Джоан Кэтлин Роулинг.

Гарри Поттер. Полная коллекция



скачать книгу бесплатно

– Ихнее главное дело – следить, чтобы муглы не прознали, что в стране по-прежнему есть ведьмы и колдуны.

– Зачем?

– Зачем? Да ты сам посуди, Гарри! Ежели узнают, вмиг захотят по волшебству всего и побольше. Нет, нам уж лучше по-тихому.

Лодка мягко ткнулась в причал. Огрид сложил газету, и по каменным ступеням они поднялись на мостовую.

Пока они шли через городок на вокзал, прохожие вовсю глазели на Огрида. И это Гарри нисколько не удивляло: Огрид не только был вдвое больше обычного человека, он еще и без удержу размахивал руками, тыча в простейшие вещи вроде паркометра и громко восклицая:

– Видал?! Чего только муглы не навыдумывают, скажи?

– Огрид, – спросил Гарри, слегка задыхаясь – ему ведь приходилось бежать, чтобы не отстать от великана, – значит, в «Гринготтсе» есть драконы?

– Говорят, есть, – ответил Огрид. – Эх, хотел бы я дракона!

– Правда?

– Да. Всю жизнь хотел, с малолетства… Нам сюда.

Они дошли до вокзала. Поезд на Лондон отправлялся через пять минут. Огрид, не разбиравшийся в «мугловых деньжатах», как он их назвал, отдал Гарри купюры и послал за билетами.

В поезде на них глазели совсем уж бессовестно. Огрид занял два сиденья и вытащил вязанье. Вязал он нечто вроде циркового шатра канареечного цвета.

– У тебя письмо с собой, Гарри? – спросил Огрид, не переставая считать петли.

Гарри вытащил из кармана пергаментный конверт.

– Отлично, – сказал Огрид. – Там список всего нужного.

Гарри развернул второй лист письма, который не заметил накануне вечером, и прочел:


«ХОГВАРЦ»
ШКОЛА КОЛДОВСТВА и ВЕДЬМИНСКИХ ИСКУССТВ

ФОРМА

Учащимся первого года обучения необходимо иметь:


1. Простая рабочая мантия (черная) – 3 шт.

2. Повседневная островерхая шляпа (черная) – 1 шт.

3. Защитные перчатки (из драконьей кожи или аналогичные) – 1 шт.

4. Зимний плащ (черный, с серебряными застежками) – 1 шт.

Убедительная просьба проследить, чтобы на одежду были пришиты метки с фамилией учащегося.


УЧЕБНИКИ

Каждый учащийся должен иметь следующие книги:

– Миранда Истреб «Сборник заклинаний (часть первая)»

– Батильда Бэгшот «История магии»

– Адальберт Вафлинг «Теория колдовства»

– Эмерик Чиктрак «Превращения. Руководство для начинающих»

– Филлида Спора «Тысяча волшебных трав и грибов»

– Арсениус Скрупул «Волшебные отвары и зелья»

– Ньют Саламандер «Фантастические твари и где они обитают»

– Квентин Трясль «Силы зла: руководство по самозащите»


ПРОЧЕЕ

Волшебная палочка – 1 шт.

Котел (оловянный, размер 2) – 1 шт.

Набор флаконов (стекло или хрусталь) – 1 шт.

Телескоп – 1 шт.

Медные весы – 1 шт.

Учащимся разрешается привезти с собой сову, ИЛИ кошку, ИЛИ жабу.


ВНИМАНИЮ РОДИТЕЛЕЙ:
УЧАЩИМСЯ ПЕРВОГО ГОДА ОБУЧЕНИЯ НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ

– И все это можно купить в Лондоне? – поинтересовался Гарри.

– Если знать места, – ответил Огрид.


В Лондоне Гарри еще не бывал.

Огрид, хоть и «знал места», явно не привык попадать туда обычным путем. Сначала он застрял в турникете метро, а потом всю дорогу жаловался: то сиденья тесные, то поезда медленные.

– Даже не знаю, как они тут обходятся без колдовства, – ворчал он, взбираясь вверх по сломанному эскалатору к выходу на узкую оживленную улицу, сплошь состоявшую из магазинов.

