Джон Фланаган.

Ледяная земля



скачать книгу бесплатно

This edition published by arrangement with Random House Australia and Synopsis Literary Agency


© John Flanagan, 2005 © Cover illustration by Jeremy Reston

© Денисова П.В., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, перевод на русский язык. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2015

© Оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2017

* * *

Глава 1

Драккар был всего в нескольких часах пути от Мыса Защиты, когда разразился ураган.

Целых три дня они плыли на север, в сторону Скандии, и все это время море было спокойным, точно запруда у мельницы. Уилл с Ивэнлин были этому чрезвычайно рады.

– Не так уж и плохо, – прокомментировал Уилл.

Узкий нос корабля плавно рассекал волны. Уиллу не раз доводилось слышать мрачные истории о людях, страдавших от морской болезни, но судно мерно покачивалось на море, и юноше не верилось в то, что может случиться что-нибудь плохое.

Ивэнлин неуверенно кивнула. Конечно, искушенным моряком ее назвать было сложно, но путешествовать по воде ей уже приходилось.

– Если не станет хуже, то да. – Девушка заметила обеспокоенные взгляды, которые Эрак, капитан судна, бросал на север, и то, как подгонял он гребцов «Волчьего ветра».

Капитан знал, что такая обманчиво хорошая погода предвещает дурные перемены. Очень дурные. На севере на горизонте он смутно различал темную полосу – назревала буря. Эрак знал, что, если они не обогнут Мыс Защиты как можно быстрее и не окажутся в укрытии, шторм обрушится на них всей своей мощью. Несколько минут он размышлял над тем, успеет ли корабль опередить надвигающиеся тучи.

– Нет, не получится, – объявил он наконец Свенгалу.

Старший помощник кивнул и заметил философски:

– Похоже на то.

Эрак пристально оглядел корабль, проверяя, не осталось ли какого-нибудь снаряжения, которое необходимо закрепить. Взор его обратился на двух пленников, съежившихся на носу.

– Привяжите-ка этих двоих к мачте, а еще надо будет поставить кормовое весло.

Уилл и Ивэнлин наблюдали, как к ним приближается Свенгал с мотком пеньки в руках.

– Это еще зачем? – недоумевал Уилл. – Они что, думают, что мы отсюда сбежим?

Свенгал остановился у мачты и помахал им, призывая подойти. Аралуинцы встали и неуверенно зашагали к нему. Уилл заметил, что корабль качало теперь чуть сильнее, да и ветер усиливался; не успев дойти до старшего помощника, юноша споткнулся и чуть не упал. Позади него Ивэнлин вполголоса выругалась, задев лодыжкой швартовную тумбу.

Свенгал достал сакс и отрезал два куска веревки.

– Привяжитесь к мачте, – приказал он пленникам. – С минуты на минуту разразится ужасная буря.

– То есть нас сможет сдуть за борт? – с недоверием спросила Ивэнлин.

От внимания Свенгала не укрылось, с каким мастерством Уилл привязал себя к мачте беседочным узлом. У девушки дела шли несколько хуже, а потому Свенгал взял канат, обернул его вокруг талии Ивэнлин и закрепил на мачте.

– Может, и так, – ответил он на вопрос. – Хотя скорее уж смоет.

Старший помощник увидел, что юноша побелел от страха.

– Вы хотите сказать, что волны… попадут на палубу?

Свенгал одарил его безрадостной улыбкой:

– Да уж надо полагать. – И он заспешил на помощь капитану, который крепил к корме громоздкое рулевое весло.

Уилл сглотнул несколько раз.

Ему всегда казалось, что такие корабли парят над волнами, словно чайки. А теперь ему сообщили, что волны вот-вот обрушатся на палубу. Интересно, сможет ли судно вообще остаться на плаву, если такое случится?

– Боже правый… это еще что? – тихо промолвила Ивэнлин, указывая на север.

