Джек Вэнс.

Сказания умирающей Земли. Том II



скачать книгу бесплатно

Переводчик Александр Фет

Дизайнер обложки Yvonne Less


© Джек Вэнс, 2017

© Александр Фет, перевод, 2017

© Yvonne Less, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4490-0964-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пройдоха Кугель

Высший Свет

Высоко над рекой Кззан – там, где раньше ютились какие-то древние руины – Юкоуну, по прозвищу Смешливый Волшебник, построил усадьбу по своему вкусу: эксцентричное сооружение с остроконечными коньками крыш, балконами, куполами и подвесными мостками, увенчанное тремя спиральными башнями из зеленого стекла, заставлявшими красные солнечные лучи вспыхивать преломленными отблесками причудливых оттенков.

За усадьбой и по всей долине, насколько мог видеть глаз, простирались волнистой грядой, подобно песчаным дюнам, пологие холмы. Солнце отбрасывало между ними ползущие черные тени-полумесяцы; в остальном эти пустынные, безлюдные возвышенности ничем не были примечательны. Кззан, берущий начало в Старом лесу к востоку от Альмерии, струился под усадьбой на запад и впадал в Скаум в пятнадцати километрах ниже по течению. В месте слияния двух рек с незапамятных времен находился поселок Азеномей, известный главным образом благодаря ярмарке, привлекавшей народ со всех окрестностей. На ярмарочном выгоне в Азеномее Кугель устроил ларек, чтобы торговать талисманами.

Человек, одаренный множеством талантов, Кугель легко приспосабливался к обстоятельствам, но в то же время проявлял настойчивую целеустремленность. У него были длинные ноги, ловкие руки, проворные пальцы и любезная манера изъясняться. Волосы Кугеля, чернее черного меха, спускались клинышком почти к середине лба, но тут же отступали крутыми дугами над бровями. Подвижные глаза, длинный пытливый нос и шутовской рот придавали его тощей, даже костлявой физиономии выражение оживленного, отзывчивого дружелюбия. Кугель познал немало превратностей судьбы, научивших его уступчивой осторожности, осмотрительному благоразумию и умению действовать как с напускной дерзостью, так и втихомолку. Получив в свое распоряжение старинный свинцовый гроб и вытряхнув его содержимое, Кугель изготовил из гроба множество ромбовидных пластинок. Выдавив на них надлежащие печати и руны, он предлагал их в продажу на азеномейской ярмарке.

К вящему сожалению Кугеля, не далее чем в двадцати шагах от его ларька некий Фианосфер открыл лавку покрупнее, предлагая более разнообразные и очевидно более эффективные амулеты, так что почти каждый раз, когда Кугель задерживал прохожего, чтобы разъяснить преимущества своих товаров, тот показывал ему талисман, уже приобретенный у Фианосфера, и шел своей дорогой.

За три ярмарочных дня Кугелю удалось продать только четыре свинцовые пластинки по цене, едва превышавшей стоимость металла как такового, тогда как Фианосфер не успевал обслуживать всех своих клиентов. Охрипнув от тщетных попыток привлечь внимание покупателей, Кугель закрыл ларек и направился к предприятию конкурента, чтобы изучить устройство лавки и проверить надежность ее дверных засовов.

Заметив приближение Кугеля, Фианосфер пригласил его внутрь: «Заходите, друг мой, заходите! Как продвигается торговля?»

«Откровенно говоря, так себе, – признался Кугель. – Я в замешательстве и разочарован, так как мои талисманы не очевидно бесполезны».

«Могу назвать причину вашего разочарования, – заявил Фианосфер. – Вы торгуете там, где раньше стояла виселица – в месте, насыщенном эманациями невезения.

Но вас, кажется, интересует, каким образом соединены брусья в стенах моего заведения? Вы могли бы рассмотреть их поближе, если зайдете за прилавок, но сначала придется укоротить цепь, на которой сидит эрб, мой ночной сторож».

«Не беспокойтесь по этому поводу, – отозвался Кугель. – Мое любопытство носило исключительно праздный характер».

«По вопросу о постигшем вас разочаровании, – продолжал Фианосфер, – должен заметить, что полоса невезения может скоро закончиться. Взгляните на пустые полки. Как видите, запасы моих товаров почти исчерпаны».

Кугель признал справедливость наблюдения конкурента: «И каким образом это касается меня?»

Фианосфер указал на человека в черном костюме, ожидавшего напротив входа в лавку – низенького, желтокожего, лысого, как биллиардный шар. Глаза его напоминали сучки струганной доски, а широкий рот кривился хронической издевательской усмешкой. «Извольте заметить, там стоит Юкоуну, Смешливый Волшебник! – сказал Фианосфер. – Через некоторое время он ко мне зайдет и попытается купить некий красный либрам, содержащий дневники Дибаркаса Мэйора, ученика великого Фандаала. Моя цена покажется ему слишком высокой, но Юкоуну, будучи человеком терпеливым, станет торговаться не менее трех часов. Все это время его усадьба будет пустовать. В ней хранится огромная коллекция тавматургических артефактов, инструментов и активантов, а также всевозможные редкости, талисманы, амулеты и либрамы. Я охотно приобрел бы такие ценности. Надеюсь, дальнейшие пояснения не требуются?»

«Все это прекрасно и замечательно, – пожал плечами Кугель. – Неужели, однако, Юкоуну оставит усадьбу без охраны или смотрителя?»

Фианосфер развел руками: «Почему нет? Кто осмелится красть у Смешливого Волшебника?»

«Именно это соображение побуждает меня к сдержанности, – кивнул Кугель. – Я человек находчивый, но не безрассудно опрометчивый».

«Подумайте, однако, о возможности обогащения, – возразил Фианосфер. – Драгоценности и музейные редкости – сокровища, которым нет цены! – приворотные зелья, целебные мази, эликсиры! Имейте в виду: я ни к чему вас не подговариваю и ничего не рекомендую. Если вас поймают, мое соучастие заключалось только в том, что я выразил восхищение несметным состоянием Смешливого Волшебника. Но вот он уже идет. Скорее повернитесь спиной, чтобы он не видел ваше лицо! Юкоуну проведет здесь не меньше трех часов, я гарантирую!»

Юкоуну зашел в лавку, а Кугель нагнулся, чтобы рассмотреть бутыль с маринованным гомункулом.

«Приветствую тебя, Юкоуну! – воскликнул Фианосфер. – Что тебя задерживало? Мне пришлось отвергнуть самые щедрые предложения желающих приобрести знаменитый красный либрам – и только потому, что я берегу его для тебя! Кроме того – обрати внимание на этот ларец! Его нашли в тайнике неподалеку от древнего Каркода. Он все еще запечатан: никто не знает, какие чудеса в нем скрываются. И я прошу за него всего лишь двенадцать тысяч терциев».

«Любопытно! – пробормотал Юкоуну. – Надпись… позволь взглянуть. Хм… да, это не подделка. Ларец содержит окаменевшую рыбью кость – в толченом виде ее применяли в качестве слабительного по всему Великому Мофоламу. Хорошо сохранившийся экземпляр. Ему красная цена – десять или двенадцать терциев. У меня есть ларцы древнее на тысячи лет, восходящие к эпохе Пылкого Тления…»

Кугель вернулся к двери двумя размашистыми шагами, вышел на улицу и принялся расхаживать взад и вперед, обдумывая проект Фианосфера во всех деталях. При поверхностном рассмотрении предложение антиквара казалось разумным: Юкоуну находился в лавке, а в окрестностях Азеномея находилась его усадьба, полная несметных сокровищ. Несомненно, простая разведка не повлекла бы за собой никаких нежелательных последствий. Кугель направился на восток по берегу Кззана.

Витые башенки зеленого стекла возвышались на фоне темно-синего неба, узорчато переплетая багряные солнечные лучи. Кугель остановился, внимательно обозревая окрестности. Мимо бесшумно струились воды Кззана. Неподалеку, полуприкрытая черными тополями, бледно-зелеными лиственницами и тенистыми плакучими ивами, притаилась деревенька – дюжина каменных хижин, населенных речными перевозчиками и огородниками, возделывавшими прибрежные террасы: людьми, полностью погруженными в повседневные заботы.

Кугель изучил подходы к усадьбе: к ней поднималась извилистая дорожка, выложенная темно-коричневой плиткой. В конце концов Кугель решил, что, если он приблизится к жилищу волшебника, не скрываясь, в случае чего ему проще будет как-нибудь объяснить свое появление. Он начал подниматься по склону холма – стены усадьбы Юкоуну вздымались у него над головой. Достигнув площадки перед крыльцом, Кугель снова задержался, чтобы посмотреть по сторонам. За рекой холмы удалялись бесконечной чередой, постепенно сливаясь с дымкой горизонта.

Кугель решительно подошел ко входной двери и постучался – никто не ответил. Кугель задумался. Если Юкоуну, подобно Фианосферу, пользовался услугами сторожевой твари, будучи надлежащим образом спровоцирована, та должна была издавать какие-то звуки. Кугель принялся рычать, мяукать и тявкать, подражая разнообразным животным.

Ничто не нарушало тишину внутри усадьбы.

Кугель осторожно подошел к окну и заглянул в просторный вестибюль, задрапированный бледно-серым полотном. В вестибюле не было ничего, кроме высокого табурета, на котором, под колоколообразным стеклянным колпаком, лежала дохлая крыса. Кугель стал обходить усадьбу, изучая каждое попадавшееся по пути окно и, наконец, подступил к стене огромного внутреннего двора древнего з?мка, служившего задним двором усадьбы. Ловко взобравшись по неровной каменной кладке, Кугель перепрыгнул через один из затейливых парапетов Юкоуну и таким образом немедленно получил доступ ко внутренним помещениям усадьбы.

Сперва он оказался в спальне волшебника. Кровать с балдахином, стоявшую на небольшом возвышении, поддерживали шесть горгулий – все они повернули головы, уставившись на непрошеного гостя. Крадучись, Кугель углубился двумя длинными шагами в арочный проход, ведущий в соседнюю комнату, где стены были зелеными, а мебель – черной, с розовой инкрустацией. Отсюда Кугель вышел на балкон, окружавший центральный зал усадьбы, озаренный лучами, проникавшими через многогранные ниши, устроенные высоко под потолком. Под балконом теснились сундуки, ларцы, стеллажи и этажерки, заполненные всевозможными экспонатами из чудесной коллекции Юкоуну.

Кугель застыл, как настороженная птица – но глубокая тишина, тишина одиночества, успокоила его. Тем не менее, проникнув во владения Смешливого Волшебника, он преступил границы дозволенного; надлежало соблюдать исключительную осторожность.

Спустившись в большой зал по ступеням спиральной лестницы, Кугель не мог не развести руками, охваченный искренним почтением к собранию редкостей, накопленному хозяином усадьбы. Но Юкоуну мог вернуться с минуты на минуту – с ограблением нужно было спешить. Кугель вытащил из-за пазухи мешок и поспешно прошелся по хранилищу, тщательно выбирая небольшие, не слишком массивные, но дорогостоящие предметы: горшочек с оленьими рожками, испускавшими облачка удивительных испарений, когда их слегка поворачивали; раковину из слоновой кости, позволявшую слышать голоса из далекого прошлого; маленький макет театральной сцены, на которой стояли костюмированные чертенята, готовые исполнять комические трюки; изделие, напоминавшее гроздь хрустальных виноградин – в каждом прозрачном шарике можно было разглядеть слегка помутневший ландшафт того или иного демонического мира; полированную палочку, взмахом создававшую ассорти сладостей с разнообразными начинками; древнее кольцо, гравированное рунами; черный камень, окруженный неощутимым сиянием девяти цветов. Кугель прошел мимо сотен горшков и кувшинов с порошками и жидкостями; сходным образом он игнорировал сосуды, содержавшие консервированные головы. Теперь он приблизился к полкам, уставленным томами, папками и либрамами; эти он выбирал с особым любопытством, отдавая предпочтение сборникам, переплетенным в пурпурный бархат – материал, характерный для библиотеки Фандаала. Он не обошел вниманием и папки с древними географическими картами – от залежавшейся кожи переплетов исходил затхлый запашок.

Возвращаясь по кругу туда, откуда он начал обход, Кугель заметил открытый сундук – в нем лежали десятка два небольших металлических ларцов, перевязанных прохудившимися от времени лентами; ларцы эти оказались неожиданно тяжелыми. Рядом находились несколько массивных механизмов, назначение которых Кугель хотел бы узнать – но время шло, ему пора было возвращаться в Азеномей, в лавку Фианосфера…

Кугель нахмурился. Такая перспектива представлялась ему нецелесообразной во многих отношениях. Фианосфер вряд ли согласился бы заплатить сполна за предложенные редкости, законный владелец каковых был ему хорошо знаком. Лучше было бы спрятать хотя бы какую-то часть награбленного в труднодоступном месте… Кугель заметил альков, на который он раньше не обратил внимания. По поверхности хрустальной панели, отделявшей альков от хранилища, струился, подобно водяной завесе, дрожащий мягкий свет. В глубине алькова, в нише, виднелся очаровательный предмет сложной конструкции. Насколько мог судить Кугель, это было нечто вроде миниатюрной карусели – на ней кружилась дюжина красивых, мастерски изготовленных кукол, казавшихся живыми. Несомненно, за это изделие можно было получить большие деньги; Кугель задержался, пытаясь найти проход к карусели.

Он обнаружил вход за светящейся панелью, но уже на следующем шагу ему преградила путь еще одна такая же панель – пришлось повернуть. Теперь Кугель уверенно направился прямо к магической маленькой карусели, но натолкнулся лбом на очередную, не замеченную раньше прозрачную преграду. Кугель решил вернуться и не сомневался, что направляется туда, откуда проник в альков. Повернув пару раз под прямым углом, он натолкнулся, однако, на очередную прозрачную пластину. Кугель оставил попытки добыть карусель – нужно было как можно скорее убраться подобру-поздорову из усадьбы волшебника. Озираясь, он ощутил некоторое замешательство. Откуда он пришел туда, где очутился – слева или справа?

Кугель все еще искал выход из прозрачного лабиринта, когда Юкоуну вернулся домой.

Остановившись у алькова, лысый волшебник смерил Кугеля насмешливо-удивленным взглядом: «Что тут происходит? Посетитель? Подумать только, я заставил вас ждать! Тем не менее, как я вижу, вы сами нашли себе развлечение, и мне не следует слишком огорчаться по этому поводу». Юкоуну не удержался от смеха. Теперь он притворился, что только что заметил мешок за плечом у Кугеля: «А это у нас что такое? Вы принесли какие-то экспонаты ко мне на экспертизу? Превосходно! Никогда не прочь пополнить свою коллекцию – проходят годы, и время от времени в ней образуются пустоты. Вы не поверите! Какие только мошенники не пытались меня ограбить! Взять, например, этого торговца рухлядью в ярмарочной лавке – сколько раз он прилагал лихорадочные усилия, чтобы меня надуть, причем самыми невообразимыми способами! Я его терплю только потому, что до сих пор он не набрался наглости вломиться ко мне в усадьбу. Но выходите же! Выходите из алькова, и мы посмотрим, чт? вы принесли».

Кугель вежливо поклонился: «С удовольствием. Как вы правильно заметили, я ожидал вашего возвращения. Насколько я понимаю, отсюда можно выйти по этому проходу…» Кугель сделал шаг вперед. но снова наткнулся на преграду и, скрывая раздражение, шутливо пожал плечами: «Кажется, я куда-то не туда повернул».

«Похоже на то, – заметил Юкоуну. – Взглянув наверх, вы заметите на потолке декоративный барельеф. Следуя маршруту, вырезанному лунками, вы сможете выйти из алькова».

«Разумеется!» – Кугель поспешил сделать несколько поворотов, сверяясь с планом на потолке.

«Один момент! – воскликнул Юкоуну. – Вы забыли свой мешок!»

Кугель неохотно вернулся к мешку, подобрал его и через некоторое время сумел выбраться из хрустального лабиринта.

Юкоуну пригласил его любезным жестом: «Будьте добры, пройдите со мной в соседнее помещение, и я буду рад оценить ваши товары».

Кугель инстинктивно взглянул в сторону коридора, ведущего к главному входу: «Не хотел бы злоупотреблять вашим терпением. Мои дешевые побрякушки не заслуживают внимания такого знатока, как вы. С вашего разрешения, я вернусь на ярмарку».

«Нет-нет, ни в коем случае! – сердечно возразил Юкоуну. – У меня редко бывают гости, причем по большей части меня навещают мошенники и воры. С ними я поступаю по всей строгости, уверяю вас! Вы должны что-нибудь выпить и закусить, я настаиваю! Положите мешок на пол».

Кугель осторожно опустил мешок: «Морская ведьма из Белоальстера научила меня кое-каким трюкам. Может быть, они вас заинтересуют. Я мог бы их продемонстрировать, но для этого понадобятся несколько мер крепкой веревки».

«Чрезвычайно любопытно!» Юкоуну протянул руку: панель в обшивке стены отодвинулась, и у волшебника в руке оказался моток веревки. Потирая подбородок ладонью, чтобы скрыть улыбку, Юкоуну передал веревку Кугелю – тот бережно размотал ее.

«Потребуется ваше сотрудничество, – сказал Кугель. – Достаточно всего лишь протянуть ко мне одну руку и одну ногу».

«Да-да, конечно!» – Юкоуну протянул руку, указав пальцем на веревку. Веревка стремительно обвилась вокруг предплечий и лодыжек Кугеля и туго стянула их – теперь он не мог пошевелиться. Юкоуну ухмыльнулся так широко, что его пухлая круглая голова словно распахнулась надвое: «Удивительное дело! Вместо обычной веревки мне попалась Вороловка! Вам будет удобнее, если вы не будете напрягаться – Вороловка сплетена из осиных ног. А теперь посмотрим, чт? у вас в мешке…» Юкоуну заглянул в мешок Кугеля и сокрушенно охнул: «Вот как! Вы разграбили мою коллекцию! Я замечаю несколько драгоценных, уникальных экспонатов!»

Кугель поморщился: «Само собой. Но я не вор. Фианосфер послал меня сюда, чтобы я принес ему несколько вещей, в связи с чем…»

Юкоуну прервал его, подняв руку: «Вы не отделаетесь легкомысленными оправданиями – ваше преступление слишком серьезно. Я уже упоминал о моем отвращении к мошенникам и грабителям, и теперь подвергну вас справедливому и безжалостному наказанию – если, конечно, вы не предложите достаточное возмещение».

«Не сомневаюсь, что в какой-то форме такое возмещение существует, – заявил Кугель. – Эта веревка, однако, раздражает кожу настолько, что мне трудно сосредоточиться».

«Неважно. Я решил применить заклинание безысходной инкапсуляции, размещающее наказуемого в тесном пространстве на глубине семидесяти километров под поверхностью Земли».

Кугель испуганно моргнул: «В таких условиях какое-либо возмещение вряд ли вероятно».

«Верно, – размышлял вслух Юкоуну. – Возможно, вы так-таки могли бы оказать мне небольшую услугу…»

«Считайте, что ваш враг уже мертв! – воскликнул Кугель. – А теперь снимите с меня эти отвратительные путы!»

«Я не обязательно имел в виду убийство, – отозвался Юкоуну. – Следуйте за мной».

Витки веревки слегка ослабли, что позволило Кугелю прошаркать маленькими шажками вслед за волшебником в соседнюю комнату, украшенную роскошно расшитыми коврами. Юкоуну вынул из шкафчика небольшой футляр и положил его на плавающий в воздухе стеклянный диск. Открыв футляр, он жестом подозвал Кугеля поближе – тот увидел в футляре два углубления, выложенных алым мехом; в одном из углублений покоилось маленькое полированное стеклянное полушарие с фиолетовым отливом; другое углубление пустовало.

«Будучи человеком опытным и осведомленным, – заметил Смешливый Волшебник, – вы, несомненно, знаете, что это такое. Нет? Но вы, конечно же, знакомы с историей Кутцевских войн восемнадцатого эона? Тоже нет?» Юкоуну пожал плечами, изображая недоумение: «В ходе этих кровопролитных событий демон по имени Унда-Храда – он зарегистрирован под номером 16—04 в списке зеленых демонов „Альманаха Трумпа“ – пытался оказать содействие своим владыкам, с каковой целью выдвинул некие конечности из преисподнего мира Ла-Эр. Для того, чтобы эти конечности могли воспринимать окружающую чуждую среду, они были оснащены линзами, сходными с той, которую вы видите в этом футляре. Потерпев неудачу, однако, демон поспешно втянул щупальца обратно в преисподнюю. При этом полушария, надетые на концы щупалец, соскользнули и остались в Кутце, разбросанные по всей его территории. Как видите, одна из этих линз находится в моем распоряжении. Вы должны найти парную линзу и принести ее мне. В таком случае в дальнейшем я соглашусь смотреть сквозь пальцы на ваше прегрешение».

Кугель задумался: «Таким образом, я должен либо спуститься в демонический мир Ла-Эр, либо подвергнуться безысходной инкапсуляции. Вы считаете, что у меня есть выбор? Боюсь, мне трудно принять какое-либо решение».

Смех снова расколол надвое лысый желтый шар головы Юкоуну: «Вероятно, в посещении Ла-Эра не будет необходимости. Вы можете найти линзу в стране, некогда именовавшейся Кутцем».

«Что ж, долг платежом красен, – прорычал Кугель, донельзя раздраженный результатами своей авантюры. – Кто охраняет это фиолетовое полушарие? Какова его функция? Как я попаду в Кутц и как я оттуда вернусь? Каким оружием, какими талисманами и прочими магическими инструментами вы намерены меня экипировать?»

«Всему свое время, – возразил Юкоуну. – Прежде всего я должен убедиться в том, что, оказавшись на свободе, вы будете неукоснительно и прилежно стремиться к достижению поставленной цели, не помышляя об уклонении от своих обязанностей».

«Не беспокойтесь! – заявил Кугель. – Я всегда сдерживаю обещания».

«Превосходно! – воскликнул Юкоуну. – Ваше заверение – важнейший залог успеха, в связи с чем я отношусь к нему со всей возможной серьезностью. Не сомневаюсь, что дополнительные меры по обеспечению выполнения нашего договора излишни, но их все-таки придется принять».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6