Джастин Ричардс.

Доктор Кто. Лето на исходе и другие рассказы (сборник)



скачать книгу бесплатно

SUMMER FALLS AND OTHER STORIES

by Amelia Williams, Melody Malone, Justin Richards

Печатается с разрешения Woodlands Books Ltd, a division of The Random House Group при содействии литературного агентства Синопсис.

Introduction, ‘Summer Falls’ and ‘The Girl Who Never Grew Up’ copyright © James Goss 2013.

‘The Angel’s Kiss’ and ‘Devil in the Smoke’ copyright © Justin Richards 2012.

Doctor Who is a BBC Wales production for BBC One.

Executive producers: Steven Moffat and Brian Minchin.

BBC, DOCTOR WHO and TARDIS (word marks, logos and devices) are trademarks of the British Broadcast Corporation and are used under licence.

First published by BBC Books, an imprint of Ebury Publishing. A Random House Group Company.

BBC Wordmark and Logo are trade marks of the British Broadcasting Corporation and are used under licence. BBC logo © BBC 1996.

© М. Шмидт, перевод на русский язык, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Предисловие от Амелии Уильямс

Возможность написать предисловие к этому сборнику – большая честь. Здесь, под обложкой, прячутся от холода три истории. Все они очень для меня важны. Первый рассказ, конечно же, мой собственный – «Лето на исходе» о волшебном мире Кейт Вебстер – «девочки, которая ждала». Второй рассказ – «Поцелуй ангела» Мелоди Мелоун был первым, что я прочла, оказавшись в Нью-Йорке. И, наконец, чудесный «Дьявол в дыму» был так же дорог мне в детстве, как теперь мои собственные книги дороги юным читателям, о чем я была очень рада узнать.

Если вам интересно, что связывает эти три рассказа между собой, ответ очень прост – приключения. Стреляете ли вы из пистолета с Мелоди Мелоун, боретесь ли с ночными кошмарами вместе с мадам Вастрой или даже просто бежите по льду с Кейт Вебстер, все это – маленькие миры приключений.

Прежде чем продолжить, я бы хотела кое-кого поблагодарить. Моего многострадального мужа Рори, всегда готового помочь добрым словом и чашкой чая, неутомимого редактора Ливию Сильверстин и ее мопсов Ланселота и Гвиневру – только они и помогли мне не сойти с ума от бурных вечерних споров у нее дома. Я также хочу поблагодарить свою помощницу Джанет, которая всегда знает, где мои очки, и отвечает на множество занятных писем от моих чудесных читателей. И, бесспорно, мне очень помог острый взор Родрика Шелларда и Пола Кэнтли и полезнейшие советы Барбары Бэлон, Роберта Смита, Сьюзан Гиллингуотер, Альберта ван Леопарда, Николы Пэйн, Терранса Пегаса и Явы Думалаих.

Отлично. Думаю, получилось достаточно уныло. Они все уже бросили читать. Кроме тебя. Только ты и остался, верно? Я знала, что так будет. Знала, что когда-нибудь ты найдешь где-нибудь в секонд-хенде эту старую, перепачканную вареньем книгу, пожелтевшие страницы которой будут пахнуть карамелью. Я знала, что ты возьмешь ее и тонко улыбнешься своей легкой улыбкой, – той, что все еще задумчива, когда твои глаза уже на три шага впереди, бегают туда-сюда.

Посмотришь последнюю страницу и просто полюбопытствуешь, нет ли в этой книге еще чего-нибудь для тебя, мой милый, глупый человек в лохмотьях. Что ж, есть. Но прежде я должна сказать тебе что-то важное.

Ни в коем случае не своди глаз с этой страницы. С тех слов, что видишь прямо сейчас. Не прекращай читать. Потому что, быть может, весь твой мир вот-вот изменится. Возможно, кто-то сейчас стоит прямо перед тобой. Нет, не смотри! Позволь мне сначала сказать тебе, кто это. Потому что я знаю.

