Джейн Астрадени.

Космическая Академия



скачать книгу бесплатно

– Высокомерный ублюдок!


Сектор 23-18-71, Пояс Риволка, система Дейгара, Дейгар, Метрополия

Кортес Ириэс Аньес

Глава Отдела внешней разведки Дейгара капитан Кортес Ириэс Аньес склонился перед отцом.

– Хорош, – бросил тот. – Мундир.

Кортес выпрямился и откинул на спину завязки праздничного плаща, чтобы не мешали Аньесу-старшему рассмотреть сына во всём великолепии. В душе капитан улыбался. В такой день нельзя не улыбаться. Но перед отцом не показывал своей радости, наоборот, замер с каменным лицом, чтобы соответствовать воспитанию и положению.

Напутствие длилось долго, но Кортес слушал внимательно. Отец всегда был точен и говорил только по делу.

– Хочу предупредить, – сказал тот напоследок, – ты зря не познакомился с женой до свадьбы.

– Отец! Я и так всё про нее знаю!

– Да. Но твои профессиональные пристрастия в данном случае сыграют против тебя!

– Что ты имеешь в виду? – напрягся Кортес.

– Традиционная свадьба оправдана, – отец поднялся, расправил складки костюма, взял со стола маску-хамелеон и потянул Кортесу. – Надевай. Пора. А вот невеста твоя… Я был против этого брака, именно потому, что ты сам не знаешь, во что ввязываешься. Ты думал ее воспитать? Воспользоваться тем, что она неопытная девчонка?

– Не совсем… – Кортес приложил к лицу маску и поморщился, прилипая, она холодила кожу. – Но я думал, что так интереснее. Она заинтригована. Она не видела меня. Но меня мало кто видел. Издержки профессии, знаешь ли.

Отец чуть усмехнулся уголком губ.

– Думаешь, ты ей понравишься?

– Я красив, умен, богат, и профессия у меня самая что ни на есть романтическая! Она точно не разочаруется!

– Посмотрим, – пожал отец плечами.

В комнату заглянул слуга.

– Катер готов.

– Мы тоже. Идем, – кивнул Кортесу отец.


Они приземлились на украшенной цветами и стягами площадке. Кортес в сопровождении почетного эскорта для официальных церемоний прошествовал к дому невесты. Он приехал как раз вовремя, чтобы принять в подарок от своей новой семьи ритуальный нож. Когда тяжелый клинок коснулся его руки, ему на миг стало сладостно. Он представил, как будет вечером перебирать пальцами темные волосы Миры и как отрежет прядь этим самым ножом, потом коснется её плеч, снимет с нее платье…

«Может, для этого тоже воспользоваться ножом?» – с улыбкой подумал Кортес, оглядывая толпу женщин, задрапированных в яркие ткани.

– Её нет! Она сбежала! – из дома выскочила служанка.

– С двадцать пятого этажа? – побледнев, воскликнула госпожа Варгес, мать невесты, а господин Варгес-отец отшвырнул в сторону букет и рванул к дому.

– Катер мне! – приказал Кортес, сминая в руке плащ. Ему вдруг захотелось содрать с лица маску-хамелеон и продемонстрировать всем свирепое выражение лица, но эскорт и так действовал слаженно, в отличие от родственников Миры, которые беспорядочно метались туда-сюда. Только один человек выглядел излишне спокойным.

Брат невесты Торрес стоял в тени колонны и нюхал розочку.

– Ты! – подлетел к нему Кортес. – Где она?

– Ах! – Торрес картинно взмахнул цветком. – У жениха разбито сердце? Он так долго ждал этого дня… Придется еще подождать, капитан Ириэс Аньес. Ваша невеста поступила в Космическую Академию, а срок службы там… Хм… стремится к бесконечности.

– Хорошо, – медленно выдохнул Кортес. – Я разберусь.

– Вдох-выдох, капитан, – Торрес дружески похлопал его по плечу. – Хоть вы мне всегда нравились, я не пытался её удержать.


