Джек Марс.

Все средства хороши



скачать книгу бесплатно

– Точнее пытали, – ответил Стоун.

– Не сильно отличается о того, что вы двое натворили.

– Сильно, – сказал Люк. – Мы ломали человеку пальцы, чтобы получить пароль от компьютера, где была точная информация.

– Есть три возможных цели, – продолжил Бегли. – Выбор зависит лишь от самих террористов, а также от условий на месте нападения. Первая цель – подземный ресторан на Гранд-Сентрал-Терминале во время ланча. Там всегда не протолкнешься. Мы считаем это наиболее вероятным сценарием и расставили людей со счетчиками Гейгера на всех входах в вокзал.

Люк покачал головой:

– Не стоит доверять этому. Они пытают людей утапливанием в Египте. Вы знаете это. Они сажают бедняг на электрические стулья. Они подвешивают их за запястья и сажают на раскаленное железо. Так они расскажут что угодно, лишь бы остановить пытку.

Бегли продолжил, игнорируя его:

– Вторая наиболее вероятная цель – это поезд из Хобокен в Манхэттен. Это направление вечно переполнено и железная дорога проходит над рекой Гудзон. Тут мы поступили аналогичным образом, расставив счетчики Гейгера на всех остановках по обеим сторонам реки. Третья цель заключается в том, чтобы устроить ДТП в туннеле Мидтаун и установить бомбу после отъезда полиции. Мы проверяем все машины по обеим сторонам туннеля, но это самая маловероятная цель. Действительно, существует слишком много сложных моментов в этой игре, чтобы успешно произвести террор. Понимаешь, о чем я, Стоун? У нас все под контролем.

– Ты ошибаешься, Бегли. Нельзя доверять данным, полученным от пыток.

– Нет, это ты не прав. Знаешь, почему я рассказал тебе про цели? Чтобы ты понял насколько был не прав. Ты преследовал каких-то призраков. Ты не в курсе дела и временно отстранен от должности. Так что иди домой и дай взрослым поработать, ок?

Бегли повернулся к тем двоим, которые пришли с ним:

– Я хочу, чтобы вы выпроводили этого человека и того, который стоит у окна, из здания. Дайте им три минуты, чтобы собрать свои вещи и покинуть здание.

Бегли вышел, оставив всех в тишине.

Люк стоял посреди комнате, глядя на двоих мужчин, которые будут сопровождать его. Они смотрели на него без участия. Люк огляделся, все наблюдали за ним.

Глава 19

8:19

Ист-Сайд, Манхэттен

– Думаю, мы больше не важные птицы, – сказал Эд Ньюсэм.

Черный внедорожник припарковался за бетонированным забором вертолетной площадки на 34-й улице, куда они прибыли приблизительно пять часов назад. Рядом, на магистрали ФДР, уже вовсю гудел утренний поток машин. Транспорт еще не прибыл, поэтому они сидели в задней части машины и ждали. Они увидели, как приближается большой белый вертолет Сикорского, пролетая над той же рекой.

Он приземлился и из него вышла группа возмущающихся молодых людей. Один парень был в черных обтягивающих джинсах и без рубашки. Его волосы были окрашены в синий цвет и украшены шипами, а тощий торс весь покрыт татуировками. Еще один, такой же худой, был одет в синий электро-костюм с соответствующим головным убором.

Три женщины были одеты, как проститутки двадцать лет назад, в мини-юбки, мини-топы и на пятисантиметровых каблуках. Все они то спотыкались, то смеялись, вытаскивая вещи. Казалось, они были пьяны.

Двое огромных мужчин постарше, один белый, второй афроамериканец, оба полностью лысые, шли за молодежью. Как и следовало предполагать, они были одеты в черные футболки и синие джинсы.

Компания забралась в белый лимузин и уже через несколько секунд машина влилась в поток и исчезла из виду. Вертолет тут же улетел. Он приземлился, высадил их и снова взлетел.

– Ты беспокоишься? – спросил Люк.

Ньюсэм, как обычно, откинулся на сиденье автомобиля:

– По поводу?

Люк пожал плечами:

– Я не знаю. Ты потерял работу.

Эд улыбнулся:

– Не думаю, что они уволят меня. Это политика, парень. Кто-то выше встал на защиту Али Нассара, вот и все. Слушай, мы взяли правильный след и оба знаем об этом. Не дай Бог “грязная” бомба взорвется сегодня, и полетят головы, но уже не наши. Парочка человек на Ближнем Востоке погибнет якобы от авиаударов. Али Нассар будет спокойно покуривать на какой-нибудь аллее в Каракасе. И ничто из этого не попадет в газеты. Мы получим бонусы за то, что будем хранить молчание. Мы никогда не поймем этого, в основном потому, что это не имеет никакого смысла. А человек, который дергал за ниточки, продолжит в том же духе.

Люк хмыкнул. Циничные разговоры не редко встречались в их профессии. Но Люк, как правило, не принимал в них участие. Он всегда старался относиться к ним спокойно. Были хорошие парни, были и плохие. Подобный взгляд на мир служил защитным покрывалом, в которое он заворачивался целиком. Стоило признать, что сегодня утром была просто тренировка.

– А если бомба не взорвется?

Эд расплылся в улыбке:

– Думаю, они скажут, что мы обработали человека, который просто пытался сделать этот мир лучше. И что? Видел этих детишек, прибывших минуту назад? Рок-звезды или телеведущие, кто их знает. Мои малыши, скорее всего, даже узнали бы их. А тех громил-охранников, прилетевших с ними? Я какое-то время работал телохранителем, когда только вернулся в США. Время тянется ужасно, потому что они живут, как оборотни. Они выбираются только по ночам. Но там неплохо платят. Если бы понадобилось, я поработал бы еще. Такой нержавеющий человек, как я, имеет море возможностей в этом мире.

Телефон Люка зазвонил. Он взглянул на номер – Бекка.

– Это жена, я отвечу.

– Иди. Я пока вздремну.

– Привет, детка, – сказал Люк, нажав кнопку приема вызова. Он постарался ответить бодрым голосом, больше для ее спокойствия.

– Люк?

– Да, привет.

– Милый, я так рада слышать твой голос, – сказала Ребекка. – Я сильно беспокоилась, но не хотела лишний раз дергать тебя. Я смотрела телевизор. Это же ваше дело? Краденные радиоактивные отходы?

– Да.

– Ну, и как продвигается?

– Меня отстранили минут двадцать назад. На самом деле я уже возвращаюсь.

– Я рада слышать это. Но это хорошо или плохо?

– Думаю, ты назовешь это офисной политикой. Но я и правда не прочь вернуться домой и забыть об этой ночи. Ты что-то хочешь рассказать мне?

– Мы с Ганнером решили взять выходной и провести день вместе. Вчера он так и не смог уснуть, впрочем, как и я. Ты нужен нам здесь, Люк. Мы хотим, чтобы ты оставил эту глупую работу раз и навсегда. Ганнер пропустил в этом году всего четыре дня школы и у меня скопилась целая куча отгулов, так почему бы не взять денек.

– Конечно, – ответил Люк. – Почему бы и нет? Чем вы собираетесь заняться?

– Мы собирались поехать в центр. Я думала зайти в музей авиации и космонавтики, а он, естественно, хочет в музей шпионажа.

Люк улыбнулся:

– Логично.

– Но со всем этим терроризмом я даже и не знаю. Они везде увеличивают охрану, особенно на туристических направлениях. Это пугает. Поэтому я дала ему время еще поспать, пока решаю, чем займемся. Скорее всего, пока мы позавтракаем, пока еще что-то. Но потом что? Пойти в кино? Я сомневаюсь, что террористы решат атаковать кинотеатр в пригороде во время детского сеанса, я права?

Он почти рассмеялся:

– О, да. Не думаю, что они полезли бы во все эти неприятности, если бы их целью было это.

– Может потом сходим на скалодром и пообедаем пирожными.

– День выглядит заманчиво.

– Нам стоит подождать тебя?

– Я бы очень хотел, но я жду вертолет. Я не могу предсказать, когда я попаду домой, да и в любом случае, я уже сутки не спал.

После того, как они разъединились, Люк закрыл глаза и позволил себе немного вздремнуть. Спал ли Эд рядом? Судя по звукам, да. Люк представил свое будущее. Семестр в колледже уже прошел. Он брал несколько дополнительных курсов и они ему вполне понравились. Он мог нарисовать в своем воображении куда больше, к примеру, как он возвращается в университет для получения степени магистра или даже становится профессором. Такой человек, как он, бывший командир 75-го отряда рейнджеров и спецгруппы Дельта Форс, побывавший во многих горячих точках, набравшись опыта, бывший агент ФБР по борьбе с терроризмом, не сгинет в этом мире.

Он также представил предстоящее лето. У них с Беккой был небольшой летний домик на берегу Чесапикского залива. Дом принадлежал ее семье уже несколько поколений. Он находился на утесе в очень живописном местечке с видом на залив. Покосившаяся лестница, прижимаясь к горе, вела прямо к их доку с лодками, где они иногда плавали. Летом Люк, как правило, доставал старую моторную лодку. Ганнер был уже в том возрасте, когда Люк мог его чему-то научить. Может он дал бы ему покататься на водных лыжах, а может посадил бы за штурвал лодки.

Люк замечтался. У него в голове они втроем сидели за столом на заднем дворе летнего домика, пока солнце понемногу исчезало за водой на западе. Это был конец бесконечного дня, когда они катались на лодках и плавали. Они ели жареных мидий, на столе стояла открытая бутылка охлажденного белого вина. Он видел все в ярких деталях. Как они сидели и смеялись… и вдруг вой воздушной сирены нарушил тишину. Она все выла и выла, визг то увеличивался, то уменьшался.

Он открыл глаза, звонил телефон.

– Ты собираешься отвечать? – спросил Эд Ньюсэм. – Или ты хочешь, чтобы это сделал я?

Люк ответил, даже не глядя, кто звонит.

– Стоун, – ответил он.

– Люк, это Труди. Слушай, я знаю, что ты наврал мне. Я знаю, что тебя отстранили. Но об этом в другой раз.

– Ок.

– Мы только что получили новую информацию. Прямо сейчас она находится на стенде в основном помещении. В Мемориальный госпиталь Балтимора сорок минут назад был доставлен мужчина в критическом состоянии. У него острое отравление радиацией и, как минимум, два огнестрельных ранения в спину. Два рыбака нашли его под эстакадой шоссе, проходящего вдоль набережной Балтимора.

– Кто он?

– Его зовут Элдрик Томас. Также известен как ЭТ и Абдула Малик. Это двадцативосьмилетний афроамериканец. Родился и вырос в районе Браунсвилл в Бруклине. Типичный местный, отсидевший несколько сроков за последние десять лет. Разбойное нападение, вооруженное ограбление, незаконное владение оружием. Он уже долгое время как-то уворачивался от тюрьмы.

– Ясно, он был плохим мальчиком, – сказал Люк.

– Ближе к делу. Он дважды был заключен под стражу с Кеном Брайантом. Один раз на пять месяцев на острове Рикерс, второй раз почти на два года в исправительное учреждение Клинтона. Он был связан с той же тюремной бандой, что и Брайант, а точнее с “Черной семейкой гангстеров”. В тюрьме он сменил религию с христианства на ислам и взял себе новое имя – Абдула Малик. После этого у него было три дисциплинарных нарушения в виде драк, когда он пытался обратить в свою веру других заключенных, особенно, если речь шла о распространении джихада в границах США. Одна из драк привела к тому, что он просидел в одиночной камере в течение месяца.

Люк уже заинтересовался. Он посмотрел на Эда, который понял взгляд без слов и выпрямился в кресле, ожидая.

