Джо Аберкромби.

Кровь и железо



скачать книгу бесплатно

– Да, сэр, – прохрипел Джезаль.

– А ваша выносливость – это просто позор. Посмотрите на себя – вы же дышите, словно карп! Я знаю из надежных источников, что Бремер дан Горст пробегает по десять миль в день и после этого на нем нет ни капли пота! – Маршал Варуз наклонился над Джезалем. – С этого дня вы будете ежедневно проделывать то же самое. О да! Пробежка вокруг стены Агрионта каждое утро в шесть часов, после чего час спарринга с майором Вестом, любезно согласившимся выступить в роли вашего партнера. Уверен, он сможет выявить все маленькие недостатки вашей техники.

Джезаль поморщился, потирая ноющие ребра.

– Что касается кутежей, я требую положить этому конец. Я весьма одобряю веселье в надлежащем месте, но для праздников хватит времени и после турнира. Конечно, если вы будете трудиться достаточно усердно, чтобы победить. А до тех пор здоровый образ жизни – вот то, что нам необходимо! Вы поняли меня, капитан Луфар? – Он наклонился еще дальше вперед, выговаривая каждое слово с величайшей тщательностью. – Здоровый. Образ. Жизни.

– Да, маршал Варуз, – пробормотал Джезаль.


Шесть часов спустя он был пьян в стельку. С безумным хохотом, с кружащейся головой он вывалился на улицу. Холодный воздух с силой ударил его в лицо, гадкие домишки плыли и качались, плохо освещенная дорога кренилась, словно тонущий корабль. Мужественно поборов приступ тошноты, Джезаль сделал широкий шаг наружу и обернулся лицом к двери. Его окатил расплывчатый яркий свет, громкий смех и крики. Из таверны вылетело чье-то тело, врезавшись в его грудь. Джезаль отчаянно ухватился за него и с сокрушительным грохотом рухнул на землю.

На какое-то мгновение мир потемнел. Затем Джезаль обнаружил, что лежит в грязи, а поверх него барахтается Каспа.

– Проклятье! – прохрипел Джезаль, еле ворочая распухшим неповоротливым языком.

Отпихнув локтем хихикающего лейтенанта, он перекатился на живот и рывком встал, пошатываясь; улица раскачивалась взад и вперед, словно маятник. Каспа лежал на спине в грязи, захлебываясь от смеха, от него несло дешевым пойлом и кислым дымом. Джезаль предпринял неловкую попытку стряхнуть грязь со своего мундира. На груди расплывалось большое мокрое пятно, пахнущее пивом.

– Проклятье! – снова пробормотал он. Когда это он успел?

С другой стороны улицы доносились крики. Два человека сцепились в дверном проеме. Джезаль прищурился, напрягая зрение в полутьме. Какой-то верзила схватил другого, хорошо одетого парня и, судя по всему, пытался связать тому руки за спиной. Теперь он нахлобучивал парню на голову что-то вроде мешка. Джезаль моргнул, не веря глазам. Здесь не самый спокойный квартал, но это, пожалуй, чересчур.

Дверь таверны с грохотом распахнулась, и из нее показались Вест с Челенгормом, занятые пьяной беседой насчет чьей-то сестры. Яркий свет прорезал улицу, отчетливо осветив двух борющихся людей. Верзила был одет в черное, нижнюю часть его лица скрывала маска. У него были белые волосы, белые брови, белая как молоко кожа.

Джезаль уставился на белого демона на той стороне улицы, и тот ответил пристальным взглядом прищуренных розовых глаз.

– На помощь! – кричал человек с мешком на голове. Его голос вибрировал от ужаса. – На помощь! Я…

Белый верзила наградил его свирепым ударом под дых, и тот с тяжелым вздохом сложился пополам.

– Эй, ты! – крикнул Вест.

Челенгорм уже спешил через дорогу.

– Ч-что? – выговорил Каспа, приподнимаясь на локте.

