Джейн Астрадени.

Космическая Академия



скачать книгу бесплатно

© Джейн Астрадени, Дарья Проценко, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Пролог

Адмирал Ка-Гор гордо возвышался на мостике… Хотя гордиться тут было нечем.

Тэйары окружали.

Флот ка-маргов доблестно терпел поражение на всех флангах.

«В атаку!» – визжал динамик, поднимая из глубины души леденящий страх. Тэйары не знали пощады и в плен брали только мертвецов.

Эфир сотрясался от воплей: «Левиафаны!»

Бледный от ужаса радист, со вздувшимися на шее венами и выпученными глазами, передавал сигнал бедствия.

Ужас охватил всех! Первобытный ужас…

Тэйары!

Дикие кровожадные твари!

Их называли амфибиями космоса. Космическими чудовищами. Левиафаны обитали в безвоздушном пространстве. Перемещались в вакууме, как рыбы в воде. Огромные чешуйчатые тэйи, и внутри каждого сидел ар, соединённый с носителем синаптической сетью. Пока не убит ар – тэй неуязвим, а убить ара практически невозможно, пока он находится внутри тэйя.

Непробиваемая замкнутая защита!

Ка-марги глупо попались. Тэйары поджидали их на пути к Саклиусу, блистая металлической чешуёй в багровом сиянии красного супергиганта.

Кровь с серебром…

Амфибии перехватили авангард ка-маргов. Заглушили сигналы. Из пастей тэйаров вырвался распылённый крупинками коррозийный поток. Передовой отряд не уцелел. В свете прожекторов желчь тэйаров отливала коричнево-красным и разъедала всё, с чем соприкасалась: корабли разгерметизировались и разваливались, обшивка стремительно покрывалась дырами и крошилась, переборки ломались, каркасы рушились. Из бессчётных отверстий хлестал свет. Выталкивались фигурки.

Эскадра вышла из Q-пространства. Слишком поздно. Экипажи лишь бессильно наблюдали, как… В предсмертных корчах ка-маргов уносило всё дальше и дальше, а чудовища подхватывали их лапами и засовывали себе под брюхо.

– Щиты! – опомнился адмирал, понимая бесполезность защиты.

– Протонный залп! – коммодор связался с оружейной бригадой. – Держим цель! Направление…

– Уходим! – оборвал его адмирал и приказал: – Отступаем!

– Нас окружили! – доложил капитан флагмана.

– Прррорррвёмся! – раскатисто рыкнул Ка-Гор. – Командуйте перестроение!

– Щиты слабеют! Долго не продержимся…

– Коррозийное облако! Снова! Твари…

«Аааа!» – эфир зашёлся и захлебнулся криком.

Враг наступал со всех сторон, стремясь заполучить вожделенную органику.

«В атаку!»

И на экранах замелькала каша из обломков.

– В спасательные шлюпки, – прошептал адмирал. – Так у нас больше шансов… – и заорал: – Эвакуация!

– Адмирал! – вскричал смотрящий. – Впереди!

На противника обрушился шквал огней. Непростых огней. Они проникали сквозь броню, находили уязвимые места – сенсорные выходы аров, защищённые лишь перепонкой. Тэйи вспыхивали и мгновенно превращались в головёшки, а кто не сгорел, удирали, не приняв боя.

– Синаптические торпеды, – определил адмирал. – Такие только у…

– У меня предчувствие, – пробормотал капитан, а коммодор бодренько доложил:

– Тэйары убрались!

– Да…

– Смотрите, адмирал!

Затмив Саклиус и разрезая загаженное пространство, на фоне усыпанной звёздами черноты выдвигался громадный вытянутый стрелой крейсер.

Подрывая носовыми орудиями недобитых левиафанов и оставляя позади спёкшиеся останки.

– Одиннадцатый, – зачарованно прошептал рулевой. – Спаситель.

– Погоди радоваться, – зашикали на него бывалые вояки-офицеры.

– Наёмники, – сквозь зубы процедил адмирал.

– К нам обращаются, – сообщил радист.

– Соедините!

Через минуту перед адмиралом предстал незнакомец с военной выправкой.

– Адмирал Ка-Гор?

– Ррр!

– Ясно. Вас приветствует капитан Космической Академии Рерих Шадор… – говоривший закашлялся. – Простите, я не капитан, а дежурный бригадир рубки, но приветствую вас от имени капитана. Вы спасены! Не спешите благодарить. Сейчас получите счёт. Ответьте, как сможете. Мы ждём.

Он отключился, а взиравшие на него ка-марги так и остались стоять в недоумении… В чувство их привёл робкий голос радиста:

– Тут поступил… счёт, адмирал.

– Что там? – нервно дёрнулся Ка-Гор. – Передайте капитану.

Адмирал был с лихвой наслышан о Космической Академии и беспринципном капитане Рерихе Шадоре. Слава о легендарном крейсере гремела на всю галактику. И неизвестно, что было хуже: погибнуть в схватке с тэйарами или выйти оттуда живыми, но спасёнными КА-11 и заиметь должок.

Радист с радостью избавился от ответственности, зато капитан обречённо уставился на распечатку.

– Что там? – нетерпеливо повторил адмирал.

– Гм… – у капитана вытянулось лицо. – Они сделали нам скидку, поскольку не успели спасти всех, но… – он замялся. – Вам это может не понравиться. Смотрите сами.

И подсунул прайс Ка-Гору в порядке отчётности. Адмирал сперва остолбенел, а затем выругался:

– Проклятье!

– Всё так… дорого? – уточнил коммодор.

– Хуже! У них – рекрутизация. Шадор запросил за услугу сотню самых лучших… Нет! Лучших из лучших! Офицеров звёздного флота. Поимённо!

Коммодор с облегчением выдохнул:

– Это не так уж…

– Среди них мой сын Ка-Таго, болван! – рявкнул адмирал и удалился с мостика, буркнув через плечо: – Ответьте им. Мы согласны. И готовьте рекрутов.


Неизвестный сектор нейтрального космоса, крейсер КА-11

– Шадор, вы уверены?

– Абсолютно! В одном точно – что-то пора менять.

– Но… спонсоры, – робко возразил бригадир за его спиной. – Они не согласятся.

– С ними я договорюсь, распишу выгоды, – Шадор поднялся из-за стола. – Главное убедить Тезериона. Это непросто, но я постараюсь. Если мы ничего не предпримем, то нас ждёт участь предыдущих КА.

– Но КА-10 и КА-9, они всегда набирали лучших.

– И что с ними сталось? – Шадор развернулся на каблуках и в упор посмотрел на бригадира. – Что?!

– Они… Сгинули, сэр! – бригадир вытянулся по струнке и замер.

– У нас осталось всего два пакета до последнего задания Тезериона. Каждый шаг даётся нам всё трудней. Нельзя медлить, – капитан протянул своему подчинённому информ-кристалл. – Передайте мой приказ по рут-кому всем командным офицерам подразделений. Пусть немедленно проинструктируют начальство на пунктах рекрутизации. Лучшие из лучших больше не могут решать наши проблемы. Набирайте худших из худших. В галактике достаточно отбросов, негодяев, подонков и авантюристов.

«А также увальней, придурков и слабаков, – добавил про себя бригадир. – Но ка-маргов-то капитан прибрал к рукам. Кто откажется от ка-маргов? Идеальное пушечное мясо!»

– И вот ещё! Учредите награду добровольцам.

– Кому?

– Тем, кто придёт и запишется добровольно. Подключите новостной канал. Я должен вас учить?! Сотню каракатиц вам в бок! Шевелитесь! И… Бригадир!

– Да?

– Не забудьте соотнести космическую валюту с местной. С вас станется. Выполняйте!

– Куда теперь, капитан? – на место бригадира заступил уорент.

– Держим курс на систему Гарун. Оттуда и начнём.


Из приказа капитана КА-11 Рериха Шадора

«…Настоящим приказываю провести рейд по лабораториям и притонам, по тюрьмам и прочим исправительным учреждениям. Рекрутировать всех отъявленных головорезов, худших из худших, и принять на обучение с текущей и последующей службой в Космическую Академию…».

Часть 1. Рекруты

Сектор 22-17-55, Система Гарун, Пояс Риволка, Империя Лери, Филодория

Тиранна

– Ваше высочество, так будет лучше всего.

Вайрон замер в полупоклоне. В его обязанности входило регулировать настроение наследника, поэтому любую информацию он старался подавать настойчиво, но мягко. С каждым годом эта задача становилась все легче. Наследник входил в возраст и учился себя контролировать. Но тут и ситуация была особая.

– Кто так решил? – пальцы Йонана нервно подрагивали.

– Вы понимаете, что для официальных церемоний мы её больше использовать не можем. А так… у Тиранны будет хотя бы этот шанс.

– Никто не знает, что там происходит на самом деле!

– Её хорошо обучили. Она справится.

– Ладно, пусть. Сколько у меня времени?

– Час.

– Хорошо, я всё сделаю.

Наследник злился. Он не успел полностью ею насладиться. До того, как это произошло. Йонан рывком распахнул дверь в палату. Тиранна стояла лицом к окну. Она не рискнула обернуться, но очень хотела. Принц чувствовал это. Он подошел и напряженно обнял её сзади. Это тело по-прежнему казалось ему совершенным! Иердийка так сильно отличалась от гибких, узкобедрых, почти плоских и податливых лериек.

«У неё такая упругая, сладкая грудь!» – принц вжался в спину девушки и чуть не застонал от удовольствия. Тиранна легко вынырнула из захвата, чтобы самой обнять принца и прижаться к нему ещё крепче. Он отшатнулся и едва успел отвернуться. И пришел в бешенство от того, что не смог удержаться и вообще к ней прикоснулся.

– Тиранна, – холодно объявил Йонан. – У меня для тебя задание.

И спиной почувствовал, как она напряглась.

«Хорошая выучка. Жаль, что всё зря».

– Вылет через полчаса.

– Куда летим? – спокойно поинтересовалась Тиранна.

– Позже узнаешь. Мне нужно идти.

Принц, не оборачиваясь, пошёл к двери.

– Я буду при вас? – поддерживая официальный тон разговора, она назвала наследника на «вы».

– Разумеется, – он не смог сказать ей это. В лицо.


Через полчаса Тиранна стояла у терминала вылета и держала в руках сумку с личными вещами. Основной гардероб всегда отправляли с багажом принца. Там были наряды для официальных церемоний. Они занимали много места и легко мялись без должного ухода при транспортировке. Принц запаздывал, зато появился Вайрон. Он взглянул девушке в лицо и добродушно улыбнулся. Тиранну это немного успокоило. Хотя в тренировочном лагере их учили, что шрамы украшают эльскеде, к своему она так и не привыкла.


Сектор 22-17-53, Система Гарун, Пояс Риволка, Империя Лери, Булферг

Гай Морони

Не для того Гай сбежал от деспота отца и потратил половину сбережений на корабль до Булферга, чтобы прозябать в грязном баре за кружкой дешёвого вина.

«Кислятина», – бубнил юноша.

На отцовских виноградниках давили и получше.

Виноградники! Виноградники! И оливковые рощи.

Они преследовали Гая всю его сознательную жизнь. Он вырос на Кату – спутнике Булферга. Там, где пределом мечтаний было поступить в сельхозинститут. Не для Гая. Так хотел его отец, а мать ни в чём мужу не перечила. Гай же мечтал о звёздах.

– Ничего там хорошего, – брюзжал отец. – Чудовища, холод и смерть.

– А ты откуда знаешь? – возражал ему сын. – В космосе давно был? И на Булферг-то летаешь раз в дагон на ярмарку.

– Я воевал, – веско замечал в таких случаях отец.

– Пап, война закончилась.

Гай тогда ещё не родился, а отец был моложе, чем он сейчас. Отец не любил говорить о прошлом, только когда выпивал – развязывал язык, и сыпались из него откровения, но он скупился на детали. Гай с его слов представлял войну как нечто чёрное и полное оплавленных обломков на фоне бездушных звёзд.

Всё же сын отца не послушался и подался, куда глаза глядят. Лишь бы не поступать в сельхозинститут. Сбежал он вместе с залогом, что выделил ему отец на обучение. А теперь? Залог-то тю-тю, надули его! Обчистили как последнего лопуха! Чудом сохранились какие-то копейки, завалившись за подкладку. Хватило только на кружку вина, в которой Гай пытался утопить своё горе. Даже на обратную дорогу не наберётся. Да и какая обратная дорога? Отец его убьёт! Или заставит работать в поле без отдыха в течение трёх дагонов, а это смерти подобно.

Гай так погрузился в страдания, прямо носом в кружку, что ничего не замечал вокруг. А между тем краски за окном сгустились, и подкралась ночь. Самое поганое время суток! Даже на периферийном Булферге. Время кинжалов и капюшонов. И на ночлег денег нет! А где тут в городе сенохранилище разыщешь? Придётся ночевать на улице.

– Эй, парняга!

Гай сперва и не понял, что окликнули его. А когда сообразил, то завертел лобастой головой, определяя источник звука, и соломенные пряди на макушке, рассыпанные вдоль пробора, смешно взлетали.

У дальней стены, подальше от стойки, за квадратным столом расположилась безликая компашка. В тусклом освещении зала они казались Гаю тёмной шевелящейся массой. Крестьянин тряхнул головой.

«Многовато выпил?»

– Эй, паря, я с тобой разговариваю.

Гай упёрся взглядом в косматого типа. Немытые патлы и кожаная потёртая куртка. Брезентовые краги, заткнутые за пояс, и характерная вонь выдавали в нём байкера. На Кату они редкие гости, но, бывало, высаживались и заруливали к ним на виноградники за вином, а после пьянствовали и жгли костры на пустыре. К недовольству фермеров.

– Чего тебе? – невежливо отозвался Гай, но скорее от безысходности.

– Э, волком не смотри. Давай к нам. Сыгранём в юлу. Мне как раз напарника не хватает.

– Я не…

– Давай! А выигрыш пополам. Пивом я угощаю.

«А, чего уж, – решил Гай и последовал за незнакомцем, – попытаю счастья».

Юла-рулетка или мини-рулетка – азартная игра космических бродяг, популярная всюду и повсеместно от Лая до Аламерка.

Гай тоже иногда играл с приятелями, забредая в трактир промочить горло чем-нибудь покрепче вина после трудового дня. Зачастую единственное развлечение на Кату.

Байкер подвёл крестьянина к столу, где четверо таких же пропахших байками и нечёсаных субъектов крутили посреди столешницы электронный волчок. По краям громоздились кружки, а пятый собутыльник уже валялся под столом в окружении бутылок и похрапывал, время от времени выкрикивая что-то нечленораздельное. Наверное, и во сне продолжал игру.

«Бинго!»

– Привёл, – байкер подмигнул Гаю и заявил собутыльникам: – Я в игре.

– Твой черёд, – кивнул в ответ усатый тип со множеством сальных косичек и вылупился на Гая поросячьими глазками. – Что ставишь?

Гай неожиданно испугался. Да и байкеры эти выглядели подозрительно. Ни дать ни взять подельники…

– Что ставишь? Эгей! Ты, тормоз.

Да и поставить Гаю совсем нечего. Парень вопросительно глянул на новоявленного напарника.

– Мелочь-то хоть есть? – спросил тот.

Морони порылся в кармане и выудил на свет мелкую монетку в четверть динара. Как только завалялась? Напарник хмыкнул, а байкеры заржали и засвистели наперебой.

– Ох, и щедрого ты себе напарника приволок, Уди, – весело заметил усатый с поросячьими глазками.

– Меня… – хотел пожаловаться Гай, но волосатый Уди его перебил:

– Я поставлю! – и выложил на кон целый динар. – Хватит, Коби?

– Крути, – благодушно обронил усатый.

Волчок завертелся, цифры по бокам то появлялись, то исчезали, обозначаясь яркой вспышкой… Гай привычно стал следить за игрой. Кто-то подсунул ему кружку, доверху наполненную пенной жидкостью. Не тошнотворным пойлом, а настоящим булфергским пивом – чёрным, крепким…

Цифры мелькали, и фишка заключалась в том, чтобы вовремя остановить вращение. Когда один из напарников называл число, другой должен был поймать момент и зафиксировать волчок так, чтобы светящиеся цифры на корпусе составили в сумме названное очко.

Гай редко ошибался… И вскоре они с напарником гребли динары лопатой. К вящему недовольству подельников. Пиво гуляло по кругу. Гаю всё подливали и подливали, а потом в ход пошёл и джулеп (бренди с мятой). Мальчишка-подавальщик еле успевал подносить.

Байкеры пили и даже закусывали. Вяленой говядиной. Десятый меридиан Булферга славился животноводством.

Вскоре наш крестьянин осоловело таращился и лыка почти не вязал, когда настала его очередь выкрикивать число. А пьяный Уди так расхрабрился, что поставил на кон все выигранные деньги и проиграл последнюю рубаху, которой у него, кстати, и не было. Из-под расстёгнутой куртки проглядывала волосатая грудь.

– Я отыграюсь! – горячо уверял он дружков, а те взирали на него хоть и не очень трезво, но с недоверием.

– Тебе и поставить нечего, – ухмыльнулся Коби, отгребая к себе кучку монет.

– Я, я… й-а… – Уди поискал на столе, словно надеялся увидеть на месте пустых кружек груды золота и серебра. – Я…

Собутыльники и партнёры зашумели. Но посреди бара внезапно возник столб света и заставил всех замолчать.

– Шшш, объява, – зашикал на дружков Коби, а Гаю послышалось «облава».

«Что, уже?» – он так наклюкался, что ничего не соображал и с трудом ловил обрывки фраз, увязавшие в киселе, заполнившем черепушку.

Этот кто-то стоял в проекционной колонне и монотонно вещал:

– «…в Космическую… демию… набор… запи… ся добровольно, ждёт денежное воз… дение в размере ста тысяч динариев…».

Отчего-то цифры Гай воспринимал по-прежнему чётко, но совершенно не понимал, что они значат.

«Сто, сто, сто», – пьяненько хихикал он, забыв обо всём нехорошем, что с ним приключилось. То есть помнил, что случилось что-то. А что? Не важно.

Собутыльники его соображали чуть лучше. Они красноречиво переглянулись.

– Сколько? – для верности переспросил Коби.

– Сто тысяч, – пробормотал Уди и выкрикнул, указывая на напарника: – Ставлю его!

– Сто и ещё раз по сто… – глупо смеялся крестьянин. – Хи-хи… И снова по сто… Ящиков. Урожай в этом году отменный…

Байкеры разом уставились на приблудного игрока.

– Где у них этот пункт…. Ререре… – заплетающимся языком попытался выговорить тот, кто подливал Гаю пиво.

– Крутизации, – услужливо подсказал Уди. – Сыграем?

– К дьяволу игру! – Коби бухнул кулаком по столу, так что подскочили и попадали кружки. – Я придумал. Берите его.

Последнее, что помнил Гай, как он выкрикивал какие-то числа и разбитый об стенку волчок. Потом его куда-то тащили, а он на всё соглашался.


Сектор 23-18-74, нейтральный космос по пути к системе Дейгара, Пояс Риволка, крейсер КА-11

Тиранна

Имперский лаферт остановился в открытом космосе и благополучно пристыковался. К чему? Тиранна не успела увидеть, слишком быстро они миновали палубу. Да и иллюминаторы по правилам были затемнены.

Сердце Тиранны учащённо билось, ожидание казалось немыслимым.

«Когда я увижу его снова?» – взволнованно гадала девушка. Дверь шлюза отъехала в сторону. Вайрон кивнул ей.

– Тиранна, иди. Принц уже там.

Она пожала плечами и шагнула внутрь.

На корабле ее встретил гуманоид в серой форме с жёлтыми нашивками.

– Следуйте за мной, – объявил он. – Я отведу вас к остальным.

– А принц? – растерялась Тиранна.

Дверь за спиной закрылась.

– С нами летите только вы.

– Как же так… Подождите. – Тиранна бросила сумку, метнулась к двери и попыталась нащупать на стене сенсор экстренной разблокировки. – Я не могу одна, я – эльскеде. Я должна быть с ним!

– Сделка совершена. Пройдите со мной, пожалуйста, – гуманоид спокойно посмотрел на нее, поднял и протянул сумку. – Советую не растрачивать попусту физические и эмоциональные ресурсы. Дверь не откроется. Мы – в космосе.

– Где именно? – растерялась Тиранна, судорожно сжимая лямки.

– Конкретно сейчас в секторе 22-18-74.

– А принц?

– Его высочество просил передать, что не сможет с вами попрощаться. И он поступает в соответствии со своими законами. Насколько я знаю, лерийцы не прощаются с эльскеде. Что-то там такое было насчет привязки к их собственной жизни. Я могу уточнить…

– Спасибо, не надо, – Тиранна загнала слезы вглубь.

«Как учили», – обреченно подумала она.

– Последний вопрос. Куда мы летим?

– К звездам, – пожал плечами гуманоид. – А, да! Поскольку вы смирились, то приветствую вас на моделируемом звездолете «КА-11».

– Где?

– На крейсере Космической Академии Рериха Шадора, – усмехнулся провожатый.

– Той самой?! – ахнула Тиранна. При упоминании о таинственном крейсере и знаменитом капитане Шадоре выдержка эльскеде снова дала сбой. – Академии.

– Да-а, – зловеще выдохнул провожатый, придвинувшись к ней. – Страшно?! – но тотчас отпрянул, взглянув ей в лицо, и весело заметил, расплывшись в улыбке и поигрывая бровями. – Той самой. А что?

– Я слышала, тут люди пропадают, – прошептала Тиранна и грустно подумала: «И ему омерзительно моё уродство».

Вопреки всему, чему её учили. Она невольно втянула голову в плечи. А гуманоид-провожатый не замедлил приободрить её, легонько хлопнув по плечу:

– Ну! Выше нос! Теперь вы рекрут Космической Академии. Это типа почётно.

Она рефлекторно напряглась. Никто не смел так фамильярно касаться эльскеде! Кроме принца. Тиранна сделала вдох-выдох и расслабилась.

Придётся привыкать. Неспроста же она здесь прохлаждалась. Неужели империи понадобилось внедрить на КА-11 агента-диверсанта? Рискованно… По слухам, крейсер Академии мог размазать весь имперский флот одной только пушкой.

– А вы?

– Я? Кадет третьего курса, точнее, дежурный юнга на сегодня.

Тиранна внешне сохраняла спокойствие, а мозг усиленно работал. Она соображала, что это может быть за такое задание, что её определили сюда. Эскорт-девушка обычно не спрашивала, благодаря выучке эльскеде, но сейчас… Задание по всем признакам отличалось от стандартного.

Что-что, а думать и сопоставлять она умела. Поэтому внимательно запоминала дорогу, подмечая зацепки в узком металлическом туннеле, по которому её вёл провожатый – каждую скобу, панель, выпуклость, решётку и люки, ведущие, по всей видимости, в инженерные шахты.

– Куда мы идём? – как бы небрежно поинтересовалась она у кадета.

– В запасной ангар, – тот охотно обернулся и обаятельно улыбнулся. – Между нами – загон. Туда временно сгоняют рекрутов. Сюда!

Паутина палуб неожиданно оборвалась идеально круглым чёрным провалом. Тиранна в нерешительности остановилась. Ровная поверхность мерцала, и по ней то и дело пробегали волны. Такого она ещё не видела.

– Что это? – невольно вырвалось.

– Коммуникационный колодец, – бесстрастно ответил юнга. – Прыгай!

Внезапно толкнул девушку, и она, не успев опомниться, полетела в небытие. Худшие подозрения оправдались.


Из приказа капитана КА-11 Рериха Шадора:

«…Космическая Академия ныне открыта для всех. В том числе и для хронических неудачников, для хлипких и неприспособленных, для олухов и негодяев. Для тупых и смекалистых. Для мужчин, женщин и негуманоидов. Без каких-либо ограничений!..»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное