Джастин Кронин.

Двенадцать



скачать книгу бесплатно

Женщина бросила на него быстрый взгляд через плечо.

– О, как раз вовремя, – сказала она. – Я уже тут двадцать минут стою.

– Леди, что вы здесь делаете?

Она повернулась к нему, перестав смотреть на витрину.

– Это отдел красок или нет?

Она держала в руках квадратики образцов веером, как игральные карты.

– Я уж думала, может, оттенок «Садовая калитка» подойдет, но не могу понять, слишком темно.

Грей стоял в полнейшем ошеломлении. Она хочет, чтобы он помог ей выбрать краску?

– Наверное, никто вас об этом не спрашивает, понимаю, – добавила она поспешно. Слишком поспешно, подумал Грей.

– Просто «налейте банку и возьмите у меня деньги». Уверена, все так говорят. Но я ценю мнение того, кто разбирается в своем деле. Итак, что вы думаете? С профессиональной точки зрения.

Грей уже стоял меньше, чем в метре от нее. Изящное бледное лицо, еле заметные морщинки в уголках глаз.

– Я думаю, вы ошиблись. Я здесь не работаю.

Она прищурилась, глядя на его лицо.

– Не работаете?

– Леди, здесь никто не работает.

На ее лице появилось недоумение. Но мгновенно исчезло, и ее тонкие черты сложились в гримасу раздражения.

– Ох, могла бы и сама догадаться, – сказала она, отмахиваясь. – Пытаться найти здесь хоть кого-то, кто поможет, – все равно что зубы драть. Ладно. Как я уже сказала, мне нужно понять, какой из этих цветов лучше всего подойдет для детской.

Она застенчиво улыбнулась.

– Полагаю, очевидно, что я в положении.

Грею доводилось раньше встречаться с безумцами, но эта женщина их переплюнула.

– Леди, я не думаю, что вам стоит здесь находиться. Это небезопасно.

Снова короткий отрезок времени, прежде чем она ответила так, будто она сначала воспринимала его слова, а в следующее мгновение меняла их в уме, придавая им иное значение.

– Если честно, вы говорите совсем, как Дэвид. По правде говоря, с меня уже достаточно таких разговоров.

Она тяжело вздохнула.

– Ладно, значит, «Садовая калитка». Мне нужно два галлона полуматовой, будьте добры. Прошу прощения, но я немного спешу.

Грей был окончательно сбит с толку.

– Вы хотите, чтобы я продал вам краску?

– Ну, менеджер вы или нет?

Менеджер? Когда все это случилось? Грей вдруг начал понимать, что женщина не прикидывается.

– Леди, вы знаете, что происходит вокруг?

Она сняла с полки две банки и протянула ему.

– Я скажу вам, что тут происходит. Я покупаю краску, и вы вмешаете мне в нее колер, мистер… кажется, я не знаю вашего имени.

Грей сглотнул. Что-то в этой женщине сделало его абсолютно беспомощным, так, будто его тащила на веревке взбесившаяся лошадь.

– Грей, – ответил он. – Лоуренс Грей.

Она выставила руки вперед и заставила его взять банки. Боже, еще немного, и она заставит его заполнить заявление о поступлении на работу. Если это продлится чуть дольше, он никогда не найдет ремень вентилятора.

– Итак, мистер Грей.

Мне нужно два галлона оттенка «Садовая калитка», будьте добры.

– Э, я не знаю как.

– Конечно же, знаете.

Она махнула рукой в сторону прилавка.

– Просто засуньте их в эту-как-ее-там.

– Леди, я не могу.

– Что значит, не можете?

– Ну, для начала нет электричества.

Эти слова, похоже, возымели некий эффект. Женщина задрала голову и посмотрела на потолок.

– Ну, наверное, да, – небрежно ответила она. – Тут действительно несколько темно.

– Это я и пытался вам сказать.

– Ну а почему сразу не сказали? – фыркнула она. – Значит, не «Садовую калитку». Никакого колера, судя по вашим словам. Должна сказать, это меня разочаровывает. Я ведь правда хотела сегодня закончить с детской.

– Леди, я не думаю…

– По правде говоря, этим должен был бы заниматься Дэвид, но нет, он, как обычно, должен был куда-то отправиться спасать мир, а меня оставить торчать дома, как в тюрьме. И, черт подери, где Иоланда? Прошу прощения. Сами понимаете, после всего, что я для нее сделала, я ожидала в ответ некоторого уважения. Хотя бы позвонила.

Дэвид. Иоланда. Кто все эти люди? Полнейшая путаница и странная, но одно очевидно. Эта несчастная женщина, кто бы она ни была, совершенно одна. Если Грей не найдет способ вытащить ее отсюда, она долго не протянет.

– Может, вам просто белым покрасить, – предложил он. – Уверен, у них достаточно белой краски.

Она скептически поглядела на него.

– И с чего бы мне хотеть покрасить белым?

– Ну, говорят же, что белое со всем сочетается.

Боже милосердный, что он несет, будто один из этих педиков с телевидения. Но это было единственное, что пришло ему в голову.

– С белым можно сделать все, что угодно. Может, поставить в комнате что-то другого цвета. Занавески повесить, все такое.

Она на мгновение задумалась.

– Я не знаю. Белый выглядит слишком простым. С другой стороны, я хочу закончить с покраской сегодня.

– Именно, – сказал Грей. Изо всех сил постарался улыбнуться. – Именно это я и хотел сказать. Вы можете покрасить белым, а потом придумать все остальное, когда увидите, как это выглядит. Я бы порекомендовал сделать так.

– А белый сочетается с чем угодно. Насчет этого вы правы.

– Вы же сказали, что это детская, так? Может, позднее решите добавить бордюр, чтобы слегка разнообразить. Сами понимаете, с кроликами, чем-то таким.

– Вы сказали, с кроликами?

Грей сглотнул. Откуда это пришло ему в голову? Кролики были любимой едой «светлячков». Он видел, как Зиро пожирал их, пачками.

– Точно, – с трудом сказал он. – Кролики всем нравятся.

Он увидел, что эта мысль заняла ее. Что ставит следующий вопрос. Предположим, женщина согласится уехать, что тогда? Он не может оставить ее одну. Вопрос еще в том, какой у нее срок. Пять месяцев? Шесть? В этих делах он не разбирался.

– Ну, на самом деле, думаю, у вас здесь есть что-нибудь такое, – сказала женщина, кивая изящным подбородком. – Похоже, у нас схожие вкусы, мистер Грей.

– Просто Лоуренс, – ответил он.

Она улыбнулась и протянула руку.

– Зовите меня Лайла.


Только тогда, когда он уже уселся в «Вольво», принадлежащий Лайле – которая действительно оставила купюры на одной из касс, написав записку, что еще вернется, – Грей понял, что где-то в промежутке времени между тем, как он нес банки к машине и они положили их в багажник, она успешно уговорила его покрасить ей детскую. Он не мог вспомнить, чтобы он выразил согласие словами, это просто случилось, и в следующий момент они уже ехали, женщина вела машину по улицам пустого города, мимо брошенных легковушек и раздувшихся тел, перевернутых армейских грузовиков и еще дымящихся развалин жилых комплексов.

– Действительно, – сказала она, объезжая на «Вольво» обгорелый остов пикапа службы «ФедЭкс» и едва глянув на него. – Можно подумать, у людей ума не хватает вызвать аварийную службу, а не бросать машину посреди дороги.

А еще она продолжала безостановочно трещать насчет детской. Его слова насчет кроликов упали на благодатную почву. Перемежая свои слова едкими замечаниями насчет Дэвида, который, как понял Грей, приходился ей мужем. Судя по всему, он куда-то уехал, оставив ее дома одну. Если судить по тому, что он видел вокруг, скорее всего он погиб. Быть может, женщина была безумна и прежде, но Грей в этом сомневался. Что-то плохое с ней случилось, очень плохое. Как-то это называется. Пост-травматическое-что-то-там. Женщина знала это, но не осознавала. Ее сознание, охваченное ужасом, защищало ее от страшной правды – правды, которую Грею рано или поздно придется ей рассказать.

Они приехали к ней домой, к большому кирпичному особняку в тюдоровском стиле, будто парящему над землей. Грей уже понял, что женщина не из бедных, судя по тому, как она с ним разговаривала, но тут есть что-то еще. Грей достал вещи из багажника «Вольво» – в дополнение к краске она взяла упаковку валиков, лоток для краски и набор кистей – и пошел вверх по ступеням. Лайла уже возилась с ключами.

– Сейчас, она всегда немного заедает.

Она толкнула дверь плечом, и изнутри хлынула волна затхлого воздуха. Грей вошел в прихожую следом за ней. Он ожидал, что внутри дома будет обстановка наподобие замка, с плотными шторами, вычурной мебелью и канделябрами, однако, напротив, обстановка была больше похожа на офис, чем на место, где живут. Большая арка слева вела в столовую, которую занимал большой стеклянный стол и несколько неудобного вида стульев, справа оказалась гостиная, большое пустое пространство, чей простор нарушали лишь диван с низкими подлокотниками и черное пианино. На мгновение Грей остановился, тупо держа в руках банки с краской и пытаясь собраться с мыслями. Он ощущал запахи. Едкий запах застарелого мусора, идущий из глубины дома.

Молчание затягивалось, и Грей судорожно пытался придумать, что же ему сказать.

– Вы играете? – спросил он.

Лайла положила сумочку и ключи на небольшой столик у двери.

– Играю что?

Грей показал на пианино. Она повернула голову, глянув на музыкальный инструмент с легким испугом.

– Нет, – ответила она, хмурясь. – Это была идея Дэвида. Несколько претенциозно, на мой взгляд.

Она повела его вверх по лестнице. Воздух здесь был еще более спертый и жаркий. Потом Грей пошел следом за ней по застеленному ковром коридору.

– Вот мы и пришли, – провозгласила она.

Комната выглядела непропорционально скромной, учитывая размеры дома. В углу стояла стремянка, пол был застелен пластиковой пленкой, приклеенной к доскам. В лотке с краской, которая уже засохла от жары, лежал валик. Грей прошел чуть дальше. Видимо, изначально комната была выкрашена в нейтральный кремовый цвет, но кто-то – видимо, Лайла – прокатал по стене беспорядочные широкие полосы желтого цвета. Чтобы закрасить это, придется три слоя положить.

Лайла стала в дверях, уперев руки в бедра.

– Вероятно, все и так видно, – сказала она, подмигивая. – Из меня плохой маляр. Уж точно не профессионал, такой как вы.

Опять это, подумал Грей. Раз уж он решил играть по правилам, то нет смысла убеждать ее в том, что он не умеет делать это.

– Вам что-то еще надо, прежде чем вы начнете?

– Думаю, нет, – с трудом сказал Грей.

Она зевнула, прикрывая рот ладонью. Казалось, на нее нахлынула внезапная усталость, так, будто она на глазах медленно сдувалась, как воздушный шар.

– Тогда, полагаю, не стоит вам мешать. Я собираюсь прилечь ненадолго.

И с этими словами она его оставила. Грей услышал щелчок двери в коридоре. Что ж, черт побери, подумал он. В последнюю очередь он мог бы себе представить, что станет красить детскую в доме какой-то богатой леди, когда очнулся в «Ред Руф». Он прислушался, но больше ничего не услышал. Наверное, самым смешным было то, что Грею было плевать на самом деле. Женщина свихнулась, а еще изрядно командовать любит. Но по сути, он не обманул ее насчет того, кто он такой. Она просто и не спрашивала. Хорошо, когда тебе кто-то доверяет, даже если ты этого не заслуживаешь.

Он принес все из прихожей и принялся за дело. Не то чтобы раньше ему много приходилось красить, но это не ракеты в космос запускать. Он быстро вошел в ритм, а сознание очистилось от мыслей. Он уже почти забыл, как очнулся в «Ред Руф», забыл Зиро и Ричардса, забыл Шале и все остальное. Миновал час, потом другой, он уже прокрашивал углы у потолка, когда в дверях появилась Лайла, с подносом, на котором был бутерброд и стакан воды. Она переоделась в хлопковое платье для беременных, с высокой талией, которое, несмотря на свободный крой, придавало ей еще более беременный вид.

– Надеюсь, тунец вам нравится.

Он спустился со стремянки, чтобы взять поднос. Хлеб был покрыт пушистой зеленой плесенью, от бутерброда исходил запах протухшего майонеза. Желудок Грея дернуло.

– Может, попозже, – выпалил он. – Хочу сначала второй слой положить.

Лайла ничего не ответила, сделав шаг назад, и огляделась.

– Должна сказать, это действительно выглядит лучше. Намного лучше. Даже не знаю, почему я раньше насчет белого не подумала.

Она снова поглядела на Грея.

– Надеюсь, Лоуренс, вы не сочтете меня слишком настойчивой и не подумайте лишнего, но вам есть где остановиться на ночь?

Этот вопрос застал Грея врасплох. Так далеко он в мыслях не заходил. Вообще ни о чем наперед не думал, так, будто безумие этой женщины оказалось заразным. Конечно же, она хочет, чтобы он остался. После стольких дней в одиночестве она вряд ли его так просто отпустит. Постарается удержать рядом. Кроме того, а куда ему еще деваться?

– Хорошо. Значит, договорились, – сказала она и нервно усмехнулась. – Должна сказать, что испытываю облегчение. Я чувствовала себя такой виноватой, втравив вас во все это и даже не спросив, есть ли вам куда еще пойти. А вы мне так помогли.

– Все о’кей, – ответил Грей. – В смысле буду рад остаться.

– Не стоит благодарности.

Похоже, разговор был окончен, и Лайла пошла к двери, но остановилась в дверях и сморщила нос с отвращением.

– Простите за бутерброд. Думаю, он не слишком аппетитный. Я все собираюсь выбраться на рынок. Но обязательно приготовлю вам чудесный ужин.


Грей проработал весь день, закончив третий слой, когда солнце уже клонилось к закату и светило в окна. Надо сказать, получилось неплохо. Сложив валики и кисти в лоток, он спустился по лестнице и пошел по коридору на кухню. Как и в остальных комнатах дома, здесь все выглядело современно и утилитарно – белые шкафчики, черные гранитные столешницы, сверкающая хромом кухонная техника. Эффект портили лишь мусорные мешки, лежащие грудами и воняющие испортившейся едой. Лайла стояла у плиты – газовая, похоже, еще работает – мешая что-то в кастрюле при свете свечи. На столе стояла фарфоровая посуда, лежали салфетки и столовые приборы. Стол даже был накрыт скатертью.

– Надеюсь, вам нравятся помидоры, – сказала она, улыбаясь ему.

Лайла отвела его в небольшую комнату, смежную с кухней, где была мойка. Воды, чтобы вымыть кисти, не было, и Грей просто оставил их в раковине. Мысль о томатном супе показалась ему отталкивающей, но придется заставить себя и сделать вид, что ешь. Этого просто невозможно избежать. К тому времени, когда он вернулся на кухню, Лайла уже разливала в две чашки суп, от которого шел пар. Потом отнесла чашки на стол и выложила на тарелку крекеры «Ритц».

– Приятного аппетита.

От первой ложки его едва не стошнило. Это даже не было похоже на еду. Преодолевая все свои инстинкты, он заставил себя проглотить. Сидящая напротив Лайла, похоже, даже не заметила его проблем, разламывая крекеры. Насыпала их в суп и принялась есть. Усилием воли Грей заставил себя съесть вторую ложку. Потом третью. Он ощутил, как суп улегся внизу его желудка, будто некая инертная масса. Когда он попытался съесть четвертую ложку, живот сдавило, будто тисками.

– Прошу прощения.

Стараясь не бежать, он вышел в подсобку и добрался до раковины как раз вовремя. Обычно его тошнило громко, но не в этот раз. Суп вылетел из него совершенно беспрепятственно. Боже, что же такое с ним? Он ополоснул рот, немного постоял, чтобы прийти в себя, и вернулся за стол. Лайла смотрела на него с тревогой.

– С супом все нормально? – опасливо спросила она.

Он на него даже смотреть не мог. Интересно, в состоянии ли она почувствовать запах рвоты.

– Все в порядке, – с трудом сказал он. – Я просто… не очень голоден, наверное.

Похоже, этот ответ ее удовлетворил. Она долго смотрела на него, прежде чем снова заговорить.

– Надеюсь, что вы не обидитесь, Лоуренс. Вы, случайно, не ищете работу?

– В смысле еще что-то покрасить?

– Ну, наверное, и это. Но есть и другие дела. У меня такое впечатление, простите, если я поспешна в выводах, что вы немного… не у дел. Ничего страшного. Не поймите меня неправильно. С людьми всякое случается.

Она прищурилась, глядя на него.

– Но вы ведь действительно не работаете в «Хоум Депо», не так ли?

Грей покачал головой.

– Я так и думала! Правда, вы нашли меня, когда я там уже некоторое время ходила. В любом случае вы прекрасно выполнили работу. Прекрасно. И это лишь подтверждает мои слова. Если понимаете, о чем я. Потому что я хотела бы помочь вам снова стать на ноги. Вы очень мне помогли, и я хочу отплатить вам за это. Господь свидетель, тут очень много нужно сделать, поскольку Дэвида нет, где бы он там ни был. Наклеить бордюр, еще, конечно же, проблемы с электричеством, а еще газон, ну, вы видели газон…

Если он не остановит ее прямо сейчас, понял Грей, то он отсюда никогда не выберется.

– Леди…

– Прошу.

Она подняла руку и тепло улыбнулась ему.

– Лайла.

– О’кей, Лайла.

Грей сделал глубокий вдох.

– Вы не заметили ничего… странного?

Она удивленно нахмурилась.

– Не понимаю, что вы имеете в виду.

Потихонечку, главное потихонечку, подумал Грей.

– Типа, например, электричества.

– А, это, – ответила она и небрежно махнула рукой. – Вы уже упоминали об этом в магазине.

– Вам не кажется странным, что оно до сих пор не включилось? Вы не думали, что все уже должны были починить?

На ее лице появилось еле заметное беспокойство.

– Ни малейшего понятия. Если честно, я не понимаю, к чему вы клоните.

– И Дэвид, вы говорили, что он не звонил. Как долго?

– Ну, он человек занятой. Очень занятой человек.

– Я не думаю, что это причина того, что он не звонил.

– Не думаете, – абсолютно ровным голосом сказала она.

– Нет.

Лайла прищурилась и поглядела на него с подозрением.

– Лоуренс, вы знаете что-то, но не говорите? Поскольку, если вы друг Дэвида, надеюсь, что вы проявите себя достойно и скажете мне.

С тем же успехом Грей мог попытаться муху на лету поймать.

– Нет, он не мой друг. Я просто хочу сказать…

Ничего не поделаешь, придется сказать все как есть.

– Вы заметили, что вокруг нет людей?

Лайла напряженно смотрела на него, скрестив руки поверх выпуклого живота. В ее глазах горела едва сдерживаемая ярость. Потом она резко встала, схватила пустую чашку со стола и понесла к раковине.

– Лайла…

Она резко дернула головой, даже не поглядев на него.

– Я не желаю, чтобы вы так говорили.

– Нам надо выбираться отсюда.

Она с грохотом кинула чашку в раковину и повернула рычаг. Принялась резко дергать его вверх-вниз, без особого эффекта.

– Проклятье, воды нет. Почему долбаной воды нет?

Грей встал. Она резко развернулась к нему, сжав кулаки в гневе.

– Как вы не понимаете! Я не могу снова ее потерять! Не могу!

В ее словах не было смысла. Она имеет в виду ребенка? Что она имеет в виду, говоря «снова»?

– Мы не можем остаться.

Он сделал шаг вперед осторожно, так, будто подходил к испуганному животному.

– Здесь небезопасно.

По ее щекам потекли слезы ярости.

– Почему вы сделали это? Почему?

Она принялась молотить его кулаками. И Грей притянул ее к себе, как боксер, входящий в клинч, обхватил ее руками. Это было рефлекторное движение, он просто не знал, что еще сделать.

– Не говорите так, – повторяла она снова и снова, извиваясь в его объятиях. – Не говорите так.

И тут дыхание будто оставило ее, и она повисла на нем.

Они стояли так не одну минуту, неловко обнявшись. Как давно Грей не прикасался к другому человеку? Он и вспомнить не мог. Грей чувствовал ребенка между ними, в ее животе, настойчиво пытающегося привлечь внимание. Ребенок, подумал он. У этой бедной женщины будет ребенок.

Наконец Грей разжал руки и сделал шаг назад. Навязчивой женщины, говорящей отрывисто и снисходительно, той, которую он встретил в «Хоум Депо», больше не было. Вместо нее перед ним стояло хрупкое ранимое создание, едва не ребенок.

– Могу я тебя кое о чем попросить, Лоуренс? – еле слышно спросила она.

Грей кивнул.

– Чем ты раньше занимался?

У него ушла секунда, чтобы понять, что речь идет о работе.

– Убирался, – сказал он, как на исповеди. – Я был уборщиком.

Лайла на мгновение задумалась, глядя на грязный пол.

– Ну, полагаю, в этом ты меня превзошел, – сказала она и вытерла слезы с глаз. – Если по правде, думаю, что я вообще была никем.

В комнате снова воцарилась тишина. Интересно, подумал Грей, что еще она скажет. Никогда в жизни он еще так ужасно не переживал за кого-либо.

– Я уже один раз потеряла ребенка, понимаешь, – сказала Лайла. – Девочку.

Грей ждал.

– В этом не было ничьей вины. Просто так иногда случается.

Как странно. Стоя здесь, в тишине, Грей чувствовал, будто он уже знает все это о ней. Если не в конкретных деталях, то в общем. Все будто разом сложилось, будто в одной из тех картин, которые выглядят бессмысленными вблизи, а потом отходишь назад и все видишь.

– Что ж, – наконец сказала Лайла и протяжно выдохнула. – Полагаю, лучше мне сказать все сразу. Я так понимаю, что ты предлагаешь уезжать завтра же, с утра пораньше. Если я тебя правильно поняла.

– Думаю, так будет лучше всего.

Лайла с тоской поглядела по сторонам.

– Очень плохо на самом деле. Я хотела закончить детскую.

Она снова посмотрела на него.

– Только одно условие. Ты не заставляешь меня думать об этом.

Грей кивнул.

– Мы просто… просто едем на природу. Это понятно?

– О’кей.

Грей ждал, что она скажет что-то еще, но не дождался. Она оставила эту тему так же быстро, как и затронула.

И тут совершенно внезапно ее настроение снова стало хорошим. Ее глаза резко расширились, она едва не смеялась.

– О боже мой, что за сцену я устроила! Поверить не могу!

Ее руки дернулись, касаясь лица и волос.

– Я, должно быть, ужасно выгляжу. Я ужасно выгляжу?

– Думаю, ты хорошо выглядишь, – выпалил Грей.

– Вот приехали, у меня гость дома, а я слезами заливаюсь. Брэда это всегда с ума сводит. Он всегда говорит, Лайла, ради бога, не надо все время столько эмоций выплескивать.

«Снова это имя», – подумал Грей.

– А кто такой Брэд?

Лайла недоуменно нахмурилась.

– Конечно же, мой муж.

– Я думал, твой муж Дэвид.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14