Джо Янц.

Удачливый саквояж



скачать книгу бесплатно

Глава 1
Талисман

1

Дверь, немного отворившись, удивленно заскрипела, и узкий свет пробрался сквозь нее в пустынный дом. Удивляться было чему, ведь дом пустовал десятки лет после того, как лишился своего единственного, но верного жильца.

Такие долгие сроки убивают дома, делая из них призраков, обреченных на бесконечное одиночество. С тех пор в нем обитала только тишина и тьма, ведь окна, как и двери, были крепко заколочены.

Стивен с грохотом опустил молоток у порога дома, затем толкнул ногою дверь и заглянул внутрь – там была только тьма. В ней смутно различались темные очертания старой мебели, затянутой посеревшей от времени тканью. Под потолком неподвижно замер в сети паутины причудливый светильник. Внутри никого не было, только пыль, медленно летящая сквозь небольшой тоннель света.

В воздухе же стоял спертый, тяжелый запах.

Стивену вспомнился старый дедушкин кот по кличке Майор. Его неприятный, чем-то похожий на этот, запах, помнился ему с детства.

Хорошо, что он ушел с этого мира задолго до того, как скончался дедушка. Сомневаюсь, что был бы рад соседству со старым клубком шерсти.

Шире отворив дверь, он подобрал из-под ног молоток и, сделав небольшой шаг, сразу же почувствовал, как в легкие резко пробрался нагретый и сгустившийся годами воздух.

– Ну и жуть… – он закашлялся сухим кашлем.

Ловким движением достал из заднего кармана красный клетчатый платок и вытер им рот.

– Нужно немедленно все проветрить.

Запрятав платок обратно в карман, Стивен вошел в дом и оставил дверь широко распахнутой. В одной его руке все еще был старый молоток, а другой он уже сжимал тяжелый лом.

Почти в кромешной темноте он нашел первое окно, оно, как и остальные, было крепко заколочено изнутри. Дощатая древесина видно размякла и подсырела, но старые ржавые гвозди все еще крепко их держали.

Немедля Стивен напористыми движениями подогнал свой лом под одну из дощечек и ударил по нему молотком что есть силы. Древесина беспомощно затрещала. Он откинул молоток и навалился на лом всем плечом. Старые гвозди протяжно заскрипели и вместе с древесиной посыпались ему под ноги, словно новогоднее конфетти.

Яркая полоска света легла на его щетинистый, чуть островатый, подбородок через открывшийся зазор, обнажив широкую улыбку.

Надо быть осторожнее.

Парень посмотрел на кривые, разбухшие от десятилетней ржавчины гвозди под ногами.

Старые, но все еще острые.

Орудуя ломом, он справился с окном, и теперь в прихожей заметно посветлело. Стивен оглядел комнату, и снова улыбка пробралась на его лицо.

– А в детстве эта комната выглядела меньше, или я просто в восторге от такого наследства…

Он нетерпеливо стянул несколько слоев ткани, под которыми прятался старенький зеленый диван, затем еще несколько с кресел с точно такой же обивкой, и небрежно бросил их на пол.

Маленькое облако пыли поднялось и растворилось у его ног.

Вдруг взгляд Стивена заметил что-то интересное в куче хлама в углу комнаты. Его глаза заинтересованно сверкнули, и он шагнул в тень.

Когда он вернулся, в его руках был старый приемник, все еще ярко-красный. Решетка передней панели была полностью выполнена из хрома, правда она покрылась толстым слоем пыли. Стивен вытер ее рукой, и она заблестела, словно время никак не отразилось на ней.

– Да чтоб меня! – восторженно разразился он.

Немного покрутив приемник в руках, парень нашел еще одну хромированную деталь, которую упустил из виду. Он потянул ее и поднял антенну. Хотя радиоприемник и работал на батарейках, но прошло много времени, и должно быть, они, как и сам приемник, были неисправны.

Стивен возбужденно поставил его перед собой на маленький столик и, затаив дыхание, нажал на кнопку. Характерный потрескивающий шум послышался из радиоприемника, и затем послышался еле различимый мотив.

Он немного покрутил антенну и, определившись, направил ее в сторону центра города, а потом чуть южнее, и тогда из приемника четко зазвучала песня. Звук был таким чистым, что Стивен не поверил своим ушам.

Через столько лет.

Он ухмыльнулся и сжал губами зажженную сигарету.

Клубы дыма вырвались изо рта и поднялись в луче света над его головой.

Стивен взялся за лом и, пританцовывая под музыку, продолжил работу, поочерёдно справляясь с каждым окном.

Через некоторое время прихожая вместе с кухней были полностью освобождены от многолетнего заключения во тьме. Стивен отворил все окна на первом этаже и, прибавив звука на приемнике, побежал по лестнице наверх. Спустя некоторое время он вернулся с новой охапкой сломанных от ударов молотка дощечек и свалил их на пол, стряхивая с себя мелкие опилки.

Слегка усталый, но с некоторым облегчением, он присел на стул и вытер обильно стекающий со лба пот. В доме было невыносимо душно, воздух неподвижно застрял здесь, хотя окна сейчас были открыты везде, даже на втором этаже.

Учитывая, что на улице был жаркий июньский солнцепек, работая в таком темпе в это время суток, можно очень быстро устать.

Неожиданно, взгляд Стивена заметил еще одно окно в дальней, восточной, стороне прихожей. Оно было более узкое, и этим казалось меньше, но если его открыть, возможно, комната будет полностью освещена.

Протяжно вздохнув, Стивен привстал и направился к окну. Уже привычным способом он схватил, словно клешней, ломом дерево и крепко надавил… Тишина, древесина даже не поддалась. Ну что же, придется выбивать. Он взялся за молоток и, хорошенько замахнувшись, ударил по сжатому в руке металлу. Лом сорвался и выскочил из его руки.

Стивен, немного перепугавшись, отскочил назад, и, разозлившись, сорвал с губ дымящуюся сигарету, бросил ее под ноги.

– Какого черта?!

Он снова взялся за молоток обеими руками и, подцепив острым краем головки за доску, потянул что есть мочи. Еще раз, и еще.

– Да чтоб тебя, старая рухлядь. Ну же!

Он попробовал еще раз, но тщетно, гвозди крепко засели внутри, ни на дюйм не сдвинувшись с места.

Так-так

У дедушки в гараже должна быть куча инструментов, и возможно, там найдется что-нибудь получше ржавого лома и старого никудышного молотка.

Стивен выключил радиоприемник и, устремившись к двери, вышел во двор. Он пересек его по заросшему сорняком газону, направляясь к старому гаражу, где когда-то стоял дедушкин Бьюик.

Поравнявшись со здоровенными дверями в облупленной зеленой краске, он покопался в кармане и вытащил связку ключей. Приблизительно выбрав нужный ключ, вставил его в заржавевший замок и осторожно, чтобы не сломать, прокрутил.

Приятным уху щелчком, не заставляя ждать, замок открылся. Стивен взялся обеими руками за двери и, немного поднажав, поднял их на уровне бровей.

Словно чье-то дыхание, холодный, чуть влажный, воздух, коснулся его лица. Он посмотрел внутрь, и темное чрево гаража, будто в ответ, посмотрело на него удивленным и настороженным взглядом из невидимых глазниц.

– Выглядит многообещающе, – ухмыльнулся Стивен.

На стенах висело множество инструментов, ими были завалены многочисленные ряды полок. Внизу тянулись непрерывной чередой множество столиков с выдвижными ящиками. В углу рядом с ними сквозь груду пыльных ковров выглядывала верхушка металлической стремянки.

– То, что нужно, – возрадовался он неожиданной находке.

Очутившись внутри, Стивен начал методично копаться в том, чем были завалены грязные столики. На стенах в основном висели гаечные и разводные ключи, и что-то, в чем Стивен не особо разбирался: должно быть, это просто какие-то ненужные, оставшиеся от незаконченной работы, запчасти. Здесь было больше хлама, если быть точнее – полной его разновидности, чем чего-то нужного, и это показалось ему странным.

Не могу поверить.

Он взял с полки маленький зеленый мяч и, покрутив в руках, шумно вздохнул.

– Не верится, что у дедушки не осталось настоящих инструментов, у кого-кого, а у него они должны были быть.

Вдруг послышался неприятный, но довольно знакомый уху звук.

Телефон…

Трусцой Стивен выбежал во двор, устремился в противоположную сторону от дома и, перепрыгнув через невысокую ограду, хотя и дверца была приоткрыта, оказался у припаркованного белого Плимута.

Он торопливо просунул руку через приспущенное боковое стекло и взял сотовый. Раскрыл его и, почти ударив себя, резко приблизил к уху.

– Алло, – прерывисто задышал он. – Чак? – спросил Стивен и зашел обратно во двор, теперь уже через вход, неспешно двигаясь к гаражу.

– Да, Стив, как ты там? Ты уже добрался, дружище?

– Уже на месте… – он прикрыл рукой, как козырьком, лицо от солнцепека.

– Послушай меня, мы в заднице, или, если быть точнее – у тебя есть небольшая проблемка.

– Что там у тебя, говори уже, – устало улыбнулся Стивен и вошел в прохладу гаража, не предчувствуя беды.

– Я не взял твой ящик с инструментами. Погоди-погоди, – остановил он разъярённую речь Стивена, – не злись дружище, надеюсь, ты сейчас не подумал, что я забыл его. Честное слово, я помнил, ты ведь сам знаешь, я не мог забыть о нем, просто так случилось, что…

– Чак?!

– Да, Стиви?

– Ты. Его. Забыл.

– Ладно… Забыл, – послышалось из телефона чистосердечное признание.

– Ублюдок…

– Прости, Стив.

– И что нам теперь делать? У нас совсем не осталось времени, а денег покупать новые у нас пока еще нет, ты ведь сам знаешь. Как мы, нет, как я теперь устроюсь на эту гребаную работу? У меня здесь только полуржавый лом и старый, как мир молоток.

– Я ведь попросил тебя всего лишь об одной вещи.

Стивен неожиданно для себя оказался у противоположной входу стены гаража. Он посмотрел на выдвижной ящик, на изрядно потертой ручке свисал маленький замок.

Должно быть, им часто пользовались.

– …Эй, Стив, ты меня слышишь?

– Да-да, я здесь.

Чак продолжил обнадеживать, что как только приедет, они «что-нибудь» обязательно придумают, но Стивен уже не слушал его.

Невидящим взглядом он порылся в куче металла и увидел небольшой кусок стальной трубы.

– То, что нужно.

– О чем ты?

– Ничего, я слушаю тебя, – сказал Стивен и отложил сотовый в сторону, затем сильно замахнулся и, слегка прицелившись, ударил по ручке.

Маленький замок, хотя и казался крепким, и без сомнения прослужил немало лет, но не смог удержаться от такого удара, он треснул и разломавшись свалился с ручки ящика.

Стивен вернул телефон к уху.

– Ты что там делаешь? Свихнулся, что ли?

Слушая истеричный голос Чака, Стивен потянул на себя широкий ящик.

– Подожди… Кажется, я что-то нашел. Внутри выдвижного ящика, который оказался намного глубже, лежал саквояж. Старый, потрёпанный, кожаный саквояж. На первый взгляд, ничего необычного.

– Что там у тебя? – послышалось из телефона.

Стивен, не ответив, начал осторожно вытаскивать саквояж. Для этого ему пришлось полностью вынуть ящик, потому что они были почти одинакового размера.

Наверное, он очутился там точно таким же способом.

Бережно опустив ящик вместе с саквояжем на бетонный пол, Стивен присел рядом с ним на корточки.

– Что ты там нашел, Стиви?

– Подожди, – отрезал он и развернул тяжелый саквояж замками к себе.

Это были обычные замки-кнопки, нужно было только нажать, и он сам откроется.

Щелчок.

Саквояж, наконец-то открылся, и Стивен, приблизив его к себе, заглянул внутрь.

– Бииинго! – закричал он и разразился диким смехом. – Эй, Чак, надеюсь, ты еще тут?

– Все жду, когда же ты заговоришь.

– Я только что нашел старый дедушкин саквояж для инструментов. Да он и не стар вовсе. Его набор круче, чем тот, что я оставил дома.

– Ты шутишь?

– Нет. Хотя внешне он и выглядит чудаковато…

– Что ж, тогда нам повезло. Возможно, это удачливый знак для нас.

– Да, ты прав, – ответил Стивен с широченной улыбкой.

– Совсем скоро я буду у тебя, так что поглядывай на улицу и еще раз извини за то, что подвел.

– Ничего, теперь все отлично. Кажется, удача нам улыбнулась.

В телефоне послышались гудки.

Стивен отложил его, зажег сигарету и затянулся.

Он ликовал, потому что перед ним лежал старый саквояж, заполненный инструментами, и в нем было все, что нужно и даже больше чем нужно для того, чтобы их приняли на работу.

Месяцем назад в Лейквуде, когда он сидел осенним утром у себя на кухне с легким насморком и смотрел в окно, лениво попивая вчерашнее теплое пиво, его друг Чак прочитал ему из газетной рубрики о большом строительстве в Гринмаунте.

«Долгожданное строительство парка аттракционов «ГОРОДСКОЙ ВЕСЕЛЬЧАК» в тихом, непривыкшем к шуму, городке Гринмаунт!» Название парка ему было менее знакомо, чем название городка.

Еще ниже были прописаны точный адрес развернувшейся стройки и городской номер телефона. «Свяжитесь с нами, если вас это заинтересовало», – гласила надпись внизу.

Тогда в памяти и всплыл городок из его детства. О покинутом дедушкином домике, где в последний раз бывал еще совсем ребенком. Это было много лет назад. Тогда он, не задумываясь, набрал указанный номер телефона, и женщина с голосом робота-автоответчика пояснила, что строительство начнется в начале лета. Единственное, что требуется, это знающие работу руки и голова на плечах и еще, добавила она, не забудьте свои инструменты, потому что выдавать их там вам никто не будет. Это не государственная работа, парк принадлежит частному лицу, пояснила она, и в трубке послышались короткие гудки…

Стивен наклонился вперед и рассмотрел маленькую переносную циркулярную пилу, она выглядела как новенькая, как будто только что с фабрики, чуть ниже лежали большие ножницы по металлу, в маленьком отсеке слева лежал набор ключей всех размеров и пакетик с гайками и мелкими гвоздями. В левой части, пристегнутая ремешком, лежала дрель с разными наконечниками.

– Мой… – тихо промолвил он, расплывшись в улыбке – …Талисман.

Хорошенько еще раз все рассмотрев, он закрыл саквояж и поспешно встал.

– Черт, я совсем забыл, у меня же тут кое-какая работёнка осталась.

Солнце начало медленно садиться, и яркие алые лужи легли на газон.

Западная часть дома и покатая черепичная крыша тоже окрасились багрянцем.

Из глубины гаража показался Стивен, держа в одной руке свой «удачливый», вовремя появившийся, саквояж. Радостный и воодушевленный, он вышел на улицу, направляясь к дому. С гулким грохотом двери гаража за ним закрылись.

В нескольких местах в прихожей были расставлены свечи: на полу, на шкафчике, когда-то служившим мини-баром, возле окна, за которым разлилась тьма.

Стивен нашел в подвале маленькую лампу, ее он повесил на стену, где когда-то висела картина с городским пейзажем. Дедушка продал незадолго до смерти все картины и личные вещи, которые посчитал уже ненужными, даже свой любимый пикап.

Может, это странно, но говорят, что люди чувствуют запах смерти до своей кончины, и это также естественно, как если бы услышать приближающиеся шаги до того, как постучат тебе в дверь.

Почти убрав весь дом, он вышел на улицу и тогда услышал сигнал автомобиля. Стивен закрыл за собою двери и сразу же растворился в ночной темноте. Ни звезд, ни луны не было видно, но ноги помнили дорогу, и он свернул от дома и прошел мимо гаража.

Оказавшись у ограды, его тут же ослепил яркий свет автомобильных фар, и затем на него заурчал тяжелым рыком мотор, громко заиграл знакомый рок-н-ролл из магнитолы.

Парень прищурился и вместе с тем улыбнулся, потому что знал, кто это. Чак погасил дальние фары, но, оставив мотор включенным, вышел из автомобиля.

Стивен приблизился, и тогда они обнялись, как друзья, которые очень долгое время не виделись.

– Как ты, ублюдок? – улыбнулся Чак и, потянувшись к нему, приобнял.

– Да вот, как видишь. – Стивен указал рукой на свою испачканную от работы одежду. Хоть он и стоял под теплым светом фар, но в темноте ее было не разглядеть.

Чак покосился на дом, изнутри которого поигрывал причудливый свет.

– А что, ничего… Правда немного похож на дом с призраками. Как в «Психозе» Хичкока, но если нам кто-то хочет составить компанию, я непротив.

– Пойдем, – Стивен похлопал его по плечу и устало засмеялся.

– Правда, если… – Чак задумался – это не старый призрак твоего покойного деда. Он зашелся хохотом и сразу получил толчок плечом в плечо.

– По правде говоря, он не в этом доме скончался. Его нашли лежащим на улице. Говорят, он сжимал в своей левой руке трость, а в другой растаявшее мороженое. Он любил его, и, кажется, его сердце не выдержало еще одной прогулки к мороженщику.

– Надеюсь, он успел его попробовать перед тем, как… ну… – Чак запнулся с неловким выражением на лице.

– Этого я знать не могу. Ну что, пойдем?

Чак обошел автомобиль и погасил фары. Элвис перестал петь, и на пустынную улицу вернулась прежняя тишина.

– Ну вот, теперь пойдем, – он захлопнул дверь, затем остановился – Чуть не забыл!

– Что там еще у тебя?

Чак направился к багажнику, затем с легким скрипом поднял его и, достав оттуда что-то, захлопнул его.

Стивен увидел его приближающимся с маленьким ящичком, наполовину заполненным пивом.

– Это тебе еще зачем? Надеюсь, ты снова не увлекся этим!

– Да нет, ты чего. Повеселимся на выходных. Ты же знаешь, что все это в прошлом, это всего лишь я – Чак.

– И его пивной живот, – засмеялся Стивен и уклонился от удара в бок.

– Эй, постой! Догоню же! – закричал Чак и с шумом побежал вслед по серебристой лужайке с трясущимися бутылками.

Двери дома громко захлопнулись. Над покатой крышей уже взошла полная луна. Облака исчезли, будто этой ночью их и не было.

Снова стало тихо. Только трескание сверчков продолжалось всю ночь.

2

Утром, когда в воздухе еще витала легкая ночная прохлада, и нежаркое солнце начало подниматься своим обычным путем, у дома с красной черепичной крышей грохотал мотор припаркованного лазурно синего «Плимута».

Такого же цвета сегодня было и небо.

Ни облачка.

– Кажется, будет жарковато, – сказал Стивен, загружая в багажник инструменты.

Захлопнув его, он уставился на пустынный синий небосвод.

– Самое время, после еженедельных осадков в Оверлейке. Если бы мы там остались, – Чак хмыкнул. – Точно бы превратились в какие-нибудь грибы, – Он приподнял ворот своей кожаной куртки и оперся о крыло автомобиля.

– Совсем неохота жариться под этим солнцем. – Стивен натянул на голову кепку задом наперед. – Но если и так, работа есть работа, придется попотеть.

– Думаю, там обязательно найдется старик-скряга, с такой нелепой сорочкой, из которой выпирает живот, и такими же нелепыми подтяжками. Мм… – он задумался, и озарение осветило его лицо – Красными! Он будет подходить к каждому работнику, и взглядом, полным презрения говорить. – Чак скорчил смешную гримасу – Эй, ты, парень! – прохрипел он тяжелым басом – Я слышал, тебе тут жарко, так вот послушай меня засранец, засунь свои жалобы прямо себе в задницу и молча работай, а если нет, то проваливай к чертовой матери!

– Наверняка, – согласился Стивен и засмеялся.

– Такие везде есть, это особый вид мудаков-засранцев.

– Надеюсь, мы с таким не столкнемся… Ну что, поехали? – он похлопал открытой ладонью по гладкому блестящему кузову.

– Да, парень, сегодня наш день, и мы едем ловить удачу!

Чак прокрутил на пальце связку ключей и ловким движением запрыгнул в автомобиль. Стивен качнул головой и также исчез в автомобиле. Синий «Плимут» медленно сдал назад, немного развернулся и, резко дав газу, вошел на гладкую полосу дороги. Гравий затрещал под его колесам, оставив только маленькое облако пыли.

Не сбавляя скорости, они проехали несколько перекрестков, петляя по крутым поворотам, и вскоре оказались в центральной части городка. Вначале показалась старая часовня церкви, напротив которой по странной случайности расположилось здание полицейского участка.

Сплошь и рядом виднелись маленькие магазины и бары, которые тянулись вместе с аккуратными домами по обеим сторонам улиц. Город выглядел красочно из-за многочисленных разбитых цветочных клумб и насаженных вдоль аллей деревьев. На свободных газонах возле большого школьного здания было полно парочек, некоторые под сенью деревьев просто читали книги, некоторые раскинули скромный пикник. Вокруг большого фонтана кружилось много маленьких детишек с их родителями, – сезон мороженого был открыт.

Беспечный зеленый городок беззаботно коротал свое время.

Время же здесь как будто остановилось, и его никто не замечал.

Они свернули с главной полосы, машина покачнулась на ухабистой дороге, и под колесами затрещал крупный гравий. Чак заметно сбавил скорость.

– Эй, ты уверен, что знаешь дорогу? – спросил он, рассматривая «ни о чем не говорящие» дома через опущенное окно.

– Где-то тут должен начинаться лес, я пару раз бывал здесь в детстве, но воспоминания слишком давние, – неуверенно сказал он и посмотрел на карту, которую сжимал в руках. – Здесь налево.

– Вот и отлично, – сказал Чак и круто закрутил баранку. – Когда закончим все дела, перед тем, как свалить отсюда, хорошенько оторвемся на этих аттракционах.

Это значит, оставить Гринмаунт и уехать отсюда. А что если остаться?

Стивен с удивлением поймал проскочившую в голове мысль.

– Мой любимый аттракцион – «Дом ужасов», – признался он и поправил кепку. – Здесь наверняка будет пострашнее, чем в Оверлейке.

– Нигде не страшнее, чем в собственной голове, – ухмыльнулся Чак. – Вечно так, ожидаешь чего-то фееричного, а на самом деле, все оказывается ерундой полной.

– Да, в этом ты прав. В голове все всегда выглядит намного страшнее и круче, чем наяву. Однажды в детстве я впервые взял на него билет. Я, шестилетний маленький Стивен, стоял в очереди в Дом страха, и у меня начали трястись коленки. И когда мы с друзьями сели в управляемый вагон черного туннеля, я закрыл глаза с первым же грохотом, который услышал над головой. Весь путь я крепко сжимал глаза, ведь все равно в темноте меня не было видно. Когда мы вышли, парни сказали, что аттракцион был полный отстой и что в гардеробной их бабушки страшнее. Но то, что я увидел с закрытыми глазами в темноте этого туннеля, виделось мне еще долгое время.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении