Джилл Шелвис.

На крыльях любви



скачать книгу бесплатно

Да, в ее работе были свои плюсы, и один из них сейчас бил прямо по мягкому месту. Летчики! Но этот казался скорее кинозвездой в роли воздушного аса, однако Мел и не думала переживать по этому поводу. Внутри у нее разгорался настоящий огонь, и она поняла, что краснеет.

Новоприбывший между тем сосредоточил свое внимание на блокноте, который держал в руках, когда нырнул под брюхо самолета, где и очутился нос к носу с Мел. Рыжеватая прядь беспечно упала ему на лоб, глаза прятались за стеклами летных солнцезащитных очков.

Уже в следующе мгновение радужное настроение Мел улетучилось, будто его и не было вовсе. Осталась лишь пустота, приправленная страхом. Нет! Этого не может быть. Прошло столько времени. Как этот тип осмелился показаться ей на глаза?

Он ничем не выдал своего удивления, только приподнял бровь, сдвинув очки на лоб. Зеленые, как морская вода, глаза не спеша обежали ее всю – поношенные рабочие ботинки, грязный комбинезон и непокорную гриву ярко-рыжих волос, которые Мел собирала на макушке, нисколько не заботясь о своей наружности.

– Ну надо же… – услышала она знакомый до боли голос. – Совсем большая девочка. Привет, Мел.

Да, он тоже возмужал: стал выше, шире в плечах и крупнее, чем в тот последний раз, когда она его видела, – но улыбка осталась, ей на беду, прежней – неприкрытый соблазн и чертовское обаяние.

Никуда не делся и его австралийский акцент, предупреждавший об опасности.

Взгляд зеленых глаз, от которого замирало сердце, длинные ресницы и роскошная копна светло-каштановых волос – все это буквально вопило: «Берегись! Он очень опасен».

А губы… эти губы способны пробудить отчаянную страсть или ярость…

– Бо Блэк, – прошептала Мел, покрываясь ледяными мурашками.

Он склонил голову, раздвигая губы в медленной улыбке.

– Собственной персоной, дорогая. Соскучилась по мне?

Соскучилась ли она по нему? О да, ей его так недоставало! Почти как террориста с ручной гранатой на взводе.

– Убирайся с моего аэродрома!

Как будто в его распоряжении целая вечность, Бо лениво привалился спиной к боку своего самолета, легонько похлопывая себя блокнотом по бедру.

– Никак не могу, подруга.

– Прекрасно можешь!

Порыв ветра едва не сбил Мел с ног, и ей пришлось ухватиться ладонью за блестящий бок его самолета.

– Просто забираешься в эту ржавую консервную банку и уносишь отсюда свою австралийскую задницу ко всем чертям.

– Ржавая консервная банка?

Вместо того чтобы почувствовать себя оскорбленным, Бо от души рассмеялся, и от этого смеха у Мел в животе запорхали бабочки. Как долго она не слышала этот его беззаботный смех!

Разумеется, ведь они не виделись десять лет. Тогда ему было восемнадцать, ей – шестнадцать, и она считала его долговязым нескладным подростком, который еще не вырос и не стал мужчиной.

Зато теперь Бо вырос, да еще как, черт его подери! Протянув руку, он любовно погладил стальной бок самолета, и в голову Мел закралась совершенно неуместная мысль: интересно, женщин он гладит с такой же любовью?

Ей явно стоило глотнуть крепкого кофе, чтобы мозги встали на место, и дать себе хорошую затрещину.

– Ты отлично знаешь, что это за самолет, – небрежно заметил Бо. – И сколько он стоит.

– Хорошо, – уступила Мел. – Твоя игрушка покруче моей, ты победил.

А теперь можешь убираться.

Запрокинув голову, он опять рассмеялся, и, вне всякого сомнения, над ней.

Ничего нового.

