Джейн Макгонигал.

SuperBetter (Суперлучше)



скачать книгу бесплатно

Научные редакторы Ксения Пахорукова, Андрей Муждаба, Кристина Бетц


Издано с разрешения Jane McGonigal c/o The Gernert Company


Книгу рекомендовали к изданию Екатерина Апакина, Евгений Нагорный, Николай Быков, Алексей Дудко


Все права защищены.

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.


© 2015 by Jane McGonigal

Translation © 2018 by Mann, Ivanov and Ferber All rights reserved.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2018

* * *

Тильден и Сибли

Желаю вам стать героями собственных историй



Что нужно знать, прежде чем начинать игру

Метод SuperBetter[1]1
  Слово SuperBetter автор использует в нескольких значениях – это и игра с конкретными реализациями, и метод, и подход, и в какой-то степени мировоззрение. Строго говоря, конкретной и ограниченной «игры» SuperBetter в том смысле, в котором есть обычные компьютерные и некомпьютерные игры, и нет – есть приложения, книги, инструкции, которые позволяют превратить в эту игру свою жизнь. Прим. науч. ред.


[Закрыть]
должен сделать вас более сильными, счастливыми, стойкими и жизнерадостными. В его основе лежит наука об играх, и есть множество доказательств, что этот метод работает.

Рандомизированное контролируемое исследование[2]2
  Рандомизированное контролируемое исследование – разновидность научного (часто медицинского) эксперимента, при котором его участники случайным образом делятся на группы, в одной из которых проводится исследуемое вмешательство, а в другой (контрольной) применяются стандартные методики или плацебо. Прим. ред.


[Закрыть]
, выполненное сотрудниками Пенсильванского университета, показало, что у тех, кто практиковал SuperBetter на протяжении 30 дней, уменьшились симптомы депрессии и тревожности, укрепились социальные связи, улучшилось настроение, испытуемые поверили, что смогут достичь успеха и реализовать свои цели. В целом люди стали счастливее и удовлетвореннее жизнью. Результаты клинических исследований в Медицинском центре Векснера Университета штата Огайо и Детской клинике Цинциннати показали, что у игроков SuperBetter улучшается настроение, снижается тревога и становятся крепче личные и семейные отношения.

Благодаря обратной связи от более 400 тысяч игроков я улучшила метод, сделала его проще для понимания и интереснее.

Последние пять лет я ежедневно слышу, что SuperBetter изменил чью-то жизнь. Я очень надеюсь, что и вам он поможет справиться с самыми сложными проблемами. Я верю, что вы можете быть храбрыми, креативными, оптимистичными и реализовать с помощью этих качеств свои заветные мечты.

SuperBetter не заменит медицинскую помощь или лекарства. Большинство участников обозначенных выше исследований успешно играли в SuperBetter, но, помимо этого, соблюдали медицинские рекомендации или проходили лечение/реабилитацию. SuperBetter НЕ альтернатива терапии, консультированию, длительному медицинскому наблюдению и лечению, так же как и любая другая игра, упомянутая в книге.

Ну что ж, время начать!

Введение

Вы сильнее, чем думаете.

Рядом с вами потенциальные союзники.

Вы – герой собственной истории.


Эти три утверждения помогут вам стать счастливее и мужественно преодолеть любую проблему.

Вам не нужно ничего менять. Вы уже сильнее, чем думаете.

Вы способны контролировать внимание, а значит, и мысли и чувства.

Вы можете найти поддержку в самом неожиданном месте и сделать отношения более глубокими.

У вас врожденная способность к самомотивации и воспитанию положительных качеств.

С этой книгой вы быстрее поймете свои способности. Вы увидите, что применять их так же просто, как и играть.

* * *

И все же книга не об играх – скорее, не совсем о них. Она о том, как проявлять игровой подход при стрессе и личных проблемах. Иными словами, о том, как задействовать в реальности те психологические качества, которые вы обычно демонстрируете во время игры: силу воли, сострадание, оптимизм, креативность, стойкость и целеустремленность. Как быть любознательным и выбирать наиболее эффективную стратегию. Как нарабатывать навыки успешного решения сложных задач.

Я расскажу, что такое игровой подход и как он помогает стать сильнее, счастливее и мужественнее, на примере своей истории.

* * *

Летом 2009 года я получила сотрясение мозга. Выздоровление затягивалось, и даже спустя месяц меня по-прежнему мучили постоянные головные боли, тошнота и головокружение. Я не могла читать или писать более нескольких минут. Память подводила. Почти все время я чувствовала себя настолько плохо, что не могла встать с постели. Голова была как в тумане. Ранее я не испытывала ничего подобного, и такое состояние меня пугало и подавляло.

Я не могла объяснить друзьям и родным, что именно со мной происходит. В какой-то момент я решила описать свои чувства. С огромным трудом подбирала слова, и вот что у меня получилось:

Все сложно.

Мои мысли сжимает железный кулак.

Мой мозг словно под прессом.

Если я не могу думать, то кто я тогда?

К сожалению, способа лечения посткоммоционного синдрома[3]3
  Патологическое состояние после черепно-мозговой травмы, сопровождающееся головной болью, тошнотой, усталостью и т. д., сохраняющееся в течение нескольких недель или месяцев. Прим. науч. ред.


[Закрыть]
нет. Нужно отдыхать как можно больше и надеяться на лучшее. Врачи сказали, что улучшение самочувствия наступит через несколько месяцев, а возможно, и через год или больше, и порекомендовали избегать всего, что провоцирует проявление симптомов. Это означало не читать, не писать, не бегать, никаких видеоигр, работы, электронной почты, алкоголя и кофеина. Я даже пошутила: «Другими словами, никакого смысла жизни».

В этой шутке есть доля правды. Тогда я еще не знала, что пациентам с черепно-мозговыми травмами – даже в такой легкой форме, как у меня, – свойственны суицидальные мысли[4]4
  Jessica L. Mackelprang et al. Rates and Predictors of Suicidal Ideation During the First Year After Traumatic Brain Injury // American Journal of Public Health. 2014. № 104 (7). e100–e107; Nazanin H. Bahraini et al. Suicidal Ideation and Behaviours After Traumatic Brain Injury: A Systematic Review // Brain Impairment. 14.01.2013. P. 92–112.


[Закрыть]
. Они возникают в одном случае из трех. Именно это произошло со мной. Мозг начал нашептывать: «Джейн, ты хочешь умереть. Тебе не станет лучше. Боль никогда не пройдет. Ты превратишься в обузу для мужа». Голоса звучали все настойчивее и убедительнее. Я стала бояться за свою жизнь.

А затем что-то произошло. У меня промелькнула кристально четкая мысль, изменившая все. Спустя 34 дня после получения травмы – никогда не забуду этот момент – я сказала себе: либо я покончу с собой, либо превращу жизнь в игру.

Почему в игру? К тому времени, то есть в 2009 году, я уже 10 лет изучала психологию игр. Фактически я стала первым человеком в мире, который получил степень доктора философии за изучение психологических качеств игроков и роли этих качеств в решении реальных проблем. Благодаря многолетним исследованиям в Калифорнийском университете в Беркли я знала: геймеры креативнее, целеустремленнее и энергичнее решают проблемы. И чаще обращаются за помощью к окружающим.

Я хотела обратить эти особенности себе на пользу. Так я создала простую игру под названием «Джейн, истребительница сотрясений», цель которой – восстановление после травмы. В игре нужно было придумать тайную личность, найти союзников, сразиться с «плохими парнями» и использовать бонусы. Джейн стала моей тайной личностью, позволяющей почувствовать себя героем, решительной, а не отчаявшейся.

Первое, что я сделала в роли «убийцы сотрясения мозга», – позвонила своей сестре-близняшке Келли и сказала: «Я играю, чтобы вылечить мозг, и прошу тебя поучаствовать вместе со мной». Я легко попросила помощи, и Келли стала моим первым союзником в игре. Затем к нам присоединился мой муж Кияш. Вместе мы находили «плохих парней» и сражались с ними. «Плохими парнями» мы называли все, что могло спровоцировать симптомы сотрясения мозга и, как следствие, замедлить процесс выздоровления – например, яркие огни и шумные места. Мы также собирали и использовали бонусы. И это все, что я могла делать даже в самые плохие дни, чтобы почувствовать себя немного лучше, счастливее или сильнее. Мои любимые бонусы: пятиминутная игра с нашей шотландской овчаркой, поедание грецких орехов (полезно для мозга) и две прогулки вокруг дома с мужем.

Несмотря на простоту игры, через пару дней туман в голове рассеялся. Отступили депрессия и тревога. Для меня это было чудом. Игра не стала чудодейственным средством от головных болей или когнитивных симптомов. Я испытывала их более года, и тот год стал тяжелейшим в моей жизни. Но я перестала мучиться. Я почувствовала, что моя судьба в моих руках. Начала относиться к себе как к сильному человеку. Близкие поняли, как помочь и поддержать меня.

Дальнейшие события меня поразили. Спустя несколько месяцев я выложила в блог небольшой ролик с объяснением правил игры. Не каждый знаком с симптомами сотрясения мозга, и не каждый хочет быть их «истребителем». Поэтому я переименовала игру в SuperBetter[5]5
  Намного лучше (англ.).


[Закрыть]
. Почему? После травмы все надеялись, что вскоре мне «станет лучше». Но я не хотела, чтобы мне все стало так, как раньше. Я хотела стать супергероем: более счастливой и здоровой, чем до травмы.

Вскоре я начала получать первые сообщения от людей со всего мира. Они придумывали свои тайные личности, искали союзников и боролись с «плохими парнями». Они становились супергероями в борьбе с депрессией и страхами, постоперационными и хроническими болями, мигренями и болезнью Крона. Им удавалось вылечить больное сердце и найти работу после многих лет неудач. В SuperBetter играли люди с серьезными, порой смертельными диагнозами, такими как последняя стадия рака и боковой амиотрофический склероз. Из их сообщений и видео я понимала, что игра помогала им точно так же, как и мне. Игроки уверяли, что почувствовали себя сильнее и мужественнее, лучше находят общий язык с друзьями и родственниками. Они стали счастливее, несмотря на боль и самый тяжелый период в жизни.

И я подумала: «Что происходит? Как может игра, вроде банальная, так сильно повлиять на жизненно важные обстоятельства?» Честно говоря, не опробовав на себе, я бы ни за что не поверила в ее возможности. Поправившись, я погрузилась в изучение научной литературы. Вот что я поняла. Некоторые люди становятся сильнее и счастливее после травмы. Именно это произошло с нами. Игра помогла нам испытать то, что ученые называют посттравматическим ростом. Мы редко встречаемся с этим термином в повседневной жизни. Чаще сталкиваемся с понятием посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Это состояние с симптомами депрессии и тревоги, которое может возникнуть у человека, ставшего свидетелем или участником тяжелого или трагического события. Но исследование показало, что травмирующие события, борьба с крайне сложными жизненными обстоятельствами часто помогают людям раскрыть и проявить свой потенциал, и их жизнь становится гораздо полнее[6]6
  Richard G. Tedeschi, Lawrence G. Calhoun. Posttraumatic Growth: Conceptual Foundations and Empirical Evidence // Psychological Inquiry. 2004. № 15 (1). P. 1–18.


[Закрыть]
.

Чтобы вы лучше поняли суть посттравматического роста, я приведу пять характерных высказываний людей.


1. Мои приоритеты изменились. Я не боюсь заниматься тем, что делает меня счастливее.

2. Я сблизился с друзьями и родственниками.

3. Я стал лучше понимать себя. Теперь я знаю, кто я на самом деле.

4. Я нашел новый смысл и цель своей жизни.

5. Мне стало легче ставить цели и воплощать мечты[7]7
  Я составила список из пяти самых распространенных признаков посттравматического роста после углубленного анализа научной литературы о посттравматическом росте, включая следующие важные источники: Birgit Wagner, Christine Knaevelsrud, Andreas Maercker. Post-Traumatic Growth and Optimism as Outcomes of an Internet-Based Intervention for Complicated Grief // Cognitive Behaviour Therapy. 2007. № 36 (3). P. 156–161; Lawrence G. Calhoun, Richard G. Tedeschi. Beyond Recovery from Trauma: Implications for Clinical Practice and Research // Journal of Social Issues. 1998. № 54 (2). P. 357–371; Laura Quiros. Trauma, Recovery, and Growth: Positive Psychological Perspectives on Posttraumatic Stress. 2010. P. 118–121; Stephen Joseph, P. Alex Linley. Growth Following Adversity: Theoretical Perspectives and Implications for Clinical Practice // Clinical Psychology Review. 2006. № 26 (8). P. 1041–1053; Richard G. Tedeschi, Lawrence G. Calhoun. The Posttraumatic Growth Inventory: Measuring the Positive Legacy of Trauma // Journal of Traumatic Stress. 1996. № 9 (3). P. 455–471; Matthew J. Cordova et al. Posttraumatic Growth Following Breast Cancer: A Controlled Comparison Study // Health Psychology. 2001. № 20 (3). 176 p.; Susan Cadell, Cheryl Regehr, David Hemsworth. Factors Contributing to Posttraumatic Growth: A Proposed Structural Equation Model // American Journal of Orthopsychiatry. 2003. 73 (3). P. 279–228; Mary Beth Werdel, Robert J. Wicks. Primer on Posttraumatic Growth: An Introduction and Guide. Hoboken, NJ: John Wiley and Sons. 2012; Kenneth W. Phelps et al. Enrichment, Stress, and Growth from Parenting an Individual with an Autism Spectrum Disorder // Journal of Intellectual and Developmental Disability. 2009. № 34 (2). P. 133–141; Katie A. Devine et al. Posttraumatic Growth in Young Adults Who Experienced Serious Childhood Illness: A Mixed-Methods Approach // Journal of Clinical Psychology in Medical Settings. 2010. № 17 (4). P. 340–348; Stephen Joseph. What Doesn’t Kill Us Makes Us Stronger: The New Psychology of Posttraumatic Growth. New York: Basic Books, 2011; Janelle M. Jones et al. That Which Doesn’t Kill Us Can Make Us Stronger (and More Satisfied with Life): The Contribution of Personal and Social Changes to Well-Being After Acquired Brain Injury // Psychology and Health. 2011. № 26 (3). P. 353–369.


[Закрыть]
.


Все вместе эти пять признаков отражают мощную позитивную трансформацию. Но это еще не все. В преимуществах посттравматического роста есть нечто удивительное. Несколько лет назад сиделка одного из австралийских хосписов Бронни Уэйр написала статью под названием «Сожаления умирающих»[8]8
  Bronnie Ware. Regrets of the Dying // November 19, 2009, http://bronnieware.com/regrets-of-the-dying. Впоследствии статья превратилась в полноразмерную книгу The Top Five Regrets of the Dying (Bloomington, IN: Hay House, 2012).


[Закрыть]
. Уэйр знала, о чем говорит. Десять лет она заботилась о пациентах, которым остались последние месяцы жизни, и пришла к выводу, что все сожалели об одном и том же. После публикации статьи Уэйр получила отклики от сотен сотрудников хосписов и сиделок со всего мира, подтвердившие ее слова. Респонденты Уэйр также слышали от пациентов подобные высказывания. Конечно, не каждый сожалеет о чем-то на смертном одре. Однако, если это происходит, скорее всего, человек будет сожалеть о чем-то из этого списка.


1. Я жалею, что работал так много.

2. Я жалею, что перестал общаться с друзьями.

3. Я жалею, что не позволял себе быть счастливым.

4. Я жалею, что не осмеливался выражать свои чувства.

5. Я жалею, что не следовал своей мечте, а пытался соответствовать ожиданиям других.


Задумайтесь на мгновение! Вас озарило так же, как и меня после прочтения списка два года назад?

Удивительно, но пять основных сожалений умирающих полностью противоположны пяти последствиям посттравматического роста. Посттравматический рост дает нам силы и смелость поступать так, чтобы чувствовать себя счастливыми. Мы понимаем и выражаем подлинные чувства. Мы отдаем предпочтение отношениям и значимой работе, которая нас вдохновляет.

Посттравматический рост – это не противоположность ПТСР. Эти два процесса ни в коем случае не заменяют друг друга и могут быть последовательными. Но симптомы ПТСР фактически предопределяют возможность дальнейшего роста. Вероятно, это связано с тем, что рост требует глубокой и постоянной борьбы с чем-то очень сложным. Если мы поправляемся слишком быстро, то упускаем возможность роста[9]9
  Ann Marie Roepke. Psychosocial Interventions and Post-traumatic Growth: A Meta-Analysis // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 2013. November 19. n. p.


[Закрыть]
. Если отвечаем на экстремальный личный вызов, то обретаем способность следовать за мечтой. Жить без сожалений. С этой точки зрения посттравматический рост – процесс становления супергероем – может привести к самой желанной личной трансформации.

Но как испытать пять положительных трансформаций, будучи в состоянии невероятного стресса или страдая от последствий серьезной травмы? Что для этого необходимо сделать? И самое главное: как получить преимущества посттравматического роста без травмы? Я уверена, никто не захочет столкнуться с потерей, болью, болезнью или чем-то подобным лишь ради последующих выгод. Но в то же время кто откажется от жизни, о которой мечтал?

Изучению этого вопроса я посвятила два года. Вот что я обнаружила: вы можете обрести преимущества посттравматического роста без травмы, если поставите перед собой сложную цель. Например, пробежать марафон, написать книгу, открыть бизнес, родить ребенка, бросить курить или заняться духовным развитием. Ученые называют это постэкстатическим ростом. Первой открыла данный феномен клинический психолог Энн Ропке, когда была аспирантом Пенсильванского университета. Она описывала его как «результат без боли» – или по крайней мере с меньшей болью[10]10
  Ann Marie Roepke. Gains Without Pains? Growth After Positive Events // Journal of Positive Psychology. 2013. № 8 (4). P. 280–291.


[Закрыть]
. Эффект от постэкстатического роста такой же, как и от посттравматического. Единственное различие: нужно поставить цель, а не ждать, пока жизнь зажмет в тиски. Приключение, требующее некоторых усилий, создаст условия для борьбы, и вы будете развиваться так же, как и любой человек после травмы.

Если посттравматический и постэкстатический рост работают одинаково, что именно представляет собой этот процесс? Почему в одних случаях стресс ослабляет, а в других – закаляет? От чего это зависит? Именно здесь результаты исследования оказались удивительными – по крайней мере для такого гейм-дизайнера, как я.

Выяснилось, что существует семь способов мышления и действий, которые способствуют посттравматическому и постэкстатическому росту. И именно так мы мыслим и действуем, когда играем.


1. Мыслите как человек, готовый принять вызов. Вы должны испытывать интерес к препятствиям и относиться к сложным жизненным событиям как к вызову, а не как к угрозе. В играх мы говорим: «Принять вызов».

2. Определите, что делает вас сильнее и счастливее. Когда вы сталкиваетесь с трудной задачей, вам необходимо подпитываться позитивными эмоциями и следить за своим здоровьем. В играх ищем бонусы – объекты, которые делают нас сильнее, быстрее и эффективнее.

3. Стремитесь к психологической гибкости. Принимайте негативный опыт, например боль или поражение, если он поможет вам развиваться или приблизит к основной цели. Пусть вашими поступками управляют мужество, любознательность и желание совершенствоваться. В играх мы следуем этому правилу, когда сражаемся с сильным противником или «плохими парнями». При этом мы знаем, что можем не раз потерпеть поражение, прежде чем поумнеем или наберемся опыта, чтобы победить.

4. Действуйте целенаправленно. Двигайтесь к цели каждый день маленькими шажками. Они будут подтверждать ваше намерение достичь цели. В играх у нас есть структура, которая позволяет делать это, – так называемое задание (квест). Оно помогает сконцентрироваться на достижении результатов на пути к важной цели.

5. Работайте над отношениями. Попытайтесь найти хотя бы двух человек, с которыми вы можете откровенно поговорить о стрессе и проблемах. В многопользовательских играх мы практикуем искусство поиска союзников – людей, которые понимают, с какими препятствиями мы сталкиваемся, и поддерживают нас.

6. Найдите героическую историю. Вспомните достойные моменты. Сосредоточьтесь на усилиях, которые вы тогда вкладывали, на их смысле и цели. Компьютерные игры изобилуют героическими историями. Мы часто примеряем роль «тайной личности», ведущей героя по его пути. Истории наших героев вдохновляют нас и мотивируют к росту.

7. Овладейте навыками поиска выгод. Подумайте, какие хорошие последствия вас ждут, когда вы справитесь со стрессом или решите задачу. В играх мы говорим об «эпических победах» – чрезвычайно положительных результатах, которые возникают, когда вы меньше всего ожидаете их.


Неудивительно, что SuperBetter так хорошо помогает многим людям! И вы поймете почему, как только ознакомитесь с научными аспектами. Гейм-дизайнеру сам бог велел создать систему, в основе которой лежит эта естественная способность человека к игровому мышлению. Но в тот момент я не думала об этом, а SuperBetter был прекрасным компасом для посттравматического и постэкстатического роста. Я не гений. Я хороший гейм-дизайнер, а все хорошие игры учат нас семи способам мышления и действий, с помощью которых, преодолев огромный стресс и приняв вызов, мы можем осуществить позитивную трансформацию.

Эти семь правил лежат в основе SuperBetter и описаны в этой книге.


1. Бросьте себе вызов.

2. Собирайте и используйте бонусы.

3. Ищите «плохих парней» и сражайтесь с ними.

4. Выполняйте задания.

5. Привлекайте союзников.

6. Создайте тайную личность.

7. Стремитесь к эпической победе.


Возможно, вы уже столкнулись с болезнью, потерей, личной проблемой. Применив эти правила в своей жизни, вы легче справитесь с травмирующими обстоятельствами и получите шанс на посттравматический рост.

Стать сильнее, счастливее, храбрее и выносливее можно и без жизненного вызова: достаточно поставить перед собой значимую и амбициозную цель. Начните двигаться к ней, и вы почувствуете удовлетворение и преимущества постэскстатического роста.

* * *

Возможно, вам покажется, что я переоцениваю возможности игрового подхода и SuperBetter. Но у меня есть все основания для оптимизма.

После появления SuperBetter более 400 тысяч человек сыграло в онлайн-версию игры. Мы зафиксировали каждый бонус. Каждого «плохого парня». Каждое задание, которое выполнили игроки. Мы знаем, что именно работает, а что нет. Я привлекла специалистов по обработке данных, чтобы проанализировать собранную за два года информацию. Меня интересовали ответы на те же вопросы, что и вас. Кому помогает метод SuperBetter? (Практически любому человеку: молодому или пожилому, девушке или парню, геймеру или тому, кто никогда не играл.) Сколько времени нужно следовать семи правилам, чтобы почувствовать себя сильнее, счастливее и храбрее? (Заметные улучшения наступают через две недели, серьезные изменения – через четыре – шесть недель.) Самый главный вопрос – сохранится ли эффект от игры? (Насколько нам известно, да. Этот метод появился лишь несколько лет назад, но мы дополнительно изучили данные, полученные от игроков через шесть месяцев, год и в отдельных случаях – через два года. Мы убеждены в устойчивости приобретенных навыков.)

Я ждала пять лет, прежде чем написать эту книгу: хотела убедиться, что игровой метод работает. Я ждала подтверждения результатов ранних исследований по позитивным преимуществам игр в больших, более жестких исследованиях. Я ждала, пока ученые, в том числе нейрофизиологи и специалисты по поведенческой психологии, выдвинут теории о пользе игрового мышления. Самое главное: я ждала отклика от врачей и психологов. Подробности о совместных исследованиях вы найдете в разделе «О науке».

В течение этих пяти лет не проходило ни дня, чтобы я не получала электронное письмо или сообщение в Facebook. Представители разных профессий писали, как SuperBetter вдохновил их или помог семье. Вот пример такого сообщения от Нормана Кэннона, капитана ВВС.

Я командовал эскадрильей ВВС из 2 тысяч человек и собирался провести с солдатами беседу на тему психической устойчивости. В то же время в сентябре 2012 года моя супруга упала с лестницы и получила тяжелое сотрясение мозга. Как и вас, ее преследовали неприятные мысли и ощущения. Я показал супруге видео, где вы рассказываете о методе SuperBetter, и она расплакалась оттого, что ее кто-то понимает. Затем я показал это видео своим солдатам и гражданским служащим. На многих оно произвело сильное впечатление.

Я получаю сообщения от родителей. Например, Мишель Таун, мама из Западной Виргинии, написала мне:

Мой 13-летний сын страдает от ювенильного диабета[11]11
  Сахарный диабет I типа. Прим. науч. ред.


[Закрыть]
, и эта игра – именно то, о чем я молилась. Наша семья стала командой супергероев, и я наблюдаю чудесную эмоциональную перемену в сыне! Мой сын возвращается ко мне! Спасибо!

Я получаю сообщения от пациентов. Например, мне написала Джессика Макдоналд, 30-летняя секретарь из Денвера. Она играла в SuperBetter, перенеся несколько операций и длительную госпитализацию из-за стафилококковой инфекции.

Когда вы болеете или восстанавливаетесь после травмы, мир приобретает название «не могу». Я не могу поднимать что-то из-за установленного катетера на руке. Я не могу посетить мероприятие, потому что слишком устала. Я не могу работать, потому что принимаю такое количество лекарств, которое убило бы лошадь, и едва помню свое имя. Миллион раз в день фраза «не могу» мелькает в твоей голове, убивая душу сантиметр за сантиметром. Если бы мне пришлось описать пользу игры одним предложением, оно бы звучало так: SuperBetter превращает «не могу» в «могу». Конечно, по-прежнему существует что-то, что тебе нельзя или не следует делать. Но ты перестаешь так сильно концентрироваться на ограничениях. Ты начинаешь видеть свои достижения и гордиться ими.

Джессика предложила своим врачам и медсестрам стать союзниками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4