Джесси Холланд.

Черная Пантера. Кто он?



скачать книгу бесплатно

Правитель выпрямился:

– Думаю, эта выставка для ребенка скучновата. Говоря о «новом черном музее», вы, я так понимаю, имеете в виду Смитсоновский национальный музей афроамериканской истории и культуры? Накия, он есть в наших планах?

Маленькая телохранительница подняла руку, и Девонте увидел у нее в руке небольшой светящийся экран с клавиатурой. Она сказала несколько слов на незнакомом языке, но король ее прервал:

– Пожалуйста, говори по-английски. Давай уважать наших гостей, Накия.

Девушка улыбнулась:

– У нас есть несколько минут после экскурсии, до встречи в Белом доме, ваше величество.

Т’Чалла радостно потер руки:

– Тогда решено. Девонте Уоллман, Синранда Уоллман, хотите, чтобы мы отправились в «новый черный музей» вместе? Это будет для меня честью.

Мальчик выпучил глаза. Он посмотрел на маму, которая была поражена не меньше:

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – одними губами произнес он.

– Ваше величество, нам не хотелось бы отнимать у вас драгоценное время… – начала мама.

Т’Чалла замахал руками:

– Вы вовсе его не отнимете. Напротив, я настаиваю. Накия обо всем позаботится, встретимся в музее. А теперь прошу меня извинить: нужно продолжить осмотр, пока соотечественники не решили писать мои портреты с дьявольскими рогами из-за того, что я пренебрегаю их прекрасными работами.

Т’Чалла подмигнул Девонте, вежливо поцеловал руку его матери и пошел дальше, сопровождаемый экскурсоводом, художниками и сотрудниками музея. Девонте и его мама взглянули друг на друга, пораженные до глубины души.

– Что это сейчас было вообще? – прошептала она.

– Он постоянно так делает. Не обращайте внимания, – улыбнулась им Накия. Она протянула Девонте руку. – Я Накия из «Дора Милаж». Рада с вами познакомиться. Идите, пожалуйста, за мной.

Девушка проводила спутников до двери. Когда они шли по Национальной аллее, солнце уже начало клониться к закату. Девонте повис на маминой руке и разрывался от желания засыпать вакандийскую девушку вопросами; но, зная свою привычку сначала говорить, а потом думать, решил, что наверняка втянет их с мамой в какую-нибудь передрягу. Скоро сияющие глаза Накии остановились на мальчике: девушка заметила его метания.

– Мои родители постоянно говорят, что я отношусь ко всему слишком легкомысленно, но уверена, что открытость новому делает жизнь более интересной, как вы думаете? Так что вперед, задавайте вопросы, молодой человек. Меня они не обидят.

Девонте взглянул на маму, та кивнула.

– Какой характер у короля?

Накия рассмеялась.

– Король Т’Чалла… – на секунду она засомневалась, будто проверяя на вкус незнакомые слова. – Я знакома с его величеством всю жизнь, но мне по-прежнему сложно описать его несколькими фразами. Он… эмоциональный, но добрый. Один из самых ярких мужчин своей страны, но при этом очень воспитанный… – Накия на секунду умолкла, задумавшись, но быстро вернулась к официальному тону: – Король Т’Чалла – это сердце и душа Ваканды.

Для члена «Дора Милаж» служить ему – настоящая честь.

Девонте вопросительно взглянул на девушку, перекатывая незнакомое словосочетание на языке:

– «Дора Милаж»?

Накия потрепала мальчика по волосам:

– Как бы это лучше объяснить? Мы – как сказать по-английски – что-то вроде телохранительниц короля, которых отобрали из разных вакандийских племен. Нас специально тренируют, мы живем во дворце и выполняем все пожелания правителя.

Синранда подняла одну бровь:

– Прямо… все его пожелания?

Темная кожа Накии налилась румянцем:

– Ничего предосудительного. Мы, как он говорит, скорее… его дочери и больше ничего. Окойе и мне выпала честь представлять «Дора Милаж» публично, следить за королем, пока остальные наши сестры тренируются.

Девонте поморщился:

– И все телохранители – девушки?

Накия рассмеялась и снова погладила его по голове:

– Да, все – девушки. Когда-нибудь тебе это не будет казаться странным.

Они приблизились к Смитсоновскому национальному музею афроамериканской истории и культуры. Его многоярусные бронзовые стены отражали закат солнца. Синранда извинилась и немного отстала, чтобы сделать звонок; Накия и Девонте сошли с аллеи, чтобы подождать ее и заодно понаблюдать за очередью: музей открылся несколько месяцев назад, но побывать в нем до сих пор хотели толпы. Мимо проезжали машины и такси, жители города направлялись в пригороды, туристические автобусы медленно ползли мимо под вечерними лучами солнца.

– У нас дома нет ничего подобного, – прошептала Накия. – Это так… круто.

Браслет на руке Накии тихо запищал, и она заговорила с собственным запястьем на непонятном языке. Мальчик и телохранительница встали в одну из очередей.

– Король скоро к нам присоединится. Скажите, Девонте, есть ли что-то, что королю просто необходимо увидеть в этом музее?

Мальчик неделями изучал список экспонатов в Интернете, и у него был готов подробный маршрут. Но едва он начал говорить, как почувствовал, что рука Накии больно сжала его плечо.

– Ай! – вскрикнул он.

Но телохранительница, кажется, его не слышала; она смотрела на автобус с белыми туристами, который только что подъехал к воротам музея…

* * *

Вечернее солнце отражалось в окнах автобуса, так что Накия не смогла ничего увидеть, кроме лица водителя, но почувствовала: что-то здесь не так. Была пятница, однако она совершенно уверена: в инструкции по безопасности есть запрет высаживать пассажиров из автобусов перед музеем…

– Ложись! – вскрикнула Накия, толкнув Девонте так, что он упал на землю, и закрыла его собой.

Двери автобуса открылись, и двое мужчин в лыжных масках выбежали наружу, стреляя из винтовок прямо по толпе на тротуарах. Началась паника. Незнакомцы в масках бежали по улице, расталкивая кричащих людей. Они изрешетили караульное помещение, убив ничего не подозревавшего охранника.

Из дверей музея выбежали два охранника, держа в руках автоматы «узи». Начались шум и давка, люди пытались спрятаться в музее и найти убежище за стенами. Сквозь толпу сотрудники службы безопасности пытались определить местоположение атакующих: они пересекли лужайку, ловко перескакивая через прижавшихся к земле людей, но свой шанс они упустили. С сорока пяти метров преступники из автобуса прицелились сквозь стекла и выстрелили, уложив обоих охранников.

Накия прижала мальчика к земле так плотно, как могла. Она приподнялась и заметила, что еще одно окно автобуса выбито и широкоплечий гранатометчик выбирает цель.

– Лежи, не шевелись, – приказала она Девонте.

Она начала говорить по коммуникатору на хауса, языке, который здесь знали только «Дора Милаж» и король:

– Окойе, не пускай сюда Бесценного! Несколько вооруженных мужчин в бронежилетах атакуют музей с востока.

Накия знала, что, если она не зашевелится, мальчик будет защищен от пуль, но обломки разрушенного здания могут упасть на них. Девонте ерзал на земле, а Накия слушала крики, пронзавшие воздух вокруг нее. Родители-туристы бросались на землю, закрывая своими телами детей. Одна мама заползла под детскую коляску и свернулась там калачиком, сжимая в руках младенца, как будто черная пластиковая конструкция была в состоянии ее защитить. Накия вновь взглянула на Девонте, который выглядел достаточно взрослым, чтобы послушаться и остаться на месте (так ведь?). Кому-то необходимо было вмешаться, и кто же это сделает, если не она?

– Я постараюсь нейтрализовать тяжелую артиллерию: на восточной стороне Четырнадцатой улицы, внутри автобуса.

– Накия, мальчик и его мама в порядке? – она с удивлением взглянула на коммуникатор, не ожидая, что услышит голос короля.

– Мальчик со мной, а маму я пока не вижу, – Накия огляделась, но не заметила среди лежащих и прикрывающих головы людей миссис Уоллман. Охранники были точно мертвы, но, насколько она могла видеть, среди гражданских жертв было пока мало.

– Найдите ее. Она и мальчик – под моей защитой. Об остальном я позабочусь.

Накия услышала, как на заднем плане мягко гудит машина. Накия начала спорить:

– Бесценный, наша главная задача – это ваша безопасность…

На другом конце повисла пауза:

– Это приказ твоего короля, Накия. Мальчику и его матери не должны причинить вреда. Используйте все средства. Окойе и я позаботимся об остальном. Встреча на нашей позиции в пять часов.

Накия посмотрела на своего подопечного:

– Слушаюсь, Бесценный.

Переходя снова на английский, она легонько пихнула мальчика, лежащего под ней:

– Все будет хорошо, Девонте. Как ты там?

Девонте тихо захныкал, из его глаз потекли слезы:

– Где моя мама?

– Мы очень скоро ее найдем. С ней все будет хорошо. Король со всем разберется.

Накия искренне надеялась, что говорит правду. Она следила за тем, как напавшие на музей заряжают ракетную установку. Неожиданно в салоне автобуса появилась черная тень, оттуда понеслись крики. Из окон полетели тела, и девушка услышала, как громко ломаются кости, затем прозвучали мольбы о пощаде, не возымевшие никакого действия. Один за другим трое мужчин были выброшены из разбитого окна прямо на тротуар. Их лица и тела были покрыты глубокими кровоточащими ранами. Упавшие корчились от боли на мостовой, стеная и придерживая сломанные руки и ноги, в то время как их оружие, включая гранаты, вылетало из автобуса вслед за ними, прямо им на головы.

Два преступника, убивших охранников, застыли на месте и в ужасе смотрели на то, что произошло с их сообщниками. Двери автобуса медленно распахнулись, и мужчина в черном обтягивающем комбинезоне ловко выбрался наружу. Темная, похожая на ткань броня была обернута вокруг его мускулов и, казалось, поглощала лучи заходящего солнца. На его руках были перчатки того же цвета, а на кончиках пальцев, которые он то сжимал, то разжимал, располагались металлические когти. Лицо человека было скрыто забралом шлема в форме кошачьей головы, а белые глаза светились. Серебряные металлические линии покрывали весь костюм, шли через маску, змеились по груди и спускались до самых сапог. Черная Пантера бесшумно направился прямо к нападавшим.

Два оставшихся в живых стрелка посмотрели друг на друга, выхватили автоматы и открыли огонь. От костюма Пантеры отскакивали искры, а пули падали к его ногам, не причиняя никакого вреда. Холодные глаза повернулись к нападавшим, и он грациозно, без труда перескочил через улицу к ближайшему из преступников. Приземлившись, Пантера прыгнул на того, впечатав кулаки ему в грудь и выбив из рук автомат. Он вновь выпустил когти, раскромсав бронежилет мужчины на мелкие кусочки; через глубокие отверстия хлынула кровь. Вторая черная рука в перчатке выбила негодяю челюсть, отбросила его, заставив перекувыркнуться в воздухе и приземлиться на тротуар.

* * *

Пантера грациозно потянулся, оглядываясь в поисках второго противника. Он перешагнул через распростертое перед ним тело – последние солнечные лучи отражались от начищенной черной брони – и бросил едва заметный взгляд на Накию, все еще лежащую на земле; она защищала Девонте и старалась не привлекать внимания. Почти незаметный кивок убедил его, что она в порядке, и Пантера пошел искать оставшегося злодея среди кричащих и стонущих тел, разбросанных по траве.

Когда он увидел, что преступник схватил перепуганного мужчину и приставил пистолет к его виску, Пантера гневно зарычал. Он сделал несколько шагов вперед, по направлению к стрелку. Мужчина заслонился заложником как щитом от приближающегося героя.

Заложник застонал, но преступник сдавил его плечи сильнее. Вместе со словами из его рта вылетала слюна:

– Еще один шаг – и он покойник! Слышишь, котяра?

Пантера сделал еще несколько шагов вперед. Мужчина сильнее прижал пистолет к голове заложника, откинув ее набок:

– Я не шучу, черт возьми. Его смерть будет на твоей совести.

Но Пантера не останавливался, он шел, выплевывая слова, слегка искаженные встроенным в шлем модулятором голоса:

– Ну что ж, убивай его. Скоро ты к нему присоединишься, но твоя смерть такой быстрой не будет.

– Ты меня не убьешь. Вы, герои, так никогда не поступаете.

– Твоя жизнь ничего для меня не значит. Я могу убить тебя прямо здесь, на глазах у всех, а к восходу солнца уже завтракать на другом конце Земли.

Стрелок потряс своего заложника:

– А что насчет его жизни?

Пожимая плечами, Пантера продолжал приближаться:

– Он не вакандиец. Его жизнь также не имеет никакой ценности.

Чем ближе подходил Пантера, тем сильнее убийцу пробирала дрожь. Оттолкнув заложника в сторону короля, стрелок бросил оружие и поднял руки вверх:

– Ладно, я сдаюсь, сдаюсь!

Но как только заложник оказался в безопасности, Пантера внезапным рывком перепрыгнул через него и вцепился в преступника, отбросив того на тротуар. Несколько быстрых ударов по голове оглушили его, а полоснувшие по лицу когти оставили на маске глубокие, сочащиеся кровью следы. Пантера схватил террориста и лупил его головой об асфальт, пока тот не потерял сознание.

Человек в черной броне встал на ноги и поднял голову, вслушиваясь в звуки приближающихся сирен. Оглянувшись, он увидел, что Окойе связывает руки лежащего на мостовой преступника пластиковыми стяжками. Накия медленно поднялась и направилась к Пантере. Испуганный Девонте повис на ее руке. Обезумевшая мама мальчика подбежала к ним через улицу, вырвала сына из рук Накии и заключила Девонте в объятия, покрывая его лицо поцелуями.

Пантера расстегнул пряжку на шлеме. Под ним обнаружилось озабоченное лицо Т’Чаллы. Он подошел к плачущему мужчине, бывшему заложнику, опустился на колени рядом с ним и положил руку на его плечо. Травмированный произошедшим, тот пытался успокоиться, вытирая нос и глаза яркой гавайской рубашкой. Когда Т’Чалла мягко заговорил, бывший заложник поднял голову и посмотрел на него:

– Вы в порядке, сэр?

Мужчина кивнул и ответил:

– Ду… думаю, да.

Т’Чалла улыбнулся:

– Хорошо. Оставайтесь здесь, вам окажут помощь в самое ближайшее время.

Т’Чалла уже собирался уходить, когда мужчина тихо заговорил с легким южным акцентом:

– Это ведь был блеф, правда? Вам на самом деле было не все равно, умру я или нет?

Т’Чалла посмотрел на мужчину, и его глаза сверкнули:

– А вы как думали?

– Я был уверен, что умру, – признался мужчина.

– Именно поэтому мне и удалось спасти вашу жизнь. Потому что преступник, захвативший вас, поверил мне. А теперь отдохните. Помощь скоро прибудет.

Пока он следил за американцами, к нему подошла Накия.

– Что с мальчиком и его мамой? – спросил он агента «Дора Милаж» на языке хауса.

– Они в порядке, Бесценный.

Окойе, как всегда, хмурая, тоже подошла к ним:

– Со всем уважением, Бесценный, те, кого называют американской полицией, скоро появятся, и нам нужно успеть скрыться. Предлагаю вернуться в посольство.

– Только когда мы убедимся, что с Уоллманами все в порядке. Мы заберем их с собой. С ними будут обращаться как с почетными гостями, пока они не будут психологически готовы вернуться домой.

Мама Девонте все еще всхлипывала, когда Окойе вела ее к вакандийскому лимузину. Девонте, однако, уже пришел в себя, хотя еще дрожал, когда Накия подтащила его к машине, где уже ждал Пантера. Т’Чалла улыбнулся мальчику, а потом они сели в лимузин и отправились к посольству Ваканды.

Глава 3

«Солнце этим утром светит особенно ярко», – подумал генерал Вилли «Бульдог» Матиган, в то время как его лимузин пересекал мост на Четырнадцатой улице, покидая столицу страны и направляясь в Вирджинию. Со своего сиденья он мог видеть монумент Вашингтона, мемориал Джефферсона, а чуть поодаль располагался его новый дом – Пентагон.

Взглянув на водителя, чтобы убедиться, что тот за ним не следит, Матиган быстро, но нежно погладил две звездочки на новеньких погонах и улыбнулся сам себе. Этот невысокий коренастый шестидесятидвухлетний оклахомец знал, что нужно делать вид, будто он не слишком-то рад своему продвижению. Но иногда, даже на публике, он не мог удержаться, чтобы не потрогать звездочки на погонах, убеждаясь, что они все еще на месте. Генералу хотелось сделать это, еще когда он был в Белом доме, но в этом хорошо охраняемом месте было слишком много камер, и ему не хотелось смущать остолопов из секретной службы, следивших за ним даже в туалете, заставляя задаваться вопросом, а что это делает новый сопредседатель Объединенной оперативной группы по делам африканского континента.

Лимузин свернул с шоссе и прокладывал себе путь через толпу охранников. Младший лейтенант – забрызганная грязью блондинка из Айовы, с жидкими волосами, разжиревшая на кукурузных хлопьях, – протиснулась к двери и открыла ее. Матиган вылез на улицу и пошел очень быстрым шагом, заставив лейтенанта бежать за ним, чтобы не отстать. Матиган вновь улыбнулся сам себе. Он собирался встряхнуть это болото, и лучше подчиненным научиться двигаться с его скоростью либо просто уйти с дороги.

– Генерал, – пискнула лейтенант высоким голосом, стараясь не отставать и сжимая в руках тяжелый ноутбук, – я лейтенант Карла Уилсон, ваш новый атташе.

Не останавливаясь, Матиган помахал удостоверением перед носом у охранников, вновь оставив Уилсон позади, – она убедила уже напрягшихся охранников, что все в порядке, и бросилась догонять своего нового начальника.

Матиган шел по широким коридорам.

– Они готовы встретиться со мной? – прогремел он через плечо, приближаясь к обитым деревом двойным дверям.

– Сэр, – Уилсон пыталась маневрировать перед Матиганом, направляя его в нужный коридор, – доктор Рис полагает, что вам было бы лучше подождать несколько минут и сначала просмотреть материалы заседания, а потом уже присоединиться к обсуждению.

Матиган остановился и смерил Уилсон ледяным взглядом:

– Вы намекаете, лейтенант, что я не готов к должности, на которую меня назначил лично президент?

Молодой лейтенант сначала съежилась под его взглядом, но потом взяла себя в руки. Матиган был даже слегка удивлен: он знал, что стальной взгляд его голубых глаз стирал в порошок и мужчин, куда более смелых, чем толстая очкарик-заучка. Нужно было найти еще какой-то способ напугать ее.

– Нет, сэр. Но после вчерашнего инцидента доктор Рис думает, что…

– Мне совершенно плевать, о чем думает доктор Рис, лейтенант. Если собрание уже началось, я должен на нем присутствовать. Если бы они могли справиться самостоятельно, президент не прислал бы сюда меня.

Натянуто улыбнувшись, Матиган прошел через двойные двери и оказался в огромном конференц-зале, оснащенном мониторами, на которых отображались новости кабельных каналов и спутниковые сводки со всего мира. Вокруг стола сидели мужчины и женщины из самых разных военных сфер. Некоторые из присутствующих были ему знакомы. Также было несколько мужчин и женщин из мира бизнеса, затянутых в офисные костюмы, – они распределились по углам комнаты. Матиган решил, что это либо сотрудники разведки, либо эксперты. Их он решил игнорировать, потому что они не имели никакого военного опыта, в отличие от него.

Красивая чернокожая женщина, сидевшая во главе стола, вперилась в него взглядом из-под очков, кажется, раздраженная тем, что он прервал ее. Длинные темные волосы с серебряными нитями седины спускались по ее плечам, обрамляя привлекательное лицо и контрастируя с офисным костюмом. Матиган ухмыльнулся про себя. Год назад он купил своей жене-домохозяйке такой же костюм от «Донны Каран». Женщина осеклась на середине предложения и неотрывно смотрела на Матигана, который проследовал к столу и занял самое близкое к председательнице свободное место.

Откинувшись в кресле, он повелительно махнул женщине рукой:

– Продолжайте, пожалуйста.

Та спокойно опустила лазерную указку на стол перед собой и посмотрела на него, положив руки на бедра:

– Генерал Матиган, я так понимаю? Я Донде Рис, гражданский председатель этого комитета. Я ожидала, что вы прибудете только вечером.

Матиган встретился с ней взглядом:

– Не сомневаюсь, именно этого вы и ожидали. Но, учитывая случившееся сегодня и указания, полученные мной от президента, я решил, что благоразумнее будет, если я как можно скорее поделюсь с комитетом своим бесценным опытом.

– В самом деле? – Рис взглянула на Уилсон, которая почти незаметно пожала плечами. – И вы уверены… что знаете достаточно о регионе, который мы обсуждаем?

Матиган улыбнулся и заговорил, попутно грызя кончик незажженной сигары. Как и все другие правительственные здания, Пентагон теперь ввел запрет на курение, что стало причиной конфликтов со многими пожилыми генералами.

– Мисс Рис, будьте уверены, есть мало проблем, которые нельзя решить своевременным вмешательством американской военной мощи. Все, что мне нужно знать, – кто вызвал проблему, сколько у меня в распоряжении сил и предпочитаете ли вы, чтобы операция была секретной или открытой. Название и история этой захолустной африканской страны никоим образом не повлияют на принимаемые мной решения.

– Хм… – Рис поправила очки и посмотрела на Матигана. – Генерал, думаю, вы внесете… более ценный вклад в это обсуждение, если соблаговолите ознакомиться с данными о Ваканде, которые мы долго и тщательно собирали. Но если вам кажется, что вы успеваете за обсуждением, просьба внимательно слушать и делиться любыми мыслями, которые у вас возникнут.

Матиган фыркнул, а Рис повернулась обратно к экрану:

– И, генерал, – кинула она через плечо, – обращайтесь ко мне «доктор», а не мисс, миссис или леди. Как и вы, я полностью заслужила свое звание.

Рис включила лазерную указку и направила ее на карту Африки на основном экране.

– Как я уже говорила, поскольку Ваканда находится в самом центре африканского континента, ее воздушное пространство – идеальная база для вылетов в различные убежища террористов на континенте. В идеале если мы сумеем наладить сотрудничество с новым вакандийским правительством или, может быть, сформировать общую военную группу, то сможем отражать самые сильные удары со стороны «Гидры», «Боко харам», того, что осталось от «Аль-Каиды», и любых других знакомых и незнакомых нам группировок, которые будут пытаться строить свои военные базы в Африке. Король Т’Чалла сейчас в США и выказывал желание помочь, так что это наша возможность…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6