Впервые Мел положила на него глаз, когда Бо с важным видом пересекал холл, прибыв в город вместе с отцом, Эдди Блэком, который занимался восстановлением и продажей старинных самолетов. Высокий и по-юношески угловатый, Бо улыбнулся Мел и сказал: «Привет, подружка!» И Мел пала, в прямом и переносном смысле, жертвой любви – со всей пылкостью, на которую способно нежное сердечко шестнадцатилетней девушки, – и на пальму в кадке, не устояв на ногах и тем самым развеселив всех, кто находился в холле, хотя самой ей было не до смеха.

Второй раз она увидела Бо Блэка, когда открыла дверь подсобки, чтобы взять метлу. Он стоял спиной к стеллажу, и хорошенькая блондинка обвивалась вокруг него, как сдобный кренделек, оседлав бедра. Рука Бо находилась под ее коротенькой юбкой, и Мел могла лишь догадываться, что там делала.

После того случая она и сама делала то же самое много, очень много раз душными беспокойными ночами.

Бо даже не смутился тогда – типичный герой-любовник, – в то время как Мел стояла столбом в дверях подсобки, совершенно шокированная. Бо лениво поднял голову, вперил в нее затуманенный взор и, убийственно улыбнувшись, лениво протянул:

– Нет проблем. Просто закрой дверь, дорогуша, ладно?

Нет проблем. Конечно. Она закроет дверь. Но что делать, если все внутри ее хотело остаться и умолять его: «Можно я буду следующей»?

И собственное желание, неожиданно настигшее ее страстное желание, так потрясло Мел, что она потеряла голову, совершенно лишилась рассудка.

Это было единственное объяснение тому, что произошло дальше. Ничего больше не замечая, она протянула наугад руку и схватила с полки первое, на что наткнулись пальцы – кажется, это был воздушный фильтр, – и… опустила ему на голову.

Отнюдь не тот поступок, которым следовало гордиться. Мел винила во всем собственные рыжие волосы и бурный темперамент, который к ним прилагался. Дайми частенько предостерегала ее, что следует держать себя в руках, не то однажды огненная шевелюра спровоцирует ее природную вспыльчивость, и горе тогда бедолаге, который подвернется Мел под руку.

Только Бо вовсе не чувствовал себя неправедно оскорбленным – его реакцией был… смех, просто смех!

И она почувствовала себя полной дурой. Господи, как же ей было стыдно!

А спустя несколько месяцев Мел увидела его в последний раз. Это было в тот самый день, когда исчез его папаша, вор и мошенник, и когда ее жизнь изменилась навсегда.

И сейчас Мел повторила:

– Убирайся.

Не переставая обольстительно улыбаться, Бо не спеша извлек из нагрудного кармана своей белоснежной рубашки сложенный листок бумаги.

Мел попыталась читать, но он держал документ так, что ей пришлось наклоняться все ниже. Теперь его глаза были совсем близко, и она увидела, что они не сплошь зеленые, как морская вода, – в них сверкают золотые искры. Он стоял так близко, что она ощущала его запах – мужской, без сомнения, – и так близко, что ей удалось наконец прочесть написанное.

«Акт передачи…» И что там дальше? «Акт передачи аэропорта Норт-Бич». Ее сердце упало.

– Откуда это?

– Да вот разобрал недавно коробку с отцовским барахлом, а в ней был ключ от банковского сейфа. – Его глаза больше не улыбались. – Это было в сейфе.

– О боже!

Он коротко кивнул.

– Да, именно так, Мел: Норт-Бич и все остальное теперь принадлежит мне. Догадываешься, что и ты тоже?

Глава 2

Бо наблюдал, как Мел Андерсон исходит злостью: казалось, над ее головой даже дымок курился. В глазах цвета корицы вспыхивали молнии, сочные губы кривились, а на лице целая буря эмоций сменяли друг друга, и гнев был наипервейшей из них.

– Салли не продавала аэропорт, – сказала она наконец.

– Вот и ошибаешься: продала.