Гигант Огрид легко рассекал толпу, Гарри нужно было лишь держаться позади и не отставать. Они шли мимо книжных и музыкальных магазинов, закусочных и кинотеатров, но нигде не видели вывески «Волшебные палочки». Обычная улица, с обычными людьми… Неужели правда, что внизу, под землей, хранятся груды колдовского золота? И где же магазины, в которых продаются сборники заклинаний и метлы? Может, это вообще дурацкий розыгрыш, подстроенный дядей и тетей? Не знай Гарри, что Дурслеи напрочь лишены чувства юмора, он бы так и подумал – и все же, несмотря ни на что, верил Огриду безоговорочно.

– Пришли, – объявил Огрид, останавливаясь. – «Дырявый котел». Знаменитое местечко.

То было крохотное, невзрачное заведение. Если б Огрид не показал, Гарри бы и не заметил, что оно вообще тут есть. Кстати, люди, спешившие по улице, именно что не замечали его. Их взгляды скользили мимо – с большого книжного магазина по одну сторону на музыкальный магазин по другую; казалось, «Дырявый котел» они просто не видят. Гарри показалось, что лишь они с Огридом и видят этот паб. Но не успел он ничего сказать, как Огрид уже провел его внутрь.

В знаменитом заведении было на редкость темно и убого. В углу сидели старухи – они потягивали херес из крохотных стаканчиков. Одна курила длинную трубку. Низенький мужчина в цилиндре разговаривал со стариком барменом – лысым и похожим на беззубый грецкий орех. Когда они вошли, тихий гул голосов стих. Огрида, похоже, тут знали; ему замахали и заулыбались, а бармен потянулся за стаканом, спросив:

– Как обычно, Огрид?

– Не могу, Том, дела «Хогварца», – объяснил Огрид и хлопнул Гарри по плечу. У того подогнулись колени.

– Бог ты мой, – воскликнул бармен, вглядываясь в Гарри, – это же… Возможно ли?..

В «Дырявом котле» вдруг воцарилась полная тишина.

– Храни мою душу, – прошептал старик. – Гарри Поттер… какая честь. – Он торопливо обогнул барную стойку, бросился к Гарри и со слезами на глазах схватил его за руку. – С возвращением, мистер Поттер, с возвращением.

Гарри не знал, что сказать. Все смотрели на него. Старуха с трубкой старательно затягивалась, хотя трубка уже погасла. Огрид сиял.

Вдруг шумно задвигались стулья, и через секунду Гарри жал руки уже всем подряд.

– Дорис Крокфорд, мистер Поттер! Просто не верю, что наконец вижу вас собственными глазами!

– Горжусь встречей, мистер Поттер, чрезвычайно горжусь.

– Всегда мечтала пожать вам руку – я вся в волнении.

– Я в восторге, мистер Поттер, просто не могу передать… Диггл меня зовут, Дедал Диггл.

– Я вас как-то видел! – вспомнил Гарри, когда у Дедала Диггла от восторга свалился цилиндр. – Вы мне однажды поклонились в магазине.

– Помнит! – возликовал Дедал Диггл, обращаясь ко всем одновременно. – Вы слышали? Он меня помнит!

Гарри неустанно пожимал руки – Дорис Крокфорд вставала в очередь снова и снова.

Вперед пробрался бледный молодой человек, очень нервный. Один глаз у него постоянно дергался.

– Профессор Страунс! – приветствовал Огрид. – Гарри, профессор Страунс будет преподавать у тебя в «Хогварце».

– П-поттер, – заикаясь, произнес профессор Страунс, хватая Гарри за руку. – Н-не могу п-передать, до ч-чего с-счастлив, что м-мне д-д-д-довелось в-вас в-в-встретить.

– А что вы преподаете, профессор Страунс?

– З-защиту от с-сил з-з-зла, – признался профессор Страунс тихо, словно не желал об этом и думать. – Н-но в-вам же это н-не п-понадобится, да, П-поттер? – Он нервно рассмеялся. – Идете п-покупать в-все д-для школы, п-полагаю? А я – п-поискать н-новую книгу п-про в-вампиров. – Казалось, самая мысль о вампирах вызывает у него нервные колики.

Но другие желающие пообщаться со знаменитостью оттеснили профессора Страунса и еще минут десять выражали Гарри свое восхищение. Наконец Огриду удалось перекричать гвалт:

– Нам пора – куча дел! Пошли, Гарри.