Тонкая темная полоса, которую приметил Эрак, теперь превратилась в бурлящую черную массу всего в четверти километра от них. Непроглядная тьма надвигалась быстрее, чем лошадь, мчащаяся галопом. Двое пленников приникли к основанию мачты, пытаясь обхватить шершавый сосновый столб руками, впиваясь в древесину ногтями.

Вскоре солнце скрылось, и разразилась буря.

От силы ветра у Уилла перехватило дух по-настоящему. С таким ему еще не приходилось встречаться: то была живая, дикая и первобытная сила, она обхватила мальчика со всех сторон, оглушая, ослепляя, выбивая воздух из легких и мешая сделать новый вдох. Она разжимала ему пальцы, душила его. Крепко зажмурившись, Уилл изо всех сил пытался дышать и в отчаянии хватался за мачту. Как сквозь сон, он услышал крик Ивэнлин и почувствовал, что она ускользает от него; юноша вслепую замахал руками, наткнулся на ее руку и втащил девушку обратно.

Ударила первая тяжелая волна, и драккар пугающе накренился. Судно попыталось вскарабкаться вверх по гребню волны, но дрогнуло и заскользило вниз и назад! Свенгал и Эрак орали что-то гребцам. Голоса их уносило ветром, но матросы, повернувшиеся к стихии спиной, понимали язык их тел. Они налегли на весла, гнувшиеся от их усилий. Скольжение назад понемногу замедлилось. Корабль снова принялся пробираться вверх по волне, он поднимался все выше и выше, все медленнее и медленнее, и Уилл понял, что скоро снова начнется позорное отступление.

Новая огромная волна захлестнула палубу.

Тонны воды обрушились на палубу, утягивая судно вниз и наклоняя резко вправо. Казалось, ему уже не подняться никогда. Уилл закричал, охваченный диким животным ужасом, но ледяная соленая волна оборвала его вопль, заполнила рот и легкие, расцепила пальцы и потащила по палубе. Обрывок ветхой веревки все же удержал юношу. Наконец корабль выпрямлялся. Уилл, лежа на палубе, беспомощно трепыхался, как рыба на берегу. Ивэнлин оказалась рядом с ним. Вместе они подползли обратно к мачте и отчаянно вцепились в нее. Корабль снова зарылся носом в воду, и аралуинцев с ног до головы окатило новой волной. Сердце у них ушло в пятки, и они дико завизжали.

Нос драккара врезался в пучину, взметая воду высоко над головами пленников. И снова потоки ледяной воды хлынули на палубу, но на этот раз волне не хватило силы, и молодым людям удалось удержаться у мачты. Вода заливала их до пояса. Но легкий драккар встряхнулся, освобождаясь от этой ужасной тяжести.

Сменный экипаж гребцов трудился не покладая рук: матросы ведрами черпали воду и выливали ее за борт. Эрак со Свенгалом тоже привязали себя к кораблю по обе стороны от кормового весла, размером превосходившего обычное: его использовали в таких случаях вместо обычной лопасти. Длинное весло обеспечивало лучшее управление судном: кормчий мог помогать гребцам, когда те разворачивали нос драккара. Сегодня для этой работы потребовались усилия обоих мужчин.

Корабль очутился в ложбине между волн, и это несколько ослабило напор ветра. Уилл смахнул соленые капли с ресниц и прокашлялся, его стошнило морской водой. Посмотрев на Ивэнлин, юноша заметил ужас в ее глазах. Надо бы как-то ее успокоить. Но что он мог сказать девушке, что мог сделать? Он и сам не верил в то, что корабль выстоит во время следующей атаки беспощадной водной стихии.

Новая волна уже надвигалась на них. Она была еще больше и стремительно приближалась, преодолевая расстояние в несколько сот метров, вздымаясь выше стен замка Редмонт. Уилл уткнулся в мачту лицом, Ивэнлин последовала его примеру. Корабль начал подниматься с ужасающей медлительностью.