Мозги Джезаля были вязкими, словно комок грязи, но его ноги сами последовали за Челенгормом, и ему ничего не оставалось, как брести вперед, борясь с дурнотой. Вест следовал за ним по пятам. Белый призрак распрямился и повернулся, встав между ними и своим пленником. Откуда-то из тени проворно вынырнул еще один человек, высокий и стройный, тоже в черных одеждах и маске, но с длинными сальными волосами. Он вскинул руку в черной перчатке.

– Господа! – Его невнятный простонародный выговор был заглушен маской. – Господа, прошу вас, мы здесь по делу короля!

– Король делает свои дела при свете дня! – прорычал Челенгорм.

Маска новоприбывшего немного наморщилась, когда тот улыбнулся.

– Именно поэтому ночную работу за него делаем мы. Правда, друг?

– Кто этот человек? – Вест показал на парня с мешком на голове.

Тот снова зашевелился.

– Я Сепп дан… о-о!

Белый монстр утихомирил его, врезав тяжелым кулаком в лицо. Пленник без чувств рухнул на дорогу.

Челенгорм, стиснув зубы, положил руку на эфес шпаги, и белый призрак с ужасающей скоростью надвинулся на него. Вблизи он был еще более массивным, странным и пугающим. Челенгорм невольно отступил на шаг назад, запнулся о камень мостовой и с грохотом повалился на спину. В голове у Джезаля стучали молоты.

– Назад! – проревел Вест.

Его шпага вылетела из ножен с легким звоном.

– Ф-ф-ф! – зашипел монстр, сжимая кулаки, которые походили два огромных белых булыжника.

– О-о, – простонал человек с мешком на голове.

Сердце Джезаля подскочило к самому горлу. Он посмотрел на худощавого в маске, и глаза того улыбнулись в ответ. Как можно улыбаться в такой момент? Джезаль с удивлением обнаружил, что человек держит в руке длинный нож весьма зловещего вида. Откуда он взялся? Джезаль пьяно зашарил рукой в поисках своей шпаги.

– Майор Вест! – раздался голос из уличной тьмы, совсем рядом.

Джезаль неуверенно остановился с наполовину вынутым из ножен клинком. Челенгорм поднялся на ноги, вытаскивая шпагу. Его мундир был покрыт грязью. Белый монстр смотрел на них, не мигая: он не отступил ни на пядь.

– Майор Вест! – повторил голос. Теперь его сопровождал какой-то клацающий, шаркающий звук.

Лицо Веста побледнело. Из темноты показалась фигура, отчаянно хромающая и стучащая тростью по грязной мостовой. Верхнюю часть лица закрывала тень широкополой шляпы, но рот оставался на виду, искривленный странной усмешкой. Джезаль заметил, что у хромого не хватает четырех передних зубов, и почувствовал подступающую тошноту. Человек прошаркал к ним, не обращая внимания на обнаженные клинки, и протянул Весту свободную руку.

Майор медленно убрал шпагу в ножны, взял руку и слабо пожал.

– Полковник Глокта? – спросил он осипшим голосом.

– Ваш покорный слуга, хотя я больше не служу в армии. Я теперь в королевской инквизиции.

Он медленно поднял руку и снял шляпу. Его мертвенно-бледное лицо избороздили глубокие морщины, седые волосы были коротко острижены. Окруженные глубокими темными кругами глаза полыхали лихорадочным огнем; левый был заметно уже правого и влажно поблескивал вывернутым красным веком.

– Позвольте представить вам моих помощников: практик Секутор и практик Иней.

Долговязый отвесил шутовской поклон. Белый монстр одной рукой вздернул пленника на ноги.

– Погодите-ка, – сказал Челенгорм, делая шаг вперед, но инквизитор мягко положил ладонь на его рукав.

– Этот человек находится под следствием инквизиции его величества, лейтенант Челенгорм. – Тот остановился, удивленный тем, что его назвали по имени. – Я понимаю, вами движут самые лучшие побуждения, но он преступник, изменник. У меня есть ордер на его арест, подписанный лично архилектором Сультом. Поверьте мне, он совершенно недостоин вашей поддержки.

Челенгорм нахмурился и с ненавистью глянул на практика Инея. На белого демона это не произвело никакого впечатления, как на каменную статую. Он без видимого усилия взвалил пленника на плечо, повернулся и зашагал вдоль по улице. Тот, кого звали Секутором, улыбнулся глазами, спрятал свой нож, еще раз поклонился и неспешно последовал за товарищем, что-то насвистывая.

Левое веко инквизитора затрепетало, и по бледной щеке покатились слезы. Он бережно вытер их тыльной стороной ладони.

– Прошу меня простить. В самом деле, надо же до такого дойти, чтобы человек не мог контролировать собственные глаза, а? Проклятый слезливый студень. Иногда я думаю: не лучше ли просто вырвать собственный глаз и впредь обходиться повязкой?

Джезаля чуть не вывернуло от этих слов.

– Ну, Вест, – продолжал инквизитор, – сколько лет прошло? Семь? Восемь?

По скуле майора перекатился желвак.

– Девять.

– Подумать только. Девять лет. Можно ли поверить? А кажется, все было только вчера. Где мы с вами расстались, на хребте?

– Да, на хребте.

– Не беспокойтесь, Вест, я нисколько вас не виню. – Глокта дружески похлопал майора по руке. – По крайней мере, за это. Вы пытались отговорить меня, я помню. В конце концов, я имел достаточно времени, чтобы поразмыслить над этим в Гуркхуле. Очень много времени. Вы всегда были мне добрым другом. И вот теперь молодой Коллем Вест – майор Собственных Королевских, подумать только.

Джезаль понятия не имел, о чем они говорят. Он хотел лишь проблеваться и отправиться спать.

Инквизитор Глокта с улыбкой повернулся к нему, снова демонстрируя омерзительную дыру в передних зубах.

– А это, должно быть, капитан Луфар, на которого возлагают такие надежды на предстоящем турнире? Маршал Варуз – строгий учитель, не так ли? – Он слабо взмахнул тростью в сторону Джезаля. – Выпад, выпад, а, капитан? Выпад, выпад…

Джезаль почувствовал, как у него внутри вздымается желчь. Он закашлялся и посмотрел себе под ноги, отчаянно желая, чтобы мир оставался неподвижным. Инквизитор обвел всех выжидающим взглядом: Вест был бледен, перепачканный грязью Челенгорм угрюмо молчал, Каспа по-прежнему сидел на мостовой посреди улицы. Ни у кого из них не нашлось слов.

Глокта прочистил горло.

– Ну что же, служба зовет. – Он неловко поклонился. – Однако надеюсь, что мы еще встретимся. И весьма скоро.

Сам Джезаль очень надеялся никогда больше не видеть этого человека.

– Может быть, снова пофехтуем при случае? – пробормотал майор Вест.

Глокта издал добродушный смешок.

– Я бы с удовольствием, Вест, да только в последнее время я немного прихрамываю. Но если вам так хочется подраться, практик Иней сможет оказать вам любезность. – Он перевел взгляд на Челенгорма. – Однако предупреждаю: он дерется не так, как благородные господа. Желаю вам всем приятного вечера.

Он надел свою шляпу, медленно развернулся и заковылял прочь по грязной улице. Офицеры смотрели ему вслед в долгом неловком молчании. Наконец Каспа, запинаясь, спросил:

– Что все это значило?

– Ничего, – отозвался Вест сквозь сжатые зубы. – Нам лучше забыть о том, что здесь что-то произошло.

Зубы и пальцы

«Времени мало. Мы должны работать быстро».

Глокта кивнул Секутору. Тот улыбнулся и стащил мешок с головы Сеппа дан Тойфеля.

Мастер-распорядитель монетного двора был сильным мужчиной внушительного вида. На его лице уже проступали кровоподтеки.

– Что все это значит? – заревел он, пытаясь изобразить благородное негодование. – Да вы знаете, кто я такой?

Глокта фыркнул:

– Разумеется, мы знаем, кто вы такой. Неужели вы думаете, что мы имеем привычку хватать на улицах всех без разбора?

– Я мастер-распорядитель королевского монетного двора! – вопил пленник, пытаясь сбросить путы. Практик Иней бесстрастно взирал на него со сложенными на груди руками. Железные инструменты уже лежали в жаровне, светясь оранжевым сиянием. – Да как вы смеете…

– Я не могу говорить, когда меня постоянно перебивают! – закричал Глокта. Иней свирепо пнул Тойфеля в голень, и тот взвыл от боли. – Как заключенный подпишет признание, если у него связаны руки? Немедленно развяжите его!

Пока альбинос развязывал запястья пленника, Тойфель тревожно озирался по сторонам. Потом он увидел топорик. Отполированный металл сверкал в ярком свете светильников, словно зеркало.

«До чего прекрасная вещь. Тебе хотелось бы держать его в руках, не правда ли, Тойфель? Ручаюсь, ты был бы не прочь отрубить им мою голову».

Он почти надеялся на это – правая рука пленника, казалось, была готова потянуться к оружию, но Тойфель всего лишь отпихнул лист с текстом признания.

– Ага, – проговорил Глокта. – Мастер-распорядитель у нас, как я вижу, правша.

– Мастер-распорядитель у нас правша, – прошептал Секутор на ухо пленнику.

Тойфель поглядел через стол сузившимися глазами.

– Я вас знаю! Вы Глокта, не так ли? Тот самый, которого взяли в плен в Гуркхуле и потом пытали. Занд дан Глокта, верно? Так вот, могу вам сказать, что на сей раз вы совершили глупость! Большую глупость! Когда об этом услышит верховный судья Маровия…

Глокта вскочил на ноги и отпихнул назад стул, заскрежетавший по плиткам. Его левая нога взорвалась болью, но он не обратил на нее никакого внимания.

– Посмотри-ка на это! – прошипел он, широко раскрывая рот, чтобы испуганный пленник мог как следует взглянуть на его зубы.

«Или на то, что от них осталось».

– Ты видишь это? Видишь? Там, где они выкрошили зубы сверху, снизу они их оставили. А там, где уничтожили снизу, оставили сверху, и так по всей челюсти. Видишь? – Глокта растянул пальцами углы рта, давая Тойфелю хорошенько рассмотреть то, о чем он говорил. – Это делали с помощью крошечного зубила. По маленькому кусочку каждый день. Это длилось несколько месяцев! – Глокта с трудом сел обратно на стул и широко улыбнулся. – Превосходная работа, а? И какая ирония! Оставить человеку половину зубов, но так, чтобы ни от одного из них не было толку! Я ем исключительно суп.

Мастер-распорядитель гулко сглотнул. Глокта увидел каплю пота, сбегающую по его шее.

– И зубы были только началом. Представляешь, мне приходится мочиться сидя, словно я женщина. Мне тридцать пять лет, однако я не могу встать с постели без посторонней помощи! – Он снова откинулся на спинку стула и вытянул ногу, болезненно поморщившись. – Каждый день для меня – это ад. Каждый божий день! Так неужели ты всерьез веришь, что способен сказать что-то такое, что меня испугает?

Глокта рассматривал пленника, выдерживая паузу.

«Половины былой самоуверенности как не бывало».

– Подпиши признание, – прошептал он. – Тогда мы сможем посадить тебя на корабль до Инглии, и у нас еще останется время, чтобы поспать этой ночью.

Лицо Тойфеля стало почти таким же белым, как у практика Инея, однако он продолжал молчать.

«Скоро архилектор будет здесь. Может быть, уже идет. Если к тому времени, как он появится, у меня не будет признания… тогда мы все отправимся в Инглию. В лучшем случае».

Глокта ухватился за свою трость и поднялся на ноги.

– Мне нравится считать себя мастером, однако мастерство требует времени, а мы уже и так потеряли половину ночи, пока разыскивали тебя по городским борделям. Хорошо еще, что практик Иней наделен тонким обонянием и великолепным чувством направления. Он способен найти по запаху крысу, спрятавшуюся в сортире.

– Крысу, спрятавшуюся в сортире! – эхом повторил Секутор, в чьих глазах отражалось яркое оранжевое сияние жаровни.

– У нас очень плотный график, так что позволь мне говорить напрямую. Через десять минут ты подпишешь признание.

Тойфель фыркнул и скрестил руки.

– Никогда!

– Подержите его.

Иней сграбастал Тойфеля сзади, сдавив его, словно в тисках, так что правая рука пленника оказалась прижата к боку. Секутор завладел его левым запястьем и растопырил пальцы Тойфеля на изрубленной столешнице. Глокта обхватил рукой гладкую рукоятку топорика и медленно потянул к себе, царапая острием дерево. Он рассматривал лежавшую перед ним руку.

«Какие у него замечательные ногти. Такие длинные и глянцевитые. С такими ногтями будет трудно работать в шахте».

Глокта высоко занес топорик.

– Подождите! – завопил пленник.

Бам! Тяжелое острие глубоко вонзилось в столешницу, аккуратно срезав ноготь с Тойфелева среднего пальца. Тот учащенно дышал, на его лбу выступила испарина.

«Теперь мы посмотрим, что ты в действительности собой представляешь».

– Полагаю, ты уже догадался, к чему я клоню, – сказал Глокта. – Ты знаешь, такую же штуку проделали с одним капралом, которого взяли в плен вместе со мной. От него отрубали по кусочку в день. Он был крепкий человек, очень крепкий. Они добрались выше локтя к тому времени, как он умер. – Глокта снова поднял топорик. – Сознайся.

– Вы не можете…

Бам! Топорик отхватил самый кончик среднего пальца. Кровь хлынула на столешницу. Глаза Секутора улыбались в свете светильников. Рот Тойфеля раскрылся.

«Однако боль придет не сразу».

– Сознайся! – проревел Глокта.

Бам! Топорик отсек кончик Тойфелева безымянного пальца вместе с тонким кружочком среднего, который прокатился по столу и упал на пол. Лицо Инея казалось изваянным из мрамора.

– Сознайся!

Бам! Кончик указательного пальца пленника взлетел в воздух. Его средний палец уже укоротился до первого сустава. Глокта помедлил, вытирая пот со лба тыльной стороной ладони. Его нога пульсировала от напряжения. Кровь капала на плитку мерным «кап-кап-кап». Тойфель расширенными глазами смотрел на свои укоротившиеся пальцы. Секутор покачал головой.

– Превосходная работа, инквизитор! – Он щелчком отправил один из отрубленных кружков плоти через весь стол. – Такая точность… Я в восхищении.

– А-а-а! – завопил мастер-распорядитель монетного двора.

«Вот теперь до него дошло».

Глокта снова занес топорик.

– Я сознаюсь! – завизжал Тойфель. – Я сознаюсь!

– Ну и прекрасно, – спокойно произнес Глокта.

– Прекрасно, – повторил Секутор.

– Пвеквафно, – сказал практик Иней.

Просторный и пустынный Север

Маги – это древний и загадочный орден посвященных в тайны мира, искушенных в путях волшебства. Маги обладают мудростью и могуществом, о каких простые люди даже не смеют мечтать. Так гласит молва. Казалось бы, член подобного ордена найдет способ отыскать нужного ему человека, даже если человек тот блуждает в одиночестве по просторному и пустынному Северу. Но если таковой способ и был, маг явно не торопился.

Логен поскреб спутанную бороду, размышляя над тем, что могло задержать великого. Может, заблудился? Логен снова и снова спрашивал себя, не лучше ли было оставаться в лесах, где по крайней мере хватало еды. Но духи сказали идти к югу, а на юг от холмов лежали эти поблекшие пустоши. Вот он и ждал здесь, в вересковых зарослях, в грязи, измученный капризами погоды и постоянно голодный.

Его сапоги совсем износились, и он разбил свой маленький лагерь недалеко от дороги, чтобы случайно не пропустить чародея. Со времен войны Север был полон всякого опасного отребья – дезертировавших солдат, подавшихся в разбойники крестьян или просто безземельных и отчаявшихся людей, которым нечего было терять. Логен, однако, о разбойниках не думал. Ни у кого из них нет причин тащиться в эту дыру в заднице мира. Ни у кого, кроме самого Логена и мага.

Поэтому Логен сидел и ждал, потом искал себе еду, ничего не находил, садился и опять ждал. В это время года пустоши промокали насквозь под внезапными ливнями. При каждой возможности Логен разводил дымные маленькие костерки, чтобы поддержать себя и привлечь внимание любого волшебника, кому случится проходить мимо. Этим вечером шел дождь, но некоторое время назад он прекратился, и стало достаточно сухо для разжигания огня. Котелок уже стоял на огне, и в нем варилась похлебка из последних кусков мяса, принесенных из леса. Утром придется идти дальше и искать пищу. Маг может нагнать его и попозже, если еще не бросил эту затею.

Логен помешивал скудное варево и гадал, направиться ему завтра обратно на север или дальше к югу, когда услышал на дороге топот копыт. Одна лошадь, скачет медленно. Логен выпрямился, сидя на своей куртке, и подождал еще. Послышалось ржание, звякнула сбруя. Над гребнем холма показался всадник. Из-за блеклого солнца, висевшего низко над горизонтом позади, Логен не мог хорошенько рассмотреть появившегося человека, но в седле тот держался напряженно и неуклюже, словно не привык к дороге. Всадник осторожно понукал свою лошадь, побуждая ее приблизиться к костру, потом остановился в нескольких ярдах от Логена и натянул поводья.

– Добрый вечер, – сказал он.

Он ни в малейшей степени не соответствовал тому образу, который представлял себе Логен. Маг оказался тощим, бледным, болезненного вида молодым человеком с темными кругами под глазами, с длинными волосами, облепившими голову после прошедшего дождичка, и нервной улыбкой. Не столько мудрый, сколько мокрый, и определенно не обладающий могуществом, о каком не смеют мечтать люди. Он казался голодным, озябшим и больным. Если подумать, он выглядел так, как чувствовал себя Логен.

– Разве у тебя нет посоха?

Молодой человек, по-видимому, удивился.

– Нет… то есть э-э… дело в том, что я не маг, – ответил он и замолчал, нервно облизав губы.

– Духи сказали, что меня ищет маг. Но они часто ошибаются.

– А-а… ну да. Я только ученик. Мой хозяин – великий Байяз. – Тут он почтительно склонил голову. – Первый из магов, мастер высокого искусства, наделенный глубочайшей мудростью. Я послан, чтобы найти тебя и привести… – В голосе молодого человека внезапно зазвучало сомнение. – Ты ведь Логен Девятипалый?

Логен поднял левую кисть и взглянул на бледного юношу через просвет на том месте, где раньше был его средний палец.

– О, замечательно! – Ученик облегченно вздохнул, но вдруг осекся. – Ох, то есть я хотел… э-э… мне жаль, что ты потерял палец.

Логен рассмеялся – в первый раз с тех пор, как выбрался из реки. Не особенно смешная фраза, но он хохотал во все горло. Это было приятно. Юноша тоже улыбнулся и с болезненной гримасой соскользнул с седла.

– Меня зовут Малахус Ки.

– Малахус – как?

– Ки, – повторил тот, придвигаясь к костру.

– Что это за имя?

– Я родом из Старой империи.

Логен никогда не слышал о подобном месте.

– Империи, вот как?

– Ну, она когда-то была империей. Самый могущественный народ на Земном круге. – Юноша неловко присел на корточки возле костра. – Но ее былая слава давно исчезла. Сейчас там лишь огромное поле битвы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

сообщить о нарушении