Джастин Кронин.

Двенадцать



скачать книгу бесплатно

– Всегда говорил им молиться, чтобы нам задницу не надрали, – сказал он Китриджу.

Сначала Китридж думал, что все они путешествовали вместе, но потом оказалось, что их свел случай. Все рассказывали одно и то же, на разные лады. Сбежали из города, а на границе с Небраской наткнулись на затор. По цепочке пошел слух, что впереди армейский блок-пост и никого не пропускают. Военные ждали приказа, чтобы пропустить людей. Они торчали тут целый день. Когда стало смеркаться, люди запаниковали. Все только и говорили, что Зараженные идут следом, что их оставили тут на погибель.

Так или иначе, так оно и случилось.

Первые появились сразу после заката, сказал Пастор Дон. Где-то позади. Раздались крики, стрельба и скрежет металла. Мимо них побежали люди. Но бежать было некуда. В считанные секунды Зараженные были уже тут, сотнями, несущиеся через поле и врезающиеся в толпу.

– Я бежал со всех ног, как и все, – сказал Пастор Дон.

Он отошел в сторонку с Китриджем, чтобы поговорить наедине. Остальные сидели на земле, рядом с автобусом. Эйприл носила бутылку с водой, от одного к другому. Пастор Дон достал пачку красных «Мальборо» из кармана рубашки и вытряхнул две сигареты. Китридж бросил курить, когда ему было двадцать с небольшим, но теперь какая разница? Пастор дал ему прикурить, и Китридж осторожно затянулся. Никотин мгновенно дал по мозгам.

– Даже описать это не могу, – сказал Дон, выпустив клуб дыма. – Эти проклятые твари были повсюду. Увидел прицеп и решил, что это лучше, чем ничего. Остальные уже внутри были.

– Почему же военные вас не пропустили?

Дон философски пожал плечами.

– Ты же знаешь, как там у них все устроено. Наверное, кто-то забыл правильно заполнить бланк приказа.

Он поглядел на Китриджа сквозь дым.

– Служил?

– Немного, было дело.

– Я сам резервист, давно это было. По большей части документацию в каптерке заполнял.

Мгновение он молчал.

– У тебя есть кто-нибудь?

В том смысле, есть ли у Китриджа семья. Кто-то, кого он потерял или кого он ищет. И Китридж покачал головой.

– У меня сын в Сиэттле, пластический хирург. Полный комплект. Женился на своей подружке из колледжа, двое детей, мальчик и девочка. Большой дом у моря. Только что кухню отремонтировали.

Он печально покачал головой.

– Последнее, о чем мы с ним говорили. О долбаной кухне.

У Пастора Дона была винтовка калибра 30 и три патрона, у Вуда – пистолет калибра 38 без патронов, а у Джо Робинсона – пистолет калибра 22 с четырьмя патронами. Может, по белкам стрелять и хорошо, но не более.

Дон поглядел на автобус.

– А водитель? У него как все сложилось?

– Немного не в себе он, как-то так. Лучше к нему не прикасаться, а то у него может и припадок случиться. В остальном он в порядке. Ведет автобус так, будто это лайнер «Королева Мэри».

– А двое других?

– Прятались в подвале в доме родителей. Я на них наткнулся, когда они шатались по стоянке у Майл Хай.

Дон последний раз жадно затянулся и раздавил окурок ботинком.

– Майл Хай, – повторил он. – Подозреваю, что там ничего хорошего не увидишь.

С разбитыми машинами ничего нельзя было сделать, и им надо было возвращаться и искать другую дорогу.

Они подобрали вокруг все, что могли – бутылки воды, пару работающих фонарей, газовый кемпинговый светильник, набор инструментов, моток веревки, в которой пока не было очевидной надобности, но которая могла пригодиться позже, и сели в автобус.

Когда Китридж встал на нижнюю ступеньку, Пастор Дон коснулся его локтя.

– Может, тебе стоит сказать что-нибудь.

Китридж поглядел на него.

– Кто-то должен быть главным. И это твой автобус.

– Формально это автобус Дэнни.

Дон посмотрел Китриджу прямо в глаза.

– Я не это имел в виду. Эти люди испуганы и вымотаны. Им нужен такой человек, как ты.

– Вы меня толком не знаете.

– Я уже тебя понял куда лучше, чем ты думаешь. Ты подмечаешь малейшие знаки. Я бы сказал, что ты в спецназе служил. Не рейнджером?

Китридж ничего не ответил.

– Ладно, дело твое. Но ты, очевидно, чертовски хорошо знаешь, что делаешь, куда лучше, чем любой из нас, и все это видят. Это твое шоу, друг мой, нравится тебе это или нет.

Китридж понимал, что это чистая правда. Стал в проходе, оглядывая сидящих. Робинсоны сели впереди, Линда посадила Младшего на колени. Прямо позади них сел Джамал, один. Потом Вуд и Делорес. Дон сел через проход от них. Миссис Беллами села сзади, сжимая большую белую сумочку обеими руками, будто игрок, сорвавший банк в казино. Эйприл с братом сели со стороны водителя, позади Дэнни. Когда их взгляды встретились, глаза Эйприл расширились. «Что теперь?» – читалось в них.

Китридж прокашлялся.

– О’кей, слушайте все. Я понимаю, что вы испуганы. Я тоже испуган. Но мы постараемся вытащить вас отсюда. Я пока не знаю, куда именно мы едем, но если будем ехать на восток, то рано или поздно найдем безопасное место.

– А что военные? – спросил Джамал. – Эти уроды нас здесь бросили.

– Мы точно не знаем, что случилось. Но чтобы снизить риск, нам надо избегать основных дорог.

– У меня мама в Кирни живет, – сказала Линда Робинсон. – Мы туда ехали.

– Кирни? – фыркнул Джамал. – В Кирни то же самое, что в Форт-Коллинзе. Я по радио слышал.

В любом стаде найдется паршивая овца, подумал Китридж. Только этого не хватало.

Джо, муж Линды, резко повернулся.

– Закрой свой рот сейчас же, понял?

– Жаль тебе сердце разбивать, но ее мать сейчас скорее всего свисает с потолка и гложет собаку.

Внезапно заговорили все разом. Два дня в фургоне, подумал Китридж. Конечно, они уже друг друга до смерти достали.

– Прошу вас…

– А тебя кто главным ставил? – спросил Джамал, тыча пальцем в Китриджа. – Что, только потому, что ты тут весь при снаряге, и вся хрень?

– Согласен, – сказал Вуд. Китридж в первый раз услышал его голос. – Думаю, нам надо проголосовать.

– Проголосовать насчет чего? – спросил Джамал.

Вуд жестко поглядел на него.

– Для начала не следует ли нам просто выкинуть тебя из этого автобуса.

– Пошел ты на хрен, полицейский в аренду.

Мгновение, и Вуд уже был на ногах. Китридж не успел даже среагировать, а мужчина уже взял Джамала в зажим за шею. Мелькнули руки и ноги, и они покатились по скамейке. Все принялись кричать. В возню встрял Джо Робинсон, пытаясь схватить Джамала за ноги.

Раздался выстрел, и все замерли. Мгновенно обернувшись назад, увидели миссис Беллами, которая держала в руках огромный револьвер стволом в потолок.

– Боже, леди, – бросил Джамал. – Какого хрена.

– Юноша, думаю, выражу общее мнение, если скажу, что мы устали от ерунды, которую ты несешь. Ты так же перепуган, как и все мы. Ты должен извиниться перед людьми.

Полнейший сюрреализм, подумал Китридж. Одна его часть пребывала в ужасе, другой же хотелось хохотать.

– О’кей, о’кей, – прошипел Джамал. – Только уберите эту пушку.

– Я думаю, ты не совсем понял.

– Я прошу прощения, о’кей? Не надо размахивать этой штукой.

Женщина на мгновение задумалась, а затем опустила револьвер.