Уже через двадцать минут капитан Ириэс Аньес находился на своем звездолёте, лихорадочно переодевался и анализировал информацию.

Мира умудрилась вернуть его семье все деньги.

«Чёртова Космическая Академия!» – бесился Кортес.

Угораздило же неразумную девчонку сунуться именно туда, откуда он не мог извлечь её немедленно. Любая структура на Дейгаре склонилась бы перед брачными обязательствами. Каждый дом на Дейгаре открыл бы свои двери, чтобы Кортес смог забрать свою несостоявшуюся жену. Но КА-11 не попадала под дейгарскую юрисдикцию. И поэтому глава Отдела внешней разведки капитан Кортес Ириэс Аньес ярился. Он-то всегда считал себя профессионалом. Его уважали и ему с удовольствием подчинялись. Его операции почти всегда заканчивались успехом. У него не возникало проблем, а были только задачи. Удачный брак планировался как ещё одна победа. И в этот раз над нужной ему женщиной. Он всё так хорошо спланировал! Но не учёл сиюминутного желания глупой девчонки, которая сама не ведала, во что впуталась. Не ожидал Кортес и совпадения собственных планов с рекрутизацией на КА-11. Каким лихим космическим ветром их занесло именно в Дейгарский сектор? И как назло в день его свадьбы!

«Поздравить, что ли, прилетели? Сволочи!»

Облачившись в штатское – неприметный костюм без каких-либо опознавательных знаков, Кортес покинул каюту и направился к мостику.


Экипаж на мостике напряженно молчал, ожидая приказов капитана.

– Куда летим? – решился спросить, наконец, дежурный офицер.

– Отследили? – хмуро уточнил Кортес.

– Да. Они недавно покинули наш сектор.

– И куда нацелились?

– Минуточку… Мы только что засекли их в районе перехода… Сектор 42-55-80. Ниц-ши!

– Отправить запрос.

– Текст? – оживился радист.

– Узнайте, не нужны ли им ещё рекруты.

– Капитан! Капитан Аньес! Вы?.. – загомонили офицеры.

– Да, – кивнул Кортес, нащупав за пазухой ритуальный нож, – иду на разведку. Пора бы выяснить параметры секретного синаптического оружия. Готовьте мне перехватчик, замаскированный под фрегат.


Сектор 23-18-73, Пояс Риволка, система Дейгара, Фобиос, граница с ветвью Конклава

Джон Макферсон

Шансы изначально были ничтожными. Джон Макферсон понимал это, но любил рисковать. Обычно ему всё удавалось. Однако в этот раз он слишком понадеялся на прикрытие.

Кто ж знал, что Пиявка решил соскочить? Джон полагал, что тот ещё полгода продержится, и собирался вовремя его устранить. И даже не пытался определить, где именно просчитался. Сейчас перед ним маячили заботы и поважнее. Застрять на малом катере, в системе, где на Макферсона охотились все кому не лень, то еще удовольствие. И никакая маневренность не поможет, при отсутствии быстроходности.

Вовсю голосила оповещалка. Но Джон её игнорировал. Военные на подлёте, он должен успеть. Макферсон проверил катапульту и функционал спасательной капсулы. Затем удалил биоидентификатор, располосовав себе запястье. Катер, скорей всего, взорвут, а прибор, в отличие от органики, легко обнаружить. В биоидентификаторе прописано последнее имя Джона. Пиявка наверняка эту информацию тоже слил. Так что пусть радуется.

Пока рассчитывалась траектория разлета обломков, пират замаскировался. Переоделся в форму космофлота Дейгара, на ходу сочиняя правдоподобную легенду, и достал энергоплеть – орудие собственного изобретения. Оно позволяло моделировать на теле любые раны. Это часто помогало пирату уходить от погони, приписывая свои злодеяния космическим чудовищам или несчастному случаю.

«Проклятье! Чёрт! Чёрт!» – Макферсон стиснул рукоять и зажмурился, многократно проклиная себя за то, что не блокировал болевые ощущения.

Прорвав металлизированную ткань, плеть оставила глубокие рваные борозды. Постанывая и скрипя зубами, Джон подождал несколько секунд и закинул в рот таблетки из унер-аптечки, дабы остановить кровотечение. Пока, кривясь, рассасывал горьковатые пилюли, разобрал энергоплеть на части, не вызывающие подозрений, рассовал их по карманам и прыгнул в капсулу.

Долго ждать не пришлось. Военные не собирались вступать в переговоры. Сразу просканировали корабль, засекли одну форму жизни, то бишь ипостась Джона Макферсона, и ударили.

За секунду до того, как снаряд вспорол обшивку катера, взорвался и выжег внутренности, Джон катапультировался. Кораблик разлетелся на куски, и отстрела спасательной капсулы никто не заметил, поскольку сигнал от биоидентификатора всё ещё поступал. Четкий и вызывающий.

Макферсон стремительно оторвался от дейгарского патруля, замедлил вращение капсулы и лёг в дрейф, настроив поисковик на подходящий объект. Теперь капсула мягко кралась в темноте космоса, выискивая цель. У Джона болели рука и спина. Но что такое боль по сравнению с глупой смертью и забвением? Сегодня он как никогда был к этому близок.

– Впереди объект! – возвестила капсульная оповещалка.

Джон активировал голосовой контроль.

– Параметры?

– Дейгарский фрегат.

Джон прикинул…

– Курс?

– Бета-тэта, угол скольжения девятнадцать…

– А точнее?

– Ближайшая зона перехода в…

Навигационный определитель замигал цифрами и через минуту выдал:

– Сектор 42-55-80, Система Ниц-ши, Пояс Каффки.

– Подходит.

Джон облегченно выдохнул, ввёл нужную программу и вколол себе нейротопс. Пусть его найдут без сознания. Для достоверности. Капсула без труда вычислила оптимальный путь и незаметно прилепилась к днищу фрегата. Аккурат в «слепом пятне», где её не могли обнаружить никакие датчики. Пока что.


Промежуточный сектор нейтрального космоса, крейсер КА-11, запасной ангар (загон)

Гай Морони

Гай сидел и размышлял о неожиданном повороте в своей нелепой судьбе. Исподтишка разглядывая соседку. Тиранна закуталась в одеяло, прилегла на койку и отвернулась лицом к перегородке. Теперь он знал имя девушки, которое та неохотно ему сообщила. Она – иердийка, родом с лерийского захолустья, почти как и он, но туземка, а не колонистка.

«Ничего так, формастая», – невольно восхитился юноша, но безо всякой задней мысли, просто констатируя факт, чисто по-мужски.

Точно так же он мог подумать о любой пробегающей мимо румяной крестьянке или симпатичной соседской девчонке с Кату. С той ему точно ничего не светило. Гай всегда был умником, а не силачом и красавцем. Но Тиранна… Тиранна – она другая. Гай сразу почувствовал к ней уважение. Может, из-за таинственного шрама или манеры держаться. Воображение подбрасывало пареньку волнующие картины. А что он видел-то на своей провинциальной родине? Таких девушек, как Тиранна, точно никогда. И вот летит он сейчас в неизвестность, рядом с такой…

Эх! И где теперь Кату? Не эта ли крохотная звёздочка в углу карты? И затерялся в бесконечности ненавистный сельхозинститут. А вокруг беспредельный космос.

Гай уставился на карту галактики, мучительно соображая, как и почему оказался на звездолёте. Последнее, что более-менее запомнилось, пока не помутилось в голове – это байкеры и волчок. А прочие воспоминания стирались или мелькали неприятными обрывками… И на экране всё так быстро менялось.

Крейсер КА-11 снялся с орбиты и отправился дальше по своему загадочному маршруту. Поток рекрутов, прибывающих из коммуникационных колодцев, постепенно иссяк. Перед тем как закрылось последнее чёрное отверстие, из него вылетел лашми, шлёпнулся на пол, гневно квакнул и резво вскочил, потирая ушибленный зад, но не роняя при этом достоинства. Так умели лишь вузюкумы.

К упавшему тут же подоспел дежурный и проштамповал, как положено. Сначала ухо, внедрив туда штрих-код, а затем и руку, с нажимом пропечатав на внутреннюю сторону ладони порядковый номер. Почему не на тыльную, как всем нормальным рекрутам? Гай мигом понял, в чём причина. У лашми шкура в основном бугристая, а гладкая лишь в пяти местах и два из них – это ладони. Там, где особо никто не приглядывался или не мог увидеть. Может быть, поэтому лашми так часто складывали ладошки, и эти жесты всегда что-то означали.

Новобранец взвизгнул от боли, но визг оборвался, едва он узрел номер.

– Что твоя сделала!? – завопил рекрут, наступая на дежурного.

Этот лашми плохо говорил на галакрите, как показалось Гаю, а транспертранслятором не обзавёлся, вероятно, из-за лашманской скупости и спеси.

– Пронумеровал, – пятясь, объяснил юнга, – для учёта.

Кадет-второкурсник не боялся лашми, но явно испытывал неприязнь к вузюкуми. Поскольку был равандоссцем. Брезгливая гримаса так и застыла у него на перламутровом лице.

Гай сталкивался с равандоссцами. Они иногда залетали на Кату, поскольку вели дела с тамошними фермерами.

– Зачем пронумеровал?! – лашми пребывал на грани истерики. – Не наша номер!

Он потряс проштампованной конечностью перед физиономией равандоссца. Тот скривился ещё больше и попытался отмахнуться.

– Чисел не понимаешь?

– Наша понимаем! – квакнул лашми. – Всё понимаем! Это девяносто один.

– Нормальная цифра, – юнга недоумённо моргал и озирался, ища поддержки у своих. Но остальные кадеты уже покинули ангар, отправившись ужинать и отдыхать. Гай слышал, как они переговаривались между собой. Так что юнга сочувствия не нашёл, но зато обрёл благодарных зрителей – множество пар любопытных и насмешливых рекрутских глаз, особенно тех, кто находился поблизости и был в курсе. До этого в загоне все скучали.

– Это девяносто один! Девяносто один! – завывал приставучий вузюк-лашми. – А мы – нет!

– Отцепись! – теперь кадет силился отодрать его от своей формы.

– Это девяносто первый! А мы – Хумфа!

– Чего? – искренне не врубился кадет.

– Хумфа – пятый! Пятый! А не девяносто первый. Хумфа – пятый сын князя Надобаба лашмани! Это стыд! Никто не назвал нас и десятый – Мудфа. Это плохо! Презренный равандоссец оскорбил самого Хумфа Надобаба лашмани.

– Чем я тебя оскорбил, тупица? Ну, девяносто, но зато… Первый!

– Наша твою заплюёт!

Гай вместе с другими наблюдал за представлением, попутно роясь в памяти. Когда-то, ещё до угрозы сельхозинститута, он мечтал о дальнем космосе, перелётах в неведомые миры; собирался покорять дикие планеты и создавать цивилизации… Когда-то. Сведений о вузюкумфлашми в его голове собралось не так много, но о плодовитости лашмани в галактике ходила молва. Имена же на феодальном Су-муне на вес золота – буквально. Их покупали за деньги и присваивали в результате сложного многоступенчатого ритуала. Поэтому вузюкумфские князья зачастую тратились на имена только трёх первых детей, а последышам давали порядковые номера. Иногда число доходило и до тридцати. Понятно, что про тех, кто из второй и третьей десятки нередко забывали. Потому вузюк-Хумфа так важничал и разорялся.

Тем временем кадету удалось вырваться и позорно, по мнению лашми, сбежать, нырнув за перегородку. И вслед дежурному неслись лашманские ругательства и проклятья:

– Чтоб твоя сдохла от болотной лихорадки! Чтоб левиафан откусил твоя… Мы не умапа-наки – не девяносто первый, мы – Хумфа! Пятый…

Шмяк!

