Джо Хорт.

Сектор Мираж



скачать книгу бесплатно

– Зелль… – Следом прошли Алзир и Сильва, два представителя компаний Тервинн-тек и Хоркул, занятых в области разработок внутренних и внешних технологий, говоря другими словами, имплантов и техники.

– У нас есть новости, – поспешно добавил Алзир и спрятал свою постоянно наклеенную до ушей улыбку за маской серьезности. Он был единственным из этой компании, не принадлежащим к расе корвийцев. Будучи валлейцем, он не носил знаковых татуировок, у него не было родовых отличий или знаков почета. Расу валлеан часто называли расой, созданной для бизнеса. Всего всегда требовалось добиваться самому, через работу, через связи, друзей и знакомых. Любая ниточка, которая могла привести валлейца к выгоде, тут же будет использована в их сложной паутине успеха. И это давало о себе знать. Работая в системе Глевиур, Алзир стал самым молодым владельцем Тервинн-тек в свои сто шестнадцать лет, и тут же был перемещен в более перспективный рубеж Миража. К его удивлению, люди не справлялись с тонкой игрой валлейцев или просто предпочитали не лезть в это дело, что значительно упростило ему задачу захватить власть для компании в системе. По внешнему виду раса валлейцев также имела больше схожести с людьми, нежели с тервинн. Более светлые оттенки кожи, отсутствие отростков на бороде, что позволяло расе при желании имплантировать себе искусственную бороду. Волосы-отростки были более мягкими, мелкими и начинались почти как у людей, оставляя лишь треть лица под раздвоенный лоб с небольшими рожками над бровями. Волосы у Алзира были заплетены в один хвост, тонкими отростками свисающий после кольца до лопаток.

Поскольку Алзир был из расы валлеан, он имел другую систему рангов, нежели остальные тервинн. Валлейская система насчитывала лишь три класса: Нибу-Вар, высшая лига, правящая элита, которой было позволено совершенно все, Лок-Вар, класс самых обычных валлейцев, которые, однако, не могли занимать правящие позиции, и Птельхи, низшие слои валлейцев, считавшиеся отбросами у самолюбивой расы, достойными лишь поддерживать популяцию, а также занимать низшие должности и претендовать на грязную работу.

Благодаря своей хитрости и уму Алзир прошел весь путь от Птельхи до Нибу-Вар вплоть до главы могущественной корпорации Тервинн-тек. Он гордился своим прошлым, которое, хоть и изменило его, закалило, высушило эмоционально, при этом одновременно подготовило к лидерству в чужом секторе.

– Предстоят выборы на пост канцлера Миража, – подала голос Сильва, робко подходя к столу. – Сегодня был объявлен старт официальной подготовки. Выборы состоятся через полтора года, – на одном дыхании сказала она. Ей было тяжело. Единственная женщина сарро среди мужчин такого ранга. Хотя у корвийцев было принято и почитать женщин, и ставить их превыше мужчин, однако политические и родовые ранги все равно возводили четкие границы иерархии уважения и почета. Сильва была мудрой корвийкой, а потому старалась всегда держаться в тени до определенного момента. Назвать её глупой или нерешительной было равносильно тому, что назвать ненаблюдательным себя, поскольку эта женщина несколько раз умудрялась изменять историю компании Хоркул: сначала чуть не отдав её мужчине, а позже направив её деятельность в перспективный новый сектор Миража.

– Мне известно это, – кивнул Зелль и провел рукой по голограмме, сменяя её на изображение канцлера By Манга, нынешнего канцлера сектора Мираж. – Этот человек… – выдохнул Зелль и опустил уставшие от работы глаза в пол. – Этот нимм понятия не имеет, что его сектор разрушается Песочной Язвой.

Десятки гибнут каждый день просто потому, что ему некогда обратить на них внимание. За полвека ничего не поменялось. – Тяжелый взгляд лег на Map Терлина, который попытался выдержать этот взгляд, но не смог и отвел глаза на голограмму, якобы изучая файлы. – Мне кажется, у нас, у сектора Тервинн, есть отличная возможность спасти гибнущий мир.

– Зелль, – поклонился Алзир, выводя на экран графики погибших за последние несколько лет, – в чем выгода от кампании? Мы внедряем наши технологии уже много лет, и все, что мы получили, это ненависть к нашим технологиям из-за Песочной Язвы.

