Джо Хорт.

Сектор Мираж



скачать книгу бесплатно

Откинув челку со лба, которая длинной черной зачесанной набок прядью сливалась с волосами и топорщилась кончиками немного в бок, словно острые веточки елки, Мелиса пригубила свой любимый нейростим, очищающий разум от лишних забот.

– Не дождалась! – услышала она за спиной знакомый голос и улыбнулась.

– Это ты опоздал, Джин, – поприветствовала она друга, подняв стакан вверх и пригубив нейростим. – Поставь наконец себе навигационный имплант или монитор купи нормальный. Или под кожу засунь.

– Да есть у меня навигация. – Джин вытянул вперед запястье с наручным монитором, переставшим выпускаться два поколения назад. – Не люблю импланты, а этот еще работает. – Он подсел рядом и заказал две большие кружки нейростима. – За мой счет.

– За твой счет, – одобрительно подняла Мелиса кружку, словно произнося тост, и рассмеялась. Ей было приятно, что старый друг всегда был готов поддержать её выпивкой. – Но монитор все же обнови. Эти скоро и поддерживать перестанут. Как будешь заряжать?

Джин улыбнулся и пожал плечами. Он был рад видеть Мелису в хорошем расположении духа. Вернувшись из Межзвездного Гарнизона около полугода назад, он старался наверстать все те упущенные три года, проведенные без своих друзей. Особенно без Мелисы, с которой его связывали столько событий за прошедшие девять лет, начавшихся с сорвавшихся третьих выборов канцлера.

Джин был смешанных кровей. Будучи наполовину из сектора Мираж и наполовину с сектора Гердия, он имел слегка отличающуюся от стандартного миражийца внешность, за что часто получал подозрительные взгляды: его принимали за шпиона, иммигранта, а иногда и за бежавшего преступника. Спасало его то, что Джеминта Ли родился на Мираже и потому превосходно говорил на новом северном диалекте, прижившемся здесь после Заселения.

– Слышал новости? Канцлер наконец-то решил что-то делать с Песочной Язвой. Наверное, из родственников кто-то подцепил, – скривилась Мелиса в ухмылке.

– Да, сегодня по всем каналам вещали, – кивнул Джин. – Говорят, даже волонтерам будут платить при разработке кода на совместимость.

– Вот как? – заинтересованно воскликнула девушка и еще раз посмотрела на закладку своего монитора с юанями. – Мне бы не помешали деньги. Можно попробовать.

– Вот и я думаю, почему бы и нет. Говорят, будет большой конкурс, но у тебя с этим проблемы вряд ли будут, ты же хэйкэ. – Он кивнул на имплант, использовав старое слово северного диалекта для обозначения хакера. – Разбираешься в этих штуках.

– Думаю, твои пропитые мозги им тоже могут пригодиться, – попыталась приободрить Мелиса своего друга. – Компаний много, вдруг повезет.

– Верно, – потер Джин виски и осушил залпом новую кружку. – Давай допивай уже, у меня от этой «тихой» музыки голова болит.

– Думаю, не от музыки, – улыбнулась Мелиса, покосившись на пойло, и сделала большой глоток из своего стакана.

* * *

Январь, сектор Гердия, система Гиперон, Сенат Рима.


Шепот нарастал.

Сто человек сидели огромным полукругом в небольших ложах на разной высоте. Зал был полупустой, а потому и некоторые ложи также были пустующими. Лишь изредка Сенат собирался полностью, все триста представителей. Под каждой выпуклой ложей располагался небольшой экран, отображающий принадлежность ложи к определенному классу и системе сектора Гердия. Условно разделенные по системам на три части, в зале, аккурат посередине, сидели представители от системы Гиперон, справа располагалась система Мобиус и с другого края система Морбул. Те, кто по каким-то причинам не мог лично доехать в систему Гиперон, чтобы поучаствовать в собрании Сената, могли подключить свою голограмму, чтобы участвовать дистанционно. В Сенате собирались представители трех классов: Отрекшиеся, Горожане и Торговцы. Каждый из классов мог обсуждать и голосовать только за свою часть сферы. Поэтому каждый регион, город, система и колония старались набрать по три представителя от трех разных классов, чтобы получить максимальное количество возможных голосов. Считалось, что только Патриции, чьи предки первыми отреклись от Старой Земли и участвовали в первых челноках Заселения и не подпали под соблазн технологий имплантов, могли объективно принимать решения о внешней и внутренней политике торговли. Горожане имели право обсуждать исключительно внутреннюю политику сектора, тогда как класс Торговцев вовлекался только в дела о торговле и обмене внутри сектора и между секторами.

В секторе Гердия все решало наличие и отсутствие имплантов. Будь то человек, тервинн или хеллени, никто не мог пробиться выше класса ремесленника, если он имел любую модификацию, и не мог получить звание выше магистрата в административной иерархии сектора, что сильно ограничивало возможности развития культуры имплантов.

С чистыми, теми, кто по каким-то причинам не успел, не захотел и не поставил себе имплант в тело, была совершенно другая история. Им была доступна вся социальная и административная лестница, их уважали во всех системах сектора и относились с почтением. Только чистый из класса Отрекшихся мог стать Консулом сектора Гердия.

Она чинно вошла в огромные ворота здания Сената. Каблуки звонко цокали по белому мраморному полу, разнося звук за высокие стеклянные колонны, в центре которых были голографические изображения выдающихся людей Старой Земли. В центре зала располагалось каменное изображение знака сектора Гердия: пять лучей, направленных вниз из верхней точки круга, где на каждом из лучей располагались пять окружностей – по две на крайних лучах и одна на центральном. Статую огибали две здоровенные лестницы, смыкающиеся на небольшом балкончике чуть выше. Поднявшись на второй этаж, Элиза Ромуа оказалась на внешнем круге зала сената. Отсюда по периметру располагалось множество лож для представителей сектора. Ромуа остановилась у центральной, расположенной напротив балкончика внешнего зала. Приложив руку к сенсору отпечатков, она вошла в небольшое помещение, располагающееся перед представительской ложей.

«Ты сильная», – посмотрела она на себя в зеркало, поправляя белые одежды и прическу. Медленно вдохнув, она открыла двери в ложу и вошла в зал. Её встретила нарастающая тишина. Шепот успокаивался: увидев прибытие Консула, представители в ложах стали утихать и рассаживаться по своим местам.

– Консул, – вежливо поклонился человек в очках, ожидавший Элизу в ложе.

– Сенатор Талон, – кивнула Ромуа в ответ и заняла место в кресле, расположенном перед небольшим экраном. Надев себе на ухо волновой декодер для усиления слышимости, она настроила частоту вещания и прочистила горло.

– Все получится, – тихо сказал рядом Талон, усаживаясь поудобнее в своё кресло и настраивая изображение. – Ты на главном экране. – Он нажал кнопку, и лицо Ромуа появилось на огромном экране над её ложей, а также отобразилось небольшим голографическим изображением у всех на панелях управления.

– Я приветствую всех, кто собрался сегодня в Сенате. Сегодня нам предстоит обсудить вопросы внешней политики. Наш сектор процветает и растет, и я рада видеть, что системы Морбул и Мобиус принимают активное участие в развитии дальних регионов сектора. – Ромуа обвела взглядом всех присутствующих. – Следуя опыту наших предков, мы понимаем, что каждой цивилизации нужно развитие, распространение идей, новые последователи и ресурсы. Система Мираж, – Ромуа вывела на главный экран весь соседний сектор и подсветила в нем указанную систему, – медленно разваливается от Песочной Язвы. Конфликт между чистыми и техами растет и может дорасти до гражданской войны.

– Какое нам дело до другого сектора? – выкрикнул кто-то из зала.

– У нас и так полно внутренних проблем, – начал один из сенаторов системы Морбул. – Связь между планетами Сигма-1 и Сигма-2 так и не была восстановлена. Никто не знает, что происходит в добывающей системе!

– Консул, при всем уважении, в пограничных системах Гиперон снова обнаружили пиратские синдикаты, – высказался сенатор системы Гиперон, Дориус Корр, который никогда не был сторонником Ромуа и считал её правление крайне неэффективным. – Чего вы хотите добиться от системы, полной песка?

– Я понимаю ваши опасения, сенатор, – сложила руки домиком Ромуа, – но не стоит забывать, что в системе Мираж находится множество сторонников сектора Гердия, которые не прочь присоединиться к свободному сектору и его людям.

– Мы не будем развязывать войну! – озадаченно скрестил руки на груди Дориус, и его поддержали многие сенаторы. В зале прошла волна шепота.

– Мираж нам не враг, – встала из-за стола Ромуа и попыталась успокоить зал, – мы не пойдем на кровопролитие, нет. Через полтора года состоятся выборы канцлера данной системы – и я прошу Сенат дать согласие на моё участие в выборах. – По окончании речи зал затих. Ромуа с тревогой посмотрела на Талона, нервно кусающего губы и наблюдающего за движениями сенаторов в ложах.

– Консул Ромуа, – поклонился один из присутствующих из системы Морбул, – Вильям Савинни, система Морбул. Кому перейдет право финального голоса в ваше отсутствие?

– Справедливый вопрос. Титул временного Консула на полтора года перейдет главнокомандующему армией Лазарусу Ватария, который будет подотчетен мне и моему первому сенатору Талону, пока я буду готовиться к выборам в системе Мираж. Выбор уже сделан, сенатор Вильям, я лишь прошу вашего согласия. – После этого зал затих, и у всех на экранах всплыло окно с возможностью отдать или не отдавать голос за данную идею. Кто-то голосовал быстро, резко нажимая на клавишу на экране, другие, задумавшись, сидели, рассматривая реакцию других сенаторов.

– Я бы не стал доверять командование Лазарусу, – обратился Талон к Ромуа, пока шло голосование. – Он не понимает, что происходит в секторе, не понимает политической игры.

– Лазарус укрепит границы сектора на случай, если оппозиционные группировки или синдикаты захотят захватить контроль в мое отсутствие. Плюс он подготовит отряд для укрепления влияния в системе, когда она станет нашей после выборов.

– Но он совершенно не разбирается в политике! Сколько было ошибок на Старой Земле… – начал было возмущенно Талон, но небольшой сигнал к окончанию голосования перебил его.

– Пятьдесят восемь процентов проголосовало «За», сорок процентов «Против», два процента воздержались, – проговорила программа шелестящим металлическим женским голосом. – Решение, принятое большинством, вступает в силу с этого момента.

В интересах каждого

Февраль, сектор Мираж, система Мираж, Дворец Собраний.


Сильва прибыла во дворец чуть раньше Алзира, а потому видела, как его точный клон привозят к главному входу в Зал Ожиданий. У неё был точно такой же, сделанный точно наподобие своего хозяина: клон был подключен к замысловатому ресиверу, который принимал сигнал от предыдущего тела хозяина и мгновенно закачивал все воспоминания, сознание и поведение в новую оболочку. Таким образом, тервинн могли посещать множество точек, практически не теряя времени, а также не опасаясь за свою жизнь. Среди корвийцев ходила поговорка: «Чтобы убить тервинн, нужно двое – один на хозяина и другой на клона». Клоны были роскошью в секторе Тервинн и тем более редкостью в других секторах: только самые влиятельные из корвийцев и самые богатые из валлейцев могли позволить себе несколько штук.

Будучи сарро, Сильва имела двух, но и этого было достаточно, так как она любила путешествовать на своих ногах, в отличие от других корвийцев, считающих, что переносить их могут и боты. Разминая затекшие суставы клона, Сильва поправила свою прическу – длинные, тонкие сине-серые отростки-ороговелости, из-за своей толщины очень походившие на жесткие волосы. В отличие от мужчин тервинн, женщины имели больше схожести с людьми в некоторых аспектах: пропорции тела, волосы, форма лица и рук. Конечно, корвийские женщины также имели слегка раздвоенный лоб, заканчивающийся двумя аккуратными рожками, и также располагали тупоконечными ороговелостями на бедрах и плечах, словно огромная чешуя нарастающими гладкими пластинами друг на друга. Обилие ороговелостей означало принадлежность к более древнему роду – они могли уже с рождения определить тервинн в свою социальную группу.

Сильва была из рода Аббура-Гра, второго по значению рода у тервинн. Женщина многого добилась сама. Конечно, не обошлось и без уловок, когда в ранние годы своей жизни ей пришлось несколько раз ложиться с корвийцами выше её по положению. Так она продвинулась от сонну до сарро, что позволило ей как женщине управлять большой корпорацией Хоркул. А еще через десятилетие ей доверили целое отделение корпорации в другом секторе. Простившись со своей семьей, считавшей жутким позором оставлять свой сектор во имя продвижения другого, она улетела на корабле в Мираж. Общество тервинн, состоящее исключительно из рангов Нибу-Вар, Вар-Гра и высших представителей расы лор-дун, одобрило ее решение и позволило покинуть родной сектор. Это был большой шаг вперед для женщины. В родном секторе, да и на Мираже тоже, её ставили в пример как сильную женщину, способную добиться своего, ею восхищались и ей завидовали. Но Сильва не собиралась останавливаться, она чувствовала, что может добиться большего, хотя и боялась этого: боялась наткнуться на предел собственных возможностей, границу, которую ей никогда не переступить.

Поправив свою прическу, сарро Сильва направилась в сторону дроидов-ассистентов, которые отвечали на вопросы в Зале Ожидания. Каждый шаг, что она делала по направлению к ботам, привлекал все больше пар заинтересованных и ненавидящих глаз. Она знала, что люди Миража недоброжелательно относятся к тервинн, однако Сильва редко сталкивалась с этим лично, так как предпочитала не посещать общественные места на неродной планете. Но каждый раз, когда очередная пара глаз пересекалась с ней, она незаметно вздрагивала и старалась отвернуться. Она искренне верила в то, что люди и тервинн способны жить вместе, по крайней мере, сосуществовать. И каждый раз, рассматривая Мираж с высоты шпиля своей башни или изнутри, гуляя по улицам города, она ужасалась той истории, что произошла между двумя секторами. Кровопролитная война на много лет, заставившая пошатнуться нескольких Зелль в секторе Тервинн, уничтожила миллионы людей, превратила цветущую планету Мираж-2 в вымершую груду пепла и принесла самое страшное проклятие, вставшее между двумя народами – Песочную Язву.

«Я должна найти лекарство, – думала она, рассматривая дроида-ассистента, который обрабатывал запрос на встречу с канцлером, – даже не для Зелль». Она сразу же подумала о своем сыне, малыше Нефире, который сейчас послушно ждал её возвращения и мечтал когда-нибудь вместе с матерью идти знакомиться с людьми. Сильва получила его в результате тайных отношений с Map Терлином, корвийцем на целый статус выше неё самой. Будучи давними друзьями, рожденными на Кориссе, они разошлись в политику и в бизнес, где преуспели. Еще за несколько десятков лет до плана по выходу в сектор Мираж, Сильва нашла Мара в одной из далеких систем Глевиур, где корвиец пытался разобраться с внутренней ситуацией на планете Хисс по велению Зелль. Им повезло, что в детстве они оба были причислены к рядам Аббура-Гра, статусу, позволяющему выходить из собственного сектора и вести диалог на равных, невзирая на звания и положения.

Ей очень повезло, ведь Map Терлин очень любил её и её сына. Рискуя своим положением перед Зелль, он часто навещал их и проводил с ними свободное время. Многие корвийцы сочли бы это недостойным, бросив Сильву и публично унизив её перед Обществом, что привело бы к понижению в классе и звании. То же самое теперь грозило и ему, а потому они были в равном положении. И Сильве нравилось иметь небольшой рычаг давления на фарха, ведь отчасти благодаря ему её компания получала больше привилегий по сравнению с компанией конкурента Алзира Тервинн-тек.

– Сарро Сильва, – подошла к управляющей Хоркул девушка, голова которой была замотана в странные, по мнению Сильвы, тряпки, – следуйте за мной.

– Имплант прошлого поколения, – заметила Сильва, глазами указывая на небольшой квадратик на запястье, – наша работа.

– Я им уже не пользуюсь. – Девушка спрятала руку в карман и опустила голову. – Прошу, проходите в Главный Зал. Сяоджан ждет вас, – поклонилась замотанная и быстро удалилась в тень колонн.

Сильва проводила взглядом развевающиеся тряпки на голове, а затем, очистив голову от лишнего, вошла внутрь зала.

Ей приходилось бывать тут не один раз. Десятки переговоров с упертым канцлером By Мангом, сотни часов прошли впустую. Лидер сектора Мираж всегда верил, что его истина – единственная истинная. Она понимала, что он старается улучшить положение своего народа, и разделяла его интересы. Ведь она поступала точно так же, если речь шла о её компании или выгоде тервинн. И сегодня ей предстоит соединить эти три предпочтения в одной сделке, угодить всем трем сторонам.

– Канцлер, – почтительно поклонилась Сильва, присаживаясь на кресло за одним из столов, – рада снова встретиться с вами.

– Сарро компании Хоркул, – коротко кивнул в ответ By Манг и вывел на центральный блок голографическое изображение статистики смертности от Песочной Язвы. За последние годы частота смертности сильно увеличилась, и канцлер сектора Мираж не мог этого отрицать. Что-то происходило с имплантами нового и особенно старого поколения.

– Сразу к делу, – одобрительно улыбнулась Сильва, – по-тервиннски. Наша компания готова оказать поддержку в разработке лекарства от Песочной Язвы. Мы готовы принимать волонтеров по запущенной агитационной кампании. Я позабочусь, чтобы вся компания Хоркул немедленно приступила ко всем необходимым разработкам.

– Тервинн не работают бесплатно, – скрестил руки на груди By Манг. Он понимал, что без помощи технологий тервинн он не сможет продвинуть исследования, запущенные на Мираже, и на дюйм. Однако он слишком хорошо помнил: когда тервинн пришли в первый раз в сектор и первый канцлер, еще его дед, заключил сделку, она стоила сектору целой системы.

– Разумеется, – спокойно ответила Сильва, – я лишь прошу большего распространения имплантов в секторе. За последние несколько лет система Мираж стала практически полностью заполнена именно имплантами тервинн, и бизнес испытывает некоторые затруднения, – понизила она голос. – Хоркул должен получить доступ к системам сектора. – Понимая, что просит очень многое, она достала из под плаща небольшой сверток. Выложив содержимое на стол, она придвинула небольшой имплант ближе к By Мангу. – Это первый прототип импланта, мы планируем запустить цепочку с обновлениями в следующем году.

– Модификации? – с интересом рассматривая небольшой клубок тончайших проводов и биоматериала, поинтересовался канцлер.

– Настраиваемые собственноручно, – еще шире улыбнулась Сильва, понимая, что зацепила жадного до модификаций канцлера за живое. – Работающий прототип предлагаю в знак начала новых отношений Тервинн и сектора Мираж.

– В какие системы вы хотите доступ? – не отрываясь от импланта, спросил By Манг. Внутри него все говорило, что, возможно, это не самое мудрое решение. Но другая часть его сознания уже видела сектор Мираж, избавленный от Песочной Язвы, с новым поколением имплантов, строящий утопию, самое светлое будущее, которого не смогли добиться его предки на Старой Земле.

– Добывающие колонии, – быстро выпалила Сильва, пододвигая имплант ближе к канцлеру, – и мы начнем работу над лекарством уже сегодня.

Канцлер пристально взглянул на сарро и попытался найти подвох, ложь, хоть что-то на этом темно-синем лице, хоть слабый знак, намекающий, что тервинн вновь задумали что-то, выгодное лишь их народу. Был ли это эксперимент новых имплантов? Медленный, рассчитанный на годы вперед, захват сектора, который не удалось взять много лет назад – или что-то еще? Он не знал. Рассматривая имплант, он мог думать лишь о тех, кто в эту секунду умирал от несовместимости, и это бросало его в легкую дрожь.

«Если не принять решение сейчас, то через полгода уже будет некого спасать», – вспомнил он слова своего советника.

– Верно, – шепотом проговорил он себе под нос. Посмотрев на имплант еще раз, он подозвал к себе бота, предоставившего экран, на котором требовалось поставить подпись от обеих сторон. – Согласен. – Он ткнул большим пальцем в экран, оставляя отпечаток и скан сигнатуры. Сильва задрала рукав и аккуратно прикоснулась своим пальцем к экрану, оставляя причудливый отпечаток тервинн. Поднявшись, она поклонилась и подошла к двери, ведущей в Зал Ожиданий:

– Мы начнем работу сегодня же, и меньше чем через год предоставим вам свои результаты по разработке импланта 3.0. – Открыв дверь, она прошла к капсуле, где её клон отключился и застыл на одном месте. Корвийцы, что сопровождали её, тут же подхватили тело и уложили в капсулу, после чего направились к выходу из Дворца.

Перед тем как отключиться, сарро видела клон Алзира, который гневно смотрел ей в след, направляясь к дверям Главного Зала. Её вечный соперник, конкурент, занимающийся разработкой и продвижением «внешних» технологий тервинн, не являющихся имплантами. Что он мог пообещать By Мангу за сотрудничество, оставалось только догадываться. Очнувшись в собственном теле у себя в шпиле, расположенном в богатом районе мегаполиса Мираж, она села на край капсулы. С верхнего этажа шпиля, покрытого усовершенствованной версией солнечных батарей, открывался отличный вид на весь мегаполис, уходивший куда-то за горизонт, где можно было разглядеть чернеющую мглу и смог промышленной зоны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное