Джек Хайт.

Орел пустыни



скачать книгу бесплатно

Сияющая зелень садов резко контрастировала с потрескавшейся сухой землей, по которой прошли крестоносцы и которая снова появлялась за дальней частью города. Тонкий ручеек бежал по выжженной равнине, исчезал где-то за воротами и появлялся снова к югу от садов. Джон облизнул потрескавшиеся губы, ему казалось, что он ощущает на них вкус холодной воды.

Он с удвоенной силой зашагал вперед, туда, где армия крестоносцев строилась на равнине перед садом. Там он обнаружил дюжину человек из своего отряда, которые сидели на шлемах около узкой тропинки, ведущей в сады. Всех покрывал толстый слой пыли, одни свесили головы между колен, другие отсутствующим взглядом смотрели куда-то в пространство. Джон сбросил свой мешок, сел рядом с Кроликом, и тот сразу протянул ему мех с водой.

– Я сберег немного, – сказал он.

Джон взял мех, потряс его, почувствовал, как внутри плещется вода, и сделал глоток, совсем крошечный, только чтобы избавиться от пыли во рту.

– Господи, как же хорошо! – сказал он, отдавая мех Кролику.

Вскоре после того, как подошел последний солдат, к ним подъехал Рейнальд, и все начали медленно вставать, проклиная боль в ногах и спине.

– Вы молодцы, парни! – крикнул Рейнальд. – Дамаск уже почти у нас в руках. Короли решили, что мы должны через сады подойти к стенам города. Идите по этой тропинке, убивайте всех, кто попадется на пути. Встречаемся у реки на дальней стороне. Никаких задержек или остановок. Каждый, кто нарушит строй, чтобы захватить трофеи, будет высечен по приказу самого короля Людовика. Всем понятно? – Рейнальд наградил солдат суровым взглядом. – Эрнаут, ты поведешь их за собой. Я последую за вами с остальными.

Рейнальд пришпорил коня и поскакал назад, в конец колонны.

– Так, все слышали! – крикнул Эрнаут, сидевший на лошади. – Вперед! Чем быстрее мы доберемся до реки, тем лучше.

Отряд выстроился в колонну, и Джон с Кроликом оказались впереди, сразу за Одноглазым и старым крестоносцем Тибо. Они зашагали по узкой тропе между земляными стенами, доходившими до плеч и почти неразличимыми под усыпанными грецкими орехами ветвями высоких деревьев. Они были невероятно густыми и отбрасывали на тропинку темные, подвижные тени, воздух пропитался пылью, поднятой множеством марширующих ног, смешанной с запахом спелых фруктов. Солдаты то и дело наступали на упавшие на землю орехи, и отряд окутывал их необыкновенный, сочный аромат.

Поглядывая за стену и между толстыми стволами деревьев, Джон видел грядки с зелеными овощами, виноградники со зреющим виноградом, высокие кокосовые пальмы, усыпанные плодами, и множество экзотических фруктов: ярко-желтых и зеленых, овальных, темно-красных и огненно-оранжевых. И темно-коричневые стручки, свисавшие со стеблей, точно сережки.

– Здесь, как в раю, – сказал Джон.

– И можешь не сомневаться, где-то прячется змея, готовая нанести удар, – проворчал Тибо.

В этот момент откуда-то слева послышался долгий стон боли, все замерли на месте, и Джон опустил руку на рукоять меча.

В следующее мгновение тишину разорвало еще несколько криков и громкие голоса.

– Что это? – спросил Кролик, у которого начал подергиваться кончик носа.

– Не останавливаться! Бегом! – приказал Эрнаут из-за спины Джона.

Тибо и Одноглазый потрусили вперед, и Джон бросился за ними. Он слышал крики, раздававшиеся со всех сторон, но уже тише, стены вокруг становились все выше. Неожиданно тропа резко свернула вправо, и они оказались перед сложенной из бревен баррикадой высотой в пять футов, которая перекрывала тропу.

