Дженни Лукас.

Пламенная цель итальянца



скачать книгу бесплатно

Jennie Lucas

THE SECRET THE ITALIAN CLAIMS


Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.


Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.



The Secret the Italian Claims

© 2018 by Jennie Lucas

«Пламенная цель итальянца»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

* * *

Глава 1

Для Холли Хэтфилд семья имела огромное значение.

Семья – это общий дом, где все в безопасности, даже когда в конце месяца заканчиваются деньги и в холодильнике пусто. Семья – это взаимопомощь. Словом, Холли была готова на все ради своих родных.

Она выросла в старом деревянном коттедже, построенном еще ее прадедушкой, играла в лесу с братом, училась петь у матери, возилась в гараже с отцом и с детства мечтала, какой будет ее жизнь.

Когда-нибудь она выйдет замуж, у нее появятся дети, и она будет их воспитывать так же, как родители ее. Да, не в богатстве, зато в большой любви. Они с мужем вместе состарятся в окружении родных, в доме с видом на Аппалачи, покрытые зеленой растительностью, ее родине. Их жизнь будет наполнена музыкой и умиротворением.

Только вот в девятнадцать лет она внезапно потеряла все. Семью. Дом. Смысл жизни. И в этом мире более не чувствовала себя в безопасности.

Теперь ей было двадцать четыре года, и ее семьей стал крошечный новорожденный ребенок. Она очутилась в Нью-Йорке без работы и денег. А с сегодняшнего дня еще и без жилья.

Но принять такое решение?

Нет.

Холли глубоко и яростно выдохнула:

– Ни в коем случае.

– Но, Холли.

– Рассказать бывшему боссу о том, что это его ребенок, – прошептала Холли тихо, чтобы не разбудить спящего в ее объятиях новорожденного. – После того как он со мной обошелся? Никогда!

Ее подруги обменялись красноречивыми взглядами. Все трое познакомились в группе поддержки одиноких мам, и у всех троих это была первая беременность. И никто из них ничего не рассказал об этом отцам своих детей. Поразительно.

Правда, в случае с Холли, ее поступок совершенно оправдан.

Всю жизнь она старалась видеть в людях только лучшее. Проявлять отзывчивость и доброту.

Но она ненавидит Криштиану Моретти. После случившегося он не заслуживает знать о существовании сына, которому уже исполнилось три месяца.

– Но ведь он отец, – мягко увещевала пухленькая рыжеволосая Тесс Фостер, державшая на руках своего ребенка.

У нее была работа, она помогала своему дяде в пекарне. – Холли, тебе нужна помощь. Всего лишь попроси его.

– Ты будешь дурочкой, если не потребуешь с него алиментов, – заявила блондинка Лола Прайс, в последнее время очень раздражительная, впрочем, неудивительно, поскольку со дня на день должна была родить. – Не глупи.

Холли стиснула зубы. Она не раз задавалась этим вопросом и столько же раз получала ответ. Да, она была идиоткой, позволив боссу, миллиардеру и гостиничному магнату, соблазнить ее, из-за чего пришлось отказаться от давних мечтаний о крепкой семье и доме, променяв их на одну ночь страсти.

Одна ночь! Ха! Да, как же. Едва ли половина. В полночь Криштиану выставил ее вон из своей постели, а на следующее утро уволил с работы!

Кто мог такое сотворить? Лишь эгоистичный бессердечный ублюдок. Более того, этот тип безжалостно оставил ее без жилья и денег, ведь она жила при отеле, а он не желал больше ее видеть.

Холли посмотрела на спящего ребенка. Джек при рождении весил больше девяти фунтов и был пухленьким. Она сразу полюбила его всем сердцем, поскольку всегда мечтала иметь детей. И вот теперь все ее мысли связаны с сыном. Она хотела, чтобы он был счастлив. Она будет всегда его защищать.

– Тебе даже негде сегодня переночевать, – заметила Тесс.

– У меня ты тоже не можешь остановиться. – Лола положила руки на огромный живот, не объяснив почему. Впрочем, она никогда ничего не объясняла.

– Я бы хотела, чтобы ты пожила у меня, но дядя и тетя никогда этого не позволят, – взгрустнув, вздохнула Тесс. – Они и меня угрожали выгнать. Если бы ты не разорвала чек, который прислал твой босс в конверте с выходным пособием.

Холли вздернула подбородок.

– У меня есть гордость.

– Но это был чек на сто тысяч долларов, – урезонивала Тесс.

– Твоего ребенка прокормит гордость? – жестко спросила Лола.

Холли сникла. Лола, в отличие от Тесс, не была милой и доброй, зато высказала горькую правду.

После увольнения Холли в шоке вышла из отеля, вскрыла конверт с выходным пособием и обнаружила чек, подписанный лично Криштиану. Он словно откупался. За утраченную девственность, при этом на следующее утро выбросил девушку, будто она – мусор. Разъяренная и убитая горем, Холли разорвала чек на миллион кусочков.

Хотя теперь понимала, как эти деньги изменили бы ее жизнь и жизнь Джека. Прошел год, и у нее не осталось ни гроша.

Правда, тогда еще она не знала, что забеременела. Да уж, гордость обошлась слишком дорого. Она бы все отдала, лишь бы вернуть чек.

В кафе, где сидели подруги, все столики были заняты одинокими мамами.

– Ну, вот что, давай-ка вставай, – Лола резко вскочила со стула. – Мы уходим.

– Куда?

– К отцу твоего ребенка. Прямо сейчас. Это единственный вариант.

Скорее всего, подруга права. Но когда Холли подумала о Криштиану, решительность куда-то испарилась.

– Я не могу.

– Почему?

– Я уже говорила, что ничего не значу для него. Он был жесток.

– Жесток, значит. – В глазах Лолы сверкнула ярость. – Ты, кстати, никогда об этом не упоминала. Что он с тобой сделал? Ударил? Пригрозил?

Холли опешила. – Конечно нет.

– Тогда в чем дело?

– Он потерял ко мне интерес.

– Настоящий придурок. А ты уверена, что отец именно он?

– Да, но лучше бы не был!

– В таком случае заставь его заплатить. Он должен поддерживать своего сына.

Да, Холли отчаянно нуждалась в деньгах.

Ком в горле как лезвие бритвы.

– Я не могу.

– У тебя нет выбора. И родственников. Неужели серьезно собираешься переехать в приют для бездомных, в то время, как твой бывший обитает в роскошном отеле?

От откровенных слов подруги у Холли перехватило дыхание.

– А вдруг он обрадуется, узнав о ребенке. – Тесс слыла оптимисткой. – Возможно, у него были причины выгнать тебя той ночью, а потом уволить и игнорировать твои сообщения.

Но даже Тесс почувствовала, как смехотворно прозвучали оправдания его поступка.

Если бы так. Холли грустно улыбнулась.

Сказать Криштиану, что он отец ее ребенка?

Вернуться в роскошный отель, где она когда-то работала горничной, чтобы на этот раз эгоистичный безжалостный магнат выкинул из своей жизни не только ее, но и ребенка? Не выйдет.

Но, поглядев на мирно спящего сына, причмокивающего во сне маленькими губками, она поняла, что Лола права. Сегодня домовладелец выгнал ее из квартиры, и куда теперь податься?

Холли наконец решилась.

– Хорошо.

– Значит, ты это сделаешь? – Лола облегченно выдохнула.

Несмотря на резкость подруги, Холли подозревала, что та очень добрая и отзывчивая, но почему-то отчаянно пытается это скрывать.

– Ты права. Иного выбора нет.

Три женщины с двумя младенцами и складной коляской Джека влезли в такси. Однако к тому времени, как подъехали к роскошному отелю в Мидтауне, Холли уже сожалела о своем решении. Одна ночь в объятиях Криштиану, и жизнь разрушена. Как можно снова с ним встретиться?

Тесс с ребенком, мирно сопевшим в слинге, посмотрела на небоскреб – отель «Кампанья».

– Он управляет этим отелем?

– Он – его владелец.

Обе женщины резко повернулись и уставились на Холли. Лолу обычно впечатлить сложно, но сейчас ее глаза напоминали два блюдца.

– Твой бывший – Криштиану Моретти?

Холли кивнула.

– Я думала, он всего лишь менеджер отеля, – с благоговением заметила Тесс.

– Не важно, кто он, – разъярилась Лола. – Потребуй от него то, что должно принадлежать тебе по праву. Ради Джека.

Толкая перед собой коляску, Холли медленно прошла мимо синей неоновой вывески джаз-клуба с живой музыкой, где всегда мечтала выступать. Но теперь, шествуя мимо места, где потерпела неудачу, думала вовсе не о карьере певицы.

А вдруг Криштиану откажется ее принять? Или, хуже того, узнав о ребенке, предъявит права на Джека?

Если бы удалось уговорить его просто снова выписать тот самый чек, который она разорвала годом ранее!

Она остановилась и нервно оглянулась.

– Вы пойдете со мной?

– Да, чтобы ты не отступила, – наступала Лола.

– Да, чтобы ты не чувствовала себя одинокой, – поддержала Тесс.