Дорис Крокфорд в последний раз пожала Гарри руку, и Гарри с Огридом через заднюю дверь паба вышли в небольшой, обнесенный стенами дворик. Там стоял мусорный бак и росли чахлые сорняки.

Огрид улыбнулся Гарри:

– Что я тебе говорил? Ты знаменитость. Профессор Страунс аж задрожал, как увидал тебя… Правда, если честно, он вечно дрожит.

– Он всегда такой нервный?

– Ага. Несчастный малый. Умный – страсть! И все шло хорошо, пока он учил по книжкам, а потом уехал на год повидать мир… И, говорят, встретил в Чернолесье вампиров, да плюс еще какая-то темная история с ведьмой… В общем, с тех пор сам не свой. Боится учеников, боится даже собственного предмета… Так, а где мой зонтик?

Вампиры? Ведьма? У Гарри голова шла кругом. Огрид меж тем считал кирпичи в стене над мусорным баком.

– Три вверх… Два вбок… – бормотал он. – Так, отойди-ка подальше, Гарри.

И он трижды постучал по стене острием зонтика.

Кирпич задрожал… заюлил на месте… в центре образовалось отверстие… оно росло, росло… и через секунду перед ними образовалась арка, сквозь которую даже Огрид смог пройти на мощеную улицу, извилисто уходившую вдаль.

– Добро пожаловать, – сказал Огрид, – на Диагон-аллею.

И ухмыльнулся изумлению Гарри. Они прошли в арку, Гарри быстро оглянулся и увидел, как проем вновь превращается в твердь стены.

Солнце ярко сверкало на стенках котлов, выставленных у ближайшего магазина. «Котлы – Все размеры – Латунные, медные, оловянные, серебряные – Самомесы – Складные», – гласила вывеска.

– Ага, это тебе нужно, – проговорил Огрид, – но сперва – за деньжатами.

Гарри жалел, что у него не десять пар глаз. Они шли по улице, и он вертел головой, стараясь увидеть все сразу: лавки, товары перед ними, покупателей. У аптеки он услышал, как полная дама говорит, покачивая головой:

– Печень дракона по семнадцать сиклей за унцию! С ума они посходили…

Из недр темного магазина под вывеской «Совиные Эмпиреи Лупоглааза – совы неясыти, сипухи, бурые иглоногие, полярные» неслось глухое низкое уханье. Несколько мальчишек, сверстники Гарри, стояли, прижав носы к витрине с метлами. Один говорил:

– Гляньте! «Нимбус-2000» – последняя модель, самая скоростная…

На Диагон-аллее торговали мантиями и плащами, телескопами и странными серебряными инструментами, каких Гарри никогда раньше не видел, в витринах стояли бочки с селезенкой летучей мыши и глазами угря, высились шаткие башни книг с заклинаниями, лежали гусиные перья, пергаментные свитки, виднелись склянки снадобий, лунные глобусы…

– «Гринготтс», – провозгласил Огрид.

Они подошли к снежно-белому зданию, возвышавшемуся над соседними лавками. У начищенных до блеска бронзовых дверей в пурпурно-золотой ливрее стоял…

– Ага, это гоблин, – кивнул Огрид, когда они направились к нему по белым ступеням.

Гоблин был примерно на голову ниже Гарри. Смуглое умное лицо, острая бородка и очень длинные пальцы и ступни. Когда Огрид и Гарри входили, гоблин поклонился. Теперь они оказались перед внутренними дверями, на сей раз – серебряными, и на створках были выгравированы следующие слова:

Восшествуй, незнакомец, но прими в расчет:

Того, кто алчностью грешит, возмездье ждет,

Богатство без труда ты хочешь получить –

Недешево за то придется заплатить.

Сокровище, что в подземелье мирно спит,

Тебе, запомни, не принадлежит,

Вор, трепещи! И знай, что кроме клада

Найдешь там то, чего тебе не надо.

– Я ж говорю, сюда только полоумный сунется, – заметил Огрид.

