Джек Буруджян.

Секреты профессионалов трейдинга. Методы, используемые профессионалами для успешной игры на финансовых рынках



скачать книгу бесплатно

Прирожденные трейдеры

Про некоторых скальперов, которых я знал, вполне можно сказать, что они родились трейдерами. Квинтэссенцией этого понятия может служить Дональд Слайтер (Donald Sliter). Он вырос по соседству со мной в Роджерс Парке, в рабочем районе на севере Чикаго. Дональд считался там крутым парнем. Но в нем всегда было что-то, отличавшее его от остальных. Он был умнее. Когда его друзья лезли в бой, он всегда пытался разнять дерущихся. После попойки в баре он растаскивал товарищей по домам. Недостаток формального образования у Слайтера компенсировался прирожденным даром – наличием рыночного инстинкта.

Не думаю, что ему было бы легко ответить на вопрос, благодаря каким качествам он преуспел на бирже. Его философия трейдинга основывалась на частоте совершения сделок. Было загляденьем наблюдать Дона за работой. Он играл на потоке ордеров, будто на скрипке. Из-под его смычка лилась прекрасная музыка, каждый аккорд которой был отдельным скальпом, закрывавшимся с прибылью. Он любил говорить, что весь рынок предпочитает торговать, отталкиваясь от уровней поддержки и сопротивления. Не понимая при этом, что между этими уровнями находятся сотни возможностей для прибыльных сделок. Именно такого рода мысли присущи скальперам. Позиционному трейдеру подобное не придет в голову.

Главное качество скальпера – полная индифферентность по отношению к деньгам. При подведении итогов сессии скальперы говорят не о выигранных или проигранных долларах и центах, а о «тиках» (tick – минимальное изменение цены. – Примеч. пер.). Конечно, за любым «тиком» стоят конкретные доллары, но, быть может, безразличие к деньгам необходимо для людей, работающих с отвлеченными умозрительными величинами. Мой старый наставник Бинг Сунг часто повторял, что, скальпируя рынок, надо оставлять мозги дома. Если скальперы будут много думать над сделками, они вообще не смогут торговать.

Скальперам совсем не обязательно думать об отвлеченной стоимости позиции и о риске, связанном с трейдингом. Самые лучшие из них, включая Слайтера, ставят свою активность в зависимость от частоты потока клиентских заказов и внутридневной ликвидности рынка. Любой скальпер скажет вам, что своим успехом он обязан в первую очередь нахождением на торговой площадке, в месте, где выявляется цена. Это и есть главная причина, дающая скальперам возможность открытия крупных позиций. В последние годы многие рынки, включая рынки фондовых индексов и фьючерсов по государственным облигациям, испытали на себе последствия популярности электронного трейдинга, вследствие чего уменьшилась роль физических площадок, как географических центров выявления цены.

Что же случилось с биржевыми трейдерами после того, как биржевая торговля эволюционировала в направлении электронных платформ? В повестку дня многих ветеранов прежнего рынка стал вопрос выживания, они попытались переквалифицироваться в трейдеров электронных площадок. Они трансформировали скальпирование в иной вид искусства. Многие из постоянных «жителей торговой площадки» покинули ее и занялись спредами между е-мини (фьючерсные контракты с меньшими маржевыми требованиями по отношению к стандартным контрактам, торгуются через электронные платформы. – Примеч.

пер.) и большими контрактами на индекс S amp;P 500. Следствием чего стало создание нового потока ликвидности.

Что еще важнее, эти трейдеры начали применять привычную для них технику скальпирования, которой они овладели на голосовых площадках, при работе с еще большими объемами, причем на разных рынках. С платформ они входят в рынок не так часто, как на торговой площадке, зато теперь они работают одновременно на многих рынках, и эта диверсификация помогает поиску высокодоходных сделок.

Спрединг

Мир спрединга отличен от всех остальных торговых методологий. Спредером называют трейдера или инвестора, пытающегося извлечь прибыль из ценового несоответствия, дифференциала, который может образовываться на разных рынках. Некоторые специализируются на межрыночном спреде (intermarket spread) – разнице цены между двумя календарными месяцами поставки, другие работают по внутрирыночному спреду (intramarket spread), одновременно покупая и продавая два совершенно разных контракта. Например, внутрирыночным спредером считается трейдер, торгующий фьючерсом на свинину против фьючерса на живой скот, или фьючерс на индекс S amp;P 500 против фьючерса на индекс NASDAQ. Например, межрыночный спредер торгует фьючерсом на живой скот с поставкой в августе против фьючерса на тот же живой скот, но с поставкой, скажем, в сентябре, или декабрьским контрактом на индекс S amp;P 500 против контракта на индекс S amp;P 500, истекающего в марте.

Межрыночный спред позволяет извлекать прибыль из сезонных корректировок контракта, а внутрирыночный спред базируется на ценовом дифференциале различных рынков. Спрединг получил распространение в 60-е годы, вместе с ростом популярности контрактов на живой скот. Одним из первопроходцев спрединга считается Джо Сигел (Joe Segal), работавший на сельскохозяйственных торговых площадках в Чикаго. Джо был хорошим маркет-мейкером, внесшим свой вклад в науку биржевой торговли. Суть его открытия заключалась в возможности работы по дифференциации цены фьючерсов с различными месяцами поставки. До Сигела никто не рассматривал спрединг в качестве действенного метода трейдинга. Более того, к нему относились с недоверием, считая лишь субпродуктом стратегии, целью которой было повышение эффективности рынка.

Побочным, но крайне важным следствием развития спрединга стала мгновенная ликвидность. Трудно сказать, в каком состоянии были бы рынки без спредеров, которые приносят на рынок колоссальные объемы. Дополнительным импульсом к развитию спрединга стало введение валютных фьючерсов, быстро ставших лидерами отрасли. По мере того как финансовые фьючерсы набирали обороты в 70-х годах, трейдинг валютными фьючерсами становился все более популярным. Но даже опытные валютные трейдеры в большинстве своем не понимают того, что любая валютная сделка является, по сути, спредом.

Дифференциал между валютами – швейцарским франком и евро, евро и йеной, йеной и британским фунтом, долларом США и любой валютой, какой вашей душе угодно – стал прекрасной возможностью развития валютного рынка (Forex, Foreign exchange). Спрединг является искусством, эволюционировавшим во множество стратегий. Он помог созданию огромного пула ликвидности на всех рынках и сыграл немаловажную роль в деле популяризации фьючерсов среди институциональных потребителей. Одним из секретов торговых площадок можно считать уникальность спрединга и личности спредера. Спредеры являются людьми, у которых отсутствует какая-либо предрасположенность к риску.

Спредеры и опционы

От спредеров можно часто услышать, что они присутствуют на рынке отнюдь не для того, чтобы брать на себя риски. Это довольно странный комментарий из уст людей, чья профессия – трейдинг, но реальность такова, что большинство спредеров действительно не берут на себя больших рисков. Вместо этого они изыскивают возможность получения прибыли, которую мгновенно фиксируют. Опционных трейдеров по сути можно считать спредерами. Мало кто из маркет-мейкеров, стоящих на площадке, где торгуются опционы на индекс OEX или SPX (OEX – фондовый индекс Standard amp; Poor’s 100; SPX – фондовый индекс Standard amp; Poor’s 500. – Примеч. пер.) на Chicago Board of Options Exchange (Чикагская биржа опционов, далее СВОЕ. – Примеч. пер.), спекулирует путами или коллами. Они, пожалуй, занимаются тем же, что и фьючерсные спредеры. Они выискивают ценовые отклонения, на которых можно заработать, и снижают риск, используя другой рынок или другую страйковую цену.

Возможно, самой важной характеристикой типа личности спредера является его способность к быстрому мышлению. Скорость мыслительного процесса исключительно важна для трейдера опционами. Среди моих клиентов были трейдеры, работавшие на компанию Купер Неф (Cooper Neff) – деривативную компанию из Пенсильвании. Со временем компания Купер Неф превратилась в одну из лучших опционных компаний на Уолл-стрит. Произошло это благодаря передовому технологическому обеспечению и прекрасной команде интеллектуалов-трейдеров. Они разработали хороший метод набора персонала. Желающим поступить к ним на работу предлагался тест, в который были включены задачи по логике и математике. Обычно на выполнение теста давался один час, но компания Купер Неф требовала от соискателей рабочего места сдать его за 5-10 минут. Задачей теста было выяснить скорость мышления и оценку ситуации. Речь шла не об оценке знаний, а о том, сколь быстро работают их мозги.

Компания Купер Неф при найме сотрудников делала ставку на мобильность рассудка и гибкость мышления. Худшее, что может позволить себе спредер, – это иметь собственное мнение относительно направления рынка. Самые лучшие в мире спредеры обладают наихудшей интуицией, когда речь заходит о будущем движении цены. Винс и Деннис, мои старые друзья и клиенты, которых я считаю одними из лучших индексных арбитражеров в мире, любили повторять, что, приходя по утрам на биржу, они оставляют свое мужское начало в запечатанном сосуде в раздевалке (я полагаю, уходя, они забирают его обратно). Тем самым они хотели сказать, что работают не для того, чтобы брать на себя непросчитанный риск.

Еще одной серьезной фирмой по торговле опционами является компания Кей Си-Си Оу (KC–CO), которая поднялась чуть ли не с нуля в 80-е годы. Эта чикагская компания специализируется на биржевых опционных продуктах. Она была основана Кеном Хэгером (Ken Hager), одним из старейших трейдеров по опционам на фьючерсный индекс OEX на СВОЕ. Довольно быстро компания выросла настолько, что в ней работало примерно 80 трейдеров. Позже компания была куплена британским институционалом Эс. Джи. Варбург (S.G.Warburg). Покупка пришлась на время, когда крупнейшие игроки пришли к выводу о том, что, чтобы выжить, им требуются наиболее изощренные системы анализа рисков. В период с 1987 по 1992 годы маленькая региональная система торгового дома превратилась в глобальную институциональную методологию. Затем компания S.G.Warburg слилась с компанией Свис Банкорп. (Swiss Bancorp.), что привело к регулятивным сложностям, благодаря которым компания KC–CO смогла выкупить себя обратно.

Обратный выкуп позволил первоначальным партнерам-основателям восстановить технологическое преимущество и перегруппировать прекрасный человеческий капитал, имеющий опыт торговли по всему миру. Соединение двух этих факторов позволило компании превратиться в игрока гигантского масштаба. Базирующаяся на количественном анализе методология, используемая KC–CO, Cooper Neff и другими успешными компаниями, специализирующимися на торговле деривативами, представляет именно тот тип техники, который до сегодняшнего дня используется во всех крупных банках и финансовых институтах.

На биржевых площадках опционных трейдеров и многих спредеров называют «квант джоками» (“quant jocks” – жаргонное прозвище математиков. – Примеч. пер.), ведь в большинстве случаев они принимают торговые решения на основании математических выкладок, интуиция здесь не работает. Некоторые фьючерсные трейдеры воспринимают это жаргонное прозвище как оскорбление. Другие считают его проявлением зависти. Я принадлежу к последним, ибо смотрю на «квант джоков» именно с завистью. Мне по душе осознавать, что есть люди, способные при взгляде на цифры просчитать возможные риски. Многим из нас хотелось бы, чтобы наши мозги работали также быстро, как компьютер!

Сказать о том, что личность позиционного трейдера уникальна, было бы преуменьшением. Позиционные трейдеры, в дополнение к дневной торговой активности, находящей отражение в балансах их счетов, являются также и инвесторами. Многие трейдеры, имея основную позицию, все время торгуют «вокруг» нее, что позволяет им улучшить цену по позиции. Например, хороший позиционный трейдер открывает в качестве основной длинную позицию (long position, позиции, открытые в расчете на повышение цены. – Примеч. пер.). В продолжение торговой сессии он много раз выходит из нее и снова входит, стремясь постоянно держать позицию открытой.

Темперамент скальперов, спредеров и арбитражеров должен отвечать требованиям, предъявляемым соответствующим видом трейдинга. Высокоэнергичные и взрывные скальперы обладают чертами, в наибольшей мере подходящими для их стиля торговли. Однако эти же самые черты оказались бы гибельными для спредеров и арбитражеров, чья профессиональная судьба зависит от способности концентрации и систематического поиска математических аномалий. Одной из самых сложных задач в процессе обучения трейдингу является достижение понимания того, сколь разнятся типы трейдеров.

Все, торгующие на рынках, даже принадлежащие к одной и той же категории трейдеров, отличаются друг от друга в подходе к решению наитруднейшей задачи: к принятию решения об открытии позиции. Как вам уже должно быть известно, великие трейдеры-маркет-мейкеры являются источником чистой энергии. Если это так, то в венах «настоящего» позиционного трейдера течет ледяная вода. Если бы мне дозволено было решать, какие трейдеры являются самыми лучшими в нашем бизнесе, я бы остановился на позиционных трейдерах. Лучше всего это мне объяснил один из самых богатых людей, которых мне довелось повстречать. На мой вопрос, как ему удалось скопить 300 миллионов долларов, он ответил, что важно было найти подходящую лошадь… и продолжать скакать на ней, пока она не пала! Поначалу я не понял смысла фразы, но потом догадался, что он хотел сказать. Для того чтобы сделать состояние, инвестору требуется долгосрочное видение и смелость, которая позволит ему вложить в дело деньги и материализовать свое видение. Если это видение верно, придерживайся его и успех придет. Очень трудно открывать любую позицию.

Позиционные трейдеры

Уровень энергии у них почти нулевой. Они открывают пассивную позицию, после чего сидят и смотрят на нее. Правила, которым они следуют, просты, и новичкам быстро становится известно о них: «не добавляй к убыточной позиции, добавляй только к выигрышной», «не наращивай убытки», «позволяй расти прибыли». Ничего сложного для понимания здесь нет, эти правила известны любому, в чьи жизненные планы входит стать фьючерсным трейдером. Другое дело, что только единицы из миллионов людей, торгующих по всему свету, станут настоящими трейдерами. Многие позиционные трейдеры скажут вам, что с выигрышной позицией управиться намного сложнее, чем с убыточной. Не так трудно понять, когда следует выйти из убыточной позиции, ограничив риск на определенном уровне, в то время как выигрышная позиция содержит некий элемент неизвестности.

Лучшие позиционные трейдеры никогда не входят в рынок, не отдавая себе отчета в том, чего именно они ожидают от сделки. Дисциплинированные инвесторы понимают, что размещение стоп-ордеров на убытки является важной частью действенного управления деньгами, но когда открытая позиция находится в плюсе и, что еще важнее, когда они открывают новые позиции в дополнение к уже существующей, возникает новая ситуация в плане норм риск-менеджмента. Начинающим трейдерам сложно усвоить все эти тонкости, ведь самое простое – это открыть позицию и держать ее. Намного труднее достичь стабильности результатов, когда открываемые позиции раз за разом выходят в плюс.

Стив Хелмс (Steve Helms) – один из лучших позиционных трейдеров на чикагских рынках. Выходец из Северной Каролины, Хелмс приехал в Чикаго после окончания университета Дэвидсон с намерением утвердиться в мире товарного трейдинга, к которому имел отношение еще в родном штате. По приезду он располагал довольно скромными средствами, однако быстро пошел в гору, став одним из лучших позиционных трейдеров по сельскохозяйственным фьючерсам на СМЕ. Хотя позже Хелмс и переместился на площадку фьючерса на индекс S amp;P 500, у него всегда было открыто одновременно несколько позиций на различных рынках. Хелмс стал прекрасным трейдером благодаря способности эмоционально отстраняться от трейдинга.

Я провел многие часы, беседуя с ним, но мне так и не удалось ни разу поймать его взгляд. Глаза Хелмса постоянно блуждали по линиям котировок на табло Кватрона (Quotron – электронная брокерская система. – Примеч. пер.). Сила Хелмса как трейдера заключалась в глубоком знании рынка и терпении, помноженным на интуицию игрока. После открытия позиции трейдеры уже не могут смотреть на рынок взглядом стороннего наблюдателя. У них есть мнения, они сформировали их на базе анализа и, что намного важнее, они решились проверить действенность мнения, поставив на него деньги.

Отличие Хелмса и других успешных позиционных трейдеров от общей массы в том, что они, открыв позицию после тщательно выполненной подготовительной работы, остаются настолько объективными по отношению к рынку, насколько это вообще возможно для человека. Это не только вопрос разработки методологии, базирующейся на комбинации технического анализа и фундаментальных факторов, – здесь требуется интуитивное понимание рынка. Многие позиционные трейдеры, разработав удобоваримый торговый план, учитывающий технические факторы и соответствующие фундаменталии, все-таки отказываются от его реализации, потому что интуиция не позволяет им это сделать. Все успешные трейдеры скажут вам, что предпочитают воздерживаться от явно напрашивающихся сделок, если ощущают некую угрозу на интуитивном уровне.

Возвращаясь к фразе Бинга о том, что, занимаясь скальпированием, лучше оставлять мозги дома, я могу сказать, что для позиционного трейдера верно обратное. Ваши мозги работают в полную силу, когда открыта позиция. Заснув за рулем, вы рискуете угодить в аварию. Многие хорошие позиционные трейдеры говорили мне, что после возвращения домой они продолжают отслеживать цены по компьютеру. Они слушают телевизионные выпуски деловых новостей ранним утром и наблюдают за развитием событий на зарубежных рынках, когда все мы спим. Они подкарауливают новость, способную изменить течение событий на рынке.

Хорошим примером служит речь бывшего председателя ФРС Алана Гринспена (Alan Greenspan), в которой он упомянул о «безрассудном воодушевлении» (“irrational exuberance”). В момент произнесения речи на рынках царила настоящая эйфория, быки правили бал, медведей нигде не было видно, а денежная политика властей выглядела убедительной. Короче говоря, рынок не был готов к таким словам. Председатель Гринспен, может быть, был прав в долгосрочной оценке ситуации, но предупреждение оказалось слишком уж ранним. Мы видели, как рынок мгновенно среагировал вниз, но провал оказался кратковременным. Рынок немедленно развернулся, после чего мы стали свидетелями бычьего рывка воистину грандиозных масштабов. Длившееся четыре года ралли подняло фондовые индексы S amp;P 500 и NASDAQ 100 до рекордных максимумов. Позиционный трейдер, отслеживавший реакцию на «безрассудное воодушевление», сообразил, что из реакции рынка можно сделать определенные и далеко идущие выводы. Истина состояла в том, что рынок не хотел идти вниз. Это должно было стать ясным предупреждением для всех, кто собирался продавать. Лучшие трейдеры поняли все: когда председатель ФРС говорит тебе, что акции немного переоценены, после чего рынок все-таки идет вверх, медведям лучше не высовываться! Много проницательных трейдеров сколотили себе состояния в последующие два-три года, потому что догадались о наступлении беспрецедентного по длительности периода роста корпоративных доходов в результате феномена 2000 года (Y2K).

Опционные трейдеры

В отличие от позиционных трейдеров, трейдеры опционами (если они не спредеры) по своему подходу к рынку напоминают роботов. Работающие на биржевой опционной площадке маркет-мейкеры проводят торговую сессию, уткнувшись носами в кипы бумаг с указанием цены по каждому страйку. Все трейдеры заняты изучением таблиц стоимости различных опционов и цен базовых инструментов. Другими словами, по таблицам определяется изменение значения опционной премии при движении рынка вверх или вниз. В таком трейдинге направление движения рынка отступает на задний план, и на авансцену выходят математические подсчеты.

Мало кто знает о том, что группы торговцев опционами имеют своих людей на каждой опционной площадке и на каждом электронном рынке, дабы иметь полную информацию об интересующих их инструментах. Все серьезные фирмы представлены на опционных площадках как игроки на фондовые индексы S amp;P 500, OEX и SPX. ETF’s – это биржевые фонды (exchange-traded funds, ETF, см. далее), поведение которых влияет на другие рынки. Опционные трейдеры и их фирмы всегда пытались развить технологическую составляющую трейдинга до пределов, допускаемых биржами. Трейдинговые группы, подобные той, что я описал выше, хотели бы максимально компьютеризировать процесс торговли, что позволило бы их трейдерам мгновенно оценивать изменения в позициях.

При движении рынка на используемых опционными фирмами переносных мониторах тут же отражаются все изменения по позициям и концентрация заказов на определенных страйках. В этих фирмах часто проводятся утренние совещания, на которых менеджеры и трейдеры согласовывают стратегию группового поведения. Такие совещания важны не только в информативном плане, но и как возможность коллективного мозгового штурма. Смысл совещаний – выработка линии поведения в случае неблагоприятного развития событий. Важно помнить о «роботообразном» характере работы опционных трейдеров, тщательно рассчитывающих все свои позиции. Метод их работы нацелен на фиксирование прибыли, уход от рисков, но в то же время они стремятся к тому, чтобы извлечь максимально возможную прибыль из значительных движений котировок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24