Я все время вижу ее. Вижу эту старушку везде, постоянно. То она в магазине, то на другом конце улицы машет желтым такси, будто не видит, что машины едут в другую сторону. Я чувствую, что она рядом, во мне просыпается странное беспокойство, словно за мной следят. Я оборачиваюсь – и она там, стоит и смотрит на меня. Не говорит ни слова. Просто смотрит, и улыбка ее так печальна. А затем то грузовик проедет мимо, то пробежит толпа покупателей, и вот ее уже нет.

Мы с Рори – он, слава богу, здоров, немного седоват, но все еще в расцвете сил – прошлой осенью были на озере Эри. Листья в это время опадают, и все пахнет так по-осеннему, вокруг разливается аромат живицы и дымных костров. На озере стоял туман, и там была она. Маленькая старушка. Стояла на краю пристани и просто смотрела на меня, вновь улыбаясь той самой печальной улыбкой. Рори встревожился (его зрение все так же остро). «Она… стоит на воде?..» – спросил он. Нет, но почти, она стояла на самом краю, словно не хотела больше быть частью этого мира, желала раствориться в тумане, что клубился у ее ног. (Прости, я все-таки писатель.)

Старушка ждала меня. Я знала это. Она поманила меня, и я шагнула к ней, но Рори положил мне руку на плечо.

– Эми, не надо, – сказал он. – Ты что, фильмов не смотрела?

– Каких еще фильмов? – спросила я.

– Ну не знаю, такое в любом фильме, по-моему, есть. Нельзя разговаривать с жуткими незнакомцами.

– Ну, – сказала я. – Сейчас еще не Хеллоуин, целоваться мы не собираемся, а дом не построен рядом с индийским кладбищем домашних животных.

– Откуда знаешь? – спросил Рори.

– Мне просто страшно, вот я и несу чушь, – ответила я едко. – Как же мне этого не хватало!

– Мне тоже, – согласился Рори. – Ладно, иди поговори с ней.

И я пошла.

– Здравствуй, – сказала она, слабо махнув. – Мне, наверное, не стоит с тобой разговаривать.

– Кто вы?

Она пожала плечами.

– Я не уверена, что теперь это важно.

– Не понимаю.

– Тебе когда-нибудь казалось, что ты живешь только ради одной-единственной цели? – Даже для старушки она вела себя странно.

– Нет!

– Мне тоже, – она вздохнула. – По крайней мере, до некоторых пор. А затем один яркий миг – и всё, вся остальная жизнь становится такой серой, такой нормальной, и тянется она еще долгие годы.

По моей спине пробежал холодок. Да, сказала я ей. Да, мне хорошо знакомо это чувство.

Я спросила, что произошло, но она не стала углубляться в подробности.

– Ты наверняка все равно не поверишь, – она усмехнулась, как усмехаются люди, когда им совсем не смешно. – Это случилось так давно, и я была так молода. В общем, жил на свете один человек. Не такой, как все другие. И в гуще того безумия, огня и… – она замолкла на миг, – …прочего, я просто чувствовала, что должна ему помочь. Казалось, я была рождена именно для этого. Казалось, я ждала всю свою жизнь, только чтобы схватить его и оттащить в сторону, спасти от молнии. А затем он просто вскочил, отряхнулся, потушил одежду, кивнул мне и исчез. Убежал прочь.

Ох.

Она продолжала:

– Было в нем что-то необычное. Он так сиял, казался таким знакомым. Словно я уже делала это прежде. Словно сделаю снова. – Старушка будто удивлялась самой себе. – Но я никогда не встречала похожих на него. Пока не увидела тебя. В тебе есть тот же самый свет – но теперь он угасает, верно?

– Да, – сказала я. И вдруг, сама того не ожидая, поняла, что плачу.

– Потому я и ходила за тобой. На случай… если тебе понадобится помощь.

– Нет, к сожалению, нет, – ответила ей я. – Рядом со мной давным-давно уже ничего не взрывалось. Даже обидно.

– Что ж, – сказала старушка. – Тогда, пожалуй, мне остается только спросить – ты знала его?

Я посмотрела ей в глаза. В них плясали золотые искорки.

– Когда-то, – я кивнула, – у меня был воображаемый друг. Но оказалось, что он настоящий и с тех пор совсем не повзрослел.

Мы улыбнулись друг другу. Одной и той же печальной улыбкой.

Она заговорила снова.

– Ты не могла бы передать ему послание от меня?

И вот что я хотела тебе сказать.

Я знала, что когда-нибудь ты найдешь эту старую, перепачканную вареньем книгу, пожелтевшие страницы которой будут пахнуть карамелью. Знала, что ты возьмешь ее и тонко улыбнешься своей легкой улыбкой. Сейчас эта улыбка застыла на твоих губах. Потому что в кои-то веки на три шага впереди оказалась я. Поэтому, Доктор, будь готов поднять глаза. Она ждет тебя. Она ждала очень долго. И если ты увидишь женщину, которая будет просто наблюдать за тобой, знай, что беда близко.

Но прежде чем ты поднимешь глаза, я передам тебе ее послание:

«Беги, смышленый мальчик, и помни…»

Амелия Уильямс
Лето на исходе

Первое издание

1954 год

Глава 1

Шла последняя неделя летних каникул, и Кейт была на взводе. Она носилась по кухне, пока мама не велела ей прекратить.

– Ну что, Кейт, что такое?

Кейт вздохнула. В последнее время с ней это частенько бывало.

– Да то, мам, что здесь ужасный кавардак.

Мама Кейт оглядела кухню и поняла, что дочь права. Все вокруг было завалено неразобранными чемоданами, а на картонных коробках сушилась недомытая посуда.

– Ерунда! – запальчиво возразила мама. – Я обязательно все приберу. Сегодня же утром. Наверное. День такой хороший, не хочешь пойти поиграть на берегу?

– Я бы лучше осталась и тебе помогла, – Кейт не любила начинать новые дела, не закончив старые.

– Просто… иди да повеселись, – мама легонько шлепнула ее единственным вафельным полотенцем, какое еще можно было найти на кухне.


Кейт вышла из дома. Это был красивый старый коттедж, вокруг которого до самой соломенной крыши росли розы. Он был очень мил, но настоящим домом для Кейт до сих пор не стал. Агент по недвижимости объяснил, что вещи прежней владелицы оттуда еще не вынесли. Мама Кейт клятвенно пообещала все разобрать и так ничегошеньки и не сделала.

Кейт вздохнула и решила больше так не вздыхать. Толку с этого не было никакого, а бессмысленные занятия Кейт не любила. Она вышла на холм и оттуда окинула взглядом городок Уотчкомб – само воплощение бессмысленных занятий. Дважды в день паровоз привозил из соседней бухты отдыхающих, и они заполоняли извилистые улочки, покупая конфеты с открытками и распивая чаи. Пляж был уже забит семьями, гуляющими туда-сюда на солнышке от понтона до маяка и обратно. Иногда они успевали проделать этот путь даже дважды. Гребные лодки отходили от маленькой гавани, непонятно зачем заплывали недалеко и просто возвращались обратно. Все это казалось Кейт совершенно бесполезным, но она все равно слышала, как люди радуются и кричат. И не могла понять почему.

«Семь дней», – хмуро подумала она. До начала школьных занятий оставалась еще целая неделя. Новый дом, новый город, новая школа. Кругом неопределенность. Кейт твердо вознамерилась сделать хоть что-нибудь за то недолгое время, что у нее осталось. Всего семь дней – хотя утро уже почти прошло, так что она мысленно сократила срок до шести с половиной.

Кейт поразмыслила над тем, чтобы пойти в город и сесть на ближайшую электричку. Она перебрала монетки в кармане и задумалась, стоит ли. Канцелярские товары в Майнхеде были отличные, но купить блокнот значило просто признать, что, как ни крути, от школы никуда не денешься.

Именно тогда и произошло кое-что неожиданное. Эта самая неожиданность стала первой из нескольких, что случились с Кейт за этот день и изменили ее жизнь навсегда. Серая кошка пробежала по лужайке и остановилась, готовясь нырнуть в живую изгородь.

У Кейт кошки не было, но она не отказалась бы ее завести. Поскольку кошка, очевидно, ждала ее, Кейт решила на этот раз нарушить свое правило насчет бессмысленных занятий и пошла следом. Кошка проворно проскользнула сквозь изгородь, и Кейт последовала за ней, следует признать, с несколько большим трудом. В какой-то миг вокруг нее сомкнулись ветви, и Кейт испугалась, что застряла, но затем она вывалилась, как пробка из бутылки, прямо на траву. К ногам незнакомого мужчины.

– Здравствуй, – сказал он. – Что привело тебя на мою лужайку?

– Ну… – Мама научила Кейт никогда не оправдываться. – Ваша кошка забежала ко мне в сад, вот я и плачу той же монетой.

– Справедливо, – признал мужчина, помогая ей встать. – Хотя вообще-то это кот, и он не мой. У кошек вообще хозяев нет.

Кейт оглядела мужчину. Он был высоким, худым и дружелюбным. Она даже мельком понадеялась, что он работает в ее новой школе. Будь это так, ей, может быть, школа даже понравилась бы чуточку больше.

– Я Кейт Вебстер, – сказала она. – Очень приятно.

Мужчина рассмеялся и отвесил ей поклон.

– Добро пожаловать на мою траву, Кейт Вебстер.

Кот крутился у их ног. Мужчина наклонился и почесал его за ухом.

– Тебя тоже за ухом почесать? – предложил он.

Кейт покачала головой.

– Кто вы? – Она хихикнула.

К удивлению Кейт, мужчина пожал плечами.

– Да в общем-то, никто. Я просто присматриваю за музеем по просьбе друга. Можешь звать меня Хранителем. Нормально звучит? – он выжидательно посмотрел на нее.

– Не очень, – призналась Кейт. – А имя у вас есть?

– С именами у меня пока перерыв, – мужчина бросил на нее лукавый взгляд. – Я от них отдыхаю.

– А так разве можно? – спросила Кейт.

– Вот я и хочу узнать, что выйдет, – сказал Хранитель. – Думаешь, мне нужно имя? Какое мне больше пойдет? Монморанси? Кит?

– Может, Барнабас? – предложила Кейт. Барнабасом звали ее плюшевого мишку, и она решила, что стоит назвать так еще кого-нибудь.

– Барнабас! – Хранитель, похоже, пришел в восторг. – Так меня еще не звали. Попробуем. Чаю?

Барнабас провел ее на задний двор дома (который выглядел очень мило, разве что немного заброшенно). Садовая мебель была расставлена вокруг большой полосатой брезентовой палатки. Мужчина нырнул туда, а затем вернулся с чашками, блюдцами, булочками и имбирным лимонадом. Он аккуратно поставил все это на землю рядом с котом, который как раз умывался.

– А почему у вас чайник в палатке? – спросила Кейт.

– Это не палатка, – таинственно сказал Барнабас. – Это мой сарай. Там сейчас ремонт.

Это было странно, но дедушка Кейт очень пёкся о своем сарае. Может быть, Барнабас такой же.

– Я бы тебе его показал, но еще не закончил ремонтировать, – сказал он, подтверждая подозрения Кейт, и протянул ей блюдце. – Булочки с сыром. И с изюмом. Я передумал, когда уже наполовину их приготовил.

Кот устало посмотрел на Барнабаса и понюхал молочник.

Чаепитие прошло неплохо. Барнабас выслушал планы Кейт хоть что-нибудь сделать до конца каникул и разумно предложил составить расписание. Он сказал, что одно это уже можно считать достойным занятием.

– Или же, – продолжил Барнабас, – ты могла бы заглянуть в мой музей. Там очень мило, правда, – добавил он, заметив выражение лица Кейт. – Хотя не по средам. По средам я его закрываю и целый день хожу вокруг паровоза. Люблю паровозы.

Кейт это не убедило.

– Тебе здесь не нравится? – Хранитель фыркнул. – Странно. Пятидесятые годы двадцатого века не так уж плохи, да и городок прекрасный. В таком хочется поселиться и открыть маленький магазинчик или закусочную. Люблю маленькие закусочные. Еще булочку хочешь?


Когда Кейт уходила, серый кот смотрел ей вслед. Будто хотел что-то сказать, но, как это обычно бывает с кошками, до разговора дело так и не дошло.

Кейт постояла в переулке, стряхивая со свитера крошки. Церковные часы пробили полдень. Она была рада, что хоть что-то сделала за утро. С моря дул прохладный бриз, напоминая, что лето подходит к концу. Кейт зашагала по переулку, размышляя, не подружиться ли с соседским мальчиком до обеда. Тогда день точно пройдет не зря.


Не сказать, что с этим Кейт справилась на ура. Мальчик сидел у гаража, неумело пытаясь починить велосипед. Он был довольно симпатичным, хоть и очень грустным на вид. И погрустнел еще больше, когда заметил, что Кейт на него смотрит.

– Привет, – сказала она. – Ты Арманд, верно?

– Да, – хмуро ответил мальчик. – Но знаешь, лучше тебе со мной не дружить.

– Что? – Кейт искренне удивилась. – Потому что ты индиец?

– Нет! – Арманд рассмеялся. – Это еще не страшно. Нет… – Он умолк на секунду. – Потому что мой отец убивает людей.

– О, – сказала Кейт, не найдя других слов. Когда она их все-таки нашла, молчание уже слишком затянулось. Арманд покраснел и вернулся к делу. Некоторое время Кейт еще смущенно постояла рядом, глядя, как он чинит велосипед, а потом ушла домой обедать.

Глава 2

Съев полтарелки растворимого супа, Кейт спросила:

– Мам, а наш сосед правда убивает людей?

Мама смерила Кейт выразительным взглядом. Ясно, от нее помощи не дождешься.


Кейт задала себе цель на вечер – выяснить, что происходит. Для этого ей пришлось отправиться в Уотчкомб. Отец Арманда работал в аптеке, и Кейт решила пойти туда купить мыло или рыболовную сеть. Это был старый магазин на рыночной площади, с окнами, обтянутыми желтым целлофаном. Две женщины у дверей делали вид, что очень заняты, хотя вообще-то просто стояли без дела, надеясь раздобыть свежих сплетен. Кейт задержалась рядом с ними, разглядывая дома на продажу в витрине агентства по недвижимости.

– Что ж, – одна из женщин поцокала языком. – Мне правда пора, нужно еще прикупить рыбных котлет для Артура.

– Аллердайс в них многовато хлеба кладет, – сказала другая. Первая кивнула.

– И тесто у него так себе. – Она поджала губы. – С тех самых пор, как умерла Люси…

– Ох уж этот город, – хмыкнула вторая и бросила красноречивый взгляд на аптеку. – Уже не тот, что раньше, совсем не тот.

– Старушка мисс Дойл тоже недавно скончалась. Сказали – от естественных причин. Но мы-то знаем, правда?

– О да, – подхватила вторая. – Нет дыма без огня. – Довольная, она развернулась и побежала по своим делам.


Кейт вошла в магазин и сразу увидела рыболовные сети и пластиковые лопаты. Рядом в корзине спала собака. За прилавком стоял видный мужчина-индиец и протягивал суровой с виду женщине свернутый бумажный пакет.

– Ваш рецепт, мадам.

– Отлично, спасибо. – Женщина уже собиралась сунуть пакет в корзину для покупок, но вдруг засомневалась. – Я уверена, что все в порядке, мистер Дасс, но не мог бы мистер Стивенс проверить?

Пакет повис между ними. Мистер Дасс натянул на лицо улыбку.

– Это абсолютно точно ваш рецепт, миссис Гроувс.

Она не сдвинулась с места.

– И все же…

Улыбка мистера Дасса растаяла. С неожиданной прытью из дальней комнаты магазина выскочил старик, подбежал к ним, схватил пакет и открыл его, чтобы разрядить обстановку.

– С удовольствием, миссис Гроувс, мне вовсе не трудно, – он рассмеялся и поднес пузырек к свету. – Все в порядке. Больше двух сразу не принимайте, хорошо? Лучше перебдеть. – Он снова отдал ей пакет, и в этот раз миссис Гроувс сунула его в корзину. Со словами «Спасибо, мистер Стивенс» она как ни в чем не бывало вышла.

Мистер Дасс повернулся к начальнику и ледяным тоном сказал:

– Я мог бы разобраться и сам, сэр. С рецептом было все в порядке.

– Разумеется. – Мистер Стивенс расплылся в улыбке.

– Со всеми моими рецептами все и всегда было в полном порядке. И… – мистер Дасс повысил голос, – и я не позволю никому… говорить, что я ошибся в…

Быстрее ветра мистер Стивенс выскользнул из-за прилавка и приобнял Кейт за плечи.

– Ну здравствуй, малышка, чем мы можем тебе помочь? Хочешь построить песочный замок?


Минуту спустя Кейт оказалась на улице. В руках у нее было пластиковое ведро, которое стоило больше, чем ей хотелось бы, и которое ей было совершенно не нужно. Кейт не видела никакого смысла в том, чтобы лепить какой-то замок, который потом все равно смоет в море.

Она пошла в благотворительный магазин и попыталась сдать ведро туда.

– Совсем новое, – уговаривала она.

Веселая женщина за прилавком была непреклонна.

– Это из магазина мистера Стивенса. Мы не можем его принять, – сказала она сурово. – Так не положено.

Разочарованная Кейт оглядела магазин. Там было мрачно и полно кружева, подсвечников и несобранных картинок-головоломок. В углу стояла картонная коробка. Глаза-бусинки веселой женщины перехватили взгляд Кейт.

– О, это из дома бедной мисс Дойл. Нам оттуда много чего досталось. Ее племянник приехал, посмотрел, нос сморщил и сказал: «Тут один хлам, забирайте что хотите». Кошмар просто, у нее ведь было много произведений местного искусства. Вот мистер Стивенс, кстати, оценил бы. Погляди, дорогая, наверняка что-нибудь да приглянется. Вся выручка идет на помощь африканским сиротам.

Кейт покорно порылась в коробке. Там лежали маленькие керамические фигурки сов, оклеенные галькой, снежный шар с крохотным маяком внутри, банка разноцветного песка… и картина. Поначалу картина ей вовсе не понравилась. На ней была изображена гавань, темные волны обрушивались на маяк. На переднем плане были две странные фигуры. Мужчина держал в руках яркое золотое кольцо, а женщина – ключ.

Кейт уже собиралась положить картину обратно в кучу сувениров и пресс-папье, как вдруг ее пальцы скользнули по поверхности.

– Она мокрая! – воскликнула Кейт.

– Хм. – Веселая женщина нахмурилась. – В доме мисс Дойл и правда было сыровато. Впрочем, – она просияла, – если отсырели стены, посмотрим, как ее племянничек уговорит хоть кого-нибудь там поселиться. – Обрадованная этой плохой новостью, она разрешила Кейт купить картину со скидкой и только в этот раз согласилась взять ведро мистера Стивенса. Ради сирот.


– Ужас! – воскликнула мама Кейт, увидев картину. – Отнеси ее к себе в комнату и почисти потом как следует.

Она заставила дочку дважды вымыть руки, прежде чем пустила ее за стол, уставленный завернутыми в газеты блюдцами.

– Я не особенно продвинулась, – вздохнула мама. – Очень устала, пришлось немного вздремнуть.

Вся жизнь мамы Кейт состояла из этого «вздремнуть». Хорошие новости, плохие новости, много работы, мало работы – в итоге она всегда отправлялась «вздремнуть». В последнее время плохих новостей было навалом, и дремала она все чаще и чаще.

Кейт погоняла спагетти болоньезе с солониной по тарелке и рассказала маме обо всех достижениях за день. Мама порадовалась тому, что Кейт завела друзей, и немного нахмурилась, узнав, что та говорила с Армандом Дассом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4