– Господи, что теперь-то делать? – недовольно сказал Эрнаут. – Давайте уберем это дерьмо!

Тибо и Одноглазый подставили плечи под одно из бревен, и Джон подошел им помочь. Они напряглись изо всех сил, но бревно не сдвинулось ни на дюйм.

– Проклятье, какое тяжелое, – выругался Одноглазый.

– Мы можем перебраться через верх, – предложил Джон, – и толкнуть бревна с другой стороны, а вы будете давить на них с этой.

– Давай! – приказал Эрнаут.

Джон сумел забраться на самый верх баррикады и спрыгнуть на другую сторону, Кролик, Тибо и Одноглазый последовали за ним. Они тут же подбежали к преграде и ухватились за одно из бревен.

– На счет три! – крикнул Джон. – Один, два, три!

Бревно сдвинулось, а потом покатилось вниз. Джон и его товарищи едва успели отскочить в сторону, когда оно с громким стуком свалилось на землю.

– Еще дюжина, и дело сделано, – проворчал Тибо.

Джон взялся за следующее бревно, однако Одноглазый не спешил к нему присоединиться. Он отошел к краю тропы, где над стеной свисали ветви деревьев, сорвал один из овальных, ярко-оранжевых плодов и понюхал его.

– Займись делом, Одноглазый, – возмутился Джон.

– Успокойся, банщик, – ответил Одноглазый и прислонился спиной к стене. – Тут жарко, как в аду, а я хочу есть.

Он откусил кусочек, и Джон увидел, что внутри плод золотистый и мясистый. Одноглазый закрыл свой единственный глаз, когда сок закапал ему на бороду.

– Боже праведный! – выдохнул он. – Как же вкусно!

Не успел он договорить, как из его груди показался железный наконечник копья, испачканный кровью. Одноглазый уронил свою добычу и уставился на него, но уже в следующее мгновение копье вытащили, и Одноглазый замертво рухнул на землю. Того, кто на него напал, нигде не было видно.

– Господи боже! Что это было? – крикнул Кролик.

С противоположной стороны баррикады послышался крик, потом еще один.

– Это засада! – крикнул Джон, выхватил меч, присел за щитом спиной к преграде и подтащил к себе Кролика.

– Где они? – спросил Тибо.

Держа в руке меч, он подошел к Одноглазому и, присев возле него на корточки, дотронулся до раны на спине, а потом посмотрел на стену. Джон проследил за его взглядом и обнаружил, что она усеяна дюжинами круглых отверстий, как раз таких, чтобы можно было просунуть копье.

– Стена! – прошептал Тибо.

В этот момент из одного из отверстий выскочило копье и вонзилось ему в плечо. Он закричал от боли и дернулся назад, но из противоположной стены вылетело другое копье, попало ему в спину, и он упал.

– Мы умрем, – начал всхлипывать Кролик. – Мы здесь умрем!

– Щит! – прервал его причитания Джон, и Кролик поднял щит, успев в последний момент отбить очередное копье. – Мы не умрем, иди за мной.

Джон взобрался на верхнюю часть баррикады и затащил за собой Кролика. Земля на другой стороне была усеяна мертвыми и ранеными. Лошадь Эрнаута убили, он лежал, прижатый ее телом, и взывал о помощи. В их сторону из конца колонны скакали четыре рыцаря, в одного попала стрела, и он упал, остальные прижались к стенам и погибли от ударов копий.

В этот момент в баррикаду прямо перед Джоном вонзилась стрела, он поднял голову и, взглянув мимо стены на высокое строение, стоящее среди могучих стволов деревьев, увидел в окнах верхнего этажа четверых лучников, один из которых прицелился в Джона, и мимо его уха просвистела стрела.

– Идем! – крикнул Джон и схватил Кролика за руку.

Они подобрались к стене, возвышавшейся на четыре фута над баррикадой, Джон залез наверх, спрыгнул на другую сторону, свалился прямо на сарацина, который от удара потерял сознание, и оба растянулись на земле. Когда Джон вскочил на ноги, он обнаружил перед собой еще троих мусульман. Самый ближний сделал выпад в его сторону копьем, но Джон принял удар на щит и пронзил грудь неприятеля мечом. Второй сарацин тут же пошел в атаку, Джону пришлось отскочить в сторону и оставить свой меч в теле мертвого воина. Он отступал, подняв щит, двое сарацинов, наставив на него копья, наступали. Один из них завопил:

– Аллах! Аллах! Аллах!

И уже собрался наброситься на Джона, когда сверху на него упал Кролик и пригвоздил его к земле. Воспользовавшись минутным замешательством неприятеля, Джон метнулся к третьему сарацину, с силой ударил его щитом в лицо, и тот упал. Обернувшись, Джон увидел, что Кролик перерезал своему противнику горло, его отчаянно трясло, и он страшно побледнел.

Джон хлопнул его по спине.

– Отличная работа, ты спас мою шкуру.

– Эт-т-о первый человек, которого я убил.

– Ты все прекрасно сделал, – ответил Джон, вытаскивая свой меч из груди мертвого сарацина. – Нам нужно разобраться вон с теми лучниками. – Он показал на высокое строение впереди. – Ты сможешь? – Кролик кивнул. – Тогда идем.

Джон ногой распахнул дверь, ворвался внутрь и обнаружил, что на нижнем этаже никого нет. Они с Кроликом помчались по лестнице у дальней стены, но дверь наверху была заперта, Джон поднял щит и с силой в нее ударил. Когда она распахнулась, на его щит обрушился град стрел, он отшвырнул его в сторону и бросился вперед. Четверо лучников стояли в ряд у дальней стены и торопливо готовились сделать следующий выстрел. Джон взмахнул мечом, попал в лицо тому из них, что находился дальше всех, и сарацин упал еще прежде, чем успел достать стрелу из колчана. Стоявший с ним рядом воин сумел вставить стрелу, но Джон разрубил его лук пополам до того, как он сумел ее выпустить, а затем вонзил меч врагу в грудь.

Обернувшись, он увидел, что третий мусульманин опустился на колени и поднял вверх лук в тщетной попытке остановить меч Кролика, но он прошел сквозь лук, разрубил голову сарацина на две части, и на деревянный пол брызнули кровь и окрашенные алым мозги. Кролик отвернулся, и его вырвало.

Последний сарацин, совсем еще молодой и безбородый, не старше самого Джона, поднял лук и выстрелил, но у него дрожали руки, стрела ушла в сторону и вонзилась в стену. Тогда сарацин отшвырнул лук и вытащил кинжал. Когда Джон начал на него наступать, высоко подняв над головой меч, у ног сарацина образовалась лужа мочи.

– Бросай! – приказал ему Джон, и лучник выронил кинжал.

– Не нужно! Не нужно! – бормотал он на ломаном франкийском. – Я плен!

– Вот ты где, сакс, – сказал Эрнаут, который, хромая, с мечом в руке, появился в комнате.

Из его груди торчало четыре стрелы, которые вонзились в защитную пластину, но не сумели пробить толстую кожу под ней.

– Ты что тут делаешь?

– Я взял пленного.

Эрнаут оттолкнул Джона в сторону и ударил лучника мечом в грудь.

– У нас нет времени на пленных.

– Он мог рассказать про другие засады, – запротестовал Джон.

– А ты у нас умник, – нахмурившись, заявил Эрнаут, вытаскивая стрелы, торчавшие из кольчуги. Потом он снял шлем и вытер пот со лба. – Бог мой, как же хочется пить. Мы нашли тропу, которая идет в обход баррикады. Давай, пора двигаться к реке. – Он уже собрался уйти, но в последний момент остановился в дверях. – Отрубите головы сукиным детям, мы насадим их на копья. Может, это заставит ублюдков дважды подумать, прежде чем атаковать нас снова.

– Будь я проклят! – выругался Джон, прежде чем приступить к выполнению не самого приятного приказа.