– Я полагаю, что этого достаточно. Кстати, идея насчет голосования мне понравилась. Вот этот чудесный молодой человек впереди – простите, слух уже не тот, что раньше – как ты сказал, тебя зовут?

– Китридж.

– Мистер Китридж. Мне он кажется вполне надежным. Я за то, чтобы он всем руководил, давайте проголосуем.

Руки подняли все, кроме Джамала.

– Было бы хорошо, если бы решение было единогласным, юноша.

Лицо Джамала запылало от унижения.

– Боже, ты, старая перечница. Что еще ты от меня хочешь?

– За сорок лет работы в муниципальной школе, поверь мне, я пообщалась с такими мальчишками, как ты, куда больше, чем хотелось бы. Ладно, давай. Вот увидишь, насколько легче тебе станет.

Совершенно расстроенный, Джамал поднял руку.

– Так-то лучше.

Она снова посмотрела на Китриджа.

– Мы можем отправляться, мистер Китридж.

Китридж поглядел на Пастора Дона, который едва удержался от смеха.

– О’кей, Дэнни, – сказал он. – Давай разворачивать эту штуку и искать дорогу отсюда.

11

Они его потеряли. Иисусе Христе, как они могли потерять его?

Последнее, что им было известно, – что Грей ехал в Денвер. Там он пропал, конечно же, сеть в Денвере была в полном беспорядке. Спустя день им удалось поймать его сигнал с веризоновской вышки в Авроре. Гилдер снова попросил, чтобы в район отправили беспилотник, но лишнего не нашлось. Если Грей будет избегать федеральных трасс, а так, судя по всему, и случилось, и будет и дальше ехать через малонаселенные районы в восточной части штата, то он проедет многие мили, не оставив ни следа.

И никаких следов девочки. Несмотря на все их старания и надежды, континент будто поглотил ее.

Гилдеру было нечего делать, только ждать, пока Нельсон принесет новости, так что у него оказалась куча времени, чтобы покопаться в досье Грея, в том числе в папке психиатров из техасского Управления Исполнения Наказаний. Интересно, о чем Ричардс думал, нанимая таких людей. Отбросы человечества. Хотя, подумал Гилдер, наверное, в этом и был смысл. Как и двенадцать подопытных, Бэбкок, Соуза, Моррисон и все остальные гаденыши, уборщики были такими людьми, которых никто не хватится, если они исчезнут.

Имя: Лоуренс Олден Грей, 1970 г. рождения, Мак-Аллен, штат Техас. Мать – домохозяйка, отец – механик, оба покойные. Отец трижды был во Вьетнаме в качестве военного медика, почетная отставка, «Бронзовая Звезда» и «Пурпурное Сердце» за ранение, но парень сломался. Застрелился, сидя в кабине своего грузовика, а Грей, которому тогда едва шесть минуло, его нашел. Отчимы, один за другим, гражданский брак, один пьяница за другим, судя по внешности, издевательства, и так далее. К тому времени, когда Грею было восемнадцать, он уже жил отдельно, работал чернорабочим на добыче нефти рядом с Одессой, а потом на скважинах в Заливе. Ни разу не был женат. Ничего удивительного, учитывая его психиатрический анамнез, куча проблем, от синдрома навязчивых состояний и депрессии вплоть до травматического расщепления сознания. С точки зрения тюремного мозгоправа, изначально парень был гетеросексуалом, но, учитывая такую кучу заскоков, это не имело значения. Приключения с мальчиками были для Грея способом проиграть заново сцены издевательств, которые он вытерпел в детстве и которые его сознание вытеснило. Его дважды арестовывали, в первый раз за эксгибиционизм, когда ему удалось уйти от уголовного наказания, а второй раз – за сексуальное преступление при отягчающих обстоятельствах. Обычно он просто трогал детей – ничего хорошего, но и не уголовное преступление. Однако, учитывая первую судимость, во второй раз судья вкатал ему по максимуму, от восемнадцати до двадцати четырех лет. Полный срок по таким статьям в последнее время не высиживал никто, и его выпустили под наблюдение после девяноста семи месяцев.