Бо ждал ее реакции, покачиваясь на каблуках, и заметил, что когда Мел сложила руки под грудью, зрелые округлости восхитительно приподнялись. Даже грязный комбинезон не скрывал, что она та еще штучка. Мел повзрослела, и в нужных местах у нее появилось все, что нужно.

– Это гнусный подлог!

Удовольствие наблюдать за Мел изрядно поубавилось, и он констатировал:

– Нет.

– Докажи.

Теперь дружелюбное настроение Бо испарилось без остатка.

– И как, по-твоему, это сделать?

– Не знаю. Однако я бы предпочла, чтобы ты оказался как можно дальше отсюда.

Только вот незадача: Бо никуда отсюда не собирался, особенно в свете того, что удалось выяснить: перед смертью его отец стал жертвой мошенницы.

– Я хочу поговорить с Салли.

Мел смерила его ледяным взглядом.

– Ее здесь нет.

– Я подожду.

– Я тебе позвоню.

Вне всякого сомнения, Мел хотела поскорее избавиться от него. Тем хуже для нее.

– Мел, где Салли?

Она поджала губы, а в глазах ясно читалось желание отправить его в ад. Печально, но он, похоже, давно уже там. Однако почему все же она так агрессивно настроена? Бо задумался, поскольку у него-то была причина злиться. Но почему злится она? Этого он искренне не понимал. Даже не догадывался, почему бы ей не быть приветливей. Право же, могла бы даже вызваться помочь ему разобраться, особенно если бы выслушала то, что он должен сказать.

Мел явно не желала ничего слушать, даже выхватила договор из его руки и резко повернулась, намереваясь уйти.

– О нет, черта с два! – Бо схватил ее сзади за лямку комбинезона и потянул на себя.

– Не трогай меня!

Но ему нужен был ответ, и не один, и прямо сейчас, так что отпускать ее он не собирался, отчего девица просто разъярилась. Она была сейчас сильнее, чем ему помнилось, и в результате этой маленькой стычки небрежный узел у нее на голове рассыпался, волосы хлестнули его по глазам, даже попали в рот. От нее пахло сложной смесью шампуня и авиационного масла. Бо тряхнул головой, сбрасывая с лица шелковистые пряди, и крепко сжал ее руки.

– Прочь! – рявкнула Мел, брыкаясь и вырываясь из его рук. – Пусти, или сейчас так двину, что мало не покажется.

– Эй, полегче! – пробормотал Бо, почувствовав, что эта возня начинает ему даже нравиться. – Получишь сдачи.

Обхватив покрепче за плечи, он притянул извивающуюся девушку к себе и с величайшей осторожностью извлек из ее пальцев бумагу.

– Я просто заберу вот это.

Сдавленно вскрикнув, Мел наконец освободилась. Звякнули рация и телефон у нее на поясе, а также всевозможные железки, что она таскала в карманах. Эта девушка, как всегда, во всеоружии, почти ничего не изменилось! Потом ему представилась возможность полюбоваться ее удаляющимся задом – надо заметить, приятно округлившимся. Целую секунду Бо наслаждался этим приятным зрелищем. Как жаль, что он здесь с одной-единственной и конкретной целью, иначе они могли бы позабавиться.

То есть если она научилась понимать, что значит «позабавиться», в чем он сильно сомневался.

Он последовал за ней с летного поля в терминал и чуть не лишился собственного носа – Мел едва не прищемила его дверью.

– Вы только посмотрите! – прошептал он ей на ухо. – Сама любезность и приветливость, как всегда.

Мел сжала руку в кулак – единственная реакция на услышанное. Похоже, ничего не изменилось за прошедшие годы – крошка так и не научилась себя вести.

Задрав нос выше некуда – того и гляди споткнется, – Мел, позвякивая инструментами, с напыщенным видом прошествовала через весь терминал к парадному входу.

Когда-то это была невысокая забавная девчушка с настороженным взглядом и растерянной улыбкой. Сейчас она казалась какой-то нервной, возбужденной, а уж ее высокомерия хватило бы на десяток таких. Грязный комбинезон неплотно облегал ноги и бедра, и при каждом движении гаечный ключ в заднем кармане наверняка хлопал ее по заднице.

Бо озадаченно потер щеку, а Мел тем временем подошла к стойке, присела на самый краешек и, наклонившись к очаровательной женщине, которая сидела за стойкой, начала что-то шептать ей на ухо. Красавица тут же вскинула голову и уставилась на него в изумленном негодовании.

Бо узнал ее. И она его узнала, судя по тому, каких усилий ей стоило сохранять невозмутимое выражение лица. Когда он приблизился к стойке, Дайми уже взирала на него холодными, ничего не выражающими глазами, а его имя произнесла с таким выражением, будто звуки обладали омерзетильным вкусом.

Он и не ожидал, что его встретят с распростертыми объятиями, но столь откровенная враждебность начинала действовать на нервы.

– Ладно, – согласился Бо с наигранной легкостью. – Давайте начистоту.

Его слова были встречены убийственными взглядами двух пар глаз.

– Мне с вами нечего делить. Я просто хочу увидеться с Салли.

«Вернее, схватить мерзавку за горло и придушить».

– Салли здесь нет, – сказала Дайми.

Сидя на краешке стойки, Мел качнула ногой, чем выдала свое раздражение. Как будто и без того не ясно, что она в бешенстве! Бо понимал, что и сам разозлился не на шутку. Опершись ладонями о стойку, он наклонился ниже и едва ли не прошипел:

– И когда же она будет? Завтра?

Мел моргнула – медленно, как сова, – но ничего не ответила, а Дайми с преувеличенным интересом принялась разглядывать собственные пальцы, так сжатые в кулак, что даже костяшки побелели.

– Через неделю? – спросил Бо с чувством, которое, по его мнению, означало величайшее терпение.

Тишина в ответ.

– Через месяц?

Ни та ни другая даже не шелохнулись, только Мел продолжала покачивать ногой. Бо целую долгую минуту разглядывал их, потом усилием воли заставил себя расслабиться. У него ведь имеются два козыря. Во-первых, безграничное терпение. Во-вторых, нет в мире дела важнее того, ради которого он здесь.

– Имейте в виду: я могу ждать столько, сколько понадобится.

– Ты что, безработный? – буркнула Мел.

– В данный момент у меня полно чартерных рейсов.

– На «гольфстриме»?

– Да. И я снова начинаю восстанавливать старые самолеты.

– Как Эдди.

Как всегда при упоминании имени отца, на Бо накатывали воспоминания и ностальгия, и этот раз не стал исключением, поэтому, когда заговорил, голос его заметно смягчился.

– Да, как мой отец.

Прикусив нижнюю губу, Дайми взглянула на Мел, но та едва заметно покачала головой и Бо понял, что Мел здесь за старшую.

– И что же ты собираешься делать в таком случае? – уточнила Мел. – Ошиваться вокруг и глазеть, как мы тут справляемся, пока не появится Салли?

Многозначительным взглядом Бо неторопливо обвел помещение, отмечая и полное отсутствие клиентов, и слегка обшарпанный вид интерьера, а тем временем нервы у обеих девиц едва не искрили – хватило бы электричества для какой-нибудь небольшой страны «третьего мира».

– Кажется, вам тут не помешала бы помощь.

– У нас все в порядке, – сухо отозвалась Мел.

– В порядке? Пусть так. Но договор-то у кого, а, Мел?

На лицах обеих девиц отобразилась целая гамма чувств: ужас, смятение, отчаяние.

– Вот и подумайте об этом, – заключил Бо и неспешно удалился, насвистывая сквозь зубы.


Мел сверлила взглядом его сильную спину, пока он пересекал терминал, чтобы выйти в коридор, ведущий в частные офисы в задней части помещения, и чувствовала, как ухнуло в пятки ее сердце.

– Что он тут делает? – прошипела Дайми.