* * *

Юсуф и Туран стояли на стене над Эль-Джабия и наблюдали, как армия мусульман вышла из сада и перешла вброд реку, направляясь к открытым воротам. За ними через сад следовала процессия из лишенных тел голов, мелькавших среди деревьев. Через несколько мгновений появились первые рыцари-франки, в руках они держали пики с насаженными на них головами сарацин.

– Дикари, – прошептал Юсуф.

– Они заплатят за это оскорбление, – заявил Туран и сплюнул.

– Все в руках Аллаха.

На другом берегу реки появились новые христиане, большинство из которых сразу бросились к воде и принялись жадно пить. Кое-кто выкрикивал оскорбления и делал непристойные жесты в сторону стены. Ворота в город с грохотом закрылись, когда в них прошел последний воин-мусульманин, и Юсуф посмотрел вдаль, в сторону горизонта, где садилось солнце. Сражение за сады заняло почти весь день. Когда он отвел глаза от алого, точно кровь, солнца, он увидел, что к ним приближается отец.

– Франки захватили сады, отец! – крикнул ему Туран.

Айюб кивнул:

– Теперь Унуру ничего не остается, как объединиться с Нур ад-Дином. Он пригласил нас на обед во дворец. Идемте, нас уже ждут.

– Может быть, нам следует переодеться в более достойную одежду? – спросил Юсуф, они с Тураном были в простых белых халатах из хлопка.

– Нет, Унур предпочитает простоту.

И Юсуф зашагал вслед за отцом в сторону дворца эмира, состоявшего из нескольких строений с куполами и простых деревянных построек, окруженных глубоким рвом и высокой стеной. Мост через ров охраняла дюжина мамлюков, их командир уважительно кивнул, когда Айюб подошел ближе.

– Вас ждут, – сказал мамлюк, и солдаты расступились, чтобы дать им пройти.

Они вошли в вестибюль дворца и оказались перед двумя высокими бронзовыми дверями, которые охраняли два мускулистых нубийца.

– Помните, что вы здесь гости, – сказал Айюб сыновьям. – Делайте все, как я. Не открывайте рта, пока эмир с вами не заговорит. И старайтесь отвечать коротко. Все, что вы сделаете и скажете, отразится на вашей семье. Мы не можем себе позволить впасть в немилость эмира.

Айюб кивнул одному из нубийцев, тот три раза стукнул в дверь, а потом распахнул ее.

– Наджим ад-Дин Айюб, – провозгласил нубиец.

Юсуф вошел вслед за отцом и братом в большую круглую комнату, освещенную канделябрами, закрепленными на отделанных мрамором стенах, уходивших к сводчатому потолку. Купол украшала изящная роспись золотом, с личной печатью эмира по центру. Генералы и министры эмира, устроившись на подушках, разложенных по кругу в конце комнаты, ели, выбирая блюда с дюжин тарелок, стоявших на низких столиках.

Эмир Унур сидел напротив двери, на троне, на два фута возвышаясь надо всеми остальными. Он был в белом шелковом халате, расшитом переплетающимися красными розами и зелеными шипами. Юсуф обнаружил, что перед ним крепкий мужчина с оливковой кожей, морщинками вокруг глаз, гладко выбритым подбородком и головой. Увидев гостей, Унур широко улыбнулся.

– Добро пожаловать, Айюб, – произнес он приятным баритоном. – Как я понимаю, это твои сыновья?

– Туран и Юсуф, – подтвердил Айюб. Мальчики подошли к возвышению и низко поклонились.

– Прекрасные юноши, – с довольным видом заявил Унур. – Садитесь рядом со мной. Поешьте. Теперь, когда вы здесь, мы немного развлечемся, а о делах поговорим позднее. – Он хлопнул в ладоши. – Приведите девушек.

Юсуфа и Турана подвели к подушкам, лежавшим слева от трона эмира. Их отец сел справа. Как только они устроились, в зал вошли четыре девушки в вуалях и свободных, прозрачных платьях из шелка, которые мягко струились, когда девушки двигались, открывая взгляду то длинные ноги, то упругую грудь.

Вслед за девушками вошел барабанщик, и при первом же звуке девушки начали танцевать, медленно кружа в такт музыке. Их руки и ноги создавали изысканные рисунки, бедра медленно покачивались из стороны в сторону. Одна из них на мгновение остановилась перед Юсуфом и взглянула на него темными, обведенными сурьмой глазами. Юсуф покраснел и отвернулся к отцу.

Айюб уже начал есть, набирая куском лепешки жаркое с тарелки, и Юсуф последовал его примеру, оторвал кусок теплого хлеба и с его помощью отправил в рот восхитительное жаркое из нута, лука и жареного ягненка. Неожиданно он заметил, что Туран не притронулся к еде и сидит, не сводя глаз с танцовщиц. Юсуф тоже посмотрел на девушек, которые то и дело наклонялись вперед, давая возможность мужчинам увидеть изящные контуры их груди. Он пожал плечами и вернулся к еде, не понимая, что так заворожило брата.

Темп музыки ускорился, ритм изменился, и танцовщицы начали двигаться, убыстряя движения. Неожиданно они перестали кружиться, упали на колени и, сбросив одежду, изогнулись назад, коснувшись пола головами. Турана эта картина парализовала, и он сидел, широко раскрыв рот. Юсуф взглянул на отца и увидел, что тот тоже перестал есть, видимо, чтобы ничего не пропустить.

Танцовщицы приподняли бедра, медленно, потом все быстрее, вслед за бешеным ритмом барабана. Потом они перевернулись, вскочили на ноги и снова принялись кружить по залу, превратившись в вихрь соблазнительных изгибов тела. Достигнув финального крещендо, барабан смолк, и танцовщицы опустились на колени, касаясь пола лбами и прерывисто дыша.

Эмир Унур встал и спустился с помоста к танцовщицам. Медленно пройдя по границе круга, он прикоснулся к плечу одной из девушек, стоявшей на коленях как раз перед троном. Она встала и вышла из зала, гордо вскинув голову.

– Везучий ублюдок, – пробормотал Туран так, чтобы Юсуф его услышал.

Унур вернулся на свое место, снова хлопнул в ладоши, и остальные девушки с барабанщиком вышли из зала.

– Хороши, верно? – сказал Унур и подмигнул Юсуфу и Турану. – Даже в столь трудные времена, как наши, мы не должны отказывать себе в простых житейских радостях. Кто знает, когда нас лишат их? – Он повернулся к Айюбу: – Полагаю, ты видел, что франки подошли к городу?

– Видел. Мы с сыновьями почти целый день провели на городской стене.

– И как ты оцениваешь наши шансы, мудрый Айюб?

– У франков большая армия, и теперь, когда они захватили сады, у нас скоро закончится еда. Прошу простить меня за дерзость, эмир, но я не думаю, что вы сумеете долго удерживать городские стены. Вам нужна помощь Нур ад-Дина.

Унур нахмурился:

– Я боюсь, что, если я попрошу твоего лорда помочь мне прогнать франков, я всего лишь сменю одного господина на другого.

– Возможно, но на господина-мусульманина, который оставит вам трон и не отдаст город на разграбление. Вам нужно только признать его главенство и пообещать послать армию, когда он попросит. Разве это много?

Унур фыркнул и окинул взглядом сидевших вокруг генералов.

– Вы согласны с Айюбом? – Генералы один за другим кивнули. – Да будет так. Напиши своему господину, Айюб, и попроси прислать нам армию. Но предупреди, что он должен поспешить, если хочет получить меня в качестве вассала, поскольку я не собираюсь сидеть и ждать, когда прибудут его воины. – Он посмотрел на Турана. – Скажи-ка мне, юный Туран, что бы ты стал делать, чтобы прогнать франков от ворот нашего города?

– Я бы нанес удар прямо сейчас, прежде чем они успеют занять надежные позиции, – ответил Туран. – Я бы отправил людей, охраняющих восточные ворота, в тыл франкам. – Туран взмахнул правой рукой, показывая, как это будет выглядеть. – Потом атаковал бы их с обеих сторон. – И он соединил вместе ладони. – И франки будут разбиты!

– Смелый маневр, – задумчиво проговорил Унур, и Туран ухмыльнулся. – Но тогда у нас останется слишком мало воинов для защиты стен, к тому же, чтобы атаковать позиции франков, нам придется разделить армию, и, если они узнают, что мы оставили восточные ворота, они могут напасть на город, и мы его потеряем. – Туран покраснел, а Унур наградил Юсуфа пронзительным взглядом. – А что ты думаешь, юноша? Что бы стал делать ты?

Юсуф сделал глубокий вдох.

– До тех пор, пока франки удерживают сады, мы слабы. Еды и воды у них достаточно, чтобы продержаться несколько месяцев, в то время как наши запасы будут с каждым днем таять. Мы должны любой ценой прогнать их из садов.

– Согласен, но как? Я уже сказал твоему брату, что мы не можем послать достаточное количество людей, чтобы прогнать франков, поскольку в этом случае стены города останутся без надлежащей защиты.

Юсуф наморщил лоб, размышляя над вопросом эмира.

– Возможно, есть другой путь.

– Неужели?

Юсуф опустил глаза.

– Но в нем нет чести, так что лучше о нем забыть.

– Говори, юный Юсуф, – приказал Унур. – Я хочу узнать твои мысли.

Юсуф посмотрел мимо Унура на отца, и тот кивнул.

– Если франков нельзя прогнать, возможно, их удастся соблазнить чем-то другим, – проговорил Юсуф. – Алеппо гораздо более значительная военная цель, чем Дамаск. Скорее всего, франки пришли сюда, надеясь захватить богатую добычу. А если они явились за золотом, дайте его им. Заплатите за то, чтобы они ушли из садов.

– Ответ труса, – проворчал Туран, и несколько человек в комнате закивали, поддерживая его.

– Прошу меня простить, – опустив голову, сказал Юсуф. – Мне не следовало говорить.

– Нет, это мудрый ответ, – вымолвил Унур и повернулся к отцу Юсуфа: – Ты вырастил умных сыновей, Айюб, и можешь ими гордиться. – Айюб поклонился, принимая похвалу. – А сейчас я должен пожелать тебе и твоим сыновьям спокойной ночи, потому что мне необходимо поговорить с моими генералами. Нам нужно многое обсудить.

* * *

Франки разбили лагерь на границе сада, рядом с рекой. Отряд Джона поставил палатки на поляне, и они поужинали в темноте коричневыми плодами, которые стряхнули с деревьев. Их мякоть оказалась довольно жесткой, но сытной, с необычным вкусом, похожим на черный хлеб, знакомый Джону с детства. Чувствуя приятную сытость, он снял кольчугу и забрался в палатку, где тут же провалился в глубокий сон.

Ему снился родной дом в Нортумбрии, холодный осенний день и яркое солнце на безоблачном небе. Он шел по зеленому полю, засеянному овсом, доходившим ему до колен, и стебли колыхались на легком ветерке. Джон миновал поле и оказался около своего родового дома из серого камня, окруженного широким рвом. На пороге стоял отец и махал ему рукой. Но что-то в этой картине было неправильно. Когда Джон подошел ближе, отец упал на колени и изо рта у него потекла кровь. И тут из-за его спины появился брат Джона, а дом наполнили громкие крики.

Джон резко проснулся, но крики боли, которые доносились снаружи, не прекращались, и тут же зазвучал сигнал тревоги. Джон сел в тот момент, когда его палатку пробило копье и ударило в землю там, где он только что лежал. Он схватил меч и выскочил наружу, не успев ничего надеть поверх легкой туники. По лагерю метались призрачные фигуры, едва различимые в темноте – сарацины в темных доспехах протыкали копьями палатки. Один из нападавших увидел Джона и с диким криком, наставив копье ему в грудь, бросился в атаку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34