Глубоко вздохнув, Холли расправила плечи и вошла в вестибюль.

Фойе представляло собой гигантское помещение с высокими потолками, белым мраморным полом, несколькими каминами и дорогой мебелью. С одной стороны – длинная дубовая стойка регистрации, а в самом центре – бар.

Холли остановилась в нерешительности. Мимо нее проходили состоятельные гости, собирающиеся провести приятный летний вечер.

– В чем дело? – удивилась Лола.

– Неужели ты не можешь просто пройти к нему? – вторила Тесс.

– Нет. Здесь система безопасности. Вход в лифт только по отпечатку пальца.

– Тогда позвони ему.

– У меня нет его прямого номера. Мы никогда не разговаривали до этого.

Лола нахмурилась.

– Ты просто случайно пересеклась с ним по работе, да?

Холли, зардевшись, опустила глаза. Когда она служила в отеле, между горничной и миллиардером, владельцем международного гостиничного конгломерата, было не меньше пятидесяти менеджеров различных звеньев.

– Могу попытаться оставить сообщение его секретарю или…

Ее слова были прерваны вздохом.

Криштиану вышел из лифта на втором этаже над лобби.

Реакция окружающих была мгновенной, словно он кинозвезда на красной ковровой дорожке. Головы повернулись в его сторону, все стали перешептываться. Он спускался по лестнице в сопровождении двух помощников, за ним следовал телохранитель.

Для Холли все остальное стало размытым. На мгновение она забыла даже о подругах.

Она видела только его.

Криштиану Моретти.

Широкоплечий, темноволосый, мускулистый, в идеально сидящем смокинге, он выглядел по-светски безупречно. Правда, небольшая темная щетина и сверкающие черные глаза выдавали безжалостную жестокую душу. Холли задрожала от тоски и воспоминаний о ночи, когда он соблазнил ее. Тогда весь мир изменился.

Она была очень ответственной горничной, иногда ей даже поручали уборку роскошного пентхауса итальянского магната. Холли влюбилась в Криштиану по фотографиям в прессе, на которых он был запечатлен рядом с известными политиками и знаменитостями. В ее глазах он не просто был безумно красив, но и обладал выдающимися душевными качествами.

Как же она обманулась.

Холли неотрывно смотрела на него. Он непринужденно улыбался, высокомерный, красивый, и, видимо, направлялся на великосветское мероприятие. В сопровождении красивой женщины модельной внешности. А Холли весь последний год боролась, искала новую работу и дешевое пристанище в Нью-Йорке. И вынашивала ребенка. Пока он, по словам Лолы, наслаждался собой, попивая шампанское. И забыл о существовании Холли.

Криштиану повернулся, чтобы перекинуться парой слов со своей очаровательной спутницей в золотом мини-платье. Холли, задыхаясь, передала ручку коляски Лоле.

– Присмотри за Джеком.

– Отец захочет увидеть своего ребенка.

Холли задрала подбородок.

– Сначала я поговорю с Криштиану.

– Это неразумно, – уговаривала Лола, но Тесс прервала ее:

– Пусть этим займется Холли.

Холли бросила благодарный взгляд на рыжеволосую подругу.

– Прекрасно. – Лола расправила плечи.

Нервно сглотнув, Холли через весь холл направилась к Криштиану. Сердце бешено колотилось.

Забавно. Если бы, идя на встречу группы для одиноких мам, она знала, что вечером ей предстоит столкнуться лицом к лицу с бывшим любовником, накрасила бы губы и надела что-нибудь получше, чем старый выцветший сарафан, который носила после беременности. А сейчас он посмотрит на нее и удивится, как вообще она могла оказаться в его постели. Ну, теперь-то с этим уже ничего не поделать. Она не собирается больше спать с ним. Никогда в жизни.

Путь ей преградил телохранитель. Криштиану поймал ее взгляд и замер на мгновение, потом его лицо стало замкнутым.

– Все в порядке, Лютер, – обратился он к телохранителю. – Что ты здесь делаешь, Холли?

Он запомнил ее имя! Она немного удивилась. А еще не понравилось, что ее пронзила дрожь, когда она оказалась в непосредственной близости от него. Его темный взгляд прожигал насквозь.

Она заставила себя заговорить:

– Мне нужно поговорить с тобой. Наедине.

Выражение его лица стало отстраненным.

– Это не очень хорошая идея.

– Мне необходимо сказать тебе кое-что важное.

– Скажи это сейчас.

– Прямо здесь?

Щеки Холли стали горячими. Она чувствовала, как люди наблюдают за ними. Женщина, стоявшая рядом с Криштиану, смотрела на нее с презрением. Наверное, все недоумевали, задаваясь вопросом, как столь неуклюжая девушка посмела заговорить с самим Криштиану Моретти! На мгновение Холли дрогнула, захотела убежать прочь, забыть обо всем. Но вдруг увидела подруг, стоявших поодаль, и спавшего в коляске ребенка. Это придало ей смелости.

– Это действительно важно.

– Мне не интересно.

Криштиану попытался уйти. Холли преградила ему дорогу.

– Либо ты поговоришь со мной наедине прямо сейчас, – заявила она безапелляционно, – либо я устрою такую сцену, какую ты даже вообразить не можешь.

Криштиану долго оценивающе смотрел на нее, потом поднял руку, останавливая движение телохранителя, и обратился к спутнице:

– Поезжай на гала-концерт, Наталья. Мой водитель отвезет тебя. Увидимся позже, хорошо?

Женщина недовольно взглянула на Холли.

– Хорошо, дорогой.

И она пошла к выходу так, будто дефилировала по подиуму на Неделе моды в Нью-Йорке. Вызывающе. Посетители роскошного отеля обернулись ей вслед. Холли задумалась, как бы себя ощущала, если бы привлекала к себе столько внимания. Кстати, наверняка бы прошла прослушивание в джаз-баре.

– Следуй за мной, – кивнул Криштиану и, развернувшись, пошел внутрь отеля, не заботясь, следует ли за ним Холли.

Она нервно оглянулась на подруг и ребенка и, прикусив губу, решительно последовала за человеком, которого ненавидела больше всего на свете. Прямиком в его логово.

Моретти мрачно подошел к бару в кабинете на втором этаже. Холли вошла следом, нервно оглядев большое помещение, обитое темными дубовыми панелями.

– Скотч?

Она отказалась.

Повернувшись спиной к бару, Криштиану плеснул в стакан скотча и добавил лед. Он чувствовал, как Холли почти вибрирует от напряжения. Медленно выпил скотч, поймав себя на мысли, что тянет время.

Холли Хэтфилд стала самой большой его ошибкой. Учитывая, что ему тридцать пять, а также принимая во внимание его скандальное прошлое. Это что-то да значит.

Он повернулся к ней:

– Итак, что тебе нужно?

Холли нервно сглотнула, покраснела и заколебалась. Криштиану видел, что она пытается сформулировать просьбу, хотя и не горит желанием высказываться, хотя уже знал, зачем она здесь.

Пришла требовать денег.

Он проклинал себя. Как он мог так сглупить?

Знал ведь, какие будут последствия. Правда, удивлен, что на это ей понадобился год.

Все ясно, должно быть, посоветовалась с адвокатом, а тот растолковал, какие у нее отличные шансы выиграть в суде иск о противоправном увольнении. Ну, просто тогда взяли верх эмоции, и Криштиану выставил ее, хотя обычно не совершал подобных глупостей.

Глядя на нее теперь, он отлично понимал, почему так поступил. Боялся утонуть в ее огромных бездонных глазах, восхищался изгибами дивной фигуры. В свободном хлопчатобумажном сарафане она была еще более пышной, чем он запомнил. Темные волосы волнами падали по плечам. И грудь тоже была очень пышной.

Криштиану помнил, что чувствовал, обнимая ее мягкое обнаженное тело, когда они лежали на простыне, которую она же заправляла часом ранее.

Он соблазнил ее. Вернувшись в пентхаус днем раньше, он услышал, как она поет в его спальне своим сладким голосом с хрипотцой. Душераздирающая мелодия наполнила его тоской по утраченному. Заставила задуматься о том, чего у него никогда не было, о чем он даже не смел мечтать.

Потом она взмахнула чистой простыней, широко расставив руки. Невероятно красивая, чувственная брюнетка с фигурой «песочные часы» наклонилась, чтобы заправить его кровать. Даже черная униформа горничной смотрелась на ней неописуемо эротично.

Криштиану невольно издал восхищенный возглас. Повернувшись, Холли увидела его. На ее красивом лице поочередно промелькнули удивление, страх и восторг. На мгновение он забылся. А потом заставил себя улыбнуться.

– Обычно здесь убирает другая женщина.

– Камилле пришлось уйти сегодня пораньше, чтобы увидеться с внуком, но она предупредила, чтобы я не попадалась вам на глаза. – Она заикалась. – Я должна была превратиться в невидимку.

Он шагнул вперед, пожирая глазами каждый дюйм ее тела.

– Ты не невидимка. Что ты поешь?

– Просто песню народа аппалачских гор.

– Это замечательно. – Он подошел достаточно близко, чтобы прикоснуться к ней, и прошептал: – Как и ты.

Ее щеки порозовели, губы приоткрылись в бессознательном приглашении. Он потянулся к ней.

Да, он виноват. Он хотел ее. И взял свое, не задумываясь о последствиях. Если бы мог, он бы остановился. Одно из его правил – никогда не вступать в отношения с персоналом.

Но это не самое худшее правило, которое он нарушил. Холли была не просто его сотрудницей. Она к тому же оказалась девственницей. Девственницы для него табу. Он не собирался иметь дело с женщинами, которые могли спутать секс с любовью, что повлекло бы за собой кучу проблем.

Он понял, что она девственница, когда впервые прикоснулся к ее сладким губам, ощутив дрожь ее тела, почувствовав ее нерешительность, застенчивость и неопытность. И спрашивал себя, каким же непостижимым образом эта невероятная женщина сохранила невинность.

Правда, это его не остановило. Криштиану не признавал никаких ограничений, хотя и придерживался определенного кодекса чести. Холли Хэтфилд как динамит взорвала каменную стену его правил. Неудивительно, что он нарушил третий постулат, уволив ее после того, как с ней переспал.

Конечно, не эту причину он сообщил старшей горничной. Однако повод для увольнения наверняка был очевиден как для Холли, так и для ее адвоката.

Даже теперь, когда она стояла напротив него, смущенно покусывая нижнюю губу, он думал не об адвокатах, а лишь о том, как вновь овладеть ею.

Целый год он пытался забыть ее и теперь со всей очевидностью осознал, что ничего не вышло.

– Зачем ты здесь?

– Я пришла… пришла сказать тебе…

Хриплый голос задрожал, и она замолчала, взглянув на него.

Отвернувшись, Криштиану поставил стакан на темную деревянную столешницу бара. Сжав кулаки, старался не поддаться искушению обнять ее и целовать, ощутить сладость губ, мягкость тела, утонуть в глазах, манящих на самое дно.

Той ночью он овладел ею, но и этого оказалось недостаточно. Он хотел большего. Холли, обнаженная и податливая в его объятиях, смотрела на него так, будто влюбилась в него. Немного.

Но проблема в том, что секс и деньги – единственное, что он может предложить женщине.

Потому и отослал ее прочь, выгнал из теплой кровати, хотя все еще жаждал ее. Даже когда она ушла, желание не угасло. Девушка манила его, как сладкий, хотя и запретный плод. Поэтому на следующее утро первым делом он связался с ее руководителем и организовал увольнение. Для ее же собственного блага. И для своего тоже.

Но никогда не переставал желать ее. Его дыхание стало тяжелым, и не только дыхание.

– Скажи мне, чего ты хочешь.

– Мне нужно тебе кое-что сказать. Важное.

– Говори.

Криштиану подошел к ней почти вплотную. Его разум боролся с зовом плоти.

Возможно, если бы он переспал с ней еще раз, вожделение не было бы таким нестерпимым.

«Стоп!» – яростно приказал он себе.

Колеблясь, Холли облизнула полные розовые губы. Он чуть не застонал вслух. Она нарочно издевалась над ним?

– Это нелегко.

Стиснув зубы, он уставился на нее.

– Позволь мне сделать это за тебя. Я уже знаю, почему ты здесь.

Ее карие глаза расширились.

– Знаешь?

– Ты ведь не обналичила чек?

Холли моргнула, нахмурившись.

– Чек?

– Да, который получила тем утром.

Ее щеки покраснели, и она отвернулась.

– Нет. Я разорвала его на миллион кусочков и выбросила в мусор.

– Потому что даже тогда понимала, что сможешь потребовать большего.

Холли резко взглянула на него.

– Могу потребовать? Ты бы дал мне денег, если бы я попросила? Почему?

Он грубо притянул ее к себе, ощупывая тело.

– Ты хочешь, чтобы я произнес это вслух?

У Холли перехватило дыхание.

– Что ты делаешь?

– Ищу микрофон.

Сквозь тонкую ткань сарафана он ощущал волнующие изгибы. Какая пытка не прикоснуться к ее губам.

– Пусти, – шептала она, не двигаясь.

Он отстранился и, отступив назад, прислонился к мраморному камину, сложив руки на груди.

– Кто твой адвокат?

– Мой адвокат?

– Не пытайся притворяться, что у тебя его нет. Ты понимала, что я хочу сохранить все в тайне, поскольку это не повод для гордости.

Ее глаза расширились.

– Чем гордиться?

– Если на генерального директора подадут в суд за сексуальное домогательство, это вряд ли улучшит имидж компании.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3