Дженнифер Ли Арментроут.

Сила



скачать книгу бесплатно

– По-моему, я наконец-то продвинулась!

Честно говоря, я пока не мог сказать, что она подчинила свою силу. Мы поймем это, когда ей удастся контролировать дар несколько дней подряд. Джози смотрела на меня, в глазах горела надежда. Я не хотел обламывать ей кайф.

– Да, – сказал я, наклоняясь и целуя ее в лоб. – Ты молодец, Джози.

Поднявшись на носочки, она обвила мою шею руками и, быстро и крепко обняв, снова опустилась на ноги.

Я просто стоял и разглядывал ее. Как дебил. Иногда я не понимал, что с ней делать. Я мог быть чувствительным. Однако боги знали, что у меня есть кое-какие проблемы. Мне было несложно быть… нежным, но я никак не мог привыкнуть к тому, что кто-то нежен со мной. Не в такой форме. Когда эта нежность была настоящей, а не вынужденной по той или иной причине. У Джози проблем с проявлениями нежности не возникало – улыбки и прикосновения, поцелуи и близость. И этим она меня восхищала.

Порой я задумывался, правильно ли делаю, вступая в настоящие отношения с Джози: ведь это не совсем честно. Несколько месяцев назад я бы со смеху умирал от подобной перспективы, но сейчас – вот он я, встречаюсь с дочерью Аполлона. И помимо всего того дерьма, что я натворил в прошлом, и хрени с эфиром, с которой боролся до сих пор, у меня в буквальном смысле не было будущего.

Никакого.

Даже если я выберусь живым из передряги с Титанами, то снова буду выполнять скотские поручения богов и заниматься ликвидациями. Другими словами, выслеживать и уничтожать тех, кто встал на сторону Ареса в борьбе с ядром пантеона. А что потом? Когда бы я ни умер, моя душа принадлежала Аиду. Никаких надежд на завтрашний день, да и в раю меня никто не ждал. Поэтому вступать с Джози в отношения было эгоистично. Все против меня – против нас. К тому же я знал, что в конечном итоге в самое неподходящее время вмешается Аполлон. И все это причинит Джози боль.

Но, как я уже сказал, я был эгоистом. Я не мог уйти от Джози. Я пытался игнорировать то, что чувствовал к ней, пытался уйти от нее в тот день, когда привез ее сюда, в университет, как мне было приказано, и не смог. И не смогу. Я лишь надеялся, что позже она за это не поплатится.

Пока мои мысли витали где-то далеко, Джози улыбнулась мне.

– Я проголодалась.

Я слегка улыбнулся.

– Ну разумеется.

Джози ударила меня по руке.

– Придурок.

Отбросив мрачные мысли, я обнял ее за плечи.

– Что ж, тогда пошли в столовую.

– Может, захватим еды и пойдем в мою комнату?

– Давай.

Учитывая, что столовая стала больше походить на поле битвы между полукровками и чистокровными, чем на место для еды, я был вовсе не против.

Расу полукровок давно поработили те, у кого были чистые родословные. Гребаная кастовая система, напоминающая о древних временах, когда судьбы решались по принципу чистоты крови. До недавнего времени у полукровок не было никакого выбора: Кровный порядок, появившийся с самого начала, лишил их многих прав.

В возрасте восьми лет полукровки представали перед советом чистокровных, и тот определял, давать ли им эликсир (сыворотку, созданную богами) и загонять в рабство или отправлять на обучение. Некоторые считали, что обучение на Стража или Караульного лучше, чем рабство, но было общеизвестно, что у представителей этих «профессий» очень короткая жизнь. Большинство не доживали до двадцати пяти лет, находя свой конец во время охоты на демонов – чистокровных и полукровок, пристрастившихся к эфиру, – или охраны чистокровных. Получение должности Стража не означало, что у полукровок появлялась свобода воли. Они лишь выбирали меньшее из двух зол.

