Джей Джей Барридж.

Секрет рапторов



скачать книгу бесплатно

© Нилова Галина, перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Мышонку, Медвежонку, Лисенку и другим моим друзьям



Пролог. Где-то далеко в джунглях



Утро уже давно наступило, когда человек вышел на небольшую поляну в джунглях и поднял с земли темно-серое перо в крапинку. Затем он осмотрел жертву, безвольно болтавшуюся перед ним на веревке. Большое животное в перьях висело вниз головой, медленно покачиваясь. Одна нога у него была обвязана веревкой, а на другой были видны острейшие когти. В конце концов мужчина обратил внимание на бледно-голубые глаза, которые внимательно его разглядывали. Он наклонился, чтобы рассмотреть зверя получше. Неожиданно раптор совершил стремительный рывок и набросился на него, клацнув мощными челюстями. Мужчина упал и в ужасе заорал.

– У тебя там все в порядке? – произнес чей-то хриплый голос.

– Простите, босс. Он еще жив! – Мужчина вынул револьвер. – Мне пристрелить его?

– Нет, он нужен мне живым…

1. Прибытие

~ после долгого ничегонеделанья ~


Кото Бару, Вокам, острова Ару, провинция Малуку в Восточной Индонезии, 1932



Беатрис Кингсли вздрогнула и проснулась. Она лежала на мотках веревки и ворохе старых парусов. Направление качки «Косатки» изменилось, и небольшое, но сильно нагруженное судно замедлило ход, а значит… прибыли! Девочка резко села, протерла глаза после сна и огляделась. Ночь была безлунной. Все тонуло в темноте, кроме звезд наверху и фонарей на борту «Косатки», но Беатрис сразу безошибочно угадала пьянящий жаркий и влажный запах леса на острове, к которому они приближались.

– Би, ты не спишь? – донесся громкий голос из рулевой рубки.

– Нет, капитан! – Она босиком запрыгала вверх по ступенькам навстречу капитану Вудсу, освещенному тусклым светом лампы, стоявшей на столе с картами.

– Ага, так я и думал. Поможешь? – Он указал на большой моток толстой веревки. – Я подведу нас к причалу, а ты спрыгнешь на него – только не упади – и привяжешь конец веревки к чему-нибудь покрепче.

«Косатка» медленно приблизилась к старой расшатанной пристани, которую освещал лишь фонарь, небрежно свисавший с борта судна. Но постепенно ночная тьма уступала место предрассветным сумеркам. Би прошла вперед, поставила одну ногу на борт и приготовилась к прыжку.

– Мне отсюда не очень видно, Би. Подсказывай, как лучше зайти.

– Вот так, прямо, капитан, мы уже почти на месте, – ответила Би. – Я сейчас! Три, два… – Она бесшумно приземлилась на дощатую пристань с веревкой в руке, накинула петлю на тумбу и натянула, чтобы судно подошло поближе. Они наконец причалили.

– Молодец, Би! Теперь завяжи булинь, а я закреплю кормовой швартов, когда у тебя все будет готово.

Минуты через две, когда «Косатка» пришвартовалась, девочка вытерла руки о свою полосатую юбку и оглядела причал.

Наконец-то она на суше. Двое суток пути из Папуа в тесных каютах Би выдержала с трудом, и теперь ей хотелось скорее исследовать местность. Она мечтала насладиться возможностью побыть на берегу. Это была всего лишь середина маршрута: чтобы вернуться домой в Англию, им предстояло проделать тот же путь обратно.

– Неплохо для новичка. Ты куда лучше моих лентяев. – Капитан Вудс протянул ей руку и помог забраться обратно на палубу.

– Разбудить всех и рассказать, что мы на месте? – спросила Би.

– Не стоит тревожить этих спящих красавиц. Все равно сейчас ничего не случится. На самом деле мне тоже не помешало бы немного вздремнуть – предлагаю и тебе последовать моему примеру.

Капитан одним движением улегся в гамак, надвинул на лицо шляпу и через несколько секунд, как и обещал, уснул.

У Би сна не было ни в одном глазу, ей хотелось сделать что-нибудь полезное. Ее чемоданы вместе с чемоданами бабушки и Теодора грузили на судно последними, а значит, выносить их будут первыми. Она принялась за работу. Ее багаж был простым и легким: один небольшой чемодан со сменной одеждой, костюмом для верховой езды и сапогами на случай, если ей удастся осуществить задуманное. Вдруг она найдет здесь кого-нибудь с аллозавром, на котором можно будет покататься. Свой второй чемодан, побольше, с красивыми платьями и нарядами для торжественных случаев, Би, к своему большому удовольствию, потеряла в начале путешествия. Бабушка Банти заставила ее взять их с собой, но бегать или ездить верхом в них было бы очень глупо.

В школе Би лучше всего давались биология, естествознание и рисование, и бабушка поручила ей делать зарисовки во время путешествия. Ничего удивительного в увлечениях Би не было, ведь в детстве она много времени провела в отцовской библиотеке, где были книги обо всем на свете со схемами и рисунками. Друзья часто дразнили ее за то, что она не интересовалась модными романами и школьными сплетнями. Но Би всегда предпочитала факты. В ее сумке, перекинутой через плечо, лежали блокнот, большой альбом для набросков с красочными рисунками и повидавший виды пенал с дыркой, которую давно пора было зашить. А еще моток измерительной ленты и немного клея на случай, если нужно будет что-нибудь приклеить. И коробка с кисточками и акварельными красками, чтобы можно было оживлять карандашные наброски.

У бабушки Би, которую звали Банти, был совсем другой подход к сборам. В любой из ее трех дорожных чемоданов можно было влезть целиком, и все они были набиты корсетами, нижними юбками и шляпками. По всей видимости, это называлось «путешествовать налегке». Она часто напоминала Би, что произойти может все что угодно. Судя по весу ее чемоданов, Банти действительно готовилась ко всему, включая конец света. Даже на этот случай у нее нашлась бы подходящая шляпка.

Банти Браунли со своим мужем, покойным Сиднеем Браунли, основала в Америке очень успешную ферму по разведению завров. Когда Сидней умер, Банти вернулась в Англию и занялась их старым поместьем в Оксфордшире. Затем она превратила принадлежавшую им ферму в Кении в сафари-парк, где можно было в дикой природе посмотреть на последних белых исполинских тираннов. Она привыкла к жаркому климату, ей часто приходилось иметь дело с мужчинами, но она везде чувствовала себя настоящей леди.

Ну и наконец, были еще вещи Теодора Логана, а именно – старый потертый армейский рюкзак, в который вмещалась вся его жизнь. Если там и была одежда на смену, то она была точно такой же, как и та, которую он все время носил. Казалось, с тех пор как Би с ним познакомилась, новых вещей у него не прибавилось. Вполне возможно, что и спал он прямо в ковбойской шляпе.

Для Теодора самыми важными вещами были нож, шляпа и ружье – именно в таком порядке, – а также различные средства, необходимые для выживания и оказания первой помощи. Он участвовал в Первой мировой войне, где прошел суровую школу жизни, и на слова Банти о том, что произойти может все что угодно, реагировал повышенной боеготовностью. Теодор работал у Банти и Сиднея с тех самых пор, как они случайно обнаружили его на корабле без билета. Он был тогда тощим подростком, в надежде на лучшее будущее бежавшим от тягот жизни в лондонских доках в Америку. Теперь он не был похож на беспризорника, скорее походил на ковбоя с акцентом кокни[1]1
  Кокни – насмешливое название жителей бедных районов Лондона, а также диалект, на котором они говорили. (Здесь и далее примечания редактора.)


[Закрыть]
и был надежной опорой и защитой для Би и Банти.

Би нашла на причале сломанную тележку, на которую можно было поставить чемоданы, уселась на них и начала болтать ногами, глядя на восход. Первый луч высветил очертания острова, а потом из-за низкого горизонта показалось и само солнце, окунув Би и «Косатку» в золотое сияние утра. Медленно, доска за доской, оно поползло вверх по причалу и в конце концов встало над небольшим городом позади Би.

Зевая и потягиваясь, двое матросов вышли на палубу. Они прокрались мимо храпящего капитана, налили себе кофе, который приготовила Би, и закивали ей в знак благодарности за горячий напиток, тишину на палубе и спящего босса. Но все хорошее когда-нибудь кончается. Капитан Вудс вскочил так быстро, что даже выпал из гамака, издав громкий вопль, и Би поняла, что на палубе показалась Банти.

– Доброе утро, капитан. Что вы делаете под гамаком? Ах, Беатрис, дорогая, вот ты где. Будь так добра, поищи носильщика.

– Мне кажется, в этом порту его не найти, бабушка, – сказала Би, показывая на пустой причал. В этот момент юнга подал Банти чашку кофе и тотчас исчез.

– Ну конечно, найти. В любом порту есть носильщики. Нужно только поискать как следует. Ты ведь постараешься нам помочь? – продолжала Банти. – Кстати, ты могла бы сама сварить кофе вместо того, чтобы просто сидеть и ждать нас на чемоданах. Ну хоть экипаж был при деле.



Би открыла было рот, собираясь сказать, что бабушка к ней несправедлива, но потом снова закрыла его. Она подумала, что не стоит ссориться с самого утра. Вместо этого она сердито вытащила блокнот и записала: «Пункт 1. НИКОГДА больше не варить кофе на всех».

Теодор Логан осторожно нагнулся, чтобы выйти из каюты. «Косатка» явно была рассчитана на людей ниже ростом. Он помахал Би шляпой, уловил аромат кофе и направился к кофейнику.

– Вот это уже похоже на кофе. Кажется, парни, вы все-таки научились готовить его как следует. – Он пожал капитану руку. – Уилбер. Спасибо, что подвез нас, старина, дальше мы уж как-нибудь сами. Через несколько дней, как и договаривались, мы будем готовы отправиться в обратный путь.

Обычно как-то само собой получалось, что люди проникались симпатией к Теодору Логану, и капитан Вудс не был исключением. За последние несколько дней они часто пропускали вместе по глотку мальтийского виски, привезенного Теодором, а капитан, в свою очередь, доставал бутылки с хмельным ромом. После этого они начинали наперебой рассказывать друг другу истории о полученных шрамах и пережитых приключениях. Что же касается Би, то они с Банти большую часть этого морского путешествия занимались ничегонеделаньем.

Махнув хилому юнге, чтобы тот удалился, Теодор заспешил к Банти, желая подать ей руку и помочь шагнуть с палубы на пристань.

– Теперь я возьмусь за дело. Ты и так уже здорово помогла – ведь эти чемоданы тяжелее, чем кажутся? Би, присмотри за Банти, пока я схожу за носильщиком, ладно? – И Теодор решительно зашагал по пристани.



Би осмотрелась. Ей все время казалось, что их поездка на острова Ару, конечный пункт их долгого и утомительного путешествия, была самым большим разочарованием в ее жизни. Она собиралась провести летние каникулы в цветущем пригороде Оксфорда, катаясь с друзьями на своем любимом аллозавре Дастере, и совсем не была готова к тому, что ее потащат на другой конец света, на Острова Пряностей, на бесчисленных поездах, самолетах, автомобилях и наконец на «Косатке», вонючем и тесном грузовом судне. И вот они здесь: бабушка, которой, как водится, нужно было помочь сойти на пристань, Теодор, готовый ехать с Банти куда угодно, чтобы везде и всюду подавать ей руку, и Би. Она записала: «Пункт 2. НИКОГДА больше не плавать на корабле», – и минуту спустя добавила в скобках: «(Если, конечно, он не идет домой)».

Би вздохнула. Она снова начинала злиться. Би очень любила Банти и Теодора, но иногда ее сильно раздражало то, что все важные решения они принимали без нее. О самом путешествии ей неожиданно сообщили всего месяц назад. Банти сказала, что у них будет прекрасная возможность увидеть массу экзотических уголков и животных из папиных книг. Но наслаждаться поездкой мешали неимоверные трудности, с которыми им пришлось столкнуться в дороге. Би снова вздохнула. Иногда ей так не хватало родителей, что она просто не в силах была этого вынести.

Угадав настроение Би, Банти попыталась приободрить внучку:

– Помнишь ту прелестную шляпку с перьями, которую тебе подарила твоя двоюродная бабушка Джеральдина? Ту, что, к сожалению, потерялась вместе с чемоданом? Она ведь была прямо отсюда.

– А я думала, она из магазина в Берлингтонском пассаже в Лондоне[2]2
  Берлингтонский пассаж – крытая торговая галерея в Лондоне, в которой располагаются элитные магазины.


[Закрыть]
, – сказала Би угрюмо.

– Ну да, сама шляпка оттуда, но восхитительные перья на ней именно отсюда. Как удивительно! Может быть, нам повезет и мы увидим здесь райских рапторов. И ты могла бы насобирать перьев для новой шляпки.

– Жду не дождусь, когда у меня появится такая возможность, – ответила Би тоном, ясно дававшим понять, что она не настроена продолжать разговор.

Через несколько минут они снова увидели на пристани Теодора.

– Хорошие новости. Носильщик уже идет. Но я понятия не имею, когда он будет здесь. Вместо того чтобы его дожидаться, предлагаю оставить чемоданы и осмотреть город. Я договорюсь с капитаном, чтобы он приглядел за вещами. Да, Банти… почта чуть дальше по улице.

– Я лучше останусь здесь, – торопливо сказала Би. Ей хотелось немного побыть одной.

Теодор и Банти переглянулись и хором ответили:

– Прекрасно!

– Правда? – Би очень удивилась. Они никогда с ней не соглашались.

– Конечно, дорогая, – сказала Банти. – Стой здесь и жди носильщика. Мы ненадолго. Мне не помешает немного пройтись, чтобы размяться и отправить письмо, пока еще не очень жарко.

Банти одарила Би чересчур сияющей улыбкой, открыла зонтик и взяла Логана под руку.

Би посмотрела им вслед, слегка нахмурившись. Они явно что-то задумали.



2. Одиннадцать лет спустя

~ почта Острова Пряностей всегда доставляет письма ~



Звуки и запахи влекли Теодора и Банти в сторону города по расширявшейся пыльной дороге. Они спешили. Почти все местные жители сразу откладывали свои дела, завидев приезжих. Банти улыбнулась ребенку, помогавшему отцу складывать только что срезанные пальмовые листья в небольшой загон для семейной пары тритопов с короткими серебристыми рогами. Мальчик не замечал, что листья падали на экзотическую самку овираптора, безуспешно пытавшуюся убрать с дороги свое многочисленное потомство. По пути они услышали какой-то стук: он становился все громче и громче. Как только они свернули за угол, Теодор сразу посоветовал Банти отвернуться. Но было поздно. Она своими глазами увидела, как мясник разделывал тушу детеныша тритопа: тонкая серебристая кожа была забрызгана кровью, которая стекала в металлическую кастрюлю под столом.

Банти и так с трудом переносила жару, а это зрелище вконец ее доконало.

– Мы можем раздобыть немного воды? – спросила она, указывая на хадрозавра. С двух сторон к нему были привязаны большие бочонки с водой. Он терпеливо стоял около своего хозяина.

Теодор прошептал Банти, что, похоже, эту воду берут из того же источника, где купаются хадрозавры. Именно поэтому в местном баре целый день подают только ликер – так меньше шансов заболеть чем-нибудь серьезным. Он открыл флягу на поясе, намекая, что заранее обо всем позаботился. Банти поблагодарила Теодора за глоток воды.

К счастью, когда они дошли до почты, там не было никаких следов кровопролития, но на двери висела табличка «Закрыто». Теодор остался снаружи, а Банти решила не обращать внимания на табличку и повернула ручку.



Когда она вошла, дверь скрипнула, и на полу тут же появилась узкая полоса солнечного света. Вместе с Банти внутрь проник едва уловимый аромат роз, что было большой редкостью для жаркого и влажного климата островов Ару. Она решительно направилась к прилавку. Расправив плечи, она надула щеки, дотронулась до своего ожерелья в надежде, что удача будет на ее стороне, и позвонила в колокольчик, который скорее звякнул, а не зазвонил. После этого в темноте за прилавком внезапно раздался грохот.

– Что за безмозглый идиот помешал бедной старушке хотя бы чуть-чуть побыть утром в тишине и покое?! Только дотронься еще раз до колокольчика – и ты у меня получишь!

Банти не смогла удержаться от искушения и позвонила еще раз. Затем она сделала шаг назад, чтобы посмотреть, что произойдет. Представшая перед ней картина ее не разочаровала.

Из-за прилавка показались яркие перья, прицепленные к иссиня-черным сильно вьющимся волосам. Их появление сопровождалось потоком ругательств и оскорблений по меньшей мере на пяти языках.

Но вместо безмозглого идиота с другой стороны прилавка начальница почтового отделения – а это была именно она – обнаружила суровую английскую леди, облаченную в практичный дорожный костюм, с зонтиком в согнутой руке. Леди удивленно поглядывала на нее из-под широкополой шляпы.



Начальница почты вскрикнула и снова исчезла за прилавком. Послышался шорох, приглушенные ругательства, и через несколько секунд она вновь появилась в синем рабочем халате со значком «Международная почтовая служба Острова Пряностей» и в фуражке, которая довольно удачно примяла перья в ее волосах:

– Гхм. Извините за перерыв, мадам. Чем я могу вам помочь?

– Доброе утро, – сказала Банти. – Простите, что разбудила вас, но я просто не могла не позвонить в колокольчик еще раз.

– Ничего, ничего. Я очень рада, что это оказался не мой негодный сынишка Шагги. Он вечно жует засахаренный имбирь и звонит в колокольчик вместо того, чтобы помогать своей бедной матери по хозяйству. Вы только приехали на остров? Может быть, хотите снять жилье? Я сдаю комнаты.

Банти видела снаружи объявление «Сдаются комнаты» и уже решила, что этот вариант не самый подходящий:

– Спасибо. В этом нет необходимости. Но я все-таки надеюсь, что вы сможете мне помочь. Видите ли, у меня есть письмо…

– Что ж, милая моя, вы пришли по адресу. Почта и универсальный магазин – как раз сюда и нужно идти с письмом.

– Но, понимаете, это не просто письмо. И я его уже получила. То есть оно уже было отправлено – ко мне домой, в Англию.

– Вы говорите, Англия? Боже мой, как там тот красивый король? У меня где-то тут есть пара марок с его изображением.

Банти покачала головой:

– Это все очень хорошо, конечно, но… Я, кажется, не вполне объяснила вам суть дела. Видите ли, это письмо от моей дочери Грейс. Я пытаюсь разыскать ее. Письмо пришло всего месяц назад, и я сразу приехала. Но она отправила его одиннадцать лет назад. Взгляните, пожалуйста, – сказала Банти, доставая из кармана изрядно потрепанный старый конверт, весь обклеенный марками. На письме стояла дата – январь 1921-го.

Начальница почтового отдела широко улыбнулась:

– Мадам, это большая честь для меня. Я отправляю много писем в вашу страну, но еще ни одно из них не вернулось ко мне вместе с адресатом. Боже мой, что же это я! Проходите, садитесь вот сюда, на мой стул, и мы как следует разберемся, что произошло.

Во всех хороших почтовых отделениях есть увеличительные стекла, и центральный почтовый офис Острова Пряностей не был исключением. Начальница местной почты хранила свою лупу – очень красивую, с ручкой из черного дерева, на вид ей было столько же лет, сколько ее хозяйке, – на толстом шнурке на шее. Она устроилась рядом с Банти, поднесла лупу к глазам и склонилась над конвертом, разглядывая его и что-то бормоча себе под нос.

Наконец она села, поправила фуражку и сказала:

– Да, леди Браунли, это письмо действительно было отправлено отсюда. Скорее всего, его оставили здесь очень давно. Оно случайно попало ко мне полгода назад.

– Боже мой! Понимаете, – у Банти от нетерпения даже дрогнул голос, – я пытаюсь выяснить, что с ним произошло.

– Что произошло? Ну, дорогая моя, его отправили вам, а вы привезли его сюда. И вот оно здесь, на прилавке. Ой, ну не расстраивайтесь вы так, – она похлопала Банти по руке. – Послушайте, вы проделали длинный путь, у нас очень жарко, и вы расстроены. Расскажите мне все с самого начала, и мы вместе все уладим.

Почтальонша поняла, что речь идет о чем-то очень важном. Она сняла фуражку, поправила несколько перьев в волосах и вместе с Банти вновь взялась за дело:

– Значит, письмо. Вы приехали сюда из-за него?

– Да.

– Оно задержалось в пути?

– Да уж, на одиннадцать лет.

– И вы явились, потому что хотите оформить жалобу, да?

– Нет-нет, я не собираюсь жаловаться. Видите ли, я хочу узнать, почему оно пришло только сейчас. Его отправила мне моя дочь – она и ее муж исчезли незадолго до даты, указанной в письме. Пока я его не получила, я была уверена, что никогда больше ничего о ней не узнаю. Это письмо вернуло мне надежду. Я не осмелилась ничего сказать о нем внучке – она думает, что мы приехали сюда только для того, чтобы познакомиться с местной природой. Мы с Теодором, другом моего мужа, где только не побывали за последние одиннадцать лет, пытаясь выяснить, что с ними произошло.

– И вот вы здесь.

– Да, и вот мы здесь.

– Ах, дорогая моя, мне очень жаль. Неудивительно, что вы так переживаете. Но боюсь, я вряд ли смогу вам помочь. Во-первых, мы никогда бы не нашли это письмо, если бы Шагги не свалился с лестницы.

– Простите?

– С лестницы на заднем дворе. Знаете, ведь предыдущего почтальона… съели, и я начала здесь работать примерно пять лет назад. Мы обнаружили письмо в старой консервной банке рядом с тайником, где я прятала от Шагги засахаренный имбирь. Этот маленький плутишка прокрался сюда ночью, чтобы стащить свое лакомство, упал с лестницы и чуть не сломал руку. Я спустилась вниз со старым мачете, потому что была уверена, что это грабитель, и собиралась изрубить его на куски – НА КУСКИ, ШАГГИ! – вдруг повернувшись, прокричала она куда-то в глубь почты.

– Хорошо. А консервная банка?..

– Лежала рядом с имбирем на полу. Она открылась, когда упала, стеклянная баночка с имбирем разбилась, и это старое неотправленное письмо тоже оказалось на полу. И я отправила его вам, наклеив на него дополнительные марки на свои деньги, чтобы оно дошло в два раза быстрее. – Она перевела дух, кивнула и закончила: – Я начальница почтового отделения.

Банти не знала, что ответить, и, немного подумав, сказала:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4