Драккар сражался с бурей, цепляясь за волну. Гребцы надрывались от усилий; казалось, что сердца их вот-вот лопнут, так старались они втащить «Волчий ветер» на гребень волны, противостоя объединенной мощи ветра и воды. В какой-то момент Уилл почувствовал, что в этот раз корабль проиграет схватку, и закрыл в ужасе глаза. Судно заскользило навстречу верной гибели. Вскоре волна изменила направление, и громада воды вновь обрушилась на палубу. Юношу отшвырнуло от мачты, и он закрутился на мокрых досках, подобно волчку, хватаясь за спасительный канат. Что-то твердое сильно ударило его по зубам. Это был локоть Ивэнлин. Над Уиллом грохотали морские воды, и нос корабля снова устремился вниз. «Волчий ветер» опять заскользил под уклон, то выпрямляясь, то склоняясь долу, стряхивая с себя воду, точно утка. Уилл так ослабел, что у него не было сил даже закричать. Он застонал вполголоса и пополз к мачте. Им уже не спастись, подумал он. В глазах Ивэнлин он видел отчаяние.

Эрак со Свенгалом стояли на корме: они готовились к новому испытанию. «Волчий ветер» вздымал вверх и обрушивался вниз, кренился то на один бок, то на другой, но все-таки умудрялся противостоять стихии.

– А ведь неплохо справляется! – прокричал Свенгал.

Эрак сдержанно кивнул. Пусть Уиллу и Ивэнлин все происходящее казалось концом света, на самом деле корабль был способен выдерживать подобные шторма. Однако и он был несовершенен. Если он получит пробоину, вся команда отправится кормить рыб на дне морском.

– Последняя волна чуть не угробила нас, – вздохнул Эрак. Действительно, если бы гребцы не сумели сделать решающий рывок и перетащить корабль через гребень волны, судно точно засосало бы на глубину. – Надо нам развернуться и обогнать шторм! – заключил он.

Свенгал одобрительно кивнул. Он стоял, щурясь от ветра и соленых брызг.

– После того, как преодолеем вот эту. – Он указал на следующую волну.

Она была поменьше той, что едва их не прикончила. Но «поменьше» не значило «маленькая». Скандианцы вцепились в рулевое весло.

– Налягте! Налягте же, черт вас дери! – зарычал Эрак на гребцов, когда над «Волчьим ветром» нависла новая стена воды и корабль опять начал очень медленно карабкаться вверх, выбиваясь из сил.

– О нет! Пожалуйста, пожалуйста, пусть это кончится, – простонал Уилл, чувствуя, как нос судна опять наклонился вперед.

Ужас вконец измотал его. Ему просто хотелось, чтобы все это прекратилось. Пусть уж лучше корабль потонет, подумал он. Будь что будет. Лишь бы конец. Лишь бы перестал терзать его этот отупляющий ужас. Он слышал, как рядом с ним всхлипывает Ивэнлин. Уилл обнял ее за плечи, больше он ничем не мог ее успокоить.

Вверх, вверх, вверх – судно устремлялось все выше, затем вновь на палубу обрушились потоки воды, и драккар, перебравшись в очередной раз через гребень волны, рухнул вниз. Уилл хотел закричать, но не смог: он осип и выбился из сил. Из горла вырвался лишь тихий всхлип.

«Волчий ветер» снова вгрызался в основание волны. Эрак выкрикивал приказы гребцам. За то время, пока не подойдет новая волна, они должны успеть развернуть корабль.

– К правому борту! – взревел Эрик, жестом указывая направление поворота на случай, если кто-то из гребцов в передних рядах его не расслышит. Однако можно было не сомневаться: слышали его все.

Гребцы уперлись ногами в доски обшивки палубы. Те, что сидели справа, подтянули к себе рукояти весел, а те, что гребли по левую сторону, толкали весла вперед. Когда корабль наконец-то выровнялся, Свенгал проорал:

– Пошли!

Лопасти погрузились в воду: с одной стороны гребцы тянули весла на себя, с другой – от себя. Эрак со Свенгалом всем весом налегли на рулевое весло. Длинный узкий корабль резко повернулся, почти не сдвинувшись с места, и обратил корму к ветру и волнам.

– А теперь др-р-ружно! – пророкотал Эрак, и гребцы охотно повиновались.

Ему нужно было вести корабль, обгоняя волны, иначе судно просто накрыло бы водой. Лишь единожды бросил он взгляд на аралуинских пленников, что жалко съежились у мачты, и тут же забыл о них: ему нужно было следить за движением корабля и за тем, чтобы он был повернут кормой к подступающим волнам. Допусти он малейшую ошибку – и судно пойдет боком, и тогда им всем настанет конец. Сейчас корабль легко всходил на волну, но все равно надо было быть настороже.

Уиллу и Ивэнлин казалось, что «Волчий ветер» все еще совершает ужасные прыжки, проходя по пятнадцать метров от основания волны до гребня. Но теперь путь корабля был не таким хаотичным: он следовал за волной, а не сражался с ней. Уилл почувствовал, что судно двигалось более плавно. Потоки воды все еще хлестали по палубе с равными промежутками, но опасное скольжение судна назад и вниз осталось в прошлом. Корабль раз за разом с успехом преодолевал огромные волны, и в сердце Уилла затеплилась надежда, что, может быть, у них появился шанс на спасение.

Но это было очень неуверенное «может быть». С каждой новой волной, что накатывала на них, юноша чувствовал все тот же беспредельный ужас, от которого внутри у него все сжималось. Каждый раз ему казалось, что теперь-то они пропали. Он обнял Ивэнлин и почувствовал, как ее руки в ответ обвились вокруг его шеи, а ледяная щека прижалась к его щеке. Так эти двое молодых людей искали – и обрели – друг в друге утешение и отвагу. Ивэнлин скулила от страха. Сам Уилл, к своему удивлению, обнаружил, что, как и Ивэнлин, бормотал бессмысленные слова, призывая на помощь Холта, Тагая, кого угодно, кто мог бы его услышать и спасти. Но волна накатывала за волной, а «Волчий ветер» все не тонул. Ужас притупился, на смену ему пришло нервное истощение, и юноша наконец заснул.

Семь следующих дней корабль относило далеко к югу, за пределы Узкого моря, к самым границам океана. Уилл и Ивэнлин все так же сидели, сжавшись калачиком, у мачты: изможденные, вымокшие и продрогшие. Отупляющее предчувствие беды не оставляло, но постепенно они начали верить в то, что могут спастись.

На восьмой день из-за туч пробилось солнце. Свет был слабый, но это было солнце. Яростная качка закончилась, и корабль, как и до бури, плавно скользил по морской ряби.

Эрак – его борода и волосы были покрыты солью, точно инеем, – устало налегал на рулевое весло, аккуратно разворачивая судно обратно к северу.

– А теперь – к Мысу Защиты, – объявил он команде.

Глава 2

Холт прислонился к стволу могучего дуба и стоял, не шевелясь. Из леса появилась ватага разбойников и окружила карету.

Он был на виду, но его никто не замечал – грабителям не терпелось захватить добычу – обчистить богатого купца с женой, тем тоже было не до Холта: они в ужасе таращились на вооруженных людей, сгрудившихся на поляне вокруг их экипажа.

Но гораздо лучше скрывал Холта от людских взоров его камуфляжный плащ. Он надвинул капюшон на лоб. К тому же Холт не шевелился. Как и все рейнджеры, он знал: чтобы слиться с окружающей средой, нужно уметь быть неподвижным, даже тогда, когда на тебя смотрят в упор.

Среди рейнджеров ходила поговорка: «Поверь, что ты невидим, – и тебя не увидят».

Дородный человек, облаченный в черное, вышел из-за деревьев и приблизился к карете. Холт на мгновение прищурился, а потом вздохнул. Снова он пошел по ложному следу.

Незнакомец отдаленно походил на Фолдара – человека, за которым Холт охотился с тех пор, как закончилась война с Моргаратом. Фолдар был старшим полководцем. Ему удалось скрыться, когда Моргарат был повержен и его армия ужасных уорголов разбежалась.

Но сам Фолдар не был бестолковым животным. Он был человеком, обладающим разумом, способным строить планы; человеком, чья душа была обезображена злом. Этот отпрыск знатной аралуинской семьи убил обоих родителей, поспорив с ними из-за лошади. Тогда ему едва стукнуло тринадцать. Он сбежал в Горы Ливня и Тьмы, где Моргарат распознал в нем единомышленника и призвал на свою службу. Теперь он остался единственным выжившим членом этой шайки, и король Дункан объявил его поимку и заточение делом первоочередной важности.

Сложность была в том, что повсюду расплодились лже-Фолдары. Обычно это были простые бандиты. Они использовали имя Фолдара и его устрашающую репутацию преступника, чтобы вселять страх в выбранные жертвы, а потом беспрепятственно их грабить. Когда появлялся новый самозванец, Холту и его братьям по оружию приходилось впустую тратить время на его поиски. Ярость постепенно разгоралась в его груди. Тратить целые дни на такие мелочи! У Холта были дела и поважнее. Он дал обещание, а подобные болваны мешают ему это обещание сдержать.

Фальшивый Фолдар тем временем остановился у кареты. Черный плащ со стоячим воротником чем-то напоминал одеяние Фолдара. Но настоящий полководец был щеголем: плащ его был сшит из черных как ночь бархата и атласа, а у этого самозванца наряд был из грубой шерсти, плохо выкрашенный и залатанный в нескольких местах, с воротником из дурно выделанной черной кожи.

Головной убор его был грязен и изрядно измят, а украшавшее его лебединое перо сломано посередине (возможно, на шляпу однажды уселся какой-нибудь невнимательный разбойник). Теперь мужчина заговорил, пытаясь подражать саркастическому тону Фолдара, однако явный сельский акцент и простонародное построение фраз испортили эту попытку.

– Спуститесь с повозки, добрый сэр и мадама. – Он отвесил неуклюжий поклон. – И не боитесь, прекрасная леди, благородный Фолдар не причинит зла даме, столь прекрасной, как вы. – Разбойник попытался злобно рассмеяться, но звук был больше похож на жалкое кудахтанье.

«Добрая мадама» была далеко не прекрасна собой: средних лет, грузная и крайне неказистая. Но, мрачно подумал Холт, это вовсе не повод так ее запугивать. Женщина не двигалась с места, поскуливая от страха. «Фолдар» шагнул вперед. Голос его зазвучал резче, тон стал угрожающим:

– А ну спускайтесь, а не то отрежу вашему супружнику уши и подарю вам!

Он опустил правую руку на рукоять длинного клинка, который был заткнут у него за пояс. Женщина вскрикнула и забилась глубже в угол кареты. Ее муж, напуганный ничуть не меньше, пытался вытолкнуть ее наружу – видно, уж очень ему хотелось оставить свои уши на полагающемся им месте.

«Довольно!» – подумал Холт. Как хорошо, что его никто не заметил. Он натянул тетиву, точным движением прицелился и пустил стрелу.

«Фолдар» (на самом деле его звали Руперт Габблстоун) ощутил, как что-то промелькнуло прямо у него под носом. А потом он почувствовал, как его резко дернуло за воротник и пригвоздило к карете: черная стрела вонзилась в дерево, древко задрожало. Разбойник ошарашенно вскрикнул, потерял равновесие и упал бы, если бы не плащ, застежка которого теперь душила его.

Остальные члены шайки обернулись посмотреть, откуда прилетела стрела. Холт шагнул из тени дуба, но ошарашенным грабителям показалось, что он появился прямо из ствола.

– Я королевский рейнджер! – объявил Холт. – Бросьте оружие!

Разбойников было десять человек, и все, как один, были вооружены, однако никто не осмелился ослушаться приказа. Ножи, мечи и дубинки со стуком полетели на землю. Разбойники только что наблюдали действие темной магии, доступной рейнджерам: мрачная фигура появилась прямо из ствола дерева. Да и теперь его загадочный плащ слегка мерцал, сливаясь с фоном и мешая разглядеть незнакомца. А если кому колдовства недостаточно, то был и более весомый довод – внушительного вида лук, уже готовый выпустить еще одну стрелу с черным древком.

– Все на землю, животом вниз, живо! – Слова хлестнули разбойников, точно плеть, и они попадали ничком. Холт указал жестом на одного из них: это был чумазый юноша лет пятнадцати, не больше. – А ты погоди! – Молодой человек застыл на четвереньках, не успев лечь на землю. – Сними с них ремни и свяжи им руки за спиной.

Юноша испуганно закивал, а потом направился к первому из разбойников, который распластался рядом. Холт заговорил снова, и юноша застыл, внимая.

– Смотри свяжи их покрепче! – предостерег его рейнджер. – Если хоть один узел развяжется, я… – Он помедлил миг-другой, придумывая подходящую угрозу, и продолжил: – Я замурую тебя внутри во-он того дуба.

Этого должно хватить, подумал Холт. Он понял, как подействовало его неожиданное появление на этот необразованный сельский сброд. Рейнджер и раньше нередко пользовался этим приемом, а теперь, увидев, как побледнело лицо юноши под слоем грязи, он понял: угроза подействовала. Холт обернулся к Габблстоуну; тот слабо дергал за шнур, стягивавший плащ у горла. Лицо разбойника покраснело, а глаза выпучились. Они чуть не выпали из орбит, когда он увидел, что рейнджер обнажил свой сакс.

– Ох, да не бойся, – проворчал Холт.

Одним движением он разрезал шнур, и Габблстоун, внезапно обретя свободу, рухнул на землю. Казалось, вставать он и не собирается: там, внизу, он был в безопасности. Холт кинул взгляд на тех, кто сидел в карете: лица их сияли от облегчения.

– Вы можете продолжать путь, если вам угодно, – любезно обратился он к путешественникам. – Эти недоумки вас больше не потревожат.

Купец, со стыдом вспомнив, как пытался выпихнуть жену из кареты, попытался скрыть неловкость за громкими речами:

– Да их повесить надо, рейнджер! Вздернуть на веревке! Они до смерти перепугали мою бедную жену, они и мне самому угрожали!

Холт, бесстрастно взирая на мужчину, ждал, когда тот истощит запас красноречия.

– Они сделали кое-что и похуже, – сказал он наконец, – впустую потратили мое время.

– Как и в прошлый, Холт, – сказал Кроули. – Ответ по-прежнему «нет».

Старый друг стоял перед ним, и Кроули видел гнев на его лице. Однако ничего не поделаешь: приказ есть приказ. Как командир рейнджеров он должен был следить за тем, чтобы все приказы выполнялись. А Холт, как и любой рейнджер, должен был подчиняться.

– Но я же вам не нужен! – воскликнул Холт. – Я тут впустую гоняюсь за лже-Фолдарами, когда на самом деле должен выручать Уилла!

– Король объявил поимку Фолдара делом первостепенной важности, – напомнил ему Кроули. – Рано или поздно мы найдем и настоящего.

Холт лишь рукой махнул:

– В вашем распоряжении еще сорок девять рейнджеров. Неужто их недостаточно?

– Остальные сорок девять нужны королю Дункану. И ты ему нужен. Он доверяет тебе и рассчитывает на тебя. Ты наш лучший воин.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное