Джек Марс.

Все средства хороши



скачать книгу бесплатно

Аплодисменты были настолько громкими, что Райану пришлось остановиться. Не было смысла продолжать, его никто бы не услышал.

Он подождал. Шум медленно утих. Райан посмотрел прямо на Дэллинджера.

– Мы отомстим за наши потери, – продолжил он. – Мы будем мстить за наших близких. И мы не остановимся до тех пор, пока силы Ирана не будут подавлены на столько, чтобы больше никогда не смогли угрожать миру. Мы не остановимся пока не достигнем момента, что они не смогут прокормить и одеть своих людей без нашей помощи. В конце концов, наступит время для скорби, время для воспоминаний. Но не сейчас. Сейчас время для мести!

Снова раздались аплодисменты и в это же время завибрировал личный телефон Дэллиджера. Он достал его и взглянул на экран. Он получил смс, которые редко приходили ему. Он открыл сообщение.

“Меня зовут Люк Стоун. Я знаю как погиб президент. Нам нужно встретиться”.

Глава 39

22:47

Мемориальный госпиталь Дэвиса – Бетесда, Мэриленд

Трое вошли в его палату, словно тени.

Они передвигались очень тихо, практически беззвучно, предварительно выключив свет в коридоре. Именно поэтому, когда они приоткрыли дверь к Эду Ньюсэму, освещение ни капли не изменилось.

Но это не имело большой разницы. Эд не спал. Не в такое время. Ему прописали морфин – мощное болеутоляющее, которое было способно помочь при его ранениях и переломах. Вот только от лекарств он уснул бы. Эд чувствовал боль, она была слишком сильной, чтобы не заметить ее. Он не отказался от морфина, когда его принесли, но, как только медсестра покинула палату, он выплюнул его под матрас.

Он мог бы просто отказаться, но он хотел, чтобы в его медицинской карте появилась эта запись. Где-то в глубине души он ожидал подобный визит. Такие люди сначала проверят его медкнижку, перед тем, как навестить, и убедятся, что Эд обессилен, накачан обезбаливающими, в общем, на заслуженном отдыхе.

Он глубоко вздохнул, словно спал уже не первый час. Глаза были чуть приоткрыты. Многие люди спали подобным образом. Руки находились под одеялом. В одной из них он держал Beretta M9 с полным магазином. Палец был на курке.

Мужчины в темных пуловерах, черных брюках и таких же капюшонах, которые закрывали все, кроме глаз, подошли к кровати. Можно было с уверенностью сказать, что это не врачи. Двое из них подошли справа, третий слева. Один из них достал шприц. В полумраке Эд наблюдал, как он снимает колпачок и набирает жидкость, затем немного сливает. Он посмотрел на двух других и кивнул.

Те двое двигались шустро, но Эд был еще быстрее. Они метнулись к кровати, пытаясь закрепить его руки. В этот момент он вытащил пистолет и ткнул им в лицо человеку справа, еще до того, как тот успел сообразить, что происходит. Дуло было в дюйме ото лба нападающего.

БАМ!

В таком маленьком помещении выстрел был просто оглушительным. От вспышки у Эда перед глазами появились искры. Голова человека треснула пополам, кровь, кости и мозги разлетелись по комнате.

Он упал на железный каркас больничной койки. Эд пистолетом столкнул труп на пол.

Он снова взмахнул оружием и направил его прямо в грудь парня со шприцом. Тот высоко поднял руки, широко раскрыв глаза. Шприц все еще находился в правой руке.

БАМ!

Дуло пистолета находилось всего в футе от бедняги. Выстрел вырвал его сердце и часть легких, которые вышли через отверстие в спине. Он упал на пол, словно под ним резко открылся люк.

Третий парень попятился к другой стороне комнаты. Он был настолько шокирован, что даже не попытался побежать к двери. Возможно, у него даже получилось бы, если бы он рискнул. Но сейчас он забился в угол в десяти футах от Эда, который направил пистолет прямо на него. Парень взглянул на окно. Эд вспомнил, что они находятся на восьмом этаже без какой-либо пожарной лестницы. Ну, что же, удачи.

– Хорошая пушка, да? – спросил он. – Я называю ее Алисой. Ты хочешь что-то спросить?

Парень поднял руки:

– Эй, я думаю, ты совершаешь большую ошибку.

– Нет, маленький ублюдок, это ты совершил ошибку. Ты хотел убить меня? Не стоило приходить сюда в попытке инсценировать передозировку лекарств. Если ты хотел убить меня, надо было прийти и убить. Сразу, – он покачал головой и понизил голос. – В противном случае, ты видишь результат.

Где-то в больнице раздался сигнал тревоги. Через минуту здесь будет служба безопасности.

– Кто ты? – спросил Эд.

Мужчина в маске улыбнулся:

– Ты знаешь, что я никогда не отвечу на этот вопрос.

Эд был профессиональным стрелком. Это еще один из его навыков, которые он старался поддерживать. С расстояния в десять футов он мог попасть в любую цель. Он переместил пистолет и выстрелил в правую ногу, чуть выше колена.

БУМ!

Эд прекрасно понимал, что сделал этим выстрелом. Он раздробил парню большую кость, разорвал ее на части.

Врачи сообщили Эду, что правая часть его таза была повреждена, судя по всему, пулей, которая срекошетила и, к моменту попадания в него, уже потеряла большую часть энергии. Лечением был назначен постельный режим, обезболивающие и физическая терапия. Какое-то время ему предстояло использовать ходунки, а затем костыли. Через восемь недель он все еще может ощущать некоторую болезненность, но уже будет как новенький. А через полгода даже и не вспомнит, что лежал в больнице.

Человек, корчившийся сейчас от боли на полу, вряд ли будет теперь нормально ходить, если Эд вообще позволит ему жить.

Ньюсэм откинул поручни кровати. Возле стула находились больничные ходунки с колесиками и половиной теннисного мяча на каждой ручке. Он подтянул их совсем близко и с трудом встал, опираясь на край кровати и стиснув зубы от боли. Боже, если в старости его ожидает это, он не хотел бы до нее дожить.

Он посмотрел на парня, развалившегося на полу в углу. Эд воспользовался ходунками, чтобы осторожно обойти два трупа и не подскользнуться в их крови, которая растеклась по полированному полу. Он направился к раненому.

– У нас мало времени, – сказал Ньюсэм, обращаясь к парню. – Давай проверим, удастся ли мне выбить из тебя имя за минуту.

Глава 40

23:05

Округ Фэрфакс, Виргиния – пригород Вашингтона

Люк дремал, когда зазвонил телефон. Он очнулся, лежа на диване. Ожидая звонка Дэвида Дэллиджера, он выпил еще стаканчик виски, а затем уснул. Должно быть, это как раз был Дэвид.

Он принял звонок:

– Алло.

– Люк? Это Эд Ньюсэм. Я не разбудил тебя?

Люк был слегка дезориентирован:

– Нет, а сколько времени? Нет, ты не разбудил меня, Эд. Как у тебя дела? Я собираюсь навестить тебя завтра и привезти цветов. Хочешь захвачу сендвичей, настоящих, а не эту больничную бурду?

– Не стоит, – ответил Эд. – С утра я уезжаю отсюда. Слушай, у нас снова проблемы. Только что меня пытались убить трое.

Люк сел:

– Что? Где ты?

– Я все еще в больнице. Здесь сейчас около десятка копов. Они собираются перевести меня в другую палату и установить охрану возле двери.

– А где убийцы?

Возникла небольшая пауза:

– В общем, им не удалось и они валяются тут на полу. Я пытался узнать личность одного из них, но он был не особо разговорчив. Мне ничего не оставалось. Оказывается, они убили медсестру на посту. И они были в масках. Думаю, это означает, что они не собирались возвращаться, чтобы вписать свои имена в список посетителей. Невидимки, одним словом. Призраки.