Дальше особо и рассказывать нечего. Он вернулся в Даллас, понемногу работал, то там, то сям, каждые две недели отмечался у инспектора, писал в банку и клялся всеми святыми, что на сотню ярдов не подойдет к детским площадкам и школам. Стандартные антиандрогены по судебному предписанию, осмотр у психиатра каждые полгода. С любой точки зрения Лоуренс Грей стал образцовым гражданином, по крайней мере среди прочих химически кастрированных растлителей малолетних.

Это ничего не говорило Гилдеру о том, как же все-таки Грею удалось выжить. Он каким-то образом сбежал из Шале. Каким-то образом не дал себя убить с того самого момента. Совершенно непонятно.

Новый план Нельсона состоял в том, чтобы переключить трафик данных и звонков в Канзасе и Небраске, на два часа отключить оба штата полностью и попытаться выделить сигнал, идущий от вшитого Грею чипа. В нормальной ситуации для этого потребовался бы ордер из федерального суда, куча бумаг высотой в десяток миль и месяц времени, но Нельсон использовал свои связи в Министерстве Внутренней Безопасности, где согласились издать особый приказ согласно статье 67 Акта об Усилении Внутренней Безопасности, который в разведывательном сообществе чаще называли «Валяй Все Чо в Голову Взбрело». В чипе в шее Грея стоял маломощный передатчик, работающий на частоте 1432 МГц. Как только вырубится все остальное, а Грей вдруг окажется ближе трех километров от вышки, они смогут вычислить его местоположение методом триангуляции и навести туда спутник, чтобы получить снимки.

Отключение запланировали на восемь утра. Гилдер пришел в шесть и увидел, что Нельсон уже сидит за терминалом и что-то набивает. Из наушников-затычек в его ушах доносился тихий писк музыки.

– Не мешай Моцарту работать, – сказал он, отмахиваясь от Гилдера.

Гилдер держался на кофе и адреналине. Спустился вниз, в комнату отдыха, чтобы поесть еще хоть что-то. В буфете никого не было, остались только торговые автоматы. Он уже заплатил было три доллара за «Сникерс» и тут понял, что глотать для него сейчас будет непосильной задачей. Кинул «Сникерс» в мусорку и взял «Риз», но даже этот батончик, с его липким арахисовым маслом, с трудом лез в глотку. Включил телевизор на CNN. ООН эвакуируют из штаб-квартиры в Нью-Йорке в Гаагу. Объявлено военное положение, войска отзывают из-за океана. Вот это фиаско. По сравнению с ним ящик Пандоры – корзинка для пикника.

В дверях появился Нельсон.

– Позвольте откланяться, – с ухмылкой заявил он. – Хьюстон, у нас растлитель.

Нельсон уже навел спутник в нужную зону. Когда они дошли до терминала, на экране уже начало прорисовываться изображение.

– Где это, черт побери?

Нельсон уже барабанил по клавиатуре, настраивая резкость.

– Запад Канзаса.

На экране появились полосы кукурузных полей, а в центре виднелось вытянутое невысокое здание с несколькими стоянками перед фасадом. На стоянке одна-единственная машина, на взгляд Гилдера – небольшой джип. Из здания вышла человеческая фигура с чемоданом.

– Это тот самый? – спросил Нельсон.

– Я не уверен. Приблизь.

Изображение потемнело, потом снова прояснилось, дав картинку, как с высоты метров в тридцать. Теперь Гилдер убедился в том, что перед ним Лоуренс Грей. В другой одежде, но это он. Грей вернулся в здание, а спустя минуту вышел со вторым чемоданом в руке, который положил в багажник машины. Мгновение стоял, будто в раздумьях. Потом из здания вышел другой человек. Женщина. Немножко полноватая, темноволосая, в легинсах и светлой блузке.

Какого черта?