– Уймись, большеротая образина!

Просто какому-то ка-маргу всё это надоело. Он промаршировал к разбушевавшемуся лашми, сграбастал его за растопыренные уши и швырнул через проход на свободную койку. Хумфа упал ничком, уткнувшись клювом в солдатское одеяло. Ближайшие соседи торопливо завалили его скатками и подушками. В темноте и духоте лашми обычно успокаивались.

«Внимание! Рекруты! Отбой! Отключение энергии через два часа! – громоподобно объявил роботизированный голос, заставив на секунду встрепенуться весь загон. – Отсчёт пошёл…»

И экран-карта превратилась в огромные часы.

Но всем вокруг резко стало на это наплевать. Кто-то достал травку, а кто-то волчок….

Гая замутило, как только он увидел юлу, и тошнило, пока не отвернулся. Почему-то теперь любимая игра вызывала омерзительно-кислый привкус и отвратительные картины, как он блевал в металлическом садке, пока его куда-то везли…

Юноша тряхнул головой, сглотнул и решил последовать примеру Тиранны, но прежде сходить в душ. В этом загоне он потел как скунс, несмотря на продув и вентиляцию. Гай принялся высматривать, как бы пройти до клозетов, чтобы ни с кем из окружающего инопланетного зверинца не столкнуться. И даже наметил относительно безопасный путь, но его внимание привлекли ка-марги – крутые накачанные парни с татуированными лысинами и шеями.

Вот на кого он хотел равняться!

Литые мускулы ка-маргов бугрились под тренировочными костюмами. А как перекатывались мышцы, было заметно даже под жёсткой шерстью, покрывающей спину и плечи ка-маргов до самых локтей. Увы, Гаю никогда таким не стать. Фермер Морони-старший хоть и крепыш, и братья Гая удались в отца, но младшенький походил на мать – хрупкую женщину и едва ли мог рассчитывать нарастить столько мяса на тощих костях.

Парень с надеждой покосился на собственные трицепсы и уныло вздохнул. Тотчас вернулось тоскливое ощущение семнадцатилетней никчёмности. Хотя… Чего тут хлюздить? Он не в каком-нибудь занюханном сельхозинституте, а там, где и мечтать не смел – на самом мощном и грозном звёздном крейсере в галактике. Теперь он рекрут Космической Академии! Он – Гай Морони, сын фермера с окраины империи Лери. И будущий кадет. Так ему объяснили, и не важно, как он сюда попал.

Гай огляделся вокруг, бесстрашно пересёк проход, миновал два отделения и остановился в нерешительности. В загоне что-то назревало, и, по всей вероятности, спокойного отбоя не предвиделось.


Сектор 85-33-47, Пояс Брута, система Клайва, Гортензия, курорт Парадиз

Айрис Эсидорэ Ромеро

Рис нежилась под пальмой на берегу тёплого и ласкового моря. Полуденные лучи приятно грели разомлевшую кожу, и девушка задремала в шезлонге под мерный успокаивающий шелест волн. И снился ей сон… На этом, пожалуй, идиллия и заканчивалась.

Во сне Айрис металась по Академии. КА-11, будь он неладен, и здесь не отпускал её. Преподаватель Ромеро петляла в лабиринтах туннелей, палуб и коридоров и никак не могла отыскать дорогу в информаторий, чтобы получить расписание. Хотя наяву это казалось немыслимым. Айрис пыталась вычленить данные из киберсети крейсера, но рут-ком и комьюните не отвечали. Именно в этот злополучный день начала занятий они почему-то не работали. Как всегда! И это был ежегодный личный кошмар преподавателя Эсидорэ Ромеро…

