Дженни Лукас.

На краю пропасти



скачать книгу бесплатно

Глава 1

– Лаура, кто же отец твоего ребенка?

Старинный фермерский дом был наполнен соседями и друзьями, которые собрались на свадьбу ее сестры. Лаура Паркер с довольным видом и гордой улыбкой держала на коленях своего шестимесячного сына. Она сняла очки и посмотрела на младшую сестренку. Настроение упало.

«Кто же отец твоего ребенка?»

Люди уже не так часто задавали ей этот вопрос, так как Лаура не отвечала на него. Она надеялась, что скандал скоро забудется.

– Ты когда-нибудь признаешься? – Было заметно, что Бекки раздражена. В свои девятнадцать новоиспеченная невеста была идеалисткой с романтическими мечтами и наивными представлениями о том, что правильно, а что нет. – Робби заслуживает отца.

Пытаясь не думать о своем изболевшемся сердце, Лаура поцеловала темноволосую головку сына. Мягкие волосики пахли детским шампунем.

– Мы уже говорили об этом, – сказала она тихо.

– Да кто же он? – взмолилась сестра. – Ты стыдишься его? Почему ты не признаешься?

– Бекки! – Лаура обвела тревожным взглядом гостей. – Я говорила тебе… Я не… – Она глубоко вздохнула. – Я не знаю, кто он.

Глаза ее сестры начали наполняться слезами.

– Ты врешь. Ты не позволила бы себе спать с кем попало. Ведь именно ты убедила меня дождаться настоящей любви!

Все комнаты были оккупированы гостями и членами семьи. Они прохаживались по скрипящим половицам и беседовали. Кое-кто сидел на складных стульях с одноразовыми тарелками в руках. А те, кто оказался поближе к сестрам, не стесняясь, прислушивались к их разговору. Лаура крепче прижала ребенка к себе.

– Бекки, пожалуйста, – прошептала она.

– Он бросил тебя! Это несправедливо!

– Бекки. – Откуда ни возьмись появилась мать. – Я думаю, ты никогда не видела свою двоюродную бабушку, Гертруду. Она проделала такой длинный путь из Англии. Разве ты не поприветствуешь ее? – Рут Паркер, улыбаясь, отобрала у Лауры своего внука. – Она хотела бы и с Робби познакомиться.

– Спасибо, – одними губами поблагодарила Лаура.

Рут подмигнула ей и удалилась с внуком на руках. Лаура посмотрела им вслед. Любовь заполнила ее сердце. На Рут было лучшее платье, на губах – яркая помада, но она немного сутулилась, а волосы тронула седина. Прошлый год сломал даже ее сильную маму.

Лаура почувствовала себя одинокой в этой толпе. Ком в горле стал колючим. В голове всплыли воспоминания о возвращении в родной Нью-Гэмпшир.

Она была беременна, без работы. Но сможет ли ее семья когда-нибудь оставить это в прошлом? А она сама?

Лаура узнала о том, что беременна, спустя три недели после того, как покинула Рио-де-Жанейро. Это был шок. Папа, огромный, сильный и чересчур заботливый, требовал назвать имя отца ребенка. Лаура испугалась, что ее папочка может приехать к Габриелю Сантосу с ультиматумом или, того хуже, с ружьем. Поэтому она соврала: сказала, что понятия не имеет, кто это. Лаура описала свое пребывание в Рио как один большой загул.

Правда же заключалась в том, что у нее был только один любовник. И то – всего на одну ночь.

Одну драгоценную ночь…

«Ты нужна мне, Лаура». Хотя прошло уже больше года, она все еще не забыла жар его тела, прильнувшего к ней, когда Габриель, смахнув на пол бумаги и ноутбук, уложил ее на стол. Она не забыла его яростные, горячие поцелуи. Воспоминания о том, как Габриель Сантос жестоко лишил ее девственности, вторгались в сны каждую ночь.

Последствия обернулись для Лауры настоящим ударом. На следующее утро она пришла к Габриелю, вся в слезах, и сказала, что не видит другого выхода, кроме как уволиться. Он лишь пожал плечами:

– Удачи. Надеюсь, ты найдешь то, что ищешь.

Это все, чем он отплатил ей за пять лет преданной службы.

Лаура глупо и безнадежно была влюблена в своего начальника, истинного бабника. В последний раз она видела Габриеля пятнадцать месяцев назад, однако не могла забыть его, как ни старалась. Да и как это возможно, если сын очень похож на отца?

Ее слезы, пролитые час назад в маленькой белой церквушке, не были слезами радости за сестру. Просто Лаура всем сердцем полюбила человека, а он не ответил ей взаимностью. И теперь в холодном февральском ветре, проносившемся по их родной долине, она иногда слышала его бархатный голос. Он обращался к ней, только к ней:

– Лаура…

Вот как сейчас. Воспоминание о низком голосе Габриеля, о его акценте – все было реальным. Казалось, он стоит совсем близко.

– Лаура.

На этот раз действительно близко. По-настоящему.

Руки Лауры задрожали, и она поставила на стол бокал с недорогим шампанским. Из-за недостатка сна и постоянных фантазий она, похоже, начала галлюцинировать. Этого просто не может быть.

Наконец она повернулась.

Перед ней стоял Габриель Сантос. В гостиной, посреди толпы гостей, он возвышался над всеми остальными мужчинами в прямом и переносном смысле. Он выделялся. И дело было не в точеных чертах его лица или в дорогом итальянском костюме, не в его росте или широких плечах.

Дело было в глубоких черных глазах и жестком взгляде. По ее телу пробежала дрожь.

– Габриель? – прошептала молодая женщина. Его чувственные губы изогнулись в улыбке.

– Привет, Лаура. Она нервно сглотнула и впилась ногтями в ладонь, пытаясь избавиться от этого кошмара – от невероятного сна.

– Ты не можешь быть здесь, – прошептала она. – Никак.

– Тем не менее, – ответил он, – я здесь, Лаура.

Она вздрогнула, услышав свое имя, вновь сорвавшееся с его губ. Странно было видеть его в этой гостиной, окруженного ее семьей и друзьями.

Тридцативосьмилетний Габриель Сантос владел огромной международной корпорацией, которая занималась закупкой и транспортировкой стали и древесины. В его жизни было много страстей. Бизнес. Экстремальный спорт. Красивые женщины. Лаура скривилась: красивые женщины – на первом месте.

Итак, что он делает тут? Зачем вообще приехал? Неужели?.. Только не это!

Краем глаза она увидела, как мать поднимается по лестнице с ее сыночком на руках.

Пытаясь унять дрожь, Лаура обхватила себя руками. Ладони опустились на ткань сшитого ею самой платья подружки невесты. Итак, Габриель приехал на ферму Гринхилл. Не нужно было нанимать сыщиков, чтобы отыскать ее. Семья Паркер жила здесь уже двести лет. Но это еще не означает, что ему известно о Робби.

«Знает или нет?» – лихорадочно размышляла она.

Габриель вопросительно поднял темную бровь:

– Ты рада меня видеть?

– Конечно нет, – бросила Лаура. – Я уже не твоя секретарша. Если ты преодолел пять тысяч миль потому, что я нужна тебе в Рио, так как некому пришить пуговицу или приготовить кофе, то…

– Нет. – Габриель был очень серьезен. – Я приехал не поэтому. – Он неспешно осмотрел комнату, украшенную розовыми лентами, сердцами из красной бумаги и свечами, прикрепленными над старым каменным камином. – Что здесь происходит?

– Прием по случаю свадьбы.

Он моргнул, затем подошел ближе. Деревянные половицы заскрипели под его ногами. Глаза Лауры расширились. Как он красив! Похоже, она забыла, насколько красив Габриель Сантос. Память подвела ее. Понятно, почему так много женщин теряют рассудок и бегают за ним.

– И кто, – он сердито прищурился, – невеста?

– Моя сестра. Бекки, – ответила Лаура, смущенная его резким тоном.

– Ух! – Габриель слегка расслабился, но затем нахмурился. – Бекки? Она же еще ребенок.

– Мне это известно.

Они неотрывно смотрели друг другу в глаза.

– Claro,[1]1
  Ясное дело (португ.). (Здесь и далее примеч. пер.)


[Закрыть]
– тихо проговорил Габриель, – конечно, я подумал, что это ты.

Одна мысль о свидании – не говоря уже о браке – с другим мужчиной заставила Лауру подавиться от смеха. Она расправила дрожащими руками платье и ответила:

– Ты ошибся.

– То есть на данный момент в твоей жизни нет мужчины? – спросил он повседневным тоном, хотя был напряжен.

Нет, в ее жизни был только один мужчина. Однако надо выпроводить Габриеля до того, как он увидит Робби.

– Ты не имеешь права спрашивать.

– Sim.[2]2
  Да (португ.).


[Закрыть]
– Он сделал паузу. – Но у тебя нет кольца на руке.

– Хорошо. – Голос Лауры стал тихим, она опустила глаза. – Я не замужем.

Ей можно было и не спрашивать Габриеля о его семейном положении. Она уже знала ответ. Сколько раз он говорил, что никогда не женится!

«Я не создан для семьи, querida.[3]3
  Дорогая (португ.).


[Закрыть]
У меня никогда не будет уютного домика, где маленькая хозяюшка готовит ужин, пока я читаю сказку на ночь нашим детям».

Габриель придвинулся ближе, почти касаясь ее. В голове Лауры промелькнула мысль: наверняка все вокруг шепчутся, недоумевая, кто же этот симпатичный, хорошо одетый мужчина? Конечно, следовало бы выпроводить Габриеля, но тело ее уже отреагировало на его близость. Взгляд женщины упал на мужественные руки, обрамленные идеально скроенными манжетами. Лаура задрожала. Она вспомнила прикосновения его пальцев, его сильное тело…

– Лаура.

Против воли она посмотрела на Габриеля. На его мускулистую грудь, широкие плечи и, наконец, на мужественное красивое лицо. Выше, на виске, Лаура увидела шрам – последствие автомобильной катастрофы, в которую Габриель попал в юности. Перед ней стоял мужчина, которого она хотела всегда и хочет до сих пор.

Его глаза загорелись. На Лауру нахлынули воспоминания. Она почувствовала себя уязвимой, почти беспомощной.

– Я рад снова тебя видеть, – произнес он низким голосом.

От его улыбки и красоты у нее перехватило дух. Тот факт, что они не виделись пятнадцать месяцев, сделал Габриеля еще более привлекательным. А она…

Она не была в салоне красоты уже год. Весь макияж составляла только помада розового оттенка, которая ей не шла. Лаура накрасила губы этой помадой только потому, что Бекки настояла. Молодая женщина давно не стриглась. Ее каштановые волосы были наскоро уложены узлом на затылке прямо перед церемонией. Сейчас некоторые локоны, с которыми поиграл Робби, выбились из прически и неряшливо спадали на плечи.

Будучи подростком, Лаура всегда думала о себе в последнюю очередь, а сейчас, став матерью-одиночкой, во все перестала заботиться о своей внешности. Душ и волосы, стянутые в хвост, – это, в основном, все, на что она была способна. К тому же Лаура до сих пор не сбросила лишние килограммы, набранные во время беременности. Нервничая, она приподняла очки:

– Почему ты уставился на меня?

– Ты еще красивее, чем в моих воспоминаниях.

Ее щеки вспыхнули.

– Я знаю, что ты врешь.

– Нет, это правда.

Его взгляд обжигал. Габриель смотрел на нее не как на обычную девушку. Честно говоря, он смотрел так, будто… Будто…

Он отвернулся, а Лаура с облегчением выдохнула.

– Итак, это прием по случаю свадьбы Бекки? – Габриель обвел взглядом комнату, на его лице появилось выражение неодобрения.

Лауре казалось, их старый дом выглядит мило, даже романтично. Они ликвидировали обычный беспорядок, вымыли все дочиста, украсили комнаты… Она проследила за его взглядом и вдруг увидела, как убого все это выглядит.

Лаура гордилась тем, как много ей удалось сделать для сестры при практически нулевом бюджете. Так как День святого Валентина был на носу, цветы стоили очень дорого. Лаура отправилась в ближайший магазин рукоделия. Она вырезала сердца из красной оберточной бумаги, развесила их гирляндами, перемежая розовыми и красными воздушными шариками и лентами. Она украшала дом ночью, так как ждала, пока остынет торт. Для праздничного обеда их мама приготовила свою знаменитую жареную курицу, все друзья и родственники тоже принесли салаты и кое-какие блюда. Получился импровизированный шведский стол. Лаура сама испекла свадебный торт для своей сестры по рецепту из семейной кулинарной книги 1930 года.

Она была очень уставшей, но зато счастливой, когда упала на кровать на рассвете. Но сейчас, под пристальным взглядом Габриеля, украшения уже не выглядели красиво. Теперь Лаура понимала, как жалко и убого оформлены «проводы» ее младшей сестры. Бекки была довольна гирляндами и попробовала торт. Но как еще она могла реагировать, зная, что ее семья старается изо всех сил, не имея ни одного лишнего цента?

Габриель, как будто прочитав ее мысли, внезапно спросил:

– Лаура, тебе нужны деньги? Ее щеки запылали.

– Нет, – соврала она, – у нас все в порядке. Он еще раз окинул взглядом комнату: одноразовые тарелки, угощение, которое принесли гости, сшитое Лаурой платье невесты – все это явно противоречило ее словам. Габриель сжал зубы.

– Я немного удивлен, что ваш отец не постарался ради свадьбы Бекки. Даже если есть проблемы с деньгами.

Лаура скрестила руки на груди, чувствуя, как ее сердце покрывается льдом.

– Он не мог, – прошептала она. – Папа умер четыре месяца назад.

У Габриеля перехватило дыхание.

– Что?!

– У него случился сердечный приступ во время сбора урожая. Мы нашли его в тракторе только поздно вечером, когда он не пришел к ужину.

– О, Лаура, – Габриель взял ее за руку, – я сожалею.

Она ощутила его сочувствие и заботу. И еще – тепло его ладони, которая накрыла ее собственную. Этого прикосновения Лаура жаждала весь прошлый год и пять лет до этого. Она сжала его руку. Сердце ее обливалось слезами.

– Спасибо, – сказала она, смаргивая слезы. Лаура считала, что уже перестала горевать по отцу, но на самом деле весь день в ее горле стоял комок. Она смотрела, как ее дядя провожает Бекки к алтарю, как мама сидит в слезах. Без отца им всем было очень плохо. – Зима была долгая. После смерти папы все разваливается. У нас есть только маленькая ферма, и мы перебиваемся из года в год. Теперь, когда отца не стало, банк отказывается увеличить сумму займа или дать денег на новые семена.

Габриель сощурился:

– Что?

Лаура вздернула подбородок.

– Теперь все наладится. – Она вновь скрестила руки на груди. – Муж Бекки, Том, будет жить на ферме, с нами, и возделывать землю, а мама сможет заняться домашними делами.

– А ты? – тихо спросил Габриель.

Лаура поджала губы. Начиная с сегодняшнего вечера они с Робби поселятся в комнате ее матери. Их дом с тремя спальнями теперь полон. В одной комнате живут еще две сестры: Хэтти и Маргарет. Ну а Лаура с ребенком не могла больше оставаться в комнате Бекки, поэтому Рут сказала, что будет рада разделить большую спальню с внуком. Правда, спала она очень чутко, и это было не самым лучшим решением.

Двадцатисемилетней Лауре была нужна работа и свое собственное жилье. Она – старшая из сестер и должна помогать своей семье, а не наоборот. Лаура искала работу не один месяц, но нигде зарплата даже близко не приближалась к той, которую ей платил Габриель.

Но она ни за что ему в этом не признается.

– Ты до сих пор не объяснил, почему ты приехал. Ясно, что не из-за свадьбы. Намечается какая-то сделка? Это по поводу старого месторождения?

Габриель покачал головой:

– Нет, я все еще пытаюсь заключить тот контракт в Бразилии. – Он нахмурился. – Вообще-то я приехал, потому что у меня не было выбора.

Неожиданно Лаура услышала звонкий смех малыша, и ее пронзил леденящий душу страх.

– Что ты имеешь в виду? Габриель хитро прищурился:

– А ты не догадываешься? Лаура втянула ртом воздух. Все ее самые худшие кошмары вот-вот станут реальностью.

Габриель пришел за ребенком.

После того как он сотни раз говорил, что не хочет иметь детей, после того как сделал все, чтобы не обзавестись потомством, Габриель умудрился узнать самый сокровенный секрет Лауры и приехал за Робби. И заберет он его не потому, что любит, а просто из чувства долга. Обычное чувство долга – никаких эмоций.

– Не хочу, чтобы ты оставался здесь, Габриель, – прошептала Лаура, дрожа. – Уходи.

Он не сдвинулся с места:

– Я не могу.

Она стояла в теплой гостиной, около горящего камина, а кровь ее застыла.

– Зачем ты приехал? Это из-за слухов или… – Она судорожно облизнула губы. – Ради всего святого! Перестань играть со мной и скажи, что тебе нужно!

Его темные глаза смотрели на нее в упор. Взгляд проник в самую душу.

– Ты, Лаура, – тихо произнес Габриель. – Я приехал за тобой.

Глава 2

Лаура открыла рот и уставилась на Габриеля. «Я приехал за тобой». Темные глаза Габриеля горели желанием. Точно как в ту ночь, когда он лишил ее девственности. Ночь, когда они зачали ребенка.

«Я приехал за тобой…»

Сколько раз она мечтала о том, как Габриель разыщет ее и произнесет эти слова…

Лаура скучала по нему все эти пятнадцать месяцев: и когда родила Робби в одиночестве, и когда вставала к нему по ночам, и когда растила сына без отца. Она постоянно тосковала по его сильным рукам, способным защитить от всего. Особенно в тяжелые моменты, например, когда сообщила родным, что беременна. Или в день похорон отца, когда мама и младшие сестры прижались к ней, рыдая. Они не сомневались, что Лаура будет сильной. Или когда она день за днем ходила с ребенком на руках в банк, в очередной раз пытаясь убедить сотрудников увеличить заем, чтобы ферма осталась на плаву.

Но все же случались и хорошие дни. Тогда Лаура скучала по Габриелю еще больше. Например, на половине срока она мыла посуду и внезапно схватилась за свой округлившийся живот. Ее громкий смех разнесся по всему дому. Молодая женщина почувствовала, как малыш впервые зашевелился. А еще был солнечный августовский день, когда родился Робби. Лаура прижала его крошечное тельце к своей груди, он моргнул и устало зевнул. Его темные глазки были точь-в-точь как у отца.

Уже больше года Лаура нуждалась в Габриеле, как в воде, солнце или воздухе. Она тосковала по нему день и ночь. Она скучала по его смеху, по их дружеским отношениям.

И вот наконец он приехал… За ней?!

– За мной? – прошептала Лаура. Возможно ли, что он думал о ней хоть немного? – Что ты имеешь в виду?

– То, что я сказал, – тихо ответил Габриель. – Ты нужна мне.

Она нервно сглотнула:

– Почему?

Его глаза сверкали.

– Все другие женщины оказались лишь твоей пародией, твоей тенью.

Если до этого ее сердце громко стучало, то теперь оно пыталось вырваться из грудной клетки. Неужели, покинув Габриеля пятнадцать месяцев назад, она ошиблась? Неужели не нужно было скрывать от него Робби? Что, если Габриель изменился, и все это время она была ему небезразлична? Что, если…

Он наклонился к ней, и на губах его заиграла улыбка.

– Ты нужна мне в офисе.

Сердце Лауры на секунду замерло.

Конечно. Ну конечно, это все, что ему нужно. Он вообще забыл ночь, которую они провели вместе, – ведь прошло больше года. А она запомнила ее навсегда. Ей каждый день напоминали об этом глаза сына, а каждую ночь – страстные сны. Лаура уставилась на красивое, загорелое, мужественное лицо Габриеля.

– Должно быть, ты очень сильно этого хочешь, – произнесла она медленно.

Он ответил сдержанной улыбкой:

– Да, так и есть.

Краем глаза Лаура увидела, как в комнату входит ее мама с Робби в одной руке и куском торта в другой.

Робби! Она затаила дыхание. Как она посмела забыть, что сын нуждается в ее защите?

Лаура схватила Габриеля за руку и потащила из дома на свежий воздух – подальше от любопытных носов.

Стояла холодная февральская ночь. Двор был заставлен припаркованными машинами до самого сарая. За старым каменным забором, отделяющим двор от гравийной дороги, виднелись холмы, покрытые снегом. За полем начинался густой лес, которого не видно было в надвигающихся сумерках.

Позади них, рядом с сараем, находился пруд. Заледеневшая вода сверкала, как зеркало, под серым облачным небом. Отец учил ее и сестер плавать в этом пруду. Даже повзрослев, Лаура часто ходила туда поплавать, если на душе было грустно. Плавание напоминало о сильных руках отца, которые не давали девочкам утонуть. Ей сразу становилось легче.

Жаль, что нельзя поплавать там сейчас.

Лаура увидела, как белый парок от ее дыхания на морозном воздухе смешивается с дыханием Габриеля. Она сообразила, что до сих пор не отпустила его руку, и посмотрела вниз. Его большие пальцы все еще обвивали ее ладонь. Тепло Габриеля, казалось, обжигало кожу.

Лаура высвободила руку и взглянула на него:

– Мне очень жаль, что ты проделал долгий путь, но я не буду работать на тебя.

– Ты не хочешь даже выслушать, какую работу я тебе предлагаю? Или, например, – он сделал паузу, – какую зарплату?

Лаура закусила губу, вспоминая, что на ее счете в банке лежат всего тринадцать долларов. Этого еле хватит на недельный запас подгузников, что уж говорить о продуктах. Но они справятся. Она не могла рисковать правом опеки над сыном. Лаура гордо вздернула подбородок:

– Большие деньги меня не соблазнят.

Он улыбнулся одними губами:

– Я знаю, со мной нелегко…

– Нелегко? – перебила она. – Да ты настоящий кошмар!

Тут и его глаза тронула улыбка.

– Ах, наконец-то вернулась наша учтивая мисс Паркер!

Лаура посоветовала:

– Найди другую секретаршу.

– Вообще-то речь идет не о вакансии секретарши.

– Ты же сказал…

Габриель посмотрел на нее. Голос его вдруг стал низким и бархатным, глаза загорелись. Лаура напряглась.

– Я хочу, чтобы ты провела со мной ночь в Рио. В качестве любовницы.


Любовницы?!

Лаура открыла рот от удивления. Габриель продолжал загадочно смотреть на нее, держа руки в карманах. Она облизнула пересохшие губы.

– Я, знаешь ли, не продаюсь, – прошептала Лаура. – Ты считаешь, что богатый и привлекательный мужчина может иметь все, что хочет? Достаточно заплатить мне, и я прыгну к тебе в постель? А утром удалюсь с чеком на кругленькую сумму?

– Заманчиво. – Довольная улыбка тронула его чувственный рот. – Но я собирался платить не за секс.

– Да, а за что тогда? – Ее щеки покрыл румянец.

– Я хочу, чтобы ты, – Габриель подошел почти вплотную, его лицо вблизи было невероятно красивым, – притворилась, что любишь меня.

Лаура нервно сглотнула – в который раз. Она склонила голову:

– На это с радостью согласятся многие. Зачем нужно было ехать в такую даль, если достаточно щелкнуть пальцами, и в твоем пентхаусе в Рио станет тесно от кандидаток? Ты сошел с ума?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3