У них осталось меньше тридцати секунд. Картинка начинала терять резкость. Грей открыл дверь с пассажирской стороны, и женщина аккуратно села в машину. Грей еще раз оглядел стоянку. Будто чувствовал, что за ним следят, подумал Гилдер. А затем сел в авто, и они уехали, за мгновение до того, как изображение исчезло, сменившись полосами помех.

Нельсон оторвал взгляд от экрана.

– Похоже, наш объект нашел себе подругу. Учитывая, что я читал его психологический профиль, я несколько удивлен.

– Выведи последний кадр, где видна женщина. Посмотри, нельзя ли его увеличить.

Нельсон попытался, но результаты оказались весьма скромными.

– Можно выяснить, что это за здание?

Нельсон перекатился в кресле к соседнему терминалу.

– Канзас, Лидо, Мэйн-стрит, 3812. Называется «Энджи Рисорт».

Кто она? Зачем Лоуренсу Грею женщина? Она из «Шале»?

– Куда он поехал?

– Похоже, что четко на восток. В самую гущу. Если хочешь поймать его, нам надо поторапливаться.

– Погляди наш ближайший объект. За пределами линии карантина.

Снова стук по клавиатуре.

– Ближайший – старая биохимическая лаборатория в Форт-Пауэлл. Военные закрыли ее три года назад, перевезли все в Уайт-Сэндз, но задействовать ее будет несложно.

– Что там еще рядом есть?

– Ничего, только в Мидвест-Стейт, на три мили восточнее. Обычный колледж. Еще арсенал национальной гвардии, какой-то мясокомбинат, да еще фабрика. Еще небольшая гидроэлектростанция, но ее закрыли, когда построили другую, побольше и ниже по течению. Так что наиболее подходящее место – в колледже.

Гилдер призадумался. Про Грея только они знают, по крайней мере пока. Возможно, пора оповестить ЦКЗ и МНИИИЗ.

Но замешкался. Отчасти из-за скверного привкуса во рту после брифинга с КНШ. И что скажут в Центральном Командовании, когда узнают, что чудовищные творения Лира были под надзором у выпущенных под наблюдение насильников? И представить себе трудно.

Но настоящая причина была не в этом.

Исцеление от всех болезней. Разве не так Лир сказал? Разве не с этого начинался весь этот злополучный план? Если Грей инфицирован, но почему-то не перекинулся, возможно ли, что вирус в его крови каким-то образом изменился, дав тот самый результат, на который надеялся Лир? И в этом случае он настолько же ценен, как и девочка? И еще, разве факт состоит не в том, что смерть, являющаяся проблемой для каждого, особенно сейчас, в случае Гилдера была личным и неотложным вопросом – даже более, поскольку ожидающая его участь не оставила ему ни единого шанса? Неужели он не заслужил право сделать все, что в его силах, чтобы выжить? Разве другой поступил бы на его месте иначе?

Мы все умираем, малыш. Коротко и ясно. Но некоторые в большей степени, чем остальные.

Может, Грей – ответ на его вопрос, может, нет. Может, он просто везучий паршивец, который ухитрился выкарабкаться из горящего дома и улизнуть от «светлячков», а потом добраться аж до Канзаса. Однако чем больше Гилдер думал об этом, тем больше сомневался. Слишком уж призрачны шансы. А если он отдаст его военным, вряд ли он еще хоть что-то услышит и о Грее, и об этой загадочной женщине.

Этого не должно случиться. Хорос Гилдер, заместитель директора Отдела Специальных Вооружений, прибережет Лоуренса Грея для себя.

– Ну? И что ты хочешь, чтобы я сделал?

Нельсон уставился на него. Гилдер прикидывал порядок действий. Кто еще ему нужен? Нельсона он не назвал бы своим сообщником, но пока этот человек руководствуется своим личным любопытством, он справится с делом лучше всего. Единственный биохимик в его распоряжении. Рано или поздно он поймет, что затеял Гилдер, и тогда придется принимать решение, но это придется решать в надлежащее время. Что же до захвата, то для таких задач всегда найдется тот, кто действует за пределами инструкций. Один звонок по телефону, и все заработает.

– Пакуй шмотки, – сказал Гилдер. – Отправляемся в Айову.

12

Восход солнца на второй день. Они уже где-то посреди Небраски. Дэнни, ссутулившийся над рулевым колесом, с покрасневшими от бессонницы глазами, вел автобус всю ночь. Заснули все, кроме Китриджа, даже этот несносный Джамал.

Хорошо, что у него снова люди в автобусе. Хорошо чувствовать себя полезным, полезным паровозиком.

Они нашли еще солярки, в небольшом аэропорте в Мак-Куке. Те немногие города, которые они миновали, оказались пустыми и покинутыми, будто в фильме про Дикий Запад. О’кей, может, они и заблудились, вроде того. Но Китридж и другой мужчина, Пастор Дон, сказали, что это не имеет значения, пока они едут на восток. Это все, что надо сделать, сказал Китридж. Дальше ехать на восток.

Он задумался о том, что увидел на шоссе. Это что-то. За последнюю пару дней он видел много тел, но не настолько. Китридж ему нравился, он чем-то напоминал ему мистера Первиса. Не то чтобы он выглядел как мистер Первис, вовсе нет. То, как он разговаривал с Дэнни. Как со взрослым.

Пока он вел автобус, то не раз думал о маме, мистере Первисе, Томасе, Перси, Джеймсе, о том, каким полезным он оказался. Как гордились бы им сейчас мама и мистер Первис.

Солнце вставало из-за горизонта, и Дэнни пришлось прищуриться. Остальные еще долго не проснутся. Китридж наклонился к нему, стоя сбоку.

– Как у нас дела с горючкой?

Дэнни посмотрел на шкалу. Всего четверть бака.

– Давай остановимся и дольем из канистр, – сказал Китридж. – А народ пусть ноги разомнет немного.

Они свернули с дороги в лесопарк. Китридж и Пастор Дон проверили кабинки туалетов и дали «добро» остальным.

– Внимание всем, тридцать минут, – объявил Китридж.

Теперь у них уже было побольше припасов – коробки с крекерами, арахисовое масло, яблоки, энергетические батончики, газировка в бутылках, а еще детский фруктовый сок, питание и подгузники для Младшего. Китридж нашел даже коробку «Лаки Чармз» для Дэнни, вот только все молоко в выключенном холодильнике в магазине, конечно же, уже прокисло. Придется ему всухомятку их есть. Дэнни, Китридж и Пастор Дон выгрузили с задней площадки автобуса канистры с соляркой и принялись доливать в бак. По словам Дэнни, объем бака пятьдесят галлонов в точности, а полного бака стандартно хватает примерно на 300 миль пути.

– Ты, парень, очень любишь точность, – сказал Китридж.

Когда они закончили переливать топливо, Дэнни взял пачку «Лаки Чармз», банку теплого «Доктора Пеппера» и сел под деревом. Остальные расселись вокруг стола для пикников, в том числе Джамал. Он особо ничего не говорил, но у Дэнни было ощущение, что остальные решили не ворошить былое. Линда Робинсон меняла подгузник Младшему, тихо воркуя, малыш радостно сучил ручками и ножками. Дэнни раньше никогда не приходилось долго быть рядом с младенцами. Он усвоил, что они всегда много кричат и плачут, но Младший пока что вел себя тихо, как мышка. Бывают младенцы хорошие, бывают плохие, говорила мама, видимо, Младший – из хороших. Дэнни попытался вспомнить, как он сам был маленьким, хотя бы попробовать, получится ли у него это, но его сознание отказывалось уходить столь далеко в прошлое, четко и упорядоченно. Как странно, что есть целая часть твоей жизни, которую ты не можешь вспомнить, за исключением немногих образов. Солнце, сияющее сквозь оконное стекло. Мертвая раздавленная лягушка на подъездной дороге, кусок яблока на тарелке. Интересно, был ли он хорошим младенцем, таким, как Младший?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14