Люк запустил руку в волосы:

– Ты всех убил?

– Да, всех.

Повисла тишина.

– Люк, ты должен быть внимательным. Поэтому я и звоню. Эта ситуация с президентом… все это неправильно. Эти парни точно не иранцы, они больше похоже на подростков серферов из Сан-Диего. Раз они попытались достать меня, то, скорее всего, придут и за тобой.

Люк выключил телевизор, затем наклонился к краю стола и выключил свет. Он пригнулся и побежал на кухню, чтобы погасить свет и там. Не считая слабого оранжевого свечения выключателей и светодиодов от стереосистемы в гостиной, на первом этаже теперь было абсолютно темно. Люк прокрался на кухню.

– Люк, ты еще здесь?

– Да, я на связи.

– Что ты делаешь?

– Ничего, дружище, все в порядке.

Люк взялся за угол синего кухонного коврика и свернул его. Под ним располагался подвальный люк, врезанный в деревянный пол. Он прижал телефон к плечу и достал связку ключей. На дверце было множество маленьких встроенных замков по обеим сторонам. Он нашел серебристые ключи к каждому из них и отпер дверь.

– Ты собираешься разговаривать со мной?

– Я подготавливаюсь к возможному визиту, Эд. Нам пора разъединяться.

– Хорошая идея. Удачи, брат.

– Спасибо за наводку.

Люк положил телефон на пол, открыл дверцу и вытащил длинный металлический ящик. Еще один сундучок. Люк установил довольно много подобных сейфов по дому. Он по памяти набрал код и открыл ящик, который по размеру был одним из самых больших.

Винтовка М16, помповое ружье Ремингтон 870, пара пистолетов, охотничий нож, три гранаты, различные коробки с патронами и магазинами. Он провел рукой по гранатам. Люк очень постарается не взорвать свой дом. Слегка дрожащими руками, возможно от страха, но, скорее всего, просто от голода, он начал заряжать оружие.

Снова зазвонил телефон. В этот раз он посмотрел на определитель, номер не высвечивался. Люк вздохнул. Это мог быть кто угодно. Он ответил, надеясь, что это Дэвид Дэллиджер или какой-нибудь ночной агент по продажам.

– Люк? Это Дон Моррис.

Люк вжимал девятимиллиметровые пули в пустой магазин, пальцы двигались быстро и автоматически. Пока он делал это, некоторые кусочки головоломки вдруг сложились воедино. Дон что-то знал о происходящем. Естественно. Он и новый президент были приятелями.

– Привет, Дон. Как ты познакомился с бывшим спикером?

– Много лет назад мы вместе были в Цитаделе, Люк. После окончания я ушел в армию, а Билл поступил на юридический.

– Ясно.

– Люк, нам надо поговорить.

– Хорошо, – Люк заполнил магазин и отложил его в сторону. Затем он переключился на следующий. – Но, если ты хочешь поговорить, то давай будем честны друг с другом.

– Справедливо, – ответил Дон.

– Так почему же не начинаешь?

Дон замялся перед тем, как начать:

– Ну… Сейчас, я думаю, вполне понятно, что произошло сегодня.

– Я бы даже сказал кристально чисто, Дон. Это вдруг стало совершенно ясно, когда ты позвонил.

– И это радует, Люк. Это означает, что нам больше не нужно ходить вокруг да около, и мы можем перейти прямо к фактам. Ты такой же закаленный старый солдат, как и я. Ты должен понимать, что иначе было нельзя. Все было сделано на благо Родины, для будущего наших детей и внуков. Мы не можем позволить нашим врагам столкнуть нас с мировой арены. Человек, о котором идет речь, должен был победить без единого выстрела. Как-то так.

Люк закончил заряжать второй магазин и принялся за третий.

– Что происходит теперь?

– Мы настраиваем систему. Назначили нескольких людей на должности и напоминаем всем, кто здесь главный.

– Что дальше? Что произойдет с правительством?

– То же, что и в предыдущий раз. Президент Райан отработает три года. Далее он либо будет баллотироваться вновь, либо нет. Думаю, он станет, но это его решение. Люди выберут нового президента. Ничего не изменилось, Люк. Конституция все еще действует. Все, что мы сделали, это лишь нажали кнопку перезапуска системы.

– Все правительство страны было убито, – сказал Люк.

– Вот мы и исправим это.

– Просто немного переделать, да, Дон? Как когда мы были детьми?

– Именно так, называй это переделыванием, если тебе нравится.

– Как много людей уже погибло из-за этого?

На линии была тишина.

– Дон?

– Люк, я бы сказал процент от процента от процента всего населения. Триста пятьдесят человека из трехста пятидесяти миллионов. Это приблизительно, но, я думаю, вполне точно. С утра мы получим больше информации. Не такая уж и высокая цена, если ты об этом.

Люк присел в темноте. Он натянул ремень кобуры на левое плечо, затем на правое. Он собирался пристегнуть М16 к спине, а гранаты положить в специальные кармашки. Ружье он оставил в руках, чтобы использовать в первую очередь.

Люк взглянул на гостиную. Сейчас эти окна от пола до потолка выглядели довольно глупо. Он, в буквальном смысле, находился в стеклянной коробке. Не было никакой возможности защитить свой дом. Ему предстояло уйти отсюда, скорее всего, под градом выстрелов.

– Люк?

– Я слушаю, Дон.

– У тебя есть ко мне вопросы?

– Конечно, и вот один из них. Зачем ты разбудил меня посреди ночи, чтобы втянуть во все это? Я не выходил на работу полгода.

Дон засмеялся с тем южным акцентом, который тянулся, словно сироп:

– Это было ошибкой с моей стороны. Ты один из лучших оперативников, которых я когда-либо встречал, но я считал, что ты будешь очень медлителен после такого длительного отсутствия. И, в принципе, сначала ты медлил, но быстро наверстал. Я недооценил тебя, вот и все. Предполагалось, что ты дойдешь до иранцев и на этом остановишься.

– То есть, когда взорвался Белый дом, мы могли бы просто обвинить в этом иранцев?

– Да, это могло быть так просто.

– А Бегли? Что насчет него?

Дон снова рассмеялся:

– Рон Бегли не сможет дотянуться до собственной задницы обеими руками.

– То есть, он ничего не знал?

– Боже, конечно же нет.

Теперь Люк чуть не рассмеялся сам, поняв ситуацию. Бедный Рон Бегли защищал права Али Нассара по причинам, которых сам не понимал. Он, скорее всего, считал, что защищает его дипломатическую неприкосновенность. “Если мы не будем уважать ее здесь, они не станут делать этого там”. А может, он просто хотел сломать Люка.

– Зачем ты звонишь мне, Дон?

– Теперь мы добрались до сути, сынок. Был выписан еще один ордер на твой арест. Начальник штаба бывшего президента позвонил из горы Везер перед тем, как погиб. Этим он привлек тебя к данному происшествию. Тебя разыскивают, чтобы допросить. К тому же, то убийство в Балтиморе с утра. Ордер снова в силе. Возникает ощущение, что ты был в сговоре с террористами, что ты привел президента на верную гибель и что та ситуация в Балтиморе, с убийством одного из партнеров, была инсценирована лишь для того, чтобы замести следы. Также мы нашли оффшорный счет, который ведет к тебе. На нем два миллиона долларов.

Люк улыбнулся:

– Могли бы постараться лучше и придумать что-нибудь более оригинальное, чем перевести деньги на мой фейковый счет.

– Думаю, этого достаточно, – ответил Дон.

– А что с Али Нассаром?

– С твоим банкиром? Он умер около часа назад, суицид. Выпрыгнул с балкона своих апартаментов. Пятьдесят этажей, представляешь? Хорошо, что он упал на бетонную перегородку на третьем этаже и никто из прохожих не пострадал.

Люк пожал плечами. Ему не нравился Али Нассар, но, чем бы он ни занимался, он должен был понимать, что это неправильно и что его смерть была не худшим исходом. Если Нассар так и не понял этого, что ж, он был глупее, чем казался.

– Удобно, – произнес Люк. – Убрали еще одну пешку.

– Именно.

– И теперь вы хотите, чтобы я пришел с повинной, я правильно понимаю?

– Мне бы очень этого хотелось, да.

– Но не особо надеешься на это, так?

– Люк…

Со своего места Люк мог видеть большие окна гостиной, выходящие на юг и на запад. Дом стоял на небольшом пригорке, окруженный зеленой травой. Возвышенность придавала лучший обзор. Это было тихое местечко. Большинство местных жителей оставляли машины на подъезде к дому или в гаражах.

На следующем переулке, в сторону юга, нос к носу стояли две немаркированные патрульные машины. Обе были гоночного типа, те, которые государство конфисковало у накродилеров. Окна были затонированы. Было ощущение, что два паука сидели на земле, выжидая. В западной части, в углу окна, он разглядел черный фургон, припаркованный на следующей улице. Это все, что было видно отсюда, но, скорее всего, были и другие.

– Если существует ордер на мой арест, то почему бы просто не прислать сюда копов? – спросил Люк. – Я вижу лишь парочку шпионов.

Дон снова рассмеялся:

– Ах, ну, ордер – это громко сказано. Давай просто предположим, что мы хотели бы, чтобы ты пришел поговорить.

Естественно, полиция никак не была привлечена. Если Люк прийдет туда, они просто избавятся от него. Он пропадет в черной дыре и о нем больше не вспомнят. Этого не будет.

– Будет много крови, Дон. Если вы придете за мной, я обещаю, что вы насчитаете гору трупов вокруг дома. Это означает множество вдов и сирот, так что давай не будем проверять.

Голос Дона утих:

– Люк, я хочу чтобы ты выслушал меня очень внимательно. Это самая важная вещь, какую мне когда-либо приходилось говорить тебе. Ты слушаешь? Слышишь меня?

– Я слушаю, – ответил Люк.

– У них твоя жена и сын.

– Что?

– Все это не касается тебя, Люк, и никогда не касалось. Ты был пешкой, актером в массовке. Если бы ты поехал домой, когда я отстранил тебя, ничего из этого не произошло бы. Но ты не сделал этого и, в результате, Ребекка и Ганнер теперь в опасности. Они в порядке и их не трогали, но ты должен выслушать меня. Если ты бросишь все это, просто остановишься и выйдешь из дома с поднятыми руками, все будет хорошо. Если же ты будешь настаивать на продолжении этой глупости… – он замялся, – я не знаю, что произойдет дальше.

– Дон, что ты несешь?

– Это не твоя игра, Люк, и не моя. Это намного серьезнее.

– Дон, если ты что-то сделаешь с моей семьей…

– Я здесь ни при чем. Ты знаешь, я никогда бы не вмешал твою семью. Я люблю их так, будто это мои родные. Я лишь посыльный в данном случае. Пожалуйста, запомни это.

– Дон…

– Это твой выбор, Люк.

– Дон!

Связь оборвалась.

Глава 41

23:15

Округ Куин-Эннс, Мэриленд – Восточный берег залива Чесапик

Ребекка выпрямилась, лежа в кровати и глядя в темноту. Рядом, на краю стола, зазвонил телефон. Она посмотрела на него. Экран был прекрасно виден и из этого положения. Звонил Люк, но она не могла ответить. Бекка не могла сдвинуться с места. Она знала, что кто-то находился в ее доме.

Она лежала, словно привязанная к месту, сердце бешено колотилось. Ребекка проснулась от того, что кто-то тяжелой поступью спускался вниз по лестнице, пытаясь передвигаться бесшумно. Но это был слишком старый дом и половицы поскрипывали буквально везде. Практически не было ни единого места, где можно было пройти беззвучно.

Звук повторился. Кто-то тяжело ступал по лестнице, пытаясь идти тихо и незаметно. Раздались еще чьи-то шаги через комнату. Как минимум, два человека находились внизу. За окном спальни кто-то ходил по траве. Вокруг дома находилось множество людей.

Внезапно к ней пришло осознание происходящего. Ей понадобилось какое-то время, чтобы понять все, так как она спала, когда раздались первые шаги. Ганнер же тоже был в доме. О, Боже! Ей следовало вывести его. Что она могла сделать? Люк держал все оружие взаперти. Она заставила его сделать это, чтобы Ганнер случайно не наткнулся на него, когда будет один.

Бекка осторожно выскользнула из постели и поставила ноги на пол. Одновременно она сняла ночнушку через голову и надела те же джинсы и рубашку, в которых ходила сегодня днем. В голове начал созревать план действий. Она прокрадется в комнату Ганнера, тихонько его разбудит и откроет окно. Они оба вылезут и тихо пересекут его спальню по крыше. Если их не заметят, они спустятся по водостоку, а затем понесутся на всех парах к ближайшим соседям в четверти мили отсюда. Это и был план.

Она подняла глаза и ахнула. Ганнер сам зашел в комнату, одетый в свою футболку Ходячих Мертвецов и штаны от пижамы.

Он потер глаза:

– Мам, ты ничего не слышала?

В темноте за Ганнером появился очень высокий человек с сильно выпирающим кадыком. Его лицо было каким-то плоским и безэмоциональным. Глаза были лишены жизни. Он улыбнулся ей.

Голос, на удивление, был приятным:

– Привет, миссис Стоун, мы разбудили вас?

Ганнер закричал, напуганный голосом, внезапно раздавшимся сзади. Он бросился к ней и Бекка спрятала сына за спину. В горле встал ком. Дыхание звучало, словно движущийся локомотив. В голову закралась странная мысль.

– Все хорошо, маленькая леди, – произнес человек. – Мы не собираемся причинять вам боль. Во всяком случае, пока.

Она подумала о Люке. Он был настоящим параноиком, наверное, из-за всего того, что он каждый день видел. В дни, когда он еще пропадал на недели из дома, он научил ее защищаться. Но это не было чем-то банальным вроде кикбоксинга или каратэ. Он никогда не учил ее, как ударить или сбить кого-то с ног.

Нет. Тогда он принес домой кучу реалистичных, тяжелых, анатомически правильных пустышек. Люк научил ее, как правильно выдавливать глаза врагу. Он показал ей, как можно откусить человеку нос. Откусить! Именно откусить! То есть глубоко впиться зубами и вырвать нос прямо с лица. Он показал, как можно раздавить, но не выжать яички. Он показал, как засунуть руку прямо в горло. Он объяснил, как защищаться от человека, который намного больше и сильнее, чем ты сам.

Она вспомнила ту солнечную улыбку Люка, когда он говорил об этом: «Если придет время, когда тебе не останется ничего, кроме как драться, тебе придется причинить боль. И немалую. Да даже и не сильную. Тебе придется сделать так, чтобы они уже не смогли ответить тебе тем же или даже больше навредить».

Сможет ли она сделать это? Сможет ли она побороть этого человека? Если бы он угрожал только ей, вряд ли. Но здесь был Ганнер.

Мужчина подошел к ней, очень близко. Он был в сапогах, брюках цвета хаки и футболке. Он прижался к ней всем телом, но не прикасался руками. Его грудь едва дотронулась ее лица. Она ощущала тепло его тела. Он оперся руками на стену позади нее, слегка подтолкнув ее собой.

– Тебе нравится это? – спросил он, глубоко дыша. – Могу сказать, что ты не успеешь соскучиться по мужу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22