– Ты же слышала, что он сказал. – Нагнувшись, Мел схватила телефон и принялась набирать номер, который вот уже несколько лет знала наизусть, – номер мобильного Салли. – Он хочет поговорить с Салли, потому что не больше моего уверен, что договор подлинный.

Долгие гудки, как всегда. Тем временем снова прошествовал мимо Эрнест, на сей раз без тележки. Мел хотелось на него наорать, только это вряд ли помогло бы унять его любопытство, поэтому она сумела-таки взять себя в руки.

Салли трубку не брала. Впрочем, чему удивляться? Когда она вообще отвечала на звонки? Если не изменяет память, в последний раз они разговаривали почти год назад, хотя никто из персонала аэропорта этого не знал: Мел и Дайми старательно поддерживали видимость, что поддерживают с Салли регулярный контакт, – так было спокойнее.

Пришлось оставить сообщение для голосовой почты.

– Позвони мне, Салли, – сказала Мел после сигнала.

Дайми покачала головой.

– Как ты думаешь, он скажет об этом кому-нибудь?

– Нет, если это будет зависеть только от меня.

– Откуда у него договор на его имя?

– Там не его имя. Договор на его отца.

– Эдди Блэк!

Это имя неизменно отсылало Мел в прошлое, в то лето на второй год ее пребывания на аэродроме. Она училась разбираться в авиационном двигателе с помощью Салли и Дона, их тогдашнего механика, сварливого типа с вечной сигаретой, прилипшей к уголку рта, и бутылкой пива наготове. По какой-то загадочной причине он взял шефство над ней – может, потому, что она считала делом чести знать разницу между «бичем» и «пайпером», – а еще ему нравилось, когда молодежь проявляет любознательность.

Дайми в те времена занималась делопроизводством: подшивала документы и отвечала на телефонные звонки, – когда не флиртовала с летчиками или клиентами. Собственно, они даже не были подругами: Мел явилась с трейлерной стоянки на окраине, в то время как Дайми вращалась в кругу чертовых богатеев, – однако в то лето одно катастрофическое событие объединило их обеих. Мать Мел сбежала с отцом Дайми. Оставшиеся в наличии родители задержались ненадолго – каждый выбрал собственный способ утешиться. Мать Дайми увлеклась сильнодействующими успокоительными, которые ее и убили, а для отца Мел средством спасения стало дешевое пойло.

Так начался их союз, в других обстоятельствах вряд ли возможный. Не сестры, не подруги… просто две девушки, очень разные, которых сблизила случайность, поэтому ничего странного, что жизнь Салли стала их жизнью. А у Салли, с улыбкой от уха до уха и еще более широкой душой, прямо-таки магнитом для мужчин – как правило, очень неправильных! – каждый год был новый любовник. И тогда в этой роли выступал Эдди Блэк.

Мел и Дайми сразу поняли, что тип он подозрительный, но прежде чем убедились, что этот австралиец – обычный проходимец, прошло некоторое время. Тогда же они решили, что его сынок Бо, невозмутимый, сладкоречивый и сексуальный юнец, ничем не лучше.

В то долгое жаркое и ленивое лето Эдди и Бо воцарились в Норт-Бич, и к концу сентября Салли была по уши влюблена в старшего Блэка, который и стал здесь всем заправлять.

Потом по какой-то причине Блэкам пришлось срочно вернуться в Австралию, а вслед за ними исчезла и Салли.

Прошла неделя, и она позвонила. Так Мел и Дайми узнали, что она колесит по стране, пытаясь отыскать мошенника. Девушки не ошиблись – австралиец и Салли обвел вокруг пальца.

И гораздо позже они узнали, что на банковских счетах Салли пусто. Это означало, что для Норт-Бич наступили тяжелые времена. Мел и Дайми держались стойко, и шоу продолжалось – хотя бы ради того, чтобы Салли была довольна, когда – и если – вернется.

Только она так и не вернулась. Эдди сорвался на своем фургоне с моста и погиб, а Салли – что бы там она ни испытывала в этой связи: отчаяние или просто ярость – по-прежнему отсутствовала. Девушки по мере возможности продолжали посылать ей деньги. Еще вчера совсем девчонки, они изо всех сил старались быть взрослыми.

Салли звонила все реже, а потом звонки прекратились совсем. Более того – последние два раза Салли даже не подтвердила получение денег, хотя Мел и Дайми изо всех сил притворялись, что у них все в порядке.

Оглядываясь назад, на свою сомнительную зрелость в двадцать лет, Мел и Дайми понимали, что вряд ли стоило делать вид, будто они с Салли в постоянном контакте, но так было спокойнее и сохраняло существующее положение вещей. Кроме того, Мел не желала сдаваться, да и привычки о чем-либо сожалеть за ней не водилось. Решения, раз уж были приняты, служили руководством в дальнейшей жизни.

Теперь и Бо придется последовать ее примеру.

– Если сделка законна, – вздохнула Мел, – Бо является наследником Эдди как его единственный отпрыск.

– О господи! Мне срочно нужно выпить еще чаю. – Позвякивая браслетами, Дайми принялась рыться в корзинке с чайными пакетиками. – Что-нибудь успокаивающее.

Что касается Мел, в чаи она не верила: для того чтобы успокоиться, ей пришлось бы выпить целую гору медикаментов – столько, сколько могло поместиться в грузовом отсеке самолета.

– Все будет хорошо.

Дайми бросила на Мел грустный взгляд и покачала головой.

– Правда? Каким же образом? Нет, не отвечай. Ответа не существует. Но я уверена: было бы куда проще, окажись он уродом, правда?

Да уж, с этим не поспоришь.

– Серьезно! Пока не поняла, кто он такой, я была готова его съесть.

– Ты любого мужика готова съесть.

– Эй! – мельком глянув на собственное безупречное отражение в зеркале, рассмеялась Дайми. – Слушай, я понимаю, что мы с тобой запрограммированы по-разному и что ты всегда семь раз отмеришь, прежде чем что-то сделаешь. Однако попробуй меня убедить, что твои гормоны не взбесились и не пустились в пляс в ту самую минуту, когда ты его увидела. Само воплощение греха! А этот его сексуальный акцент…

– Подумаешь, акцент!

– Знаешь, ты совсем не умеешь врать! – хмыкнула Дайми. – У тебя даже глаза бегают.

– Хорошо, – сдалась наконец Мел, стараясь расслабить глазные мышцы. – Пусть так – он действительно выглядит… прекрасно. Достаточно?

– Дорогая, прекрасным может быть бокал шардонне или ярко-голубое небо. Самые лучшие эпитеты меркнут, когда мы говорим об этом парне. Язык немеет!

Мел воздела руки.

– С чего мы вообще затеяли этот разговор?

– Правильно. – Дайми снова села, тряхнув головой, так что звякнули кристаллики. – Слушай, дай пинка этому австралийцу – пусть убирается домой. Это наше место.

Мел сумела выдавить улыбку.

– А мне показалось, что ты мечтаешь уйти отсюда.

– Я уйду, если сама этого захочу, а не потому, что какой-то придурок начнет здесь командовать.

В этом была вся Дайми. И упрямство ее только украшало.

– К несчастью, он никуда убираться не собирается – во всяком случае до тех пор, пока не поговорит с Салли.

– Но этого никогда не будет. Мы не можем ждать вечно…

– Нам придется.

Долгую минуту они смотрели друг на друга, и сердце у каждой болезненно сжалось.

– Ты и вправду решила, будто способна обмануть обманщика? – прошептала наконец Дайми.

– Нам придется, – повторила Мел.

Дайми склонилась к подруге.

– Мы обе знаем, что он сын самого отъявленного мошенника.

– Да. – Спрыгнув со стола, Мел тряхнула головой, убирая упавшую на глаза прядь. – Я знаю, что он собой представляет, а теперь давай выясним, чего в нем нет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6