принято в высшем обществе.

Улыбка Гундара погасла. Когда они вернутся в Скандию… Скирл не имел ни малейшего представления о том, когда они вернутся домой. Да и удастся ли им вернуться вообще? Когда скандианцы покидали Скалистый остров, припасов у них было много – хватило бы на долгий путь. Молодой рейнджер даже предоставил им возможность немного заработать, подарив им раба.

Этого человека звали Баттл. Джон Баттл. Он был преступником – вором и убийцей, – много зла принес аралуинцам. В качестве одолжения рейнджер попросил Гундара отвезти этого негодяя в Скандию в качестве раба. Скирл, естественно, согласился. Преступник казался сильным и крепким, и за него бы дали хорошую цену дома.

Но для этого надо вернуться домой… Суждено ли Гундару и его людям хотя бы еще один раз взглянуть на Халласхольм? У мыса Защиты они попали в сильную бурю, которая отбросила их далеко на юго-запад. Заметив приближающийся берег, Гундар приказал освободить Баттла от цепей. Их корабль несло прямо на скалы. Он мог разбиться, развалившись на части, и тогда скованному цепями человеку точно не выжить.

Гундар невольно поморщился, вспомнив, как жалобно застонал корабль, зацепившись брюхом о подводный камень. В тот момент капитан почувствовал, будто ломается его собственная спина. Корабль словно хрипел в агонии. По тому, как перестал слушаться его руль и как корабль безвольно закачался на волнах, Гундар понял, что судно получило пробоину, а киль переломился. И вскоре кораблю предстояло развалиться на две части. Но «Волчье облако» был крепким кораблем, который просто так не сокрушить.

Затем, словно в награду за упорство и отвагу моряков, Гундар разглядел просвет между скалами в том месте, где в море впадала река. Подстраиваясь под порывы безудержного ветра, он направил непослушный корабль прямо в устье реки, где можно было бы укрыться от разбушевавшейся стихии. Когда ветер затих, а волны ослабли, все матросы, выбившись из сил, попадали на скамьи для гребцов.

Тогда-то Баттл и воспользовался ситуацией. Он выхватил нож из-за пояса одного моряка и перерезал ему горло. Другой гребец попытался остановить негодяя, но потерял равновесие, упал, и Баттл прикончил и его. Потом негодяй перепрыгнул через борт и поплыл к дальнему берегу. Догнать его никто бы не смог. Удивительно, но немногие скандианцы умеют плавать, а корабль уже еле держался на плаву. Выругавшись, Гундар отвернулся от беглеца и стал искать место, где можно посадить корабль на мель.

За следующим поворотом Гундар увидел покрытую галькой полосу, на которую он и направил под небольшим углом свой корабль. Тут киль окончательно развалился, словно корабль дожидался, пока моряки окажутся в относительной безопасности, чтобы спокойно умереть.

Шатаясь, моряки вышли на берег и разбили лагерь среди деревьев. Гундар считал, что лучше вести себя как можно тише. Без корабля скандианцы не могут покинуть этот край, и еще неизвестно, как их встретят местные жители и сколько вооруженных людей выставят против них. Скандианцы никогда не чурались хорошей драки, но было бы глупо нарываться на неприятности, оказавшись в таком неблагоприятном положении.

Благодаря рейнджеру провианта у моряков было достаточно, и сейчас нужно было как следует все обдумать. Возможно, когда непогода стихнет, они смогут построить из обломков «Волчьего облака» небольшое суденышко. При этой мысли Гундар вздохнул. В конце концов, он капитан, а не плотник и не корабельных дел мастер. Скирл окинул взглядом их небольшой лагерь. На холмике позади той поляны, на которой он сидел, скандианцы похоронили убитых. Они даже не смогли соорудить надлежащий погребальный костер, как это принято в его местах. Гундар укорял себя за гибель товарищей, ведь именно он приказал освободить пленника. Скирл покачал головой и тихо пробормотал:

– Да будет проклят Джон Баттл, пусть горит он в аду! Нужно было сразу бросить его за борт вместе с цепями.

– Не могу не согласиться, – раздался голос позади него.

Гундар вскочил на ноги и резко повернулся, положив руку на меч, висевший у него на поясе:

– Рога Турака! Что за дьявол тебя принес?

На бревне в нескольких метрах от него сидел человек, закутанный в плащ со странным черно-белым узором. Произнеся слово «дьявол», Гундар помедлил, придержал меч и пристальнее вгляделся в незнакомца. Их окружал глухой, мрачный лес. Возможно, сейчас перед Гундаром был не человек, а дух, охраняющий это место. Узор на плаще переливался, и, чтобы всмотреться в него, приходилось щуриться и напрягать глаза. В голове у скирла пронеслось какое-то смутное воспоминание. Где-то он уже видел нечто подобное.

К скирлу начали подходить его люди, услышавшие разговор. Их тоже встревожил странный пришелец. От внимания Гундара не укрылось, что скандианцы стараются держаться в стороне, предоставляя право вести переговоры своему командиру.

Неизвестный встал, и Гундар невольно сделал шаг назад. Затем, рассердившись на себя, уверенно шагнул вперед, заговорив твердым голосом:

– Если ты призрак, то мы не хотели тебя оскорбить. А если нет, скажи, кто ты, иначе скоро точно отправишься на тот свет.

Незнакомец рассмеялся:

– Неплохо сказано, Гундар Твердый Кулак!

При этих словах волосы на голове у Гундара стали дыбом. Они были сказаны дружеским тоном, но каким образом неизвестный узнал, как его зовут?

Это означало одно – тут замешаны сверхъестественные силы.

Человек выпрямился и сбросил капюшон плаща:

– Да ладно тебе, Гундар! Ты что, не узнаешь меня?

В голове капитана снова зашевелились воспоминания. Это точно не призрак – уж слишком не похож он на изможденное привидение. Молодое лицо, всклокоченные каштановые волосы над карими глазами и широкая улыбка. Знакомое лицо. И вдруг Гундар вспомнил, где именно он видел похожий узор на плаще.

– Уилл Трити! – воскликнул он в удивлении. – Это и вправду ты?

– А кто же еще? – усмехнулся Уилл, шагнув навстречу скирлу и протянув руку в общепринятом жесте дружелюбия.

Гундар схватил ее и крепко пожал – он хотел убедиться, что перед ним не загадочное существо из лесной чащи, а человек из плоти и крови. Его товарищи громко вздохнули, и Гундар понял, что они также испытывают облегчение. Уилл посмотрел на моряков и усмехнулся:

– Вижу знакомые лица.

Один-два скандианца поприветствовали его.

Изучающе оглядев собравшихся, Уилл слегка нахмурился:

– Не вижу Ульфа Дуболома.

Ульф участвовал в битве с темуджаями, и он первым признал Уилла, встретив того на Скалистом острове. На памятном ужине в замке они сидели рядом, делясь воспоминаниями о сражении.

По лицу Гундара пробежала тень.

– Его убил этот скотина Баттл, – вздохнул он.

Уилл поник:

– Очень жаль. Он был славным чело веком.

На мгновение наступила тишина. Скандианцы вспомнили двух павших товарищей. Потом Гундар махнул рукой, показав на лагерь:

– Не хочешь присоединиться? У нас много копченой баранины и безвкусного эля. Все благодаря одному щедрому острову на юге.

Уилл улыбнулся шутке и последовал за Гундаром. По пути несколько членов команды обменялись рукопожатием с рейнджером. При виде знакомого лица в их душах снова затеплилась надежда на то, что из их на первый взгляд безнадежного положения обязательно найдется выход.

Уилл уселся на бревно у костра возле шалаша, прикрытого большим квадратным грот-парусом, с благодарностью принял наполненную элем кружку, произнес тост в честь окружавших его людей и сделал глоток, одобряюще кивнув.

– Итак, Уилл Трити. Что же привело тебя сюда? – начал Гундар.

Уилл, не переставая улыбаться, оглядел окружавших его бородатых и косматых морских разбойников:

– Мне нужны воины. Я собираюсь захватить один замок, а вы, как я слышал, весьма искусны в этом деле.

Глава 2

Гнедой боевой конь уверенно ступал по снежному насту, заглушавшему цокот его копыт.

Всадник, направлявший его по узкой тропинке, старался держаться подальше от берега ручья. Под снегом не видно, где может скрываться предательский лед, из-за которого они могут соскользнуть прямо в ледяную воду. Сам ручей, превратившийся в ледяную жижу, тек вяло, проигрывая битву с холодом, пытавшимся заморозить его полностью. Всадник посмотрел на ручей и невольно поежился. Если он оступится в воду, то тяжелая кольчуга и массивное оружие не оставят ему никаких шансов выбраться. Даже если он и не утонет, то его добьет холод.

Конь и снаряжение выдавали в нем воина. В гнездо на правом стремени было вставлено длинное ясеневое копье метра три длиной. У левой руки всадника с пояса свисал длинный меч, к луке седла был подвешен конический шлем. Всадник в такой снежной местности быстро понял, что нет ничего более неудобного, чем прикосновение холодного металла к коже. Поэтому он поспешил обмотать шею под кольчугой шерстяным шарфом и натянуть на голову меховую шапку. Общий вид дополнял длинный лук в кожаном футляре, переброшенный через загривок коня, – довольно необычное оружие для рыцаря.

Но, пожалуй, самым заметным предметом его снаряжения был висевший на спине простой круглый щит. Он служил защитой от стрел, которые недоброжелатели могли бы послать во всадника сзади, но всего за пару секунд привычным движением плеч он мог бы передвинуть щит вперед и взять в левую руку. Щит был выкрашен в белый цвет, а в центре его был нарисован синий сжатый кулак – общепринятый в Аралуине символ «свободного копейщика», то есть рыцаря, у которого в настоящий момент нет господина и который ищет себе занятие.

Когда тропинка свернула в сторону от ручья и немного расширилась, всадник расслабился. Наклонившись вперед, он ласково потрепал своего коня по загривку:

– Молодец, Толкач.

Конь встряхнул гривой в знак признательности. Они со всадником были старые товарищи, прошедшие через несколько боевых кампаний. Неудивительно, что конь навострил уши, предупреждая своего друга о том, что поблизости кто-то есть. Боевых коней специально учили распознавать потенциального врага.

И вот вдалеке показались пять всадников, медленно едущих навстречу.

– Ого, да нас встречают, – тихо сказал Хорас.

За время поездки в одиночестве он привык разговаривать со своим конем. Естественно, тот ничего не ответил. Хорас огляделся в поисках наиболее подходящего места для обороны. Он тоже был обучен воспринимать любых незнакомцев в качестве потенциальных врагов. Но деревья стояли очень далеко от дороги с обеих сторон, а кусты на обочине были слишком низкими. Хорас пожал плечами. Конечно, он бы предпочел, чтобы у него за спиной находилось массивное дерево, но его нет, и, как он усвоил давно, не стоит тратить время на сожаления по поводу того, что ты все равно не в силах изменить.

Хорас предупредил коня об опасности, слегка сжав его бока коленями, и повел плечами, передвигая щит в левую руку. Уверенное движение свидетельствовало о том, что, несмотря на явную молодость, этот рыцарь отлично знаком со своим снаряжением.

А в том, что всадник молод, не было никаких сомнений. Открытое честное лицо, чисто выбритый подбородок, прозрачные голубые глаза. Правда, правую щеку молодого человека пересекал тонкий шрам – след кинжала неприятеля, оставшийся более года назад. Шрам еще не совсем затянулся и был синевато-серого оттенка. С годами он побледнеет и станет не таким заметным. И еще у молодого человека был слегка скошен нос – результат удара деревянным мечом одного не в меру усердного ученика ратной школы, отказавшегося смириться с тем, что тренировка закончена. Того ученика отстранили от занятий на несколько недель, чтобы у него было время подумать о своем поведении.

Скошенный нос не делал молодого человека уродливым, а, напротив, придавал ему довольно залихватский вид. Некоторые молодые дамы королевства даже находили Хораса вполне симпатичным и очень привлекательным.

Хорас еще раз подтолкнул своего коня, и тот повернулся к приближающимся всадникам под углом сорок пять градусов – так, чтобы щит рыцаря был выставлен им навстречу, как для защиты, так и в качестве опознавательного знака. Копье рыцарь продолжал держать направленным вверх. Опустить его означало бы, что намерения у него вовсе не добрые.

При этом Хорас не сводил взгляд с пятерых незнакомцев. Четверо из них были, очевидно, рядовыми стражниками, вооруженными мечами и щитами, но без рыцарских копий. На их накидках красовался один и тот же герб – золотой ключ на фоне четырех синих и белых квадратов. Это означало, что они служат одному господину – Хорас вспомнил, что это герб владельца замка Макиндо.

Определить, что представляет собой пятый человек, ехавший впереди с остальными, было труднее. Он держал в руке щит без всяких опознавательных знаков, тело его защищал кожаный нагрудник с железными пластинами. Его ноги покрывали железные поножи, но в остальном он был облачен в шерстяную одежду – куртку и штаны. Шлема на нем не было. На луке седла висел меч – тяжелое оружие, немного короче и толще, чем кавалерийский меч Хораса. Но самое необычное заключалось в том, что вместо копья он держал боевой дротик метров двух длиной.

Его темные волосы спускались до плеч, шею скрывала всклокоченная шевелюра, а на бородатом лице с нахмуренными бровями застыло вечно недовольное выражение, отчего казалось, что доверять этому человеку не следует.

– Мне кажется, ближе подъезжать не стоит, – сказал Хорас, когда его от всадников отделяло метров десять.

Командир махнул рукой своим спутникам, и те натянули поводья. Но сам он продолжал двигаться к Хорасу. Хорас приподнял копье, вынимая его из гнезда, и опустил так, чтобы наконечник смотрел на приближающегося всадника.

Хорас подумал, что незнакомец намеренно его провоцирует. А значит, вряд ли оскорбится, если Хорас отреагирует так, как от него ожидают.

Заточенное накануне лезвие наконечника копья тускло поблескивало, нацеленное прямо в горло приближающегося всадника. Тот остановил свою лошадь.

– А тебе не стоит этого делать, – сказал он грубым тоном.

– А тебе лучше держаться не так близко, пока мы не познакомимся, – спокойно парировал Хорас, пожимая плечами.

Двое ратников направили своих лошадей налево и направо. Хорас быстро взглянул на них, потом снова посмотрел на главного:

– Скажи своим людям, чтобы они оставались на местах.

Бородач повернулся в седле.

– Довольно, – приказал он, и его спутники остановились.

«Что-то в их облике не то», – подумал Хорас, поглядывая на незнакомцев. И он вдруг понял что именно. Выглядели эти люди весьма неопрятно – покрытые пятнами мятые накидки, тусклые, нечищеные оружие и доспехи. Казалось, им самое место в лесу, где они должны поджидать в засаде зазевавшихся путников, а не на службе у владельца замка. В большинстве замков ратники поддерживали дисциплину под командованием опытных сержантов и редко позволяли себе настолько опуститься.

– Уж больно ты дерзок для первого знакомства, – усмехнулся бородач.

В устах другого человека эта фраза могла бы оказаться обычной шуткой, снимающей напряжение, но сейчас она прозвучала как настоящая угроза.

Помолчав, он добавил:

– Смотри, как бы тебе не пожалеть.

– С чего бы мне жалеть того, кого я даже не знаю? – хмыкнул Хорас.

Он не был уверен в том, что незнакомец оценит его шутку, но на всякий случай приподнял копье, вставляя его в гнездо на стремени.

– Если ищешь работу, то лучше тебе меня не злить, – продолжил бородач.

– Откуда тебе знать, ищу ли я работу? – спросил Хорас.

Незнакомец ничего не ответил, а просто показал на щит Хораса. Наступило продолжительное молчание, после которого бородач был вынужден заговорить:

– Ты свободный копьеносец.

Хорас кивнул. Ему не нравились манеры этого грубияна. Все в нем свидетельствовало о том, что это человек, наделенный властью, а молодой рыцарь не привык с такими общаться.

– Верно, – сказал он. – Но это означает всего лишь то, что я в настоящее время без работы. Это не значит, что я непременно ищу работу. В конце концов, у меня могут быть средства к существованию, – добавил он, улыбнувшись.

Хорас сказал это дружелюбным тоном, без малейшего сарказма, но бородач не был расположен к добродушной беседе.

– Не бросайся словами, мальчишка. Пусть у тебя боевой конь и копье, но это еще не значит, что ты важная шишка. Ты всего лишь бродяга в поисках работы, а я тот, кто мог дать тебе эту работу, если бы ты проявил хоть немного уважения.

Улыбка слетела с лица Хораса, и он внутренне поморщился. Не потому, что его назвали бродягой, а потому, что назвали мальчишкой. С тех пор как Хорасу исполнилось шестнадцать, все его потенциальные противники недооценивали его из-за того, что он выглядит слишком молодо. Большинство понимали свою ошибку слишком поздно.

– Куда ты направляешься? – требовательно спросил бородач.

Хорас подумал, что нет причин скрывать свою цель.

– Хотел проехаться до замка Макиндо, – ответил он. – Где-то же нужно переждать зиму.

При этих словах бородач презрительно фыркнул: – Ну, тогда ты сам себе навредил. Ведь как раз я заведую наймом людей для лорда Керена.

Хорас слегка нахмурился при упоминании незнакомого ему имени.

– Лорда Керена? – переспросил он. – Я думал, что хозяина замка Макиндо зовут Сайрон.

Бородач пренебрежительно махнул рукой:

– С Сайроном покончено. Долго ему не прожить, насколько я знаю. Может, он уже и сыграл в ящик, мне наплевать. А его сын Орман сбежал, как последняя крыса, и прячется сейчас где-то в лесу. Всеми делами заведует лорд Керен, а я командир гарнизона его замка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6