Джаспер Ффорде.

Око Золтара



скачать книгу бесплатно

– Ее никак не зовут. Мы называли ее пуделихой, если вообще называли.

Я предложила ей посмотреть сиротское удостоверение в нагрудном кармане.

– Ой, вы только гляньте, – удивилась принцесса, прочитав карточку. – Ее и впрямь как-то зовут, только совершенно ужасно: Лора Скребб, сотрудница третьего ранга по уборке за собаками, семнадцать лет. Лора Скребб? Меня не могут так звать!

– Могут и будут, – сказала я. – А это – Кваркозверь.

– Какой уродец. Да и все вы тут, впрочем. И почему на руле висит отрубленная рука?

– Это «Рука Помощи™», – объяснил Тайгер. – Считай, что это волшебный гидроусилитесь.

– Волшебный? Гадость какая. Я так безумно рада, что не унаследовала от матери никаких сил.

Мы вырