Дженнифер Доусон.

Дай мне шанс



скачать книгу бесплатно

– А почему бы и нет? – Он вдруг понял, что совсем недавно отреагировал бы точно так же.

Мадди наморщила лоб, словно стараясь сосредоточиться, и наконец спросила:

– У вас здесь родные?

Нормальный вопрос. И совершенно естественный. Однако же… Он никогда никому не рассказывал о своем прошлом. И вообще не желал об этом говорить.

– У меня здесь связи, но нет родных. – На щеке у него дернулся мускул. – Моя бабушка выросла здесь, но семья живет в Чикаго.

– Почему же вы переехали сюда?

– Я часто проводил здесь летние каникулы. Поэтому знаю людей. А это место… Оно ничем не хуже всех остальных.

Мадди сунула в рот кренделек и стала медленно жевать.

– В Чикаго вы тоже владели баром?

– Нет, – отрезал Митч.

Почему он упомянул о Чикаго? Тактическая ошибка с его стороны. Ведь она-то не спешила откровенничать…

– Чем же вы там занимались? – Мадди нервно теребила бусинки, которыми было расшито ее платье.

Митч пожал плечами. Если начать уклоняться от вопросов, она навоображает себе Бог знает что. Кроме того… Какая разница?! Его прошлое – не секрет. Он просто не хотел говорить об этом.

– Был адвокатом, – буркнул Митч.

– В самом деле? – удивилась Мадди.

– В самом деле.

– Но как же… – Она указала на его руку. – Ведь у вас тату…

Он рассмеялся. И, видимо, расслабился.

– Принцесса, неужели не слышали?.. Адвокаты – они все с отклонениями.

– Хм… Может быть. Но все же я совершено уверена, что ни один из адвокатов, с которыми я имела дело, не прятал тату под костюмом.

Стараясь сменить тему, Митч наклонился над стойкой, ему вдруг ужасно захотелось лизнуть ее. Интересно, какова она на вкус?

– Каких же адвокатов вы знали, Мадди Донован? – тихо спросил он.

Она взглянула на него широко раскрытыми глазами. В растерянности заморгав, пробормотала:

– Э… здесь что-то происходит?

Губы Митча растянулись в улыбке.

– Да, возможно.

Она прижала ладонь к животу. Талия казалась невероятно тонкой в тесном корсете.

– Почему-то я снова стала нервничать.

– В хорошем или плохом смысле?

Мадди пожала плечами.

– Пока не знаю. – Она подперла ладонью подбородок. Рыжие волосы упали на плечо. Даже в тусклом желтоватом свете бара они переливались сотней разных оттенков красного.

Эта женщина не была красавицей, но при этом казалась неотразимой, и Митч чувствовал, что его все сильнее к ней влекло. Однако возникал вопрос: постарается ли он еще больше растревожить ее или пощадит? А может, стоило ее немного подтолкнуть?..

– Мне нравится заставлять хорошеньких девушек нервничать.

Она тихонько фыркнула.

– Бьюсь об заклад, эта ваша фраза каждый раз срабатывает.

Митч громко рассмеялся, вызвав удивленные взгляды посетителей. Он всегда любил женщин, умевших дать ему отпор. Ох, давненько он не испытывал такого азарта… Черт, он уже давно не испытывал вообще никаких эмоций!

– Хм… я думал это лучше, чем… – Понизив голос, Митч вкрадчиво продолжал: – Детка, вы не устали? Потому что вы сегодня весь вечер вертелись у меня в мозгу.

Мадди со стоном закрыла лицо ладонями.

– О боже, какой кошмар… Именно этого мне недоставало.

– Но я еще только начал… – Митч снова улыбнулся.

– Что ж, тогда… Вытащите меня из ада.

– Черт возьми, вы безжалостны к мужскому эго, принцесса.

– Сомневаюсь, мистер Красавчик.

– Красавчик? – Митч скорчил гримасу. – Мне кажется, это не комплимент.

– Вы в них не нуждаетесь.

Взгляните на себя! Вы ослепительны! Бьюсь об заклад, вам не раз об этом говорили.

– Съешьте еще кренделек, – добродушно сказал Митч с улыбкой.

Мадди кокетливо нахмурилась.

– Что, даже не хватает смелости это отрицать?

Чем дольше они говорили, тем труднее ему становилось удерживаться от улыбки.

– Так почему же я должен вытаскивать вас из ада?

– Потому что вы уже это делаете. – Мадди схватила очередной кренделек и стала жевать. – А вообще-то… Когда человеку делают комплимент, он должен отнекиваться и все отрицать.

– Так поступают только женщины. Если я буду отрицать, вы же сами обвините меня в том, что я напрашиваюсь на похвалы.

– Да, пожалуй. Вы не только умны, но и проницательны, верно? Но ведь это несправедливо… – Мадди указала на потолок. – Кто-то там, наверху, очень вас любит.

Возможно, так и было. Все зависело от точки зрения. Однако Митч отшутился:

– По крайней мере, я не заработал степень адвоката, лежа на диване.

– В каком университете вы учились? Наверняка в каком-то Богом забытом месте где-нибудь на Карибах.

– Нет, не угадали.

– Тогда обучение по интернету. Теперь правильно? Или опять мимо?

«Черт, а она неглупа», – подумал Митч. Ему прямо-таки хотелось съесть ее. Хмыкнув, он пробормотал:

– Вы не слишком высокого мнения обо мне, верно?

Мадди со вздохом кивнула.

– В том и проблема… Напротив – слишком высокого. Теперь мне нужно найти ваши недостатки.

– У меня их множество. – Слишком долгий список, так что не сосчитать. И все это такие недостатки, которые нельзя игнорировать. – Но моя адвокатская степень к числу недостатков не относится, – добавил Митч.

– Да-да, знаю! – азартно воскликнула Мадди. – Вы были Морским котиком, служили в спецназе ВМС и заработали свою степень сразу после спецопераций.

Митч невольно нахмурился.

– Черт возьми, почему вы так решили?

– Любовные романы, – отшутилась Мадди. – Я – женщина опытная.

– Снова не угадали.

Она вскинула вверх руки.

– Ладно, сдаюсь!

– Я учился в Гарварде, вот так-то.

Мадди громко расхохоталась, заставив завсегдатаев снова повернуть головы в их сторону.

– Вы шутите!

– Уверяю, что нет. – То, что она нашла его слова неправдоподобными, одновременно забавляло и раздражало. Однако теперь уже совсем не удивляло. – Полагаю, сейчас не время хвастать, но поверьте, я был среди лучших.

Черт, что это с ним? Каким образом она вытягивала из него то, о чем он уже давно отказывался даже думать?

– Хм… позвольте уточнить… – Она побарабанила наманикюренным пальчиком по стойке: – Вы хотите сказать, что были одним из первых на курсе?

– Да. Именно так.

– И у вас была работа в Чикаго?

– Совершенно верно.

– В адвокатской конторе?

Митч молча кивнул. Мадди же в недоумении нахмурилась.

– Но вы все оставили ради… этого? – Она окинула взглядом бар.

Он снова кивнул.

– Да, что-то в этом роде.

И ему тут же вспомнились те дни, когда весь мир лежал у его ног, когда перед ним открывалось неисчислимое количество возможностей. Увы, он предпочел онемение вместо того, чтобы остаться среди живых.

Мадди долго молчала.

– Почему? – спросила она наконец.

– А почему бы и нет?

Она окинула его долгим взглядом, склонив голову к плечу. Потом вдруг улыбнулась и проговорила:

– А впрочем – не важно. Можете не отвечать. В конце концов, кто я такая?.. Ведь сама принимаю безумные решения! – Взмахнув рукой, она одернула юбку своего свадебного платья. Безупречную белизну его портили брызги грязи и длинная прореха на подоле. – Более того, сбежав из церкви, я бесстыдно флиртую с первым же парнем, на которого наткнулась в незнакомом баре.

– В жизни всякое случается. К тому же она обладает интересным чувством юмора, – добавил Митч с усмешкой.

Собеседница тяжко вздохнула.

– Да, вы правы. Судьба явно подвергает меня испытаниям.

– А вы их выдерживаете? – полюбопытствовал Митч.

Снова очаровательно надутые губки.

– Хм… не думаю. – Ее губы выглядели так, словно она только что съела миску клубники. Ему ужасно хотелось лизнуть эти губы, чтобы проверить, каковы они на вкус. А она, прищурившись, взяла из миски кренделек и пробормотала: – Мне кажется, я пьяна. К несчастью, наверное…

Митч усмехнулся.

– Я в этом не сомневаюсь.

Их взгляды встретились. Она отвела глаза, и ее розовый язычок увлажнил нижнюю губу, словно приглашая…

– Я бы ушла, но не могу ходить. Очень ноги болят.

– Я бы все равно вас не отпустил, – заявил Митч.

Он ужасно удивился, когда понял, что сказал правду.

Хм… как странно… Он ведь действительно хотел ее, причем – все сильнее. Да, конечно, ситуация была довольно… А впрочем, какое это имело значение?

– Думаете, что сможете меня остановить? – внезапно спросила принцесса.

Он с улыбкой оглядел ее.

– Учитывая, с каким трудом вы добрались до бара и как сильно хромали… Да, считаю, что могу вас остановить. И, возможно, спасти.

Принцесса прищурилась и заявила:

– Отныне я должна быть независимой, ясно?

– Понятно, – кивнул Митч. И тут же подумал о том парне, которого она бросила у алтаря. Интересно, что могло заставить женщину сбежать из церкви в одном лишь подвенечном платье? – Иногда всякий нуждается в спасении, – заметил он.

– Вы случайно не из тех парней в сверкающих доспехах? – Казалось, она выплюнула эти слова с отвращением, словно произнесла непристойность.

– Вообще-то нет. Но для вас сделаю исключение. – Неужели он и впрямь хотел выступить в такой роли?

– Не желаю быть исключением, – пробормотала принцесса.

– Очень жаль, – ответил Митч. И он не собирался отступать. Теперь он уже твердо это знал.

Она захлопала ресницами.

– Но почему я?

– Потому что мне так хочется.

«Все так просто?!» – мысленно воскликнула Мадди. А впрочем… Она ведь утром уйдет, и он больше никогда ее не увидит. Одна ночь, чтобы прервать монотонное течение жизни. Пожалуй, это не повредит, верно?

Прежде чем она успела ответить, он повернулся, прошел вдоль стойки и, открыв какую-то дверь, проговорил:

– Давно уже я не совершал рыцарские поступки. Неужели не позволите?

Сверкающие белые зубки принцессы прикусили губу (ох, как же ему хотелось ее поцеловать!). И она молча смотрела на него – словно в задумчивости.

Тут Митч шагнул к ней и тихо сказал:

– Каким бы мужчиной я был, если бы оставил вас в беде?

– Уверена, что со мной все будет в порядке. – Но ее голос дрогнул, выдавая сомнения.

Ему ни в коем случае не следовало прикасаться к ней, однако но он сделал это – провел пальцем по ее щеке.

– Пойдемте в мой офис. Можете прилечь на диван и поднять ноги повыше. Дайте себе время подумать о том, что делать дальше.

Она прерывисто выдохнула.

– Собираетесь воспользоваться моим положением?

– Может быть, позже. После того, как виски выветрится. – Он хотел спасти ее, но не собирался морочить ей голову, представляясь святым.

– Теперь мне полагается сказать что-то очень правильное, верно? Например: «Мне очень жаль, но я ухожу в монастырь».

– Это был бы глупый поступок! – Он провел ладонью по ее плечу.

Она вздрогнула и пробормотала:

– А ведь я сегодня выходила замуж…

Стоило ли ему волноваться из-за этого? Нет, наверное. Пожав плечами, он наклонился и прошептал ей на ухо:

– Я сразу это понял. Платье вас выдало.

Она сделала глубокий вдох.

– Пытаетесь соблазнить меня?

– Ну что вы!.. – Он выпрямился, глядя в ее огромные широко раскрытые глаза. – Просто пытаюсь объяснить, что мои намерения не на сто процентов благородны. Пойдете со мной?

Мадди снова оглядела его. И молча кивнула. Кивнула едва заметно, так что он не понял, каковы были ее намерения, пока она не спрыгнула с табурета. Когда же ноги ее коснулись пола, личико исказилось гримасой.

– Ой! – вскрикнула она, пытаясь сохранить равновесие. Покачнувшись, Мадди хихикнула, – очевидно, спиртное все же ударило ей в голову. – Полагаю, вы были правы. Не стоило так много пить.

Митч обнял ее за талию, жалея, что не обнаженную.

– Я всегда прав, – заявил он.

– Никакой скромности! – выдохнула Мадди, прижавшись щекой к его груди.

Митч замер на мгновение. Давно уже женщина не прижималась к нему так, как Мадди Донован. К тому же эта женщина была на редкость приятной.

Сэм взглянул на него и ехидно ухмыльнулся. Митч проигнорировал усмешку наглеца и посмотрел на девушку, покоившуюся в его объятиях, как новорожденный котенок. Рядом с ним она казалась совсем крошечной и необычайно изящной – совершенно восхитительной!

Острые ноготки щекотали его спину через трикотаж футболки. Прижавшись к нему еще крепче, принцесса прошептала:

– Ты поразителен…

Выходит, она отринула последние сомнения? Мысленно улыбнувшись, Митч спросил:

– Я должен нести тебя?

– Ты понятия не имеешь, как сильно я хочу сказать «да», – ответила она, внезапно отстранившись.

Митч хотел снова заключить ее в объятия, но тут она вдруг проговорила:

– Увы, я уже обозлила Отца, Сына и Духа Святого, так что не стоит и дальше испытывать судьбу.

Митч гулко хохотнул. Приподняв пальцем подбородок девушки, сказал:

– Полагаю, ты католичка. Я прав?

– Откуда ты знаешь?! – изумилась Мадди.

Она понятия не имела, как неотразима. Он заправил ей за ухо рыжий локон и сообщил:

– Всего лишь удачная догадка, принцесса. Так что – в мой офис?

Она молча кивнула.

Глава 3

Голова Мадди кружилась от выпитого виски и запаха Митча. Она прижала ладонь ко лбу и закрыла на секунду глаза, пытаясь прийти в себя. Ох, что она здесь делала наедине с мужчиной, которого едва знала? Очевидно, здравый смысл покинул ее, вылетев в церковное окно. Наверное, ей следовало бы сейчас сказать: «Нет, нет, нет, ни в коем случае». А потом следовало бы вызвать такси, поблагодарить Митча за гостеприимство и потрясающий флирт – и уехать.

Она сделала бы все это, но его руки… Ох, он поглаживал ее и ласкал столь умело, что она забыла обо всем на свете – знала лишь одно: с ним было безопасно и очень приятно. А его золотистые глаза смотрели на нее, согревая, так что, наверное, стоило ради этого оказаться в аду.

Мадди чуть подвинулась, пытаясь найти удобное местечко на бугристом диване рыжевато-песочного цвета (офисный декор представлял собой неряшливую смесь из самых разных предметов, от которых отказались бы даже владельцы лавок секонд-хенд), так что этот ужасно неудобный диван прекрасно вписывался в интерьер.

Поерзав, Мадди наконец нашла место, где пружины не впивались в зад. И сложила руки на коленях. Ох, неужели она действительно делает что-то не так? Нет-нет, она просто отдыхает, только и всего. И не следует думать, что она так сразу согласилась на жаркий секс…

Тут Митч пошевелился, и в желтом свете лампы, выглядевшей так, словно ее нашли в мусорном баке, Маделин заметила, что он пытался отодвинуть ворох тряпья – еще недавно это было ее подвенечное платье.

Когда он сказал о своей бывшей профессии и об образовании в университете Лиги плюща, она была шокирована, но потом подумала: «А почему бы и нет? Ведь можно выглядеть словно античный бог, но при этом якшаться с «Ангелами ада», не так ли?» Но теперь, украдкой наблюдая за ним, она, казалось, видела его прошлое в чертах красивого волевого лица.

Разгадывать тайну Митча было куда интереснее, чем размышлять о причинах, заставивших ее выпрыгнуть в церковное окно, поэтому она спросила:

– Каким ты был адвокатом?

Мускул на его щеке дернулся, и Мадди заметила, как побелели костяшки его пальцев, сжимавшие ворох атласа. Затем губы растянулись в улыбку, не затронувшую глаз, и он проговорил:

– Я был адвокатом по уголовным делам.

Что ж, она легко могла представить его перед жюри присяжных. Он – сильная личность. К тому же обладал обаянием, так что вполне мог рассчитывать на симпатии суда.

Ступая по тонкому льду, Мадди с деланной беспечностью заметила:

– Должно быть, это так волнующе…

Он пожал плечами.

– Не очень-то. Я защищал богатых влиятельных негодяев, освобождал от ответственности. В этом не было ничего волнующего.

«Да-да, конечно… – думала Мадди. – Богатые влиятельные клиенты требуют богатых влиятельных адвокатов, поэтому…» В голове у нее вертелся миллион вопросов, но тема была довольно болезненной, так что она решила не углубляться в нее. Кроме того… Ведь он тоже мог начать расспрашивать, а Мадди не хотела говорить о том, чего сама не понимала.

Мадди кивнула в сторону платья.

– Оно ужасное, верно?

– Да, – буркнул он. Но тут же, спохватившись, добавил: – Ох, прости.

– Ничего страшного. Я его ненавижу. Будь у меня хоть какая-то одежда, сожгла бы его.

Митч взглянул на нее с недоумением.

– Если ты так ненавидишь его, зачем же выбрала?

Ей тотчас же вспомнился салон свадебных платьев, и она невольно поморщилась. В тот день она стояла на круглом возвышении, безумно влюбленная в белое короткое платье, так восхитительно скользившее по телу. Лучшие подруги, Пенелопа и Софи, возбужденно болтали у нее за спиной. Они тоже считали, что это – «то самое». Завороженная своим отражением в зеркале, Мадди внезапно заметила выражение неодобрения на лицах матери и Стива. И тут же сконфузилась. Стараясь сохранять спокойствие, она сошла с возвышения и, вернувшись в примерочную, позволила им выбрать самим. Она слишком многим была обязана им, так что не следовало спорить и расстраивать их.

Горло у нее перехватило, и Мадди отогнала воспоминания. Она находилась в той опасной фазе опьянения, когда эмоции могли всецело овладеть ею. Нет, она больше не станет думать об этом. Теперь все это уже не имело значения.

Изобразив улыбку, Мадди пробормотала:

– Разве ты не слышал, что все невесты с отклонениями?

Митч прищурился и внимательно посмотрел на нее.

– Хочешь поговорить об этом?

– Нет-нет. – Мадди помотала головой. Ох, как странно… Ведь ей так хотелось, чтобы кто-то заметил ее тоску, чтобы утешил… Но сейчас, под пристальным взглядом Митча Райли… О, если бы только она могла сорвать дурацкое платье, стать под горячий душ – и смыть с себя этот ужасный день!

Мадди тяжело вздохнула и пробурчала:

– Ты понятия не имеешь, как я хочу избавиться от этого орудия пытки. У тебя случайно не завалялось женское платье?

– Прости, принцесса, но тебе не повезло. – Митч откинул ворох ткани и пододвинулся к ней поближе.

Прижав ноги к подушкам, Мадди попыталась не думать о том, как приятно ощущать его близость. Желая вновь вернуть тот легкий флирт, что был у них в баре, и забыть о прошлом, она сказала:

– Я думала, ты успел раздеть достаточно женщин и имеешь кое-какие запасы женской одежды…

– Я не привожу сюда женщин, – заявил Митч. – И домой не привожу. Но сделаю для тебя второе исключение.

В горле Мадди сделалось сухо, как в пустыне. Она с трудом сглотнула.

Весь последний час она то и дело напоминала себе о том, что должна была выйти сегодня замуж. Но ее обычные усилия оставаться ответственной и благонравной девушкой в этот день почему-то оказались тщетными. Конечно, ей хотелось бы во всем винить спиртное. Или же неотразимо прекрасное тело Митча, словно специально созданное для греха. А может… Нет-нет, глупости все это. Виновата только она. Потому что… Ох, он смотрел на нее так, будто видел ее насквозь!

Судорожно сглотнув, Мадди пробормотала:

– Мне следовало бы остановиться в отеле…

Он взглянул на ее губы, и глаза его потемнели.

– У тебя есть деньги?

Мадди вздохнула. В сумочке осталась только сдача с пятидесяти баксов. То есть совсем мало. Конечно, она уже была достаточно пьяна, чтобы слегка поглупеть, – но явно недостаточно, чтобы превратиться в идиотку.

– Нет, почти не осталось, – ответила она, покачав головой.

– Где же ты собираешься ночевать?

В комнате вдруг стало невыносимо жарко и душно. А его тело… Ох, оно казалось раскаленным. Дыхание Мадди сделалось прерывистым, и она подумала: «Может, это и есть обольщение?» Но если так, каким образом ей следовало на это реагировать?

Она попыталась сосредоточиться, несмотря на алкогольный туман. Ни денег, ни одежды, ни машины. И что же теперь делать?..

Самый безопасный и очевидный выход – позвонить старшему брату. Как только Шейн узнает, где сестра, она будет спасена в тот же момент, как он повесит трубку. Один звонок – и она еще до рассвета будет лежать в своей постели.

При одной мысли об этом ее чуть не вырвало.

Нет, это не выход.

Другой же выход, весьма опасный, сидел совсем рядом, внимательно наблюдая за ней. Ох, как же ей хотелось взять все, что он предлагал. И разве это не было бы в каком-то смысле спасением?.. Хм… наверное, именно так. Во всяком случае, это спасло бы ее от необходимости доказывать родным, что она хоть одну-то ночь все же способна провести самостоятельно. Эта мысль и желание напиться в конце концов привели ее к вывеске «Бар». Так почему же она медлит, в чем сомневается?

Мадди сделала глубокий вдох, затем шумно выдохнула. Оставался еще один выход.

Вскинув подбородок, она заявила:

– Я вызову такси и поеду к своей машине. Проведу там ночь, а утром решу, что делать.

Митч решительно покачал головой.

– Нет-нет, дорогая. Неужели ты действительно думаешь, что я позволю тебе ночевать в машине где-то на обочине шоссе?

Мадди мгновенно насторожилась.

– Никто не может позволить мне что-либо или не позволить. Я вполне способна сама о себе позаботиться! – «По крайней мере, я так думаю, – добавила она мысленно. – Нет, черт побери, я это знаю!»

Митч осторожно взял ее за руку. Когда же она попыталась отдернуть руку, сжал пальцы покрепче.

– Знаю, что способна. Ты уже это доказала.

Мадди нахмурилась, с подозрением глядя на собеседника. Она застряла в забытой богом глуши без денег и без одежды. Ведь это же очевидно!

– Я не доказала ничего, кроме того, что умею попасть в самый дурацкий переплет.

Бровь Митча приподнялась.

– Не доказала? А сколько ты прошла сегодня одна в темноте?

– У меня не было выхода. Ни тогда, ни сейчас.

– Выход всегда есть, Мадди. Не забывай, ты сегодня прекрасно его нашла.

– Это не считается! – почти крикнула она. «Вспыльчивость, Мадди, вспыльчивость…» Она понизила голос. – Я знаю, что мне делать, и возвращаюсь к машине.

Он внимательно изучал ее. Оценивал, как привыкли делать адвокаты.

– Не хочу спрашивать, но все равно спрошу. Почему ты не позвонишь родным?

– Потому что не хочу!

– А как насчет друзей?

Да, конечно, Пенелопа и Софи пойдут за нее в огонь и в воду, но это не выход. По крайней мере сегодня ночью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21