– Теперь самое интересное, – продолжила Труди. – Элдрик Томас и Кен Брайант были друзьями в тюрьме. Они были настолько похожи внешне, что другие заключенные, а также охрана, часто называли их Близнецами. Я рассматриваю их фотографии на мониторе Свона. Они могли быть братьями. По факту, если действительно смотреть издалека, то их легко можно принять за одного человека.

– Что он делал в Балтиморе? – спросил Люк.

– Никто не знает.

– Кто-нибудь уже говорил с ним?

– Нет. Он был без сознания, когда его привезли. Сейчас его оперируют, извлекают пули. Он под местным наркозом.

– Он выживет?

– Они надеются. А так, остается только догадываться.

– Зачем ты рассказываешь мне все это?

Он почувствовал ее улыбку на том конце провода.

– Я подумала, тебе захочется знать.

– Кто наши пилоты? – спросил Люк.

– Рэйчел и Джейкоб, – ответила Труди. – Я специально запросила их для вас.

– Мило с твоей стороны.

– Это так.

Вызов был завершен. Люк посмотрел на воду. Приближался черный Bell, это был их рейс. Его сумка со всем необходимым была прямо под ногами. Он открыл ее и пошарил руками в поисках “Декседрина”. Достав таблетки, он показал Эду бутылку.

– ”Декс”, – сказал Эд. – На какое-то время я подсел на них в Афганистане. Ты в курсе, что если их принимать достаточно долго, они могут убить тебя.

Люк кивнул:

– Я знаю.

Он открыл бутылку и осторожно высыпал две капсулы на ладонь. Половина каждой таблетки была красновато-коричневой, вторая – белой.

– Кажется, у нас есть еще одно попадание, если мы собираемся продолжать. Ты готов нарушить еще несколько правил этим утром?

Эд взял одну из капсул с ладони Люка, сунул ее в рот и проглотил. Затем он взглянул на часы:

– Думаю, да.

Глава 20

Час Икс

Между жизнью и смертью

Он прислушивался к звукам, его будто качало.

Играла музыка, какая-то тихая спокойная классическая мелодия со скрипками и фортепиано. Люди вокруг говорили механическими голосами.

– Щипцы. Скальпель. Отсос. Я сказал отсос! Неужели неясно, что мне нужно?

– Да, доктор.

Затем:

– А он везунчик. Какой-то дюйм влево и ему разорвало бы аорту. Он погиб бы через пару минут.

Элдрика не интересовали врачи и ему было все равно на тело, лежащее на столе. Все они сейчас были где-то за ним и он мельком увидел над чем они так упорно работали. Это напомнило ему сбитую собаку на обочине. Он не видел, что там можно было спасать.

Он повернулся и увидел в соседней комнате за дверью свою бабушку, которая стояла у плиты и помешивала что-то в кастрюле. Аромат был великолепен.

– ЭТ, держи свою задницу на месте.

Он вбежал в комнату. Был день и солнце просачивалось через окна квартиры. Он хотел пойти в парк и поиграть в мяч. Но запаха ужина было достаточно, чтобы заставить его дрожать от нетерпения. Это было счастливое время перед тем, как все перевернулось с ног на голову и пошло не так.

«Хороший мой, ты сделал домашнюю работу?»

«Да, бабуль».

«Ты же не врешь мне?»

Он улыбнулся.

Она повернулась к нему с серьезным лицом: «Ты поступил плохо, не так ли?»

После всего этого, он уже не был ребенком. Он был взрослым человеком, а она стала маленькой старушкой, той, которой была до того, как рак груди убил ее.

Он кивнул: «Да, я оступился».

«Ты можешь исправиться?»

Элдрик покачал головой: «Я не уверен, можно ли еще что-то изменить».

9:30

Медицинский Центр Бейвью имени Джона Хопкинса – Балтимор, Мэриленд

– Вон та парочка идет сюда, – сказал Люк.

Они с Эдом стояли в коридоре больницы, в двадцати ярдах от двери с надписью “АПТЕКА”. Несколько минут назад Люк пытался открыть ее. Дверь была заперта. Впереди двое мужчин в синих накидках и белых больничных одеждах медленно направлялись к ним. Они болтали и смеялись над чем-то.

На каждом углу висели камеры видеонаблюдения, но это уже ничего не решало. Люк собирался действовать быстро. У него итак были проблемы и одна новая ситуации не изменит.

– Извините, парни, – спросил Люк. – Вы врачи?

– Да, – ответил один из них, среднего возраста и в огромных очках. – В чем проблема?

Люк подошел к парню ближе. Вытащив пистолет, он ткнул им в живот, довольно низко, чтобы видеокамеры уследили это. Он дружелюбно положил руку на плечо парню:

– Не говори ни словп, иначе я прикончу тебя.

Эд подошел к другому парню. Люк увидел пистолет и в его руках, когда тот прижал дуло к спине второго врача.

– Мы не собираемся причинять вам боль, если вы сделаете так, как я скажу.

Первый врач, настолько уверенный в себе еще секунду назад, сильно дрожал:

– Я… – начал он, но не смог продолжить.

– Вот и хорошо, – ответил Люк. – Говорить не нужно. Я хочу, чтобы ты открыл дверь аптеки. Это все, что мне нужно. Открой дверь и зайди туда со мной на пару минут.

Второй врач был спокойнее. Он был чуть лысоват, носил очки с толстыми стеклами, более плотный, чем тот, первый:

– Хорошо, если вам нужны наркотики, забирайте. Но здесь везде установлены камеры видеонаблюдения. Вы не успеете уйти.

Люк улыбнулся:

– А нам и не нужно.

Мужчины развернулись и одновременно направились к двери. Второй доктор приложил свою карточку-ключ к ридеру и он загорелся зеленым светом. Люк открыл дверь. В комнате было множество запертых шкафов.

– Что вам нужно? – спросил доктор.

– ”Риталин”, – ответил Люк. – На две инъекции.

– ”Риталин”? – удивился мужчина.

– Да, и сейчас же. У нас не так много времени.

Врач замялся:

– Сэр, вы не получите кайф от “Риталина”. Если у вас дефицит внимания, вы с легкостью можете получить его по рецепту. Не нужно ввязываться в подобные проблемы из-за этого. Есть специальные программы, которые помогут вам. Да и в любом случае, “Риталин” не считается лучшим способом…

Люк потряс головой:

– Мы уже не в школе, Док. Давай предположим, что я знаю, что делаю, а ты нет, хорошо?

Врач пожал плечами:

– Как хочешь.

Он открыл шкафчик, показал Люку бутылки и начал подготавливаться к инъекциям. Пока он занимался этим, Эд разместил на аптечной стойке четыре герметичных пакета. Он открыл ящик стола и достал пару маленьких полотенец, а также несколько кусочков киперной ленты. Он разложил все эти предметы напротив пластиковых пакетов.

Врач завершил подготовку и выпустил немного жидкости из шприцов.

– Отлично, – сказал Люк. – Спасибо. Теперь я хочу, чтобы вы еще кое-что сделали прежде, чем мы покинем вас.

– Хорошо, – ответил врач.

– Снимайте одежду, – сказал Люк. – Оба.

*

Люк и Эд в халатах и медицинских перчатках прошли сквозь толпу полицейских, стоящих за дверью, в палату Элдрика Томаса. Они остановились и надели санитарные маски перед тем, как зайти внутрь.

К двери был прикреплен черно-желтый треугольный знак. “ОПАСНО: ВОЗМОЖНО ОБЛУЧЕНИЕ”.

Под ним была еще табличка с инструкциями:

1. Посещения не более 1 часа в день. Беременным женщинам и лицам, не достигшим 18 лет, вход воспрещен.

2. Посетители должны находиться минимум в 6 футах от пациента.

3. Посетители должны быть в медицинских халатах, бахилах и перчатках. Трогать какие-либо предметы в палате запрещено.

4. Посетителям запрещается курить, принимать пищу или питье в палате пациента.

Полицейский коснулся плеча Люка:

– Когда он придет в сознание?

Люк сделал серьезное выражение лица, играя роль врача:

– Вы имеете в виду, если он очнется. Мы делаем все, что можем. Вам, ребята, остается лишь ждать.

Они зашли внутрь. Томас спал на больничной койке. На лице и шее то тут, то там красовались глубокие темно-красные кровавые подтеки. Его запястья и лодыжки были привязаны пластиковыми стяжками к металлическому каркасу кровати. Множество машин контролировало его состояние. Двое копов в санитарных масках и перчатках стояли в углу настолько далеко, насколько позволяло помещение.

– Парни, можете оставить нас с пациентом на несколько минут? – попросил Эд.

– Нам не разрешено покидать палату, – ответил один из копов.

Эд произнес волшебные слова, для которых потребовалась бы куча бюрократической чепухи, не будь пациент заражен радиоактивными веществами:

– Прошу прощения, но ваше присутствие противоречит оказанию медицинской помощи, – он улыбнулся. – В любом случае, парень привязан к кровати и никуда не убежит. Дайте нам лишь минутку, ок?

Копы покинули палату, казалось, они были даже рады этой возможности.

Люк подошел прямо к Томасу. Он снял крышку со шприца, взял левую руку Элдрика, нашел толстую вену на сгибе локтя и ввел инъекцию.

– ”Риталин”? – хмыкнул Эд.

Люк пожал плечами:

– Он выводит людей из местного наркоза. Не могу сказать, что это одобрено Минздравом, но главное, помогает.

Он отступил:

– Должно подействовать быстро.

Прошла минута, затем две. Еще через полминуты Люк увидел, что веки Элдрика слегка встрепенулись.

– Элдрик, – позвал он. – Просыпайся.

Глаза парня медленно открылись. Он моргнул. Пациент выглядел очень уставшим. На вид ему было лет сто.

– Грудь болит, – произнес он голосом, слегка превышавшим шепот. Он медленно оглянулся, не двигая головой. – Где я?

Люк покачал головой:

– Не важно, где ты. Прошлой ночью ты был в Нью-Йорке. Ты украл радиоактивные материалы из Медицинского Центра. Ты работал с Кеном Брайантом и Ибрагимом Абдурахманом. Они оба убиты, как и те два охранника.

Воспоминания мелькнули на его лице. Он едва мог двигаться. Он выглядел настолько слабым, что, казалось, может умереть в любую минуту. Но взгляд был довольно тверд:

– Копы?

Люк кивнул:

– Мы хотим знать, где и когда будет взорвана бомба.

Элдрик Томас посмотрел на Эда, взглядом указав на Люка:

– Слушай, брат. Выпроводи эту белую свинью отсюда.

Он медленно закрыл глаза, затем снова открыл их:

– Тогда я расскажу все, что знаю.

*

Люк ожидал в холле в пятидесяти ярдах от копов. Эд вышел достаточно быстро и сразу направился к нему.

– Давай, парень, уходим.

Люк шел быстро, не отставая от темпа Эда:

– Что произошло?

– Думаю, у него сердечный приступ, – ответил Эд. – Возможно, доза “Риталина” была слишком велика, не знаю. Я вызвал медперсонал перед тем, как ушел.

– Он сказал что-нибудь?

– Да, успел.

– И что же?

– Не знаю, стоит ли верить в это.

Люк остановился и Эд тоже.

– Нам нельзя останавливаться, – сказал Эд.

Люк покачал головой:

– Какова цель?

Над их головами раздался сигнал тревоги. Механический, спокойный женский голос произнес: “Код синий, код синий, третий этаж, палата 318, третий этаж, палата 318, код синий…”. Врачи и медицинский персонал бежали мимо них, задевая плечами.

– Это все же приурочено к началу Рамадана в Иране. 20:24 там, то есть 10:54 здесь, – он посмотрел на часы. – Чуть больше часа с этого момента.

– Где же? – уже требовал Люк.

Эд мрачно уставился назад. Первый раз в жизни Люк видел отчаяние на его лице.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное