Джек Марс.

Все средства хороши



скачать книгу бесплатно

– Что еще? – спросил Дон.

– Как мы уже сказали, сотни тысяч передвигаются по Бруклину, Манхэттену, Уильямсбергу, 59-й улице, улице Джорджа Вашингтона и по мостам 138-й улицы, ведущих из Манхэттена. Такое ощущение, что снова наступило одиннадцатое сентября. Большая часть населения спокойна, но страшно даже представить, что будет, если нападение повторится здесь.

– Есть информация по этому фургону из прачечной? – поинтересовался Люк. Мы не знаем, какие радиоактивные элементы были использованы при нападении на Белый дом. Пока мы не найдем этот фургончик, существует угроза повторной атаки.

– Мы работаем с этим, – ответила Труди. – Помните Элдрика Томаса? Он был найден на парковке, расположенной вдоль набережной Балтимора. Эта парковка находится сразу за выездом с шоссе I-95 и является довольно популярным местом среди наркодилеров и проституток, поэтому полиция Балтимора установила камеры видеонаблюдения в верхней и нижней частях эстакады, ведущей к стоянке. Камера, которая была установлена внизу, прямо у въезда, была демонтирована, скорее всего, как раз нашими преступниками. Но камера, находящаяся в верхней части, все еще функционирует. Свон, ты можешь загрузить то видео?

Монитор разделили на две части. На левой стороне стояла Труди, оглядываясь на что-то, находящееся вне поля зрения камеры. На правой части экрана появилось видео плохого качества. Было видно четыре пустые полосы дороги и красный сигнал светофора.

– Мы получили его только полчаса назад, – продолжила Труди. – По какой-то причине полиция Балтимора не хотела передавать его нам. В какой-то момент мне даже показалось, что нам прийдется обращаться в суд по этому поводу.

Они увидели как белый фургончик появился на экране. На одной из его сторон четко виднелся логотип “Прачечные услуги Дан-Райт”. Машина повернула направо и стала двигаться прямо на камеру.

– Ок, Свон, останови на этом моменте, – попросила Труди. – Здесь мы можем видеть номера машины. Качество видео не очень хорошее, но мы смогли разглядеть. Это нью-йоркские коммерческие знаки AN1-2NL, те же, что были на нем, когда мы обнаружили фургон на парковке Медицинского центра. Теперь посмотрите на них, когда машина отъезжает.

Видео остановилось и фургон исчез. Через секунду оно снова загрузилось, на этот раз фургон отъезжал от камеры. Люк смог разглядеть оранжевое пятно на месте, где должны быть номера.

– Это двадцать минут спустя, – сказала Труди. – Видите номера? Это уже гражданские – 10G-4PQ. Теперь посмотрите как он свернет налево, чтобы вернуться на шоссе. Обратили внимание? Логотипа прачечной больше нет. Очень умно.

– И что будем делать с ним? – спросил Люк.

– Мы уже разослали приметы каждому отделу полиции в радиусе трехста миль. Полицейские вертолеты штатов Мэриленд и Виргиния сейчас сканируют с воздуха каждый белый фургон, найденный на дороге.

– А что если он стоит в гараже? – ухмыльнулся Эд.

Труди покачала головой:

– Это не имеет значения.

Последние восемь часов съемки всех камер Мэриленда и Виргинии отправляются в индийскую аутсорсинговую компанию. Прямо сейчас четыреста человек в Дели просматривают их с одной целью: проверить каждый белый фургон и найти тот с оранжевой табличкой и номерами 10G-4PQ. Оплата зависит от того, как быстро они найдут его, а не от того, сколько часов просидят за мониторами. Кто-нибудь из них очень скоро найдет эту машину и дальше будет легко отследить ее движение до самой остановки.

– Кто бы ни находился в этом фургоне, он очень скоро впадет в отчаяние, – сказал Люк. – Они уже потеряли двух своих парней. Если они поймут, что мы приближаемся, то, скорее всего, взорвут сами себя. Когда машину найдут, я хочу, чтобы мы, то есть группа особого реагирования, действовали первыми. Мы должны взять их живыми.

– Мы постараемся, – ответила Труди. – Но, в таком случае, нам не стоит скрывать свои планы. Этими данными сейчас занимаются более пятидесяти полицейских участков и десяток спецслужб. Если мы будем держать это в секрете, то велика вероятность, что мы не поймаем их.

– Я понимаю, – продолжил Люк. – Но, если мы используем вертолет Little Bird, то сможем быстро долететь и приземлиться куда угодно. Нам нужен будет только звонок.

– Так и сделаем, – ответила она.

– Как обстоят дела с Али Нассаром?

О– б этом поговори со Своном.

Труди исчезла с экрана и появилось лицо Марка Свона:

– Люк, мы отправили за ним троих агентов, но, к сожалению, они немного опоздали. Когда они прибыли в его аппартаменты, Нассар уже покидал их со службой безопасности, предоставленной иранским представительством. Они были вооружены и всячески показывали это. Мы не хотели рисковать и начинать перестрелку на улице, да и, честно говоря, наших ребят было меньше и они не были так хорошо вооружены.

– Куда они направились?

– Это произошло еще до нападения на Белый дом и движение на улице было довольно оживленным. Они приехали в центр города и зашли в здание иранской дипмиссии на Третьей Авеню. Это место хорошо защищено. Нам потребовалась бы целая армия, учитывая вероятные потери, чтобы вывести его оттуда. Мы не собирались преждевременно объявлять им войну, хотя, если бы и сделали это, скорее всего, нашли бы его мертвым.

– Вот дерьмо! – выругался Люк.

– Не волнуйся, – сказал Свон. – За все эти годы ЦРУ буквально напичкало здание жучками. Одиннадцать из них все еще активны. Здание велико, но голос Нассара был захвачен минимум двумя устройствами. Он практически все время говорит на фарси, что доставляет нам определенные трудности, но в ЦРУ есть переводчики и я получаю фонограмму текста. Они планируют вывезти его из страны и, скорее всего, сделают это сегодня.

– Каким образом? Все рейсы приостановлены.

Свон поднял палец:

– Все регулярные рейсы приостановлены. Частные самолеты продолжают полеты. В аэропорту Кеннеди как раз подготовлен один чартер, который готов к вылету. Иранская дипмиссия находится в нескольких кварталах от туннеля Мидтаун. Как только движение восстановится, они тут же проскочат туннель и доберутся до Кеннеди через Ван-Вик Экспресс.

– Можем ли мы арестовать его, если он покинет здание?

Свон пожал плечами:

– Управление и Национальная безопасность не хотят сотрудничать с нами. Думаю, Бегли злится, что ты оказался прав, а он сам себе наступил на хвост. Мы сами могли бы задержать Нассара, если бы были готовы драться из-за этого и если бы он не стал скрываться.

– Я хочу, чтобы мы отслеживали каждый выход из здания, – сказал Люк. – Мы не можем позволить ему уйти, даже, если это означает, что мы должны…

– Люк! Люк! – услышали они голос Труди. – Люк, мы только что получили данные о фургоне. Его нашли. Мы отследили его передвижение до свалки на северо-востоке штата. Сейчас он стоит там и мы ждем снимки со спутника через полминуты.

Люк уже стоял. Он посмотрел на стул Эда, его там не было. Переведя взгляд на дверь конференц-зала, он увидел Ньюсэма, который придерживал дверь.

– Долго тебя ждать? – спросил Эд.

Люк обернулся и увидел Дона, смотревшего ему прямо в глаза.

– Дон?

Он кивнул:

– Идите.

Глава 27

13:45

Айви-Сити – Северо-Восток штата Вашингтон

Этот человек был просто призраком. Ни имени, ни семьи, ни каких-либо документов. Его отпечатки не были засвечены ни в уголовной, ни в военной базе данных. Конечно, у него было прошлое, но оно не имело никакого значения. Он выкинул его и постарался забыть того человека, кем был прежде. Теперь он жил лишь настоящим и это давало свои преимущества.

Он лежал на животе на крыше заброшенного трехэтажного здания, держа в руках снайперскую винтовку THOR M408. Про себя он называл ее “Могучим Тором”, они действовали, как единое целое. Он был ее системой жизнеобеспечения, она – источником его самовыражения.

Вся крыша вокруг них была завалена разным мусором: старая одежда, ящики, микроволновая печь, разбитый черно-белый теливизор, ржавая тележка из магазина и даже ходовая часть какой-то машины, судя по всему, бывшего пикапа. Не ясно как и зачем все это принесли сюда…

Все это не имело особого смысла.

Ветхое здание совсем недавно расселили. Принудительно. Теперь это был дом, где по ночам обитали восемь наркоманов. Во всех комнатах валялись их грязные матрасы, одежда, шприцы и жалкие вещички. Все стены и лестничные клетки были разрисованы бессмысленными граффити. Он прошел через все это по пути на крышу, это было настоящее зрелище.

Наркоманы разбегались еще до первого луча солнца. Стрелок не имел ни малейшего понятия об их судьбе, да и не особо хотелось. Они были на его пути и от них стоило избавиться. На самом деле, он, скорее, оказал бы всем большую услугу, убив их.

Он глубоко вздохнул и на несколько секунд закрыл глаза. Открыв их, он снова сфокусировался на цели. Мужчина лежал под остатками старого зеленого тента, которые часто используются для того, чтобы прикрывать участки от дождя. Единственным, что виднелось снаружи, был здоровый глушитель его винтовки. Он был абсолютно уверен, что никто его не заметит и не услышит выстрела.

Его целью была передняя пассажирская дверь белого фургона, припаркованного на свалке в двух переулках отсюда. Благодаря мощному прицелу, дверь, казалось, находилась в паре дюймов. Он хотел бы выстрелить прямо сейчас, но блики солнца мешали ему сфокусироваться. В любом случае, по инструкции он должен дождаться, когда откроется дверь и оттуда вылезет человек.

Это была обычная работа. От него требовалось подождать, пока откроется дверь и оттуда выйдет объект. Выстрелить ему в голову, убрать винтовку, вылезти из-под тента и спуститься по лестнице на улицу. С торца здания его будет ждать невзрачная машина. Он сядет на пассажирское сидение и человек, которого он никогда не встречал ранее, увезет его с места преступления.

Это могли повесить на какого-нибудь пьяного бродягу, который забрел на свалку по понятным причинам в поисках телефонов и других гаджетов. Но это уже было не его дело и он не особого интересовался. Улочки в этом районе переполнены местными пьяницами. Любой из них мог сделать это.

Человек на крыше не был таким. Он был одет в коричневую униформу обслуживающего персонала и, выходя, нес бы с собой набор инструментов. Никто не обратил бы на него внимание дважды. Скорее всего, его приняли бы за работника, нанятого владельцем здания, который пришел, чтобы устранить кое-какие незначительные проблемы.

А пока он ждал и наблюдал за фургоном.

*

Больше ничего не имело смысла.

Изатуллах Садех сел на переднее пассажирское сидение белого фургона. Он только что очнулся от лихорадочного сна, наполненного кошмарами. Все его тело и одежда были мокрыми от пота.

Его знобило, хотя он знал, что день довольно теплый. С утра его рвало, но сейчас вроде полегчало. Он посмотрел на телефон и увидел, что уже было далеко за полдень, при этом не было ни одного сообщения.

Уверенность, которую он ощущал сегодня утром, давно испарилась, сменившись замешательством. Они припарковались на грунтовой дороге, со всех сторон заросшей сорняками, старыми машинами и мусором. За воротами свалки виднелись трущобы. Это было типичное американское захолустье: то тут, то там виднелись кучки мрачных магазинов, толпы женщин, идущих к автобусным остановкам, неся в руках пластиковые пакеты, пьяные мужчины на углах улиц с банками пива в коричневых бумажных пакетах. Он слышал звуки окрестностей: автомобили, музыка, крики, смех.

Последней инструкцией, которую он получил, было приехать именно сюда. Это было рано утром в Балтиморе, перед тем, как он потерял Элдрика. Изатуллах никогда не доверял приверженности Элдрика Аллаху и так и не смог назвать его исламским именем Малик. В тот момент, когда Элдрик запаниковал и убежал, это казалось позором. Но сейчас…

Сейчас Изатуллах уже не был так в этом уверен.

Когда они приехали сюда, ворота были заперты. Никто не предупреждал, что они столкнутся с подобными трудностями и им придется разрезать тяжелую цепь болторезами. И он, и Муаммар были настолько слабы, что едва справились с этим. Они приехали сюда, припарковались между двумя разбитыми машинами и стали ждать. Спустя несколько часов, ситуация ни капли не изменилась.

Ну, технически, ждали уже не они. Муаммар умер еще утром. Изатуллах потерял счет времени, но помнил, что это было после восхода солнца. Он повернулся сказать что-то Момо, но тот уже не слушал. Он умер, сидя в кресле водителя. Оставался только Изатуллах. Предполагая, что Элдрик погиб где-то в зарослях на набережной, все члены группировки уже были мертвы.

Изатуллах уже сообщил об этом заказчику посредством СМС, но, естественно, не получил никакого ответа. Он вздохнул при мысли о Момо, надеясь, что его жертва была угодна Аллаху. Муаммару не было еще и двадцати лет. Хоть он и был очень умен, но, по-прежнему, во многом оставался ребенком.

Изатуллах от досады ударил по панели приборов. Это было больше похоже на шлепок. Его имя означало “Хвала Богу” и он был избран для проведения этой операции, чтобы стать свидетельством его существования, доказательством веры. Теперь этого не произойдет.

Нападение произошло без их участия. Он включал новости на телефоне и знал о взрыве в Белом доме. Это подтолкнуло его к мысли, что вся их группа была лишь приманкой. Никто и не собирался привлекать их к атаке. Их направили в этот тупик и просто бросили. Думать было нелегко. Изатуллах считал себя ценной фигурой в этой игре, но, как оказалось, был просто пешкой, которую использовали и затем избавились.

Такое впечатляющее нападение, по сути, было провальным. Погибло несколько непричастных к этому людей, а президент бежал невредимым. Должно быть, они доверяли Изатуллаху. Он сделал работу так, как должен был. Он подумал о собственной доверчивости.

Вдруг неожиданно пришло сообщение.

«Мы гордимся тобой. Ты хорошо поработал и со временем все поймешь. На улице ждет зеленая машина. Иди к ней, Муджахидин».

Изатуллах смотрел на сообщение. Было тяжело поверить в него, спустя столько часов. Если это было правдой, значит, они не предали его. Теперь, после того, как все было сделано, они отправили кого-то, чтобы забрать его и отвезти домой.

Но он сомневался. Можно ли доверять им?

Он решил, что можно. Естественно, заказчик не расскажет ему все подробности нападения. Ему не стоит знать всю картину целиком. Операция, в которую вовлекли столько людей, была сложной и опасной. Но они себя защитили. Если бы Изатуллаха поймали, если бы его даже пытало ЦРУ, он мог рассказать лишь то, что знал. Он получил деньги и даже не знал от кого. Затем он получил инструкции. У него была цель, но она менялась несколько раз и, опять же, он не знал почему.

«Давай, – сказал он себе. – Вставай и иди туда».

Он мог бы избежать этого. Все, что от него требовалось, это просто открыть дверь и споткнуться. Да, он был болен, но они могли бы вылечить его. Это происходило в США. В какой-нибудь серой медицинской клинике, с врачами, которым запрещена практика, это все равно было бы возможно, по сравнению со многими другими странами.

Хорошо. Решено. Он будет жить, чтобы бороться в другой раз. Его день еще наступит.

Он отпер дверь и распахнул ее, удивившись тому, как легко она поддалась. Возможно, у него было больше сил, чем он расчитывал. В последний раз он взглянул на Муаммара:

– Прощай, мой друг, – произнес он. – Ты был храбрецом.

Где-то недалеко завыли сирены. Они приближались. Может произошло еще одно нападение, а может это был обычный день в этом районе. Изатуллах приподнялся и вылез из фургона. Поставив ногу на грязную землю, он понял, что еле держится, но смог устоять. Он сделал осторожный шаг, затем еще один. Слава Аллаху, он все еще мог ходить.

Он захлопнул дверь машины и глубоко вздохнул. Последнее, что он увидел, было синее небо и яркое солнце теплого июньского денька.

Глава 28

Они называли его маленькой птичкой, иногда летающим яйцом.

Речь шла о быстром, легком вертолете MH-6, обладающем высокой маневренностью. Подобному аппарату не нужна площадка, чтобы приземлиться. Он запросто может использовать для этих целей крышу дома или узкую дорожку в густонаселенном районе города. Данный вертолет был излюбленным средством передвижения различных агентств и Дон приобрел такой, когда основал группу особого реагирования.

Он прошел совсем низко, почти касаясь электропроводов. Люк и Эд болтали ногами в воздухе, сидя на деревянных боковых скамьях в салоне. Рядом со свалкой пилот увидел двухэтажный шлакоблок с пожарной лестницей. Он коснулся крыши и оба мужчины спрыгнули на ее поверхность. Уже через три секунды вертолет снова вернулся в небо.

Люк и Эд пошли через пыльную парковку к фургону. Вокруг были толпы полицейских. На улице на тротуаре стояли семь или восемь патрульных машин с мигалками. Также были две пожарные машины. На самой парковке стоял транспортировочный грузовик и машина отряда саперов. Желтая лента перекрывала вход на парковку.

В дальнем углу площадки мужчина в костюме химзащиты обыскивал фургон. Все двери машины были открыты. На земле перед пассажирской дверью лежало окровавленное тело. Еще один труп находился на месте водителя.

Коп преградил им путь уже в пятидесяти ярдах от фургона:

– Достаточно, парни, вы пришли.

Люк показал жетон:

– Агент Стоун, группа особого реагирования ФБР.

Он сказал это, хотя не был до конца уверен, кем он сейчас является. Во всяком случае, жетон все еще был у него и этого хватало.

Коп кивнул:

– Я понял, что вы не просто прохожие. Мало кто здесь приземляется на вертолете на крыши зданий. В общем, эта зона сейчас считается опасной, если вы хотите зайти дальше, придется одеть костюмы химзащиты.

Люку не хотелось тратить двадцать минут на переодевание. Он указал на тела:

– Вы уже знаете, что здесь произошло?

Коп улыбнулся:

– Слышал немного.

– Как они погибли?

– Того, который лежит на земле, убили выстрелом в голову. Что-то крупнокалиберное, стреляли издалека. Пуля вынесла немалый кусок его мозгов и черепа. Хотя, парень счастливчик, он вряд ли даже успел осознать, что его убило, – рассказал коп.

– Кто-то выстрелил в него? – спросил Эд.

– Если бы вы подошли чуть ближе, то не стали бы задавать мне подобные вопросы. Вокруг него просто салат из мозгов. Такое ощущение, что кто-то уронил тарелку с пастой.

– То есть это не самоубийство?

Коп пожал плечами:

– Все, что я знаю, я знаю от тех парней. Они что-то измерили и собираются смоделировать ситуацию. На первый взгляд, они решили, что снайпер находился на одной из окружающих крыш.

Люк огляделся. Здесь было много двух-, трехэтажных многоквартирных домов, автомастерских, складов. Были также алкомаркеты, банкоматы, ломбарды. Он повернулся и посмотрел на полицейского.

– Ты говоришь, его убил снайпер? Кто бы отправил его на крышу одного из этих зданий, кроме полиции?

Коп поднял руки:

– Слушай, я просто стою здесь. Но я могу уверить тебя, что это были не мы. Нашим приказом было взять этих парней живыми и тот, на земле, был уже мертв, когда приехал первый патруль.

– Что со вторым?

– С водителем? Судя по всему, лучевая болезнь, ну, или он принял какие-то таблетки. В его случае нет никаких очевидных ранений, ни огнестрельных, ни ножевых. Никакой крови, в общем. Он просто сидит за рулем, будто припарковался и умер. Они сделают токсикологический анализ, но это займет определенное время. Судя по обстановке, ребятам придется повозиться здесь еще пару часов прежде, чем они заберут тела.

– У них нашли какую-нибудь технику? – поинтересовался Эд. – Телефоны, планшеты, ноутбуки?

Коп покачал головой:

– Ничего не нашли. Смешно звучит, правда? Получается, что двое парней были на задании без какой-либо связи с боссами.

– У них сняли отпечатки пальцев? – спросил Люк.

Полицейский кивнул:

– Да, и ДНК тоже. Это первое, что они сделали, когда привезли костюмы химзащиты.

– Благодарю за информацию.

Люк с Эдом вернулись к зданию, куда приземлился вертолет.

– Именно об этом я и беспокоился, – сказал Люк. – Не считая Али Нассара, эти парни были единственной ниточкой к тому, кто напал на Белый дом. Ясно, что это были не они.

– Что думаешь? – поинтересовался Эд. – Вся эта ситуация с радиацией была просто отвлекающим маневром?

– Возможно. Или это просто был запасной план, который не удался. Я не знаю.

Люк достал свой спутниковый телефон. Они с Труди перешли сейчас на такую связь. Непогода могла разорвать соединение, но, во всяком случае, они теперь не зависели от загруженности операторов, как в том случае на восточном побережье.

Он ждал, пока телефон свяжется со спутником, а затем с ней. Пошли гудки. Эти телефоны всегда вызывали у него подозрение. Он знал, что это глупо. Это было пережитком тех времен, когда дроны могли использовать спутниковые сигналы для обнаружения наземных целей. Тогда люди с подобными аппаратами были красной тряпкой для быка. Но сейчас это уже не имело значения. Теперь новые дроны могли зафиксировать практически любой гаджет, включая сотовые телефоны, ноутбуки и даже навигаторы.

– Алло, – раздался голос Труди. Он звучал так, будто она говорила со дна консервной банки. – Люк?

– Труди, слушай, мы сейчас возле фургона. Оба подозреваемых здесь, они мертвы. Полицейский сказал мне, что они взяли образцы ДНК и отпечатки пальцев. Свяжись с кем-нибудь, кто поможет тебе получить эту информацию. Я хочу получить данные сразу, как только они поступят к ним.

– Хорошо, Люк, но послушай. Свон получает информацию из здания иранской дипмиссии практически в режиме реального времени. Они собираются отвезти Али Нассара в аэропорт и помочь ему выбраться из страны уже сегодня. Все указывает на то, что самолет ждет разрешения на взлет примерно в 15:30.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22