Двое гоблинов поклонились им у серебряных дверей – и Гарри с Огридом очутились в огромном мраморном зале. За длинной стойкой на высоких табуретах сидело около сотни гоблинов: они царапали что-то в гроссбухах, взвешивали монеты на медных весах, изучали драгоценные камни через очки. Из зала в разные стороны вело несметное множество дверей, и возле них несметное же множество гоблинов деловито встречало и провожало клиентов. Огрид и Гарри подошли к стойке.

– Здрасьте, – сказал Огрид свободному гоблину. – Мы за деньгами из сейфа мистера Гарри Поттера.

– У вас есть его ключ, сэр?

– Где-то был. – Огрид начал выгружать содержимое карманов прямо на стойку и тут же засыпал гроссбух плесневелыми собачьими галетами. Гоблин поморщился. Гарри же смотрел, как другой гоблин, справа, взвешивает гору рубинов, огромных, как тлеющие угли. – Вот он, туточки! – Огрид торжествующе показал крохотный золотой ключик.

Гоблин внимательно его осмотрел.

– Кажется, соответствует нормативу.

– У меня еще письмо от профессора Думбльдора. – Огрид с важностью приосанился. – Насчет Сами-Знаете-Чего в ячейке семьсот тринадцать.

Гоблин внимательно прочел письмо.

– Очень хорошо, – кивнул он, возвращая письмо Огриду. – Вас проводят вниз в хранилище. Цапкрюк!

Цапкрюк тоже был гоблин. Огрид снова распихал по карманам галеты, и они с Гарри вслед за Цапкрюком направились к какой-то двери.

– А что такое Сами-Знаете-Что в ячейке семьсот тринадцать? – спросил Гарри.

– Не могу тебе сказать, – с загадочным видом ответил Огрид. – Сверхсекретно. Дела «Хогварца». Думбльдор мне доверил. Не мое право тебе рассказывать.

Цапкрюк распахнул перед ними дверь. Гарри ожидал снова увидеть мраморный зал – и удивился: они попали в узкий каменный коридор, освещенный пылающими факелами. Коридор довольно круто уходил вниз, а по полу были проложены узкие рельсы. Цапкрюк свистнул, и на его зов, погромыхивая на стыках, явилась тележка. Они забрались в нее – Огриду это оказалось непросто – и отправились в путь.

Поначалу они просто мчались по лабиринту извилистых коридоров. Гарри пробовал запоминать дорогу: налево, направо, направо, налево, в центр развилки, направо, налево, – но это было невозможно. Дребезжащая тележка, похоже, сама знала, куда ехать: Цапкрюк ею не управлял.

Бьющий навстречу холодный воздух резал глаза, но Гарри их упорно не закрывал. Один раз ему почудился в глубине коридора сноп пламени, и он обернулся – не дракон ли там, – но было поздно. Они спускались все глубже под землю и ехали теперь мимо озера, где снизу и сверху росли сталактиты и сталагмиты.

– Так и не знаю, – крикнул Гарри Огриду сквозь грохот тележки, – кто из них сталактит, а кто – сталагмит?

– Сталагмит – это у которого «м», – ответил Огрид. – И не спрашивай больше ничего, а то меня стошнит.

Он и правда позеленел. Когда тележка наконец остановилась у дверцы в стене, ему пришлось опереться о стену, чтобы перестали дрожать колени.

Цапкрюк отпер дверцу. Оттуда вырвались клубы зеленого дыма. Едва тот рассеялся, Гарри ахнул. Внутри лежали горы золотых монет. Стояли колонны серебряных. Валялись груды маленьких бронзовых кнудов.

– Все твое, – улыбнулся Огрид.

Все его – потрясающе! Дурслеи, надо полагать, ничего об этом не знали, не то прибрали бы к рукам в мгновение ока. Они ведь постоянно жаловались, что Гарри им дорого обходится. А оказывается, все это время он, сам того не подозревая, владел целым состоянием, спрятанным глубоко под Лондоном.

Огрид помог Гарри уложить деньги в сумку.

– Золотые – это галлеоны, – объяснил он. – В одном галлеоне семнадцать серебряных сиклей, в одном сикле – двадцать девять кнудов. Ничего сложного. Вот, этого на пару семестров хватит, а остальные пусть лежат здесь, целее будут. – Он повернулся к Цапкрюку. – А теперь, будь другом, к ячейке номер семьсот тринадцать, и не гони так, а?

– Скорость только одна, – отрезал Цапкрюк.

Они помчались еще дальше вглубь, набирая скорость. Все холоднее становилось, все сильнее швыряло тележку на крутых поворотах. С грохотом пронеслись над подземным ущельем, и Гарри перевесился через бортик посмотреть, что внизу, но Огрид страдальчески застонал и за шиворот втащил его обратно.

У ячейки семьсот тринадцать не было замочной скважины.

– Станьте в сторонку, – важно велел Цапкрюк. Он легонько провел длинным ногтем по дверце, и та растаяла. – Если так сделает чужой, его утянет внутрь и он окажется в заточении, – пояснил Цапкрюк.

– И часто вы проверяете, нет ли кого внутри? – спросил Гарри.

– Примерно раз в десять лет, – ответил Цапкрюк с весьма неприятной ухмылкой.

Наверняка в столь секретной ячейке хранится нечто суперважное. Гарри с любопытством подался вперед, ожидая увидеть по меньшей мере груды алмазов, но в ячейке – по крайней мере, на первый взгляд – ничего не было. Потом он заметил на полу небольшой грязноватый сверток в коричневой бумаге. Огрид подхватил его и спрятал куда-то под плащ. Гарри очень хотелось узнать, что же в свертке, но он сдержал любопытство.

– Ну что, назад в адскую громыхалку? И не разговаривай со мной по дороге – мне лучше пасть не открывать, – сказал Огрид.


Кое-как пережив ужасы обратной дороги, они вновь стояли за дверями «Гринготтса», щурясь на ярком солнце. Гарри не знал, куда и бежать, раз у него в сумке полно денег. Ему не требовалось знать, каков обменный курс галлеона к фунту, он и так понимал: у него в жизни не бывало столько денег – даже Дудли столько и не снилось никогда.

– Надо б тебе форму спроворить. – Огрид мотнул головой в сторону «Мадам Малкин – Мантии на все случаи жизни». – Слушай, Гарри, ты не против, если я заскочу в «Дырявый котел»? А то взбодриться бы. Терпеть не могу эти проклятые банковские тележки.

Он и впрямь выглядел бледно, поэтому Гарри, сильно волнуясь, отправился к мадам Малкин один.

Та оказалась приземистой улыбчивой ведьмой, одетой в розовато-лиловое.

– Идешь в «Хогварц», милый? – перебила она его невнятное лопотание. – Здесь все, что нужно, – и вот, кстати, еще один молодой человек на примерке.

В глубине магазина на низкой табуретке стоял мальчик с бледным, острым лицом, а вторая ведьма подкалывала булавками подол его черной мантии. Мадам Малкин поставила Гарри на табурет рядом, надела ему через голову платье и начала укорачивать.

– Привет, – сказал мальчик. – Тоже в «Хог варц»?

– Да, – кивнул Гарри.

– Мой папа в соседнем магазине покупает учебники, а мама смотрит волшебные палочки на том конце улицы, – сообщил мальчик. Говорил он скучающе, манерно. – А потом я их потащу смотреть гоночные метлы. Не понимаю, почему первоклассникам их не разрешают. Все-таки заставлю отца купить и уж как-нибудь протащу в школу.

Гарри отчетливо припомнился Дудли.

– А у тебя есть метла? – приставал мальчишка.

– Нет, – ответил Гарри.

– А в квидиш-то хоть играешь?

– Нет, – снова ответил Гарри, гадая, что это за штука такая, квидиш.

– А я играю. Папа говорит, преступно будет, если меня не выберут играть за мой колледж, и я, должен сказать, с ним согласен. Ты уже знаешь, в какой колледж идешь?

– Нет. – Гарри с каждой минутой чувствовал себя все глупее.

– Вообще-то никто точно не знает до последнего, но я уверен, что попаду в «Слизерин», у нас вся семья там училась… А ты только представь, каково попасть в «Хуффль пуфф»! Хоть из школы уходи, честное слово, как считаешь?

– Угу, – промямлил Гарри, сожалея, что не может сказать ничего поумнее.

– Ух ты, глянь на этого дядьку! – воскликнул вдруг мальчик, кивая на витрину.

За окном стоял Огрид. Он скалился во весь рот и вертел в руках два больших рожка мороженого, показывая, что войти не может.

– Это Огрид, – сказал довольный Гарри – он знал такое, о чем не осведомлен мальчишка. – Он работает в «Хогварце».

– А-а, – протянул мальчик, – я про него слышал. Он же там какой-то прислужник?

– Лесник, – поправил Гарри. Мальчишка с каждой секундой нравился ему все меньше.

– А, ну да. Какой-то дикарь – живет в хижине при школе, а временами напивается, начинает колдовать и в итоге поджигает собственную постель.

– А по-моему, он замечательный, – холодно возразил Гарри.

– Неужто? – произнес мальчик с презрительной усмешкой. – А почему он с тобой? Где твои родители?

– Умерли, – коротко ответил Гарри. Он не собирался обсуждать столь деликатную тему с этим воображалой.

– Какой ужас, – равнодушно сказал тот. – Но они были из наших, да?

– Они были ведьма и колдун, если ты об этом.

– Я думаю, не наших вообще принимать нельзя. Они же… не такие, не по-нашему воспитаны. Вообрази, некоторые даже про «Хогварц» не знают, пока не получат письмо. А по-моему, магию нельзя выпускать за пределы старых колдовских семей. Как, кстати, твоя фамилия?

Гарри не успел ответить. Мадам Малкин сказала:

– Вот и готово, милый, – и Гарри, нисколько не сожалея, что у него появился повод прекратить разговор, спрыгнул с табурета.

– Полагаю, увидимся в «Хогварце», – сказал манерный мальчик.

Гарри ел мороженое, которое принес Огрид (малиново-шоколадное, с дроблеными орехами), и молчал.

– Что с тобой? – спросил Огрид.

– Ничего, – соврал Гарри.

Они зашли купить пергамент и перья. При виде чернил, меняющих цвет при письме, Гарри слегка повеселел. Выходя из магазина, он спросил:

– Огрид, а что такое квидиш?

– Ах ты ж, парень, я и запамятовал, какая ты у нас темнота – про квидиш и то не в курсе!

– Не надо, мне и так плохо. – И Гарри рассказал Огриду про бледного мальчика в магазине мадам Малкин. – И еще он сказал, что детей из семей муглов вообще не следует принимать…

– Ты не из семьи муглов. Знал бы он, кто ты есть, – да он с пеленок про тебя слыхал, раз у самого семья колдовская. Ты ж видал, чего творилось в «Дырявом котле». И вообще, чего он, козявец, в таких делах смыслит! Сколько случаев знаю, когда у муглов вдруг родится колдун или ведьма, так они всегда – самые способные. Взять хоть твою маменьку! И сравнить с сестрицей? То-то.

– Так что такое квидиш?

– А это игра у нас такая спортивная. Ну, вроде как… футбол у муглов, все его смотрят. Играют в воздухе на метлах, и там еще четыре мяча… Короче, так сразу правил не объяснишь.

– А что такое «Слизерин» и «Хуффльпуфф»?

– Колледжи у нас в школе. Всего их четыре. Говорят, в «Хуффльпуффе» – одни тугодумы, но это…

– Тогда я точно окажусь в «Хуффльпуффе», – мрачно сказал Гарри.

– Лучше «Хуффльпуфф», чем «Слизерин», – сурово заявил Огрид. – Все ведьмы и колдуны, которые пошли… по плохой дорожке, учились в «Слизерине». Да и Сам-Знаешь-Кто – тоже.

– Вольде… ой, то есть Сам-Знаешь-Кто учился в «Хогварце»?

– Давным-давно, – ответил Огрид.

Они купили учебники в магазине Завитуша и Клякца, где полки до самого потолка были уставлены книгами всех сортов – огромными, как плиты мостовой, переплетенными в дорогую кожу, и малюсенькими, размером с почтовую марку, обтянутыми шелком книгами, полными причудливых значков, а в нескольких вообще ничего не было. Даже Дудли, который сроду ничего не читал, отдал бы что угодно, лишь бы до некоторых дотронуться. Огрид силой уволок Гарри от справочника «Заклятия: как заморочить врагов и очаровать друзей. Современная порча: выпадение волос, ватные ноги, прилипание языка и многое, многое другое» профессора Мститтуса Вирусиана.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6