– Люди не виноваты, что они не способны вынести столь сильных изменений в своем организме, – рассматривая графики, ответил Зелль, – и мы тоже не виноваты, что импланты разрушают их ткани и кости, и мы должны это им показать. Ведь тервинн тоже подвержены Язве, но в меньшей степени. Хочешь расширить своё влияние в секторе – это твой шанс.

– Разумно, – кивнул валлеец.

– Это очень дорогостоящая кампания, учитывая наши рейтинги в Мираже, – выгнул одну бровь Map Терлин. – Все знают, что тервинн захватили власть над системой Яркая и открыто контролируют её. Немногим понравится идея повторения с Миражом. – Он изменил графики силой мысли, представляя будущую картину улучшения Миража своим собеседникам. – Мы понесем большие расходы, прибегая к той же схеме, что и на Яркой, Зелль. Потребуется что-то новое, что-то, что решит проблемы людей и выставит нас в хорошем свете.

– Лекарство от Песочной Язвы, – подхватила Сильва и была приятно удивлена, когда трое мужчин обратились в её сторону. – Нам нужно предоставить лекарство, которое расширит наше влияние в секторе, увеличит долю наших имплантов и технологий в Мираже, улучшит совместимость. Хотя бы временную меру до момента выборов, – пожала она в заключение плечами.

– Я слышал о подобных разработках, – одобряющее кивнул Алзир, – мои инженеры тоже заняты в этой области, но пока что безрезультатно. Код слишком сложный.

– Мы не можем рассчитывать на иллюзорное решение, – покачал головой Зелль, – сейчас мы можем надеяться только на повторение плана Яркой. Некоторые шаги уже были предприняты в системе Мираж-2.

– Зелль, позволь, – Алзир выступил вперед, – через несколько месяцев будет проходить конференция по технологиям, организованная местными корпорациями и правительством Миража. Есть возможность, что на ней будут доступны разработки лекарства. Хотя я и не верю в силы людей.

– Продолжай. – Зелль посмотрел на Алзира таким взглядом, что у того от волнения пошли мурашки.

– Просочились сведения, что канцлер By Манг давно думает организовать кампанию по привлечению новой рабочей силы и средств для продвижения кода. Все компании сейчас занимаются только этой передовой разработкой. Она сильно увеличит шансы канцлера быть переизбранным на будущих выборах.

– Выборы и Лекарство… – Зелль погладил себя одной рукой по отросткам, которые были у него вместо бороды. – Интересно. Мы могли бы использовать это, чтобы увеличить свою долю рынка.

– И увеличить свое влияние на Мираже, – вставила свое слово Сильва, и Зелль в знак согласия кивнул, чем вызвал на её лице довольную улыбку. Затем он повернулся к фарху.

– Ты как фарх, – обратился Зелль к Map Терлину, – лично отвечаешь за кампанию. – После этого он повернулся к главам компаний и окинул их взглядом своих ярко-синих глаз. – Займитесь подготовкой и выясните все про лекарство до конференции. Если твои сведения верны, Алзир, то лекарство действительно будет лучшим решением для нашей кампании. При поддержке наших братьев и сестер с Яркой и Миража-2 в будущем у нас есть шанс взять под контроль ключевую систему. Мне нужно обсудить план с Обществом.

Трое поклонились и вышли из комнаты, оставив Зелль один на один с мыслями о предстоящей тяжелой работе.

* * *

Январь, сектор Мираж, система Мираж, Дворец Собраний.


Солнце взошло аккурат на востоке, медленно заползая внутрь огромного окна, составленного из разноцветных сверхпрочных стекол, и подсвечивая огромный символ, принадлежащий всему сектору Мираж: огромный, перечеркнутый горизонтальной, немного изогнутой вверх линией круг, у которого из нижнего основания выходили пять длинных лучей, три были прямыми и два немного изогнутые, заостренные к концу. Солнце поднялось выше и осветило главный вход во Дворец Собраний – гигантскую механическую дверь, созданную из десятков разных поршней и засовов, украшенную декоративными шестеренками и спаянными позолоченными пружинами. Дверь, расположенная на четвертом уровне мегаполиса, открывалась каждое утро, когда свет касался её и будто разрезал пополам, открывая вход всем вопрошающим в главное здание всего сектора Мираж. За дверью располагался просторный круглый зал ожидания, в котором толпились все, у кого было дело к канцлеру. Ряд колонн держал на себе небольшой козырек, не доходивший до центра, оставляя путь верхнему свету из прозрачной крыши. По периметру зала ожиданий располагались андроиды, способные ответить практически на любой незамысловатый вопрос. При получении же более интересного запроса, андроиды предлагали посетителю пройти в Правое Крыло, где располагался штаб, отвечающий за внутренние вопросы сектора и системы Мираж. Длинный коридор уголком уходил налево, пока не упирался в край небольшого острова, на котором располагался очередной зал для приема посетителей, но тут их обслуживали уже люди.

Левое же Крыло отвечало за внешнюю политику системы и сектора: тут всегда кипела работа, а потому коридоры были совершенно безлюдными. Тишину лишь иногда разбивали посыльные боты, влетающие и вылетающие из залов работы персонала.

Центральная же дверь вела в самое сердце системы Мираж. Данную дверь могли разблокировать лишь немногие: новейшая защитная система сектора Тервинн, способная считывать сигнатуру, была настроена впускать лишь самых доверенных лиц канцлера By Манга, Светлейшего и Мудрого. За дверью был длинный широкий мост, ведущий к большому зданию, созданному из прочных металлов и огромных каменных глыб. Поверх металлических балок всюду свисали знамена сектора Мираж. Широкая арка, встречающая каждого с другой стороны моста, открывала вид на большое просторное помещение с располагающимся в центре столом с проекциями и голограммами. Вокруг него полукругом были расставлены еще четыре стола, центральный из которых был сделан из великолепного стардиума: камня настолько редкого, что его можно было найти лишь в нескольких астероидных облаках космоса. Таким же роскошным было и кресло, выполненное мастерами сектора Гердия: оно величественно раскидывалось в стороны пятью лучами, на трех из которых было расположено пять позолоченных окружностей, ручки кресла-трона были выполнены в форме львов, сидящих на римских колоннах, которые опирались, в свою очередь, на несколько гравитационных пластин, позволяющих парить креслу на заданной высоте.

В тени высоких арок Главного зала располагалась маленькая потайная дверь, ведущая в личную комнату отдыха канцлера. Комната имела форму полукруга и как бы примыкала к основному зданию. Весь полукруг был стеклянным, и можно было любоваться садом и рекой, расположенными за Дворцом. В комнате было все необходимое: диван для уставшего правителя, стол – менее роскошный, нежели в Главном Зале, но более удобный, выполненный в тервиннском стиле и напичканный разного рода сенсорами и большим пультом управления, откуда можно было при желании наблюдать и руководить всем Дворцом, синтезатор пищи – одна из дорогих технологий тервинн, лишь начавшая свою жизнь в секторе Мираж. Посередине комнаты была небольшая впадина, спрятавшаяся за голограммой роскошной напольной мозаики. На самом же деле углубление являлось люком, ведущим в секретный тоннель под Дворцом, в нишу, где располагался шаттл до особняка канцлера, а при желании и до космопорта планеты Мираж. Об этом тоннеле знали лишь двое, помимо самого канцлера. Одним из доверенных лиц была Кирра – самый молодой советник по внутренним делам системы и сектора Мираж, одна из тех, кто обладал достаточной властью для осуществления перемен. Может, так было благодаря её вовремя подсуетившимся до вспышки Песочной Язвы родителям, может, так сошлись обстоятельства, и, поскольку Кирра была единственной подходящей кандидаткой, место досталось ей.

Она любила просчитывать все шаги заранее: ей доставляло огромное удовольствие узнавать, что все пошло так, как она предсказала, и она сильно расстраивалась, если ошибалась. Её работа многому её научила – политической игре, шпионажу, переговорам. Конечно, ввиду специфики её работы она всегда следовала закону, установленному сяоджаном. Закон был превыше грязных дел, а потому в кругах Дворца многие считали её нерешительной, слабой и пытались уже несколько раз сместить с занимаемого поста.

Она шла по Правому Крылу, заходя в каждый блок и считывая информацию на своего ручного бота с каждого Подключенного. Бот послушно парил рядом, моментально переводя данные Подключенных в понятный набор слов и цифр.

«Новая вспышка Песочной Язвы в бедных жилых кварталах мегаполиса Мираж. Рейтинг By Манга снизился на полпроцента», – всплыл только что закачанный отчет на экране бота.

– Неблагодарные, – выдохнула Кирра, – чуть что-то идет не так, и они начинают сомневаться в сяоджане. RB-02, передай данный отчет сяоджану с пометкой «важно», – повернулась она к боту и довольно кивнула, когда увидела что запрос уже выполнен. – Похоже, пора напомнить ему еще раз о текущем положении Миража.

Накинув на себя хиджаб песочного цвета с оранжевыми полосами, она вышла из Правого Крыла. Зал Ожидания с утра был почти пуст, лишь тихая работа гравитационных пластин ботов нарушала тишину. Приближаясь к двери Главного Зала, Кирра, не сбавляя шаг, прошла в открывающуюся дверь, которая распознала биополе сотрудника Правого Крыла. Внутри было пусто и темно. Закрытый зал без окон был лишь слабо освещен мерцанием панелей управления и мониторов, расположенных за каждым из столов.

– Чинай Аль-Фари, – обратился к ней на старом северном диалекте высокий дроид, который был спроектирован как человек и работал прислугой в Главном Зале, исполняя любые команды или личные просьбы канцлера. – Сяоджан By Манг скоро прибудет. Пожалуйста, присаживайтесь. – Бот подозвал к себе кресло и жестом пригласил Кирру сесть.

Как и у всех ранга Подключенных, у Кирры тоже имелось небольшое гнездо на запястье снизу, подсоединенное к нервным окончаниям, через которые проходили нейронные соединения до церебрального импланта, позволяющего работать в реальности Подключенных. При переходе на следующий ранг такие импланты обычно деактивировали, чтобы они не могли провоцировать Песочную Язву, или вовсе демонтировали, но Кирре этого сделать не успели: она постоянно была занята и отказывалась от требуемой операции, которая выбила бы её из рабочего графика на неделю минимум. Девушка предпочитала не пользоваться имплантом, так как их использование неизбежно увеличивало шанс появления Песочной Язвы – странной эпидемии, поразившей все человечество, всех тех, кто старался обойти эволюцию и улучшить собственное тело модификациями. Из-за частой несовместимости организм отторгал импланты, вызывая сначала зуд и небольшие язвы в месте вживления, а затем сухость и отмирание тканей, которые словно песок рассыпались на глазах, обнажая внутренние слои кожи, вызывая заражение крови и другие не менее ужасные последствия. Снятие имплантов тоже не гарантировало полного исцеления от поразившей всех новой чумы. Поэтому все, кто шел на установку модификаций, понимали, что это может стать дорогой в один конец.

В отдалении от Главного Зала послышался тихий стрекот, сопровождающий исчезновение энергетических барьеров, и из потайных личных покоев показался By Манг – низкий китаец, одетый в костюм, словно бизнесмен времен До Заселения.

– Кирра, – кивком поприветствовал он девушку, – как всегда работаешь с самого утра, – выдохнул он. – Я видел твой отчет.

– Это уже не первый случай массовой вспышки. – Посередине зала возник экран с данными об эпидемии. – Две недели назад подобное произошло в промышленной зоне на юге: погибло пятнадцать человек, двести взяты под наблюдение.

– Мы остановили эпидемию четыре года назад, это лишь незначительные отголоски. – By Манг уселся в своё кресло. – Нужно думать о большинстве. Из Левого Крыла доложили о надломе связи с системой Мираж-2. Я должен разобраться с этой проблемой в первую очередь. Это очень нестабильная система.

– Мудрое решение, – вынужденно согласилась Кирра, – но, с вашего позволения, я бы рассмотрела проблему со вспышками. Надвигаются выборы канцлера, мы можем сильно увеличить ваш рейтинг, если инвестируем ресурсы в поиски пути сокращения смертности от несовместимости. Если вспышки продолжатся, то никакая связь с Миражом-2 в будущем не потребуется, – слегка надавила Кирра, с замиранием сердца изучая реакцию сяоджана.

– Это серьезное решение. – By Манг сцепил руки в замок и нахмурился так сильно, что на лбу у него проступила извилина буквой S: он всегда так делал, когда размышлял над чем-то важным.

Он прекрасно понимал, что Песочная Язва была серьезной угрозой для его репутации на предстоящих выборах, которые он надеялся выиграть и пробыть на посту канцлера до момента, пока не вырастет его сын Пенгфей Манг, способный перенять пост при повторных выборах. Однако, возможно, при таком раскладе Мираж-2 останется без его поддержки. Нестабильная ситуация в пограничной системе была совершенно некстати для канцлера, учитывая, что система играла большую роль в добыче ресурсов для всего сектора. Тервинн давно пытались взять контроль над Миражом-2, однако повышенное внимание со стороны канцлера не позволяло ситуации повториться, как в случае с системой Яркая. Без связи Мираж-2 предоставлялся бы сам себе, и неизвестно, что будет представлять собой система, когда канцлер вновь доберется до неё. Однако проиграть выборы было равносильно сдаче всего сектора целиком. Вот уже много лет его династия никогда не подводила народ системы Мираж, развивала сектор и оберегала от разных угроз. Еще его отец противостоял тервинн, а его предки глупо и героически погибли при битве за Мираж-2, и, хотя систему отбили от жадных лап соседей, проблем в дальнейшем с ней было тоже немало. By Манг не собирался делать одну ошибку дважды, выбрасывая деньги в очередную черную дыру, именуемую поддержанием системы Мираж-2.

– Хорошо, – наконец-то выговорил он, – такое решение требуется принимать в присутствии всего совета, но проблема действительно стоит рассмотрения. – Он закрыл отчет по Яркой, выдвигая на передний план статистику по смертности от Песочной Язвы. – Объяви по всем каналам, что мы начинаем кампанию по поиску лекарства от Песочной Язвы, и свяжи меня с ведущими корпорациями сектора Тервинн и Миража.

– Будет сделано, сяоджан, – поклонилась Кирра и с победной улыбкой встала со стула и покинула Главный Зал.

* * *

Январь, сектор Мираж, система Мираж, бар Нихонденкон.


Темное помещение освещалось лишь неоном, вплавленным в края длинных, на одной ножке, стульев, длинной барной стойки, в края двойного потолка, и свечением нейростимов, напитков, приводящих весь организм в неописуемо подвешенное состояние. Звучала тихая спокойная музыка, состоящая из волн, которые можно было услышать, лишь имея настроенный слуховой имплант или обладая волновым декодером.

Она сидела за барной стойкой, опершись на локоть и рассматривая светящееся содержимое своего стакана. Приятная музыка проникала сквозь длинные черные волосы и доходила до небольшого импланта, расположенного вместо барабанной перепонки и способного воспринимать различные звуки по желанию хозяина.

– Пятнадцать юаней, – подлетел бот-бармен к девушке и придвинул к ней маленькую стопку с прозрачной жидкостью. Приложив ладонь к сенсору и подержав её до негромкого писка со стороны бота, она взяла напиток в руку. На запястном мониторе трехзначное число уменьшилось на пятнадцать.

«Опять забарахлил? – удивленно посмотрела Мелиса на небольшой экран. – У меня же оставалось на три сотни больше». Она попыталась наладить имплант легким щелчком по экрану, но ничего не поменялось. Разочарованно выдохнув, она залпом осушила небольшую стопку нейростима и слегка поморщилась. Модифицированную особым образом выпивку нужно было принимать всем живущим в сверхжарких системах хотя бы раз в неделю. Активные компоненты и наноботы, содержащиеся в жидкости, помогали задерживать воду в теле и восстанавливали температуру организма до нормы.

Уставившись в огромный экран, встроенный над барной стойкой, Мелиса попыталась поймать нить разговора в каком-то ток-шоу, но вещание было внезапно прервано единственным новостным каналом во всем секторе Мираж.

– Жители сектора Мираж. – В кадре появилась известная на весь сектор китаянка Лин Вей. Дикторов на канале было довольно много, но, когда появлялась она, все знали – жди беды. – С целью избавления от Песочной Язвы Великий и Мудрый сяоджан By Манг организовал акцию по поддержке борьбы с несовместимостью. Для всех желающих помочь в столь неравной борьбе волонтерские пункты приема будут открыты в начале следующего месяца. Спонсорами данной акции… – начала дальше вещать Лин, но Мелиса уже перестала слушать. Лишь одни слова о Песочной Язве вызывали в ней события шестилетней давности, которые она каждый день пыталась забыть и оставить где-то позади.

Она вспомнила лицо отца, лежащего на кровати в больнице, вялую улыбку, пытающуюся сказать «все хорошо», взгляд полузакрытых глаз, ровное, но глубокое редкое дыхание. Он говорил с ней, но она не помнила о чем, так как всё её существо заполнил страх, стук крови в висках, звон воздуха и глухие шипящие звуки ботов, оперировавших обе ноги отца на уровне колен. Песочная Язва забрала его, забрала быстро, оставив Мелису Синвей в двадцать лет совершенно одну. В память о нем она выбила на плече китайский древний иероглиф – две скрещенные линии, напоминающие буквы «т», а позже окружила его целой росписью из красных и розовых цветов, обвитых зеленой лозой, спускающейся по руке до локтя и разрастающейся в сторону лопатки и ключицы маленькими краснеющими бутонами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное