Джей Эм.

Конфигурация



скачать книгу бесплатно


© ЭИ «@элита» 2016

* * *

Конфигурация (от позднелат. configuratio – придание формы, расположение), внешний вид, очертание, образ; взаимное расположение предметов; соотношение составных частей сложных предметов.

Большая советская энциклопедия


Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.

Книга Екклесиаста


Пролог. До

«Слова – это реальность.

Слова – это энергия.

Они воплощены».

Раз за разом Апту повторял про себя сказанное учителем, точно какое-то заклинание. Крепко зажмурившись, пытался сосредоточиться на лёгких, невесомых переливах музыки, и не думать ни о чём постороннем.

«Слова… это не просто слова, это…»

Вопреки стараниям, мысли начали разбегаться и путаться. Перед глазами поплыли цветные пятна. Больше не было ничего. Совершенно ничего.

Учитель не мог этого не почувствовать. Не мог не понять, что сегодня они никаких результатов не добьются. Сегодня – как всегда…

Музыка стала стихать. Последние едва слышимые звуки вспорхнули с серебристых струн и, взмыв к высоким сводам храма, смолкли.

Апту открыл глаза. Посмотрел на учителя – и тут же отвёл взгляд. Но Киэн не проявил разочарования или недовольства.

– Ты устал, Апту. Давай продолжим завтра. – Учитель осторожно опустил на скамью рядом с собой солнечную арфу йуу.

Апту молчал. Он думал о том, что Киэн ошибся, выбирая себе ученика. У него, Апту, никогда не получится почувствовать и понять язык богов. Высказывать эти мысли и огорчить учителя он не хотел. А лгать, притворяясь, что верит в успех, не мог.

Но учитель и без слов угадал настроение молодого человека.

– Не переживай. Даже если от наших занятий не будет пользы, остаётся ещё изобретение Лии. Он скоро закончит работу.

– А это изобретение точно поможет мне? И всем нам? Мы научимся наконец разговаривать и читать на вашем языке?

– Наверняка я этого не знаю, – честно признался Киэн. – Надеюсь, что да.

Апту вздохнул. Если учитель надеется, не должен терять надежду и он. Лии, тот, кто живёт внутри пирамиды-горы, тот, чьего лица простому смертному нельзя увидеть, создаст корону, которая откроет людям чудесный дар языка богов.

Через отворённые двери храма виднелась городская площадь, дома и сады, а дальше, за песчано-жёлтыми стенами и зелёными кронами пальм – море. Солнце клонилось к закату, по изумрудным волнам бежали золотые блики. Вечерние лучи касались разноцветных мозаик и росписей внутри храма – орлов, газелей, драконов и быков, деревьев, цветов и виноградных лоз – и делали краски ещё ярче и насыщеннее. На глубоком лазурном фоне – небесно-бирюзовые оттенки, нежно-фиолетовые, оранжевые, зелёно-жёлтые…

– Мне пора, учитель. – Молодой человек поднялся со скамьи. – До завтра.

– До завтра, Апту. – Киэн сделал жест, означающий у богов в зависимости от ситуации приветствие или прощание – сложил руки перед грудью, обхватив одну ладонь другой.

Апту ответил тем же и направился к выходу.

По широким ступеням храма он спустился на площадь. Трое горожан, которые как раз проходили мимо, увидев Апту, вежливо с ним поздоровались и почтительно поклонились.


Дома Нинсун встретила его неприветливо. Ни улыбки, ни ласкового слова. Поставила на стол тарелки с едой и ушла в свои комнаты. Так всегда бывало, когда Апту отправлялся в храм рано утром и возвращался под вечер. А в последнее время он часто проводил там целые дни. Если так будет продолжаться, вскоре он совсем забудет, что Нинсун может быть не только хмурой. Забудет её улыбку, её звонкий смех и сияющий взгляд. Когда она сердится, её глаза в тени густых ресниц темнее беззвёздной ночи.

Помедлив, Апту хотел пойти следом за женой, но передумал и принялся за ужин. Сейчас лучше не пытаться ничего объяснять. Иначе будет как в прошлый раз.

– Перестанешь ты пропадать в этом храме или нет? – в сердцах воскликнула она тогда. – Я хочу наконец жить спокойно!

– О чём ты?! – не сдержался, крикнул в ответ Апту. – Он выбрал меня своим учеником, а тебе нужно какое-то спокойствие! Ты не понимаешь, что значит для нас узнать язык богов. Мы сделаемся такими же, как они…

– А ты не понимаешь, что люди никогда ему не научатся! Ни ты, ни кто другой.

С губ Апту готово было сорваться ругательство. Нинсун задела за самое болезненное… Лишь усилием воли он заставил себя произнести другое:

– Я научусь. И смогу научить всех, кто захочет научиться.

Жена горько усмехнулась и покачала головой.

– Сколько уже ты ходишь туда? Сколько времени провёл, слушая, как он играет на своей арфе, и пытаясь услышать что-то кроме музыки?

– Он говорит со мной, говорит не нашими обычными словами, а божественным языком… Но я… не могу понять. Пока не могу.

– Если бы мог, давно бы понял. Но ты упрямый, и не хочешь этого признать. Вместо того, чтобы зря тратить время, лучше бы спросил Киэна, зачем это ему? Всем им? У богов свои цели. И нам они не принесут добра.

– Да как ты можешь такое говорить? – изумился Апту. – Боги к нам благосклонны, потому что… Потому что такова их природа! И потому что мы этого заслуживаем. Они дали нам новую землю, новую жизнь! Обучили всему…

– Далеко не всему, что умеют сами!

– Всему, что нужно нам сейчас, пока мы не стали равными им! Делать повозки на колёсах, лечить болезни, прокладывать каналы, строить из кирпича и другим, быстрым способом…

– Чтобы мы построили храм для Киэна!

– Мы построили дома и для себя! А Киэну вовсе ни к чему было такое огромное здание, но мы настояли, ты забыла? Это знак уважения, надо радоваться, что он принят!

– Они отняли у меня счастливую жизнь, вот чего я не забыла! В Шамму я была счастливее, чем здесь. Зачем они забрали нас оттуда?

– Нинсун, мы сами согласились уйти!

На это жена ничего не ответила. Спор закончился сам собой. Продолжать его в тот день Апту не пожелал. И возобновлять сегодня – тоже, поэтому и не стал заговаривать с Нинсун.

В доме было душно. Пахло едой и какими-то терпкими благовониями. Апту захотелось окунуться в вечернюю прохладу. Не доев жареную рыбу, он отодвинул блюдо в сторону, взял ячменную лепёшку, несколько фиников и вышел во двор.

«У богов свои цели…» – раз за разом беззвучным эхом повторялись в памяти недавние слова жены. А что, если напрямую спросить об этих целях учителя? Когда задаёшь ему вопросы, он не отказывается на них отвечать.

С запада, с моря, дул солоноватый ветер. Но Апту повернул лицо не ему навстречу, а левее, к югу. И увидел вдали её – возвышающуюся над городом пирамиду Лии. В сумерках её силуэт белел на фоне тёмного неба.

С этой пирамидой связана последняя надежда. Если изобретение живущего в ней неведомого бога не сделает язык небожителей понятным для Апту, значит, Нинсун права: людям он недоступен.

Часть 1. Посредник

Самого главного глазами не увидишь.

Антуан де Сент-Экзюпери. «Маленький принц»

0. Прибытие

Хозяин ювелирного магазинчика «Семицветный рассвет» был доволен. Надо же, какая удача – заглянул такой многообещающий покупатель!

– Вот, посмотрите, господин, есть отличные браслеты из граната, аквамарина, топаза… Обратите внимание на кошачий глаз – чудесный блеск! – старательно расхваливал свой товар хозяин и выкладывал перед посетителем всё новые нитки бусин самой разной формы, размеров и цвета. Вскоре прилавок стал похож на цветочную клумбу, пестрящую всеми оттенками красного, зелёного, небесно-голубого, жёлтого и оранжевого.

Покупатель склонился над украшениями, вытянул браслет из кабошонов нежно-оливкового цвета, поднял на ладони и присмотрелся.

– Кошачий глаз – хризоберилл или кварц?

– Конечно же хризоберилл, господин!

Двое спутников покупателя, стоявших за его спиной, рыжеволосая женщина и коротышка-китаец, скептически переглянулись между собой. Женщина, кажется, собралась что-то сказать.

– Кстати, совсем забыл, – спохватился хозяин. – Есть отличные природные кристаллы аметиста.

Выудив из-под прилавка несколько крупных светло-фиолетовых друз, он расставил их поверх браслетов и ожерелий.

– Послушайте, уважаемый, вы что, принимаете меня за гадалку, которая читает судьбу по кристаллам? Может, предложите ещё хрустальный шар?

– Нет, зачем же шар? – хозяину хотелось мысленно обругать привередливого посетителя, но он не позволил себе этого сделать. – Кристаллы хорошо восстанавливают энергию… А ваша работа требует много энергии.

– Да уж, требует, – кисло отозвался покупатель, продолжая рыться в украшениях.

По-сингальски он говорил с акцентом, потому что был приезжим. Хотя с его цветом кожи мог бы сойти за местного. Но черты лица у него были такие, что не давали никакой возможности определить, где его родина. В Ратнапуре он появлялся время от времени, иногда по нескольку раз в год, и жил по месяцу и больше. Из-за его выходок некоторые считали этого человека странным, а кое-кто – сумасшедшим, что, впрочем, не мешало почтительному отношению. Такие люди, как он, у кого есть настоящий дар, заслуживают уважения. Не важно, как их называют – предсказателями, астрологами или экстрасенсами.

Дар у взбалмошного иностранца действительно был, самый настоящий, об этом знало большинство ратнапурцев. Может, не всё, что рассказывали о нём, было правдой – потому что порой эти истории казались слишком уж чудесными. Но многим, кто обращался к нему, он и в самом деле помог дельным советом или ответом на вопрос. И без всякой платы. В деньгах он, похоже, нуждался в последнюю очередь. Не потому, что вёл жизнь отшельника-аскета, а как раз наоборот: откуда-то у него их было с избытком.

– А знаете, – сказал посетитель, – я, пожалуй, куплю эти ваши кристаллы. – Взяв в руки друзу, он принялся разглядывать её на свет.

К украшениям он питал слабость, что тоже было общеизвестно. Вечно таскал на себе целый ювелирный магазин, часто делал новые покупки – но сейчас, видимо, захотел разнообразия.

– Да, мне нравятся эти аметисты. Сколько они… – внезапно покупатель запнулся на полуслове. Он смотрел на продавца, но как будто его не видел. Взгляд сделался отсутствующим.

– Господин?.. – вопросительно поднял брови продавец.

– А? – словно очнулся посетитель. Поморщился, тряхнул головой и добавил, перейдя на английский: – Чёрт, да что такое…

– Мастер?.. – почувствовав неладное, китаец дотронулся до плеча предсказателя. Продавец мог только порадоваться тому, что вокруг этого человека вечно толпятся какие-то личности, не менее странные, чем он сам. Конечно, минуту назад эти двое чуть не испортили дело, собрались критиковать товар, но сейчас с предсказателем творится что-то не то, и ему может понадобиться помощь. Уж они-то должны знать, что делать в таких случаях.

– Что такое? – спрашивала женщина, заглядывая в лицо предсказателя.

– Не знаю… – отойдя от витрины, тот остановился посреди магазина и растерянно оглянулся вокруг, точно не понимал, где находится. Сделал шаг по направлению к двери и пошатнулся.

– Тебе надо присесть. Или нет, лучше выйти на воздух, – затараторил китаец, закидывая руку предсказателя себе на плечо. – Рита, не стой столбом, помоги.

Хозяин «Семицветного рассвета» перестал надеяться, что выгодная сделка всё-таки состоится. Но не это волновало его в первую очередь. Что происходит с его посетителем?..

– Вызвать такси? – спросил продавец. – Или вы приехали на машине?

– Нет, мы пешком, – отозвался китаец. – Просто прогуливались… Вызовите, если не трудно.

Предсказатель до сих пор держал в руке кристаллы аметиста. Теперь пальцы разжались, и друза выпала. Сделав трудно уловимое для стороннего наблюдателя движение, китаец подхватил её у самого пола и вернул на прилавок. А ведь, казалось, только что так бестолково суетился…

Когда он снова попытался поддержать предсказателя под локоть, тот нервно дёрнул плечом, давая понять, что в помощи больше не нуждается.

– Успокойся, Томми, я в порядке.

– Что с тобой такое было? Предчувствие?..

– Да, – немного помедлив, откликнулся предсказатель. Быстрыми шагами направился к выходу из магазина, открыл дверь и, глядя куда-то вверх, застыл на пороге. – Что-то… осуществляется. Что-то, что было предопределено.

– Кем предопределено, мастер? – почему-то шёпотом задала вопрос Рита.

– Да откуда я знаю, кем?! – чуть не взвизгнул предсказатель. – Каким-то идиотом!

* * *

Вчера вечером на поле фермера Алана Гардена не было ничего, кроме зелёных кукурузных всходов и некоторого количества не менее зелёных сорняков. Сегодня на нём появился предмет, формой похожий на миндальный орех, а размерами не уступающий самолёту мест на шесть-восемь. Цвета он был неопределённого, неяркого, между фиолетовым и серым. С неба этот предмет спустился примерно в то же время, когда на другом конце земли в магазине «Семицветный рассвет» не состоялась покупка кристаллов аметиста. Был он не чем иным, как сэнсоа, гиотским летательным аппаратом.

Спереди – ближе к более узкой части – у него имелся люк, который сейчас был открыт. Рядом с люком стоял некто, одетый в длинный плащ из тёмной тяжёлой материи, и с отрешённым видом озирал окрестности.

– Господин советник Иао! – в люке показался второй пилот летательного аппарата. Внешне он напоминал первого, но был пониже ростом, более светлокожий и одет в комбинезон с длинными рукавами и воротником-стойкой. – Всё готово, мы можем установить связь.

Советник Иао отчего-то медлил, не спешил возвращаться внутрь корабля.

– При всём моем уважении к Собранию, которое одобрило ваш план, господин представитель Фаар, я считаю идею высадки на планету не самой лучшей. Мы могли бы связаться с человеческим руководителем, оставаясь на борту «Буовиинаа». И не рисковать с высадкой. Да ещё безоружными.

– Не забывайте, господин советник, я изучал не только языки, но и психологию людей. Наш поступок должен вызвать доверие. Что же до риска – вы сами знаете, он минимален. Люди не могут причинить нам физического вреда.

В закрытой части разума Фаара сформировалось представление о том, что советник Иао, скорее всего, не слишком честен, говоря о безоружности. Свою жизнь он не станет подвергать не только серьёзной, но даже маловероятной угрозе.

«Разговором» диалог двух гио можно было назвать лишь из-за неимения более подходящего слова. Система звуков служила им как вспомогательная. Основная коммуникация происходила на уровне прямого ментального обмена мыслезнаковыми потоками.

– Как специалист по психологии людей, скажите мне, – продолжал Иао, – возможно ли, что человек, с которым мы собираемся говорить, премьер-министр, отреагирует так же, как тот, кто недавно был здесь?

Фаар поневоле задумался: почему советник именно теперь высказывает критические замечания. Что у него на уме?.. Надо держаться как можно убедительнее.

– Такая возможность очень мала. – В знак уверенности Фаар развернул руку ладонью вверх. – Господин премьер-министр наделён полномочиями власти, и должен вести себя подобающим образом. Вот увидите, наши слова будут восприняты всерьёз. И их правдивость не вызовет сомнения. Не зря же мы позволили земным системам наблюдения засечь присутствие «Буовиинаа». А человек, приходивший сюда, вероятно, болен. Или же на его сознание повлияло какое-то вещество… Я склоняюсь ко второму варианту.


Гиотский представитель попал почти в точку. «Какое-то вещество» на сознание этого человека действительно повлияло, но вчера. А на рассвете он страдал от жестокого похмелья. По дороге, ведущей прочь от дома, Алан Гарден побрёл в надежде хотя бы немного проветрить голову.

Увидев посреди кукурузного поля поблёскивающую синеватыми искрами здоровую штуковину, он решил больше никогда не пить ничего, крепче воды. Если башка скатывается с плеч – это одно, но если начинает мерещиться – совсем другое.

Только подойдя к странной штуке вплотную и дотронувшись до неё рукой, Гарден понял, что дело не в выпивке.

Когда в гладкой серо-фиолетовой поверхности вдруг появилась дыра, и из неё высунулось бледное существо, закутанное в чёрную тряпку, Алан шлёпнулся на задницу. Потом принялся изо всех сил перебирать руками и ногами. В таком странном положении он проделал довольно большой путь, прежде чем понял, что лучше занять вертикальное положение и удирать без оглядки.

Впоследствии Гарден жалел, что сразу не рассказал о случившемся всем домашним. Побоялся: они решат, что ему пора в психушку. А ведь, по всей вероятности, он стал первым человеком, кто увидел представителей цивилизации планеты Гиоа, находящейся на расстоянии в двести одиннадцать световых лет от Земли.

Когда пришельцев стали показывать по всем телеканалам и писать про них в газетах, жене с сыновьями пришлось поверить в них волей-неволей. Гарден заикнулся про свою утреннюю встречу, но от него все отмахнулись. А доказательств у него не было. Кукурузное поле он осмотрел сразу после того как хорошо выспался. Сначала – издали в бинокль, потом – вблизи. Никаких космических кораблей там не обнаружилось. Всё, что осталось на месте посадки – несколько сломанных стеблей кукурузы.

Гораздо позже кто-то всё-таки узнал правду о том, где приземлились инопланетяне – возможно, от самих гио. Однажды Алану звонили журналисты, желающие взять интервью, а потом ещё какие-то сумасшедшие, которые хотели прикоснуться к земле, куда впервые ступили посланники высшего разума.

Оба раза Гарден был не в духе и послал подальше всех посланников, сумасшедших, а заодно и журналистов.

Родные в его историю так и не поверили.

* * *

Глядя на экран видеотелефона, Джеффри Дональдс испытывал неприятное чувство – такое иногда появляется во сне, когда понимаешь, что спишь, но никак не можешь проснуться. Уже несколько минут он разговаривал с пришельцами – то есть, с одним из них, который в совершенстве знал английский язык. Разговаривал совершенно серьёзно – потому что, похоже, всё это правда… Не могут же быть ошибкой тревожные сообщения из министерства обороны. И всё-таки премьер-министра не покидало ощущение, что он помимо своей воли стал участником дурацкого розыгрыша.

Лица обоих инопланетян казались почти одинаковыми – бледные, узкие, с тонкими чертами, высокими дугами бровей – точнее, у людей на этих местах находились бы брови, а у гио имелись только дуги. Никаких волос на их головах не росло. Не было даже ресниц. Глаза, если бы инопланетяне открывали их широко, выглядели бы довольно большими. Но гио большую часть времени держали их полуприкрытыми. Тем не менее, разглядеть их цвет оказалось нетрудно, настолько он был ярким. Ярко-синим. А расположение радужной оболочки и зрачков – такое же, как у людей.

Говорил гио почти без акцента. Единственное, что резало слух – сильно растянутые гласные. И общий темп речи был замедленный.

Не без труда Дональдс заставил себя отвлечься от деталей и сосредоточиться на главном. Получается, сейчас в его руках судьба не только его страны, но и всего человечества…


С тех пор прошло больше двух лет. Гио успешно наладили дипломатические отношения с Землёй, основав на планете представительство из девяти подразделений. Три из них находились в Азии, два в Америках и по одному в Африке, Австралии, Европе и России.

Цель визита жителей Гиоа на Землю была исключительно мирной. Инопланетяне делились с людьми своими информационными и инженерными технологиями, достижениями в области медицины, связи и транспорта. А взамен просили одного: разрешения на исследования человеческой ДНК. Разумеется, с условием, что полученные знания будут использоваться только с ведома людей и в этичных целях. По словам самих пришельцев, изучение человеческой генетики представляло для них огромный научный интерес.

Такова была официальная версия. Большинство людей считало её правдой, потому что никаких поводов для недоверия гио не давали. Довольно быстро пришельцев стали воспринимать так, будто они присутствовали на Земле всегда. Но находились и те, кто общего спокойного настроя не разделяли и бросались в крайности. Некоторые пытались сотворить из гио новых богов во плоти. Скептики, напротив, относились к инопланетянам с подозрением, доходящим порой до антигиотских настроений. Но и восторженность, и сомнения и даже неприязнь – вещи вполне естественные. Ведь обитатели Гиоа прибыли не куда-нибудь, а на планету Земля.

1. Брэдли

В газете не удавалось прочитать ни строчки. Фолио не сразу сообразил, что держит её вверх ногами. Ч-чёрт!.. Скорее бы закончилась посадка пассажиров. Когда объявят о взлёте, нервничать в любом случае станет поздно.

Свернув газету, он сунул её в карман. Устроился в кресле поудобнее, закрыл глаза и попытался успокоиться. Гул от взлёта очередного авиалайнера показался почему-то особенно громким.

До этого Брэдли Фолио летал на самолётах всего три раза – в одиннадцать месяцев и в семь лет. Все три полёта или сюда, в Международный аэропорт Осака, или отсюда. Первый, понятное дело, можно вообще не считать. Второй и третий – это была поездка с родителями на итальянский курорт и обратно – вызвали у Брэдли интерес и любопытство.

А теперь ему было не по себе. Не то чтобы он боялся какой-нибудь случайности или неисправности, которая приведёт к катастрофе. Но стоило задуматься о том, что придётся провести несколько часов в воздухе, в животе появлялся неприятный холод, а голова начинала слабо кружиться. Конечно, это время можно было бы сократить – если бы он решил лететь не самолётом, а сэнсолётом. Этот вид транспорта становился всё более популярным, а билет стоил не намного дороже. Но к сэнсолету Брэдли ни за что бы и близко не подошёл. Ни к нему, ни к любой другой машине, построенной по гиотским технологиям. Правда, в самолётах сейчас тоже используют какие-то инопланетные усовершенствования, позволяющие значительно повысить скорость. Но сэнсолет – это другое. В нём установлены предэнергетические двигатели. Это почти полностью гиотская машина, немного адаптированная для земных условий.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное