Джек Вэнс.

Сказания умирающей Земли. Том III



скачать книгу бесплатно

Кугель наполнил поднос высококачественными блюдами. Тем временем Вимиш ограничился маленькой миской с вареными листьями лопуха. Кугель изумился: «Неужели вас устраивает такая скудная закуска?»

Глядя в миску, Вимиш нахмурился: «Не могу не признать, что этого может показаться мало. Но я стараюсь не слишком наедаться перед сном – это мешает сосредоточиться впоследствии».

Кугель самоуверенно рассмеялся: «Я намерен организовать работы на рациональной основе – без всей этой лихорадочной беготни и беспрестанных понуканий. Все это ни к чему».

«Вы обнаружите, что время от времени вам придется работать не меньше, чем вашим подчиненным. Это входит в обязанности бригадира».

«Ни в коем случае! – величественно заявил Кугель. – Я настаиваю на строгом распределении функций. Землекоп не руководит, а руководитель не копает землю. Но это ваш последний ужин перед выходом на пенсию – почему бы вам не закусить и не выпить, как следует?»

«Мой счет закрыт, – объяснил Вимиш, – я не хотел бы открывать его снова».

«Но это же такая мелочь! – возражал Кугель. – Тем не менее, если вас это беспокоит, вы можете есть и пить за мой счет – пользуйтесь случаем!»

«В высшей степени щедро с вашей стороны!» Вскочив на ноги и торопливо хромая, Вимиш подскочил к серванту и вернулся с подносом, содержавшим отборные мясные блюда, консервированные фрукты, пирожные, большой ломоть сыра и бутыль вина, каковые он атаковал с поразительным аппетитом.

Внимание Кугеля привлек какой-то звук, раздавшийся сверху. Подняв глаза, он обнаружил Гарка и Гукина, сидевших на полке. Гарк держал табличку, а Гукин делал на ней пометки, пользуясь пером потрясающей длины.

Гарк зорко поглядывал на блюда, стоявшие перед Кугелем, и перечислял: «Во-первых, маслорыбица копченая, приправленная чесноком и зеленым луком: четыре терция. Далее – крупная, хорошо откормленная птица, жареная, с миской соуса и семью гарнирами: одиннадцать терциев. Кроме того – три пирожка с рубленым мясом и травами: по три терция каждый, итого девять терциев, но три пучка пряных трав учитываются отдельно, по два терция каждый; итого шесть терциев. Одна большая банка айвового варенья – три терция. Вино – девять терциев. Салфетка и пользование столовыми приборами – один терций».

Гукин отозвался: «Учтено и подсчитано. Кугель, подпишитесь вот здесь».

«Подождите-ка! – резко вмешался Вимиш. – Сегодня я ужинаю за счет Кугеля. Занесите стоимость моих блюд в его графу».

Гарк строго спросил: «Так ли это, Кугель?»

«Я пригласил Вимиша поужинать за мой счет, это так, – подтвердил Кугель. – Тем не менее, в качестве бригадира я приказываю аннулировать всю относящуюся ко мне задолженность. То же касается и Вимиша, почетного ветерана, получившего премиальный ужин по моему распоряжению».

Гарк и Гукин расхохотались визгливыми голосами, и даже дряхлый Вимиш позволил себе скорбно улыбнуться. «Во Флютике, – сказал Вимиш, – никто никогда не отступает от правил. Тванго не позволяет эмоциям препятствовать коммерции.

Если бы воздух, которым мы дышим, принадлежал мастеру Тванго, мы платили бы звонкой монетой за каждый вздох».

«Правила должны быть пересмотрены, и немедленно! – с достоинством возразил Кугель. – В противном случае я тут же слагаю с себя полномочия бригадира. Должен отметить также, что птица была недожарена, а чеснок выдохся».

Гарк и Гукин не обратили на его слова никакого внимания. Гукин занимался подсчетом стоимости ужина Вимиша. Закончив, он сказал: «Вот таким образом. Кугель, снова требуется ваша подпись».

Кугель бегло просмотрел записи на табличке: «Эти закорючки, нацарапанные птичьей лапой, ничего для меня не значат!»

«В самом деле?» – ласково спросил Гукин. Взяв табличку, он взглянул на нее: «Ага! Вот в чем дело. Я забыл начислить три терция за способствующие пищеварению пилюли, которые Вимиш тайком положил в карман».

«Постойте, постойте! – взревел Кугель. – Сколько вы там уже насчитали?»

«Сто шестнадцать терциев. Кроме того, нам нередко предлагают чаевые за обслуживание».

«Только не сегодня! – Кугель схватил табличку и нацарапал свою подпись. – А теперь убирайтесь! Не могу ужинать как следует в присутствии пары зубастых болотных попрыгунчиков, присматривающих за мной из-за угла!»

Гарк и Гукин в ярости ускакали прочь. Вимиш сказал: «Ваше последнее замечание может вам дорого обойтись. Не забывайте, что Гарк и Гукин готовят еду – тот, кто их раздражает, иногда находит в миске самые отвратительные ингредиенты».

«Пусть лучше они меня боятся! – решительно заявил Кугель. – Я – бригадир, а не кто-нибудь! Если Тванго не обеспечит исполнение моих указаний, я откажусь от должности!»

«Конечно, вы можете это сделать по своему усмотрению – но только тогда, когда полностью рассчитаетесь за расходы».

«Не вижу в этом большой проблемы. Если бригадир зарабатывает триста терциев в неделю, на моем счету скоро не останется никаких задолженностей».

Вимиш осушил бокал несколькими жадными глотками. По всей видимости, вино развязало старику язык. Наклонившись к Кугелю, он хрипло прошептал: «Триста терциев в неделю, а? Для меня это была счастливая случайность! Еллег и Мальзер – грязелазы. Так у нас называют их профессию. Они получают от трех до двадцати терциев за каждую найденную чешуйку, в зависимости от качества. За набедренную чешуйку в форме клеверного листа платят десять терциев, так же, как за спинную чешуйку двойной яркости. За соединительный „секвалион“ – с навершия или нагрудный – они получают двадцать терциев. Редкие боковые блестки тоже оценивают в двадцать терциев каждую. А тому, кто найдет „пекторальный неборазрывный брызгосвет“, обещают сто терциев».

Кугель подлил вина в бокал Вимиша: «Я вас внимательно слушаю».

Вимиш пригубил вино, но теперь уже почти не замечал Кугеля, продолжая монолог: «Еллег и Мальзер встают до рассвета и работают до темноты. В среднем они зарабатывают по десять-пятнадцать терциев в день, причем из этой суммы вычитается стоимость их проживания и пропитания, а также мелкие случайные расходы. Бригадир обязан обеспечивать их безопасность и предоставлять им необходимые удобства, получая за это десять терциев в день. Кроме того, ему полагаются премиальные в размере одного терция за каждую чешуйку, добытую Еллегом и Мальзером, независимо от ее разновидности. Пока Еллег и Мальзер греются у печки или пьют чай, бригадир может сам нырять в грязь».

«Нырять в грязь?» – Кугель не совсем понимал, о чем говорил Вимиш.

«Именно так. В грязь, заполняющую кратер, образовавшийся при падении Скорогроха в болото. Это трудная работа, нырять приходится глубоко. Недавно… – тут Вимиш залпом допил все, что оставалось у него в бокале. – Недавно я нащупал целую гроздь чешуек высокого качества – и среди них множество так называемых чешуек „особых“ разновидностей. На следующей неделе мне снова невероятно повезло. В результате я смог полностью рассчитаться с мастером Тванго, и в ту же минуту решил больше у него не работать».

Ужин внезапно показался Кугелю безвкусным: «А раньше сколько вы зарабатывали?»

«Иногда примерно столько же, сколько Еллег и Мальзер, но обычно меньше».

Кугель поднял глаза к потолку: «Получая по десять терциев в день и ежедневно прибавляя к задолженности по сто терциев, какой смысл здесь трудиться?»

«Естественный вопрос. Прежде всего, грязелаз отучается от излишней разборчивости в еде. Кроме того, когда человек ежедневно устает до изнеможения, он спит без задних ног, не замечая недостатки убранства своей спальни».

«Но я – бригадир, я внесу изменения!» – снова заявил Кугель, на этот раз без особой уверенности.

Вимиш, уже несколько охмелевший, поднял длинный белый указательный палец: «Тем не менее, не забывайте о возможностях! Они существуют, уверяю вас, и в самых неожиданных местах!» Наклонившись к Кугелю, Вимиш усмехнулся и сделал таинственную гримасу.

«Говорите! – подыграл ему Кугель. – Я вас слушаю!»

Отрыгнув, проглотив еще полбокала вина и обернувшись через плечо, Вимиш сказал: «Невозможно недооценивть тот факт, что, когда имеешь дело с такими проходимцами, как Тванго, полезны самые утонченные навыки».

«Ваши замечания очень любопытны, – кивнул Кугель. – Могу ли я налить вам еще вина?»

«Не откажусь! – Вимиш с наслаждением сделал несколько глотков, после чего снова наклонился к собеседнику. – Хотите знать, в чем заключается самая забавная шутка?»

«Конечно, хочу».

Вимиш доверительно прошептал: «Тванго решил, что я выжил из ума!» Откинувшись на спинку стула, Вимиш расплылся в беззубой ухмылке.

Кугель ждал, но шутка Вимиша, по-видимому, заключалась в его последнем замечании. Кугель вежливо рассмеялся: «Какая нелепость!»

«Не правда ли? Несмотря на то, что мне удалось расплатиться по счетам самым изобретательным способом! Завтра я покидаю Флютик – и проведу несколько лет, разъезжая по модным курортам. И тогда пусть Тванго хорошенько задумается о том, что из нас выжил из ума – я или он!»

«Не сомневаюсь, что он сделает правильный вывод. По сути дела, мне все ясно – за исключением того, в чем именно заключается упомянутый вами изобретательный способ».

Облизывая губы, Вимиш поморщился – тщеславие и пьяная отвага боролись в нем с последними остатками предусмотрительности. Он открыл рот, чтобы что-то сказать… Но прозвучал гонг – кто-то резко дернул за цепь у входной двери.

Вимиш начал было подниматься, но с беззаботным смехом снова опустился на стул: «Теперь это ваша обязанность, Кугель: принимать припозднившихся посетителей. Не говоря уже о тех, кто приходит ни свет ни заря».

«Я – бригадир, а не мальчишка на побегушках», – возразил Кугель.

«Мечты, мечты! – вздохнул Вимиш. – Прежде всего вам придется иметь дело с Гарком и Гукиным, а они настаивают на неукоснительном соблюдении правил».

«В моем присутствии они научатся ходить на цыпочках!»

На стол легла тень бугорчатой головы и залихватской кепки с длинным козырьком: «Кто научится ходить на цыпочках?»

Подняв глаза, Кугель обнаружил Гукина, пригнувшегося на краю полки и с подозрением смотревшего вниз.

Снова прозвучал гонг. «Вставай, Кугель! – пропищал Гукин. – Иди, открывай дверь! Вимиш объяснит тебе, как это делается».

«Я – бригадир! – заявил Кугель. – С этих пор обязанности привратника будешь выполнять ты. Пошевеливайся!»

В ответ Гукин выхватил небольшую плеть-треххвостку, на конце каждого ремешка которой красовалось желтое жало.

Кугель ударил в полку снизу с такой силой, что Гукин кувыркнулся в воздухе и свалился плашмя в блюдо сыров ассорти, выставленное на прилавок серванта. Кугель подобрал плетку и замахнулся: «А теперь ты готов выполнять свои обязанности? Или мне придется задать тебе хорошую трепку, а потом засунуть, вместе с твоей пошлой кепкой, в горшок с требухой?»

В трапезную забежал Тванго с выпучившим глаза Гарком на плече: «Что за безобразие? Что тут происходит? Гукин, почему ты валяешься в сыре?»

Кугель объяснил: «Так как я – бригадир, ко мне следует обращаться надлежащим образом. Обстоятельства таковы: я приказал Гукину пойти и отворить дверь. Он повел себя с непростительной наглостью, и я как раз собирался его выпороть».

Лицо Тванго порозовело от раздражения: «Кугель, это против правил! До сих пор именно бригадир выполнял обязанности привратника».

«Значит, отныне вступают в силу новые правила! Бригадир освобождается от выполнения лакейских обязанностей. Кроме того, его оклад увеличивается втрое, и с него не взимается плата за ночлег и пропитание».

Снова прозвенел гонг. Тванго выругался себе под нос: «Вимиш! Сходи, спроси – кто там пришел? Вимиш? Куда ты делся?»

Но старый Вимиш уже удалился из трапезной.

Кугель строго приказал: «Гарк! Сейчас же отвечай на звонок!»

Гарк злобно зашипел и не подумал выполнять команду. Кугель указал ему на дверь: «Гарк, ты уволен за неповиновение руководству! То же относится к тебе, Гукин. Немедленно убирайтесь отсюда, оба! Возвращайтесь в родное болото, и чтобы я вас больше не видел!»

Гукин, успевший занять место на другом плече Тванго, тоже вызывающе шипел.

Кугель обратился к Тванго: «Если мои полномочия не будут подтверждены, боюсь, мне придется отказаться от предложенной вами должности».

Тванго всплеснул руками: «Довольно глупостей! Пока мы тут стоим, кто-то без конца звонит у входа!» Он поспешил открывать дверь; Гарк и Гукин свалились на пол и поскакали за ним.

Кугель тоже направился ко входу – но с достоинством, не торопясь. Тванго распахнул дверь и впустил коренастого человека средних лет, в коричневом плаще с капюшоном. За ним вошли еще двое, в таких же плащах.

Тванго приветствовал посетителя с уважением, но как старого знакомого: «Мастер Сольдинк! Уже стемнело! Что заставило вас пуститься в путь так поздно?»

«Важные, срочные новости – нельзя было ждать ни минуты», – мрачно ответил Сольдинк.

Потрясенный Тванго отступил на шаг: «Как? Меркантидес умер?»

«Нет, трагедия заключается в обмане и воровстве!»

«Что украли? – нетерпеливо спросил Тванго. – Кого обманули?»

«Фактически дело вот в чем. Четыре дня тому назад, точно в полдень, я прибыл сюда с бронированным фургоном в сопровождении понятых, Ринца и Джорнулка. Оба они, как вам известно – старейшины, известные своей неподкупностью».

«Никто никогда не подвергал сомнению их репутацию – в том числе я. Но почему вы об этом упомянули?»

«Терпение, терпение! Я все объясню».

«Продолжайте! Кугель! Вы – человек, видавший виды. Послушайте и составьте свое мнение. К вашему сведению, это мастер Сольдинк из экспедиторской фирмы „Сольдинк и Меркантидес“».

Кугель приблизился на шаг, а Сольдинк приступил к дальнейшим разъяснениям.

«Я зашел в ваш рабочий кабинет вместе с Ринцем и Джорнулком. Там, в нашем присутствии, вы отсчитали шестьсот восемьдесят чешуек Скорогроха, и мы упаковали их в четыре ящика».

«Верно. В эту партию входили четыреста „обыкновенных“ чешуек, двести „особых“ и восемьдесят „особых высшей категории“, то есть уникального качества».

«Вот именно. Вместе, в присутствии Вимиша, мы закрыли ящики наглухо, обвязали их лентами, наложили пломбы и закрепили маркировочные таблички. Предлагаю вызвать Вимиша, чтобы он, как человек исключительно опытный, пролил свет на таинственные обстоятельства этого дела».

«Гарк! Гукин! Будьте добры, позовите Вимиша. И все же, мастер Сольдинк, вы еще не объяснили, в чем, собственно, заключается проблема!»

«Объясню сию минуту. Итак, в вашем и в моем присутствии, а также в присутствии Вимиша, Ринца и Джорнулка, драгоценные чешуйки упаковали в ящики – как всегда, непосредственно у вас в кабинете. Затем Вимиш, под нашим наблюдением, разместил ящики на тележке – насколько я помню, мы еще похвалили его за то, как он украсил и оснастил тележку, предотвратив всякую возможность падения ящиков. После этого мы с Ринцем прошли вперед, а вы с Джорнулком замыкали шествие, пока Вимиш осторожно катил тележку с ящиками по коридору. По пути он остановился только один раз, чтобы поправить башмак – при этом он что-то заметил по поводу необычно прохладной и промозглой погоды».

«Да-да, я хорошо это помню. И что дальше?»

«Вимиш подкатил тележку к бронированному фургону, и ящики переместили в установленный в фургоне сейф, который я немедленно закрыл на замок. Я выписал вам квитанцию, подтверждающую получение груза, каковую подписали также понятые, Ринц и Джорнулк; в качестве свидетеля с вашей стороны ее подписал Вимиш. Наконец, я уплатил вам условленную сумму, а вы вручили мне расписку о ее получении. Мы доставили фургон, нигде не останавливаясь по пути, в Саскервой; там, с соблюдением всех формальностей, ящики были перемещены в бронированную камеру хранения, где они ожидали отправки в далекую Альмерию».

«И что же?»

«Сегодня Меркантидес решил проверить качество товара. Я вскрыл тщательно опечатанный ящик и обнаружил в нем только комки грязи и щебень. После этого, естественно, мы вскрыли и другие ящики. В каждом из них не было ничего, кроме земли и щебня. В этом и состоит проблема. Мы надеемся, что вы или Вимиш поможете нам разобраться в том, чт? произошло – или, если вы не способны предоставить такие разъяснения, вернете выплаченные вам деньги».

«О возвращении денег не может быть и речи. Не могу ничего добавить к вашему изложению фактов. Все происходило именно таким образом. И если бы Вимиш заметил что-нибудь необычное, он, конечно же, сообщил бы мне об этом».

«Тем не менее, его показания могли бы способствовать расследованию. Где он?»

Гарк прискакал в прихожую, возбужденно выпучив глаза, и хрипло объявил: «Вимиш на крыше! И ведет себя чрезвычайно странно!»

Донельзя раздраженный, Тванго воздел руки к потолку: «Он состарился на службе – но неужели он настолько выжил из ума? Ведь он только что вышел на пенсию!»

«Как вы сказали? – воскликнул Сольдинк. – Вышел на пенсию? Очень любопытно!»

«Нас это тоже удивило, во Флютике еще такого не было. Он расплатился с долгами – до последнего терция – и заявил, что уходит на покой».

«Странно! В высшей степени странно! – заметил Сольдинк. – Необходимо, чтобы Вимиш сейчас же спустился с крыши!»

Гарк поскакал вперед, Тванго выбежал в сад. За ними последовали Сольдинк, Ринц, Джорнулк и Кугель.

Уже наступила темная ночь, пространство перед крыльцом озаряли только несколько бледных созвездий. Но отражения внутренних огней усадьбы позволяли различить силуэт Вимиша, разгуливавшего по коньку крыши, с трудом сохраняя равновесие.

Тванго позвал его: «Вимиш! Зачем ты забрался на крышу? Что ты там делаешь? Спускайся сейчас же!»

Вимиш озирался по сторонам, пытаясь понять, откуда исходит зовущий его голос. Заметив внизу Тванго и Сольдинка, он издал дикий вопль, полный вызова и какого-то задорного веселья.

«Как следует понимать его реакцию?» – спросил Сольдинк.

Тванго снова закричал: «Вимиш, пропало множество чешуек! Мы хотели бы задать тебе пару вопросов».

«Спрашивайте! Спрашивайте, сколько угодно – спрашивайте хоть всю ночь! Но я останусь здесь и никуда не спущусь. Мне нравится гулять по крыше. По сути дела, я не хочу, чтобы меня беспокоили».

«А, но Вимиш! Нам нужно тебя расспросить. Для этого тебе придется спуститься. Не заставляй нас ждать!»

«Я с вами рассчитался! И теперь делаю, что хочу!»

Тванго сжал кулаки: «Мастер Сольдинк в замешательстве, он беспокоится! Пропавшие чешуйки незаменимы!»

«Я тоже незаменим, и вы в этом убедитесь!» – Вимиш снова издал странный хохочущий вопль.

«Вимиш явно спятил», – мрачно заметил Сольдинк.

«Работа составляла весь смысл его жизни, – пытался объяснить ситуацию Тванго. – Он нырнул глубоко в грязь и нашел целое скопление чешуек, после чего расплатился по счетам. И с тех пор он ведет себя очень странно».

«Когда он нашел скопление чешуек?» – поинтересовался Сольдинк.

«Всего лишь два дня тому назад». И Тванго снова повысил голос: «Вимиш! Сейчас же прекрати безобразничать и спускайся! Нам нужна твоя помощь!»

«Вимиш нашел залежь чешуек после того, как мы приняли последнюю партию товара?» – спросил Сольдинк.

«Совершенно верно. По сути дела, на следующий день».

«Любопытное совпадение».

Тванго уставился на экспедитора, ничего не понимая: «Надеюсь, вы не подозреваете Вимиша?»

«Фактические обстоятельства делают такое подозрение вполне обоснованным».

Тванго резко повернулся: «Гарк, Гукин, Кугель! Заберитесь на крышу, быстро! И помогите Вимишу спуститься!»

Кугель высокомерно возразил: «Гарк и Гукин – мои подчиненные. Сообщите мне о своих пожеланиях, и я дам соответствующие указания».

«Кугель, ваши манеры невыносимы! Я смещаю вас с должности бригадира, здесь и сейчас! А теперь забирайтесь на крышу! И приведите ко мне Вимиша – не задерживайтесь!»

«Я боюсь высоты, – буркнул Кугель. – Мне придется уволиться».

«Никто не уволится, пока не выплатит задолженность. Причем в сумму вашей задолженности входит стоимость сыров, на которые по вашей вине шлепнулся Гукин».

Кугель начал протестовать, но Тванго сосредоточил внимание на крыше и отказывался его слушать.

Вимиш прогуливался взад и вперед по коньку. У него за спиной появились Гарк и Гукин. Тванго закричал: «Вимиш, внимание! Гарк и Гукин помогут тебе спуститься!»

Вимиш опять истерически расхохотался, разбежался и бросился головой вниз на мостовую перед крыльцом. Гарк и Гукин опасливо подобрались к краю крыши и смотрели выпученными глазами на распластавшуюся внизу фигуру.

Наскоро проверив, бьется ли пульс старика, Тванго повернулся к Сольдинку: «Боюсь, что он мертв».

«И где же пропавшие чешуйки?»

«Вам придется заниматься поисками в Саскервое, – сказал Тванго. – Хищение не могло иметь места во Флютике».

«Я в этом не уверен, – возразил Сольдинк. – Подозреваю, что товар похитили именно здесь».

«Вас вводят в заблуждение случайные совпадения, – настаивал Тванго. – Здесь холодно, давайте вернемся в особняк. Кугель, перетащите тело в сарай садовника на заднем дворе. Могила Вимиша уже вырыта; утром вы сможете его похоронить».

«Вы забыли, что я уволился, – напомнил Кугель. – Если вы не предложите гораздо более приемлемые условия трудоустройства, я больше не работаю во Флютике».

Тванго топнул ногой: «Почему именно тогда, когда нас постигла беда, вы пристаете со своими глупостями? Больше не могу тратить на вас время! Гарк, Гукин! Кугель уклоняется от выполнения обязанностей!»

Гарк и Гукин подобрались поближе к Кугелю. Гукин захлестнул веревкой лодыжки Кугеля и затянул их петлей, в то время как Гарк набросил Кугелю на голову сеть. Кугель тяжело упал на землю, после чего Гарк и Гукин принялись избивать его короткими кольями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9