Но затем Кровный порядок исчез, как и эликсир. У полукровок появились все права чистокровных, и хотя многие из последних поддержали эти перемены, некоторые отнюдь не обрадовались потере бесплатной рабочей силы. К тому же оставались полукровки, так и не простившие тысячи лет несправедливости. Не могу обвинять их в этом.

Некоторые полукровки решили продолжить обучение, чтобы стать Стражами. Кто-то ушел со своих должностей. Другие остались. И были даже некоторые чистокровные, вроде святого Эйдена Сент-Дельфи, которые воспользовались ситуацией и теперь обучались на Стражей.

Хаос имеет неприятную тенденцию распространяться, когда его меньше всего ожидают. И, хотя в последние дни стояло затишье, я сомневался, что так будет в дальнейшем.

В столовой Джози обошла прилавки с курицей-гриль и салатами и начала штурмовать отдел жареной пищи. Моя девочка. Она схватила коробку с картошкой фри, а я выбрал куриные грудки. Взяв напитки, мы пошли в общежитие, и всю дорогу губы Джози растягивались в такой широкой улыбке, что я забеспокоился, как бы они не треснули. Мы шли по узкому коридору к комнатам, когда я посмотрел на нее и спросил:

– Ты с чего так улыбаешься?

– С ничего, – чирикнула она, семеня впереди меня.

Зажав бутылки под мышкой, я понял, что улыбаюсь, глядя на ее задницу в форме сердца. Черт. Стандартные, выданные Ковенантом тренировочные штаны сидели на ней, как на ожившей мечте.

– Не похоже, что с ничего, – ответил я.

– Иногда мне просто нравится улыбаться без причины.

– Улыбка вызывает преждевременные морщины.

– А синдром стервозного лица нет. Ага. Я знаю. – Остановившись перед дверью в свою комнату, она взглянула на меня. – А может быть, я улыбаюсь потому, что мне просто нравится быть рядом с тобой.

Я уставился на нее. Уголки ее рта опустились.

– Это было лишнее?

Я медленно покачал головой.

– Нет. Ты никогда не говоришь лишнего.

Ее губы снова растянулись в улыбке.

– Хорошо, – сказала она, открывая дверь. – Просто помни это.

Я последовал за ней и остановился в дверях – при виде комнаты брови поползли вверх, а челюсть отвисла.

– Сюрприз! – закричал кто-то. Даже не так: два или три голоса кричали в унисон, и мне показалось, что я слышу, как Джози хихикает и говорит: – с днем рождения!

Я не мог отвести глаз от… надувных шариков. Красные. Белые. Желтые. Некоторые имели форму… пениса? Я прищурился на красный шарик в добрых десять дюймов длиной, который оканчивался – мда – яйцами. «Пенисные» шары. Мой взгляд скользнул ниже – и вот он, Дикон Сент-Дельфи, младший и определенно не такой святой брат Эйдена, сидит под шариком в форме члена. Светлые пряди торчат в разные стороны, серебристые глаза весело поблескивают.

– Ты потрясен, не так ли? – ухмыляясь, спросил он. – Говорил же тебе, Люк. Шары будут завершающим штрихом.

Люк стоял, прислонившись к стене и скрестив ноги.

– Я не имел никакого отношения к этим шарам.

– Зато я имел. – Дикон ткнул себя в грудь с гордой улыбкой. – Это. Все. Я.

Джози положила коробку с картошкой фри на журнальный столик, стоявший рядом с маленьким двухместным диваном в гостиной. Затем забрала у меня куриные грудки и напитки и поставила рядом с картошкой. И слабо улыбнулась:

– Я тут, э-э, обмолвилась, что у тебя день рождения.

– Неужели? – пробормотал я.

– Торт, – встрял Дикон, подскакивая к столику. – Мы принесли тебе торт.

– К торту я тоже не имел никакого отношения, – объявил Люк и, когда я посмотрел на него, пожал плечами. – Пожалуй, я здесь только для того, чтобы засвидетельствовать твою реакцию.

У меня не было слов.

– Ты понятия не имеешь, что мне пришлось сделать, чтобы заставить Либби испечь этот торт. Кстати, Либби – одна из наших замечательных поваров в столовой, – объяснил Дикон. – И мне кажется, что получилось действительно потрясающе.

В этот момент я посмотрел прямо на торт, и мои глаза расширились:

– Человек-паук?

Джози опустила подбородок, безуспешно пытаясь скрыть улыбку.

– Похоже, ты неравнодушен к Человеку-пауку.

Я открыл рот. Вот это да. Я разглядывал маленький круглый торт и не мог выдавить ни слова. Как по мне, Либби должна заниматься кондитерским бизнесом, потому что это было чертовски точное изображение Человека-паука, вплоть до синего трико и паутины.

– Солос тоже хотел прийти, но все утро провел в разведке, – произнесла Джози. – Зато он передает свои поздравления.

Теперь я снова смотрел на нее, совершенно… сбитый с толку. Поверить не могу, что действительно использую эти слова, но я был в шоке.

– Значит, давайте-ка съедим торт, а уж потом вы, ребята, займетесь более важными вещами. Ну а мне придется пойти на занятия и притворяться, что мне очень интересно, – сказал Дикон, поворачиваясь к торту. Рядом стояли тарелки. У них даже были тарелки.

«Пенисные» воздушные шары. Торт в форме Человека-паука. И пластиковые тарелки со словами «С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ», написанными разными цветами, в тон цветам глазури.

– С днем рождения, чувак. – Люк хлопнул меня по плечу, проходя к Дикону. Встав позади, он обнял его за стройную талию и, наклонив голову, поцеловал в шею. – Я хочу крайний кусок.

Дикон выпрямился и, усмехнувшись, поднял покрытый глазурью мизинец. Глядя Люку в глаза, он облизал глазурь прямо с пальца, заставив того напрячься… вероятно, во многих местах. Позже кое-кому повезет добиться желаемого.

Ощутив нежное прикосновение к руке, я опустил взгляд. Джози смотрела на меня, прикусив нижнюю губу. Это заставило меня думать, что я сделаю то же самое. Кровь резко прилила к низу живота.

– С тобой все в порядке? – тихо спросила Джози. – Я просто хотела… ну, отпраздновать твой день рождения.

Я моргнул, пытаясь сбросить оцепенение. Все так же стоя в дверях, я не сказал больше двух слов. Я просто стоял и смотрел. Как кретин.

– Я… я думаю, это здорово. Спасибо тебе. – Прочистив горло, я взглянул на парней и заговорил громче. На лице Джози появилось облегчение. – Спасибо.

Люк кивнул и шагнул в сторону, держа в руке тарелку с куском торта. Дикон занялся нарезкой остальной части Человека-паука, а я обошел Джози сзади и осторожно потянул за конский хвост. Когда она наклонилась ко мне, я обнял ее за шею и прижался губами к уху.

– Никто никогда… никогда не делал для меня такого.

Джози отпрянула, ища взглядом мои глаза.

– Не делал что? Не праздновал твой день рождения?

Я кивнул.

– Да. Это… это первый раз.

Ее синие глаза стали темнее, она потянулась и поцеловала меня в щеку.

– Это первый раз из многих, Сети. Привыкай.

Закрыв глаза, я прислонился лбом к ее виску. Черт возьми. В тот момент я понял три вещи. Я не заслуживал этого. Я не заслуживал ее. И у меня не хватало духу сказать ей, что этот день рождения, вероятно, будет нашим первым и последним.

Глава 3

ДЖОЗИ

На следующий день во время тренировки – иными словами, избиения – я не могла перестать думать о словах Сета. Так было и вчера. Я смотрела на него, думала о том, что он сказал, и просто хотела обнять его. Ладно. Я хотела заняться другими, более интересными вещами, чем обнимашки, и мы уже делали некоторые из этих вещей, но не то самое. Во мне крепла уверенность: скорее переснимут фильмы о Гарри Поттере, чем мы переспим.

Как бы там ни было, я не могла поверить. Никто не праздновал его день рождения? Ни один человек, даже мама? Она была паршивой матерью. Я поняла это из того, что Сет говорил раньше, но… даже не праздновать день рождения? Я почти жалела, что эта женщина уже мертва, и я не могу ее убить. Какой ужасный человек. Или же чистокровная. Кем бы ни была его мать, она жестока. Моя мама, несмотря на проблемы, всегда отмечала мой день рождения. Возможно, мама и не хотела ребенка, но она полюбила меня, и, в конце концов, остальное не имело значения.

Тренировка шла не так ужасно, как прежде. У меня получалось гораздо лучше, чем вначале, когда я даже не умела правильно держать удар. Теперь я знала, как упасть, чтобы не только избежать травмы, но и быстро встать. Научилась блокировать атаки руками и ногами и успешно бить в ответ. Скоро я стану безбашенным полубогом-убийцей-ниндзя.

– Ты должна обращаться с кинжалом так, будто готова убить человека, в которого его направляешь, – напомнил стоявший сбоку Сет. – Убить, а не проткнуть.

Я посмотрела на него прищуренным взглядом. Ладно. Может, я пока не была убийцей-ниндзя. Я подняла кинжал Ковенанта – острый смертоносный клинок, изготовленный из Титана, – и крепко сжала рукоятку.

– Я не пытаюсь проткнуть манекен.

– Нет, ты его протыкаешь, – подтвердил Люк.

На меня ополчились.

Сет подошел к очень правдоподобному, похожему на человека манекену и ткнул пальцем в мелкий порез на такой же правдоподобной коже. Фу.

– Так себе ранка, – оценил он, разглядывая отметину на груди манекена. – От нее даже смертный бы не умер.

– А я думаю, умер бы.

– Она бы, бесспорно, его задержала, но он бы не умер. – Люк подбросил кинжал и с легкостью поймал. Выделываться он умел. – Даже до легкого бы не достала.

Мне придется поверить ему на слово.

– Ты знаешь, как обращаться с этим кинжалом. – Сет поднял руку и провел по волосам. – Мы научили тебя всему, что требуется. Ты правильно держишь кинжал, правильно двигаешься. Ты знаешь, куда бить, чтобы покончить с противником. Но ты не применяешь силу по-настоящему.

Я начала было спорить, но, осмотрев следы кинжальных ударов, сдалась. Грудь манекена была покрыта ранами, большинство из которых, если не все, имели глубину в мой палец. Их нанесли Сет и Люк. А вот мои порезы напоминали мелкие бороздки. Мне жуть как не хотелось это признавать, но Сет был прав. Мысль о сознательном убийстве приводила меня в ужас. То есть думать о том, что я могу это сделать, и хотеть это сделать – совсем не то, что совершить убийство по-настоящему.

Но даже если меня что-то и пугало, это не значит, что, когда наступит момент, я не смогу этого сделать. Я сумею защитить себя. И тех, кого люблю. По крайней мере, я постоянно себе это говорила.

Сет взглянул на Люка и сказал:

– Пожалуй, будем закругляться.

– Но у нас есть еще час, – запротестовала я.

– Я знаю, – ответил он, склонив голову набок. – Мы с тобой еще не закончили.

Люк, который, похоже, понял намек, кивнул и, проходя мимо, похлопал меня по плечу.

– Увидимся позже, ребята.

Когда дверь в тренировочный зал захлопнулась, у меня возникло ощущение, что сейчас начнутся какие-нибудь поучения. Сет изогнул бровь.

– У тебя вид, будто ты какой-то кислятины съела. Я не буду читать тебе нотации.

Я удивилась.

– Ты точно не умеешь читать мысли? Значит, обманывал меня?

Он захохотал.

– Все, что ты думаешь или чувствуешь, у тебя на лице написано. – Он забрал кинжал из моей руки. – Я хочу, чтобы ты посмотрела, как это делаю я.

Я смотрела на это неделями, но и сейчас, сложив руки на груди, приготовилась наблюдать. Сет немного задержал на мне взгляд и резко развернулся. Он не колебался. Со мной все было по-другому, потому что чертов манекен выглядел как живой.

Сет сделал мощный выпад и воткнул кинжал глубоко в бутафорскую грудь. Безо всяких остановок. Без ослабления удара в последний момент. Движение не заняло и двух секунд. Сет вытащил кинжал и обернулся. Янтарные глаза излучали серьезность.

– Вот как должна бить ты, и я уверен, что ты прекрасно знаешь, как нанести смертельный удар.

– Да, знаю.

Подойдя ко мне, он опустил подбородок и продолжил:

– Но ты этого не делаешь. Ты не нанесла ни одного правильного удара без того, чтобы тебя не заставляли раз за разом. А если у тебя получалось, то только из-за злости на Люка или на меня.

Я поджала губы. Мне хотелось спорить, но, опять-таки, он был прав. А я терпеть не могла, когда он оказывался прав, что случалось слишком часто.

– Мне нужно кое-что знать, понимаешь?

Я подняла голову и слегка улыбнулась.

– Да, ты сексуальный зверь.

– Это мне уже известно, – сухо бросил он. – Но я не об этом.

Я вздохнула.

– Хорошо.

Он пристально посмотрел мне в глаза.

– Ты можешь это сделать?

– Да…

– Я пока не хочу, чтобы ты отвечала на этот вопрос, – перебил он. – Я хочу, чтобы ты хорошенько подумала и спросила себя, действительно ли можешь. Не драться. Не призывать стихии. Спроси себя: готова ли ты убить кого-то без колебаний? Готова ли нанести смертельный удар, опередив противника? Готова ли быть агрессором?

Вопросы меня не впечатлили. Я хотела сказать, что смогу сделать это, когда понадобится, но если быть честной? Передо мной покачивался манекен из резины и синтетической плоти. Я не была готова сказать: «Да, я могу кого-то убить». Ну, если не считать животных, которых я задавила машиной и, вспоминая об этом, до сих пор чувствовала себя ужасно. Но осознанное убийство?

Я подумала о Гиперионе и закрыла глаза. Я смогла бы убить его. С легкостью. Его слова и действия… я резко вдохнула и вздрогнула. Мне не нужно было даже пытаться вспомнить его ледяное дыхание или тяжесть его руки. Да. Его бы я смогла убить.

Но это? Спокойно убивать людей… э-э, демонов или кого-либо? Это совсем другое. Убийства явно не были моим коньком. Но мне придется делать это, чтобы выжить. Я не могу быть слабой. Я должна быть сильнее этого. Такой сильной, как женщины-Стражи, которых я видела каждый день. Такой, какой, в моем представлении, была Алекс. Или есть. До сих пор. Я открыла глаза и спросила:

– У Алекс ведь не было проблем с убийствами, да?

Сет моргнул и сделал шаг назад. Самый настоящий шаг назад.

Мои глаза расширились. Я не собиралась задавать вопрос вслух и даже не поняла, откуда он взялся. Ну ладно. Знала я, откуда: из моего рта, который, по-видимому, был связан с глубокой, темной частью моего подсознания, не умеющей вовремя заткнуться.

– Да, э-э, можно я… Давай считать, что я не спрашивала. – Я покраснела и, поспешно отвернувшись, направилась туда, где оставила свою толстовку и воду.

Я не могла поверить, что упомянула Алекс. Сет никогда о ней не говорил.

Это была щекотливая тема. Я понимала, почему. Сет и Алекс прошли странный путь. Оба были Аполлионами, и поэтому им было суждено быть вместе. Но Алекс любила Эйдена, а я… я не знала, какие чувства Сет испытывал к Алекс. Дикон говорил, их отношения вроде были несерьезными, но Дикон не Сет. Дикон – младший брат Эйдена, так что, когда дело касалось Алекс и Сета, он, возможно, видел только то, что хотел видеть. Прошлое Сета тесно переплеталось с прошлым Алекс, и я знала: он много сделал для нее, когда работал на Ареса. А еще пришел к ней, когда это было особенно необходимо. Черт, он пожертвовал всем ради счастья Алекс. Уж это что-то да значило.

Одно я знала наверняка: всю прошлую неделю или около того Дикон был возбужден сверх меры. Из-за какой-то сумасшедшей сделки с богами Алекс и Эйден оставались в Тартаре уже шесть месяцев, и это время почти истекло. Они скоро вернутся.

Нагнувшись, я подняла толстовку и, натянув ее через голову, схватила бутылку воды, чтобы как-то отвлечься от темы. Сейчас для этого подходило все.

– Не было.

Я застыла и сжала губы. Конечно, не было. По словам Дикона, Алекс была самой крутой из крутых.

– Она родилась и практически выросла в этих условиях, не считая определенного периода времени. Алекс не такая, как ты.

Мое горло обожгло горечью. Забавно прозвучит, но эта горечь была на вкус как ревность. Глупая, необоснованная ревность.

– Но ей было непросто, и у вас это общее, – добавил Сет через мгновение. – Я знаю, что ей это не нравилось. Она выходила из себя.

Я медленно обернулась, прижимая бутылку к груди. Он, как всегда, подошел совершенно бесшумно и теперь стоял в полуметре от меня.

– И до того… до того как все закрутилось, она говорила, что больше не хочет быть Стражем. Несмотря на то, что всегда хотела им быть. Ее это достало. Все эти сражения.

Я не знала, что сказать. Да и нужно ли вообще что-нибудь говорить, когда все предельно ясно? Кто не устал бы убивать и драться?

– Ей было непросто, Джози, но она делала это, потому что это был ее долг. Она убивала, защищая себя и тех, о ком заботилась. – Сет протянул руку и, вытащив мой конский хвост из-под воротника толстовки, перебросил через плечо. – И тебе будет непросто.

Я облизнула губы.

– Ты думаешь, я не смогу, да?

Сет пристально посмотрел на меня, а затем опустил ресницы.

– Одна из черт, которые мне очень нравятся в тебе, Джози, – то, что ты ведешь себя очень «по-смертному», несмотря на то, чем и кем являешься.

В груди что-то екнуло.

– Не знаю, можно ли считать это комплиментом.

– Можно. – Он, наклонившись, поцеловал меня в уголок губ. – Идем. По пути захватим немного попкорна. Можем глянуть какой-нибудь фильм, пока не придет Дикон и не заставит нас смотреть еще один сезон «Сверхъестественного».

– Мне нравится «Сверхъестественное».

Он ухмыльнулся.

– Тебе нравится Дин Винчестер.

– Извини, – пробормотала я, прекрасно понимая, что Сет избегает моего вопроса, но я не настаивала. Я уже знала его ответ. И это чертовски демотивировало.

Я не проронила ни слова, пока Сет вешал кинжал на стену, рядом с другим смертоносно блестящим оружием. Мы вышли в главный коридор и миновали нескольких студентов, направлявшихся в другой зал. Я понятия не имела, кто это – полукровки или чистокровные, но они были одеты, как я. Они были Стражами, которые шли на тренировку.

Уверена, у них не возникало проблем с убийствами.

На улице светило послеобеденное солнце, но все же было не так тепло, как в майском Миссури или Вирджинии. Я сомневалась, что здесь когда-либо бывает жарко. А в тени темных перекрытий тренировочного комплекса и вовсе пробирала дрожь.

Идя рядом с Сетом, я изо всех сил старалась игнорировать чужие взгляды. Большинство здесь все еще думали, что я смертная. По какой-то причине они не могли прочувствовать меня так, как друг друга. Я полагала, что это связано с какими-то действиями Аполлона, а, возможно, причина в том, что я полубог. Вряд ли Аполлон появится, чтобы сказать мне об этом. Так или иначе, все смотрели на Сета. Все. Все время.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6