Айрис происходила из очень знатной дейгарской семьи, именитее считались разве что семейства Аньес и Эглесиас. Поэтому Рис могла бы найти в жизни и другое занятие. Перед ней распахивались все двери Дейгара! Только пошевели пальчиком, но… Кроме тех, куда женщины привилегированных семейств, как хранительницы рода, очага и улучшательницы породы, не допускались. А Рис во что бы то ни стало желала со свойственным ей упрямством и темпераментом утолить свою давнишнюю страсть. И должность эксперта в Космической Академии, предложенная ей Рерихом Шадором, вполне этому отвечала. Капитан нанял Айрис два лейта назад, через своего помощника – этого огненноглазого Дану, что следовал за Шадором тенью. Айрис до сих пор не привыкла к старпому. И особенно теперь, когда знала, кто он такой. Её бросало в дрожь при одном только упоминании о нём…

Ещё поворот! Яркий свет шибанул в глаза. Рис вскрикнула от радости, устремилась вперёд и влетела в идеально овальный зал информатория. Посреди зала как обычно вращалась круглая сияющая колонна с вожделенным расписанием, а вокруг сновали такие же страждущие, как и Айрис – кадеты, курсанты, инструкторы и преподаватели.

Какое счастье! Она не одинока. Товарищи по несчастью бестолково толпились и загораживали табло.

Рис подскочила к информационной колонне, расталкивая незадачливых и замешкавшихся, на ходу активируя записывающее устройство комьюните, глянула на расписание и занервничала. Колонки с цифрами хаотично множились, – то появлялись, то исчезали, – и никак не получалось вычленить оттуда свой столбец. Айрис попробовала настроить данные на собственный штрих-код, но бесполезно. С роковой неизбежностью прозвучал гонг… Ничего не понимая, Рис топнула ногой от отчаянья. Ведь каждый удар извещал о скором начале занятий и отмечал неотвратимость выговора за опоздание. За этим в академии Шадора следили строго.

Внезапно расписание стабилизировалось, словно глумясь над всеми. Преподаватель Ромеро увидела в рамке своё имя и обрадовалась. Штрих-код всё-таки сработал! Можно ещё успеть и никто не… Напрасно! Рука зачесалась, и ладошку словно пронзило раскалённой спицей. Айрис с ужасом уставилась на левую ладонь и мучительно застонала. Посредине, под сведёнными судорогой пальцами с идеальным маникюром, растекалась тёмная клякса, похожая на паука…

«Нет, не может быть! – испугалась Айрис. – Чёрная метка!?»

Немыслимо!

«За такой ничтожный проступок», – успела возмутиться она, и в сон ворвался спасительный шум волн.

Айрис проснулась вся в поту. Убедилась, что над головой лазурное небо, а не ячеистый потолок, и с облегчением послушала крики чаек.

Сколько ещё это будет продолжаться? Идиотский кошмар с завидным постоянством снился ей вот уже третий год, ровно за неделю до занятий.

«А ведь и осталась всего неделя! – спохватилась Айрис. – Всего неделя. Почти два месяца на Гортензии пролетели, и не заметила».

За этим открытием она не сразу ощутила знакомый точечный зуд.

«Комьюните! – Айрис села на шезлонге и уставилась на ладонь, где настойчиво пульсировал синий кружок, разгораясь всё ярче и ярче. – Пф!»

Хотя бы не чёрный, а синий, что означало…

Высшее командование крейсера!

То ли спросонья, то ли повинуясь двухлетней привычке к распорядку, большой палец правой руки непроизвольно вдавил окружность, а потом уж Рис об этом пожалела. Она же в отпуске и поэтому вполне могла проигнорировать вызов.

– Офицер Ромеро! – это был Шадор.

Айрис помедлила немного и вяло откликнулась:

– Слушаю…

– Офицер-коммодор Ромеро! Вы меня хорошо слышите?

– Да! – выкрикнула она, приблизив ладонь к губам.

«Оглохни, чёрт!»

– А я вас нет, – строго прозвучало в ответ. – Я вас очень плохо слышу. Говорите чётче.

– Слушаюсь, – обречённо вздохнула Айрис.

– Как вам отдыхается?

«С чего такая забота? Соскучился? – лихорадочно гадала Рис. – Неужто?»

– Прекрасно.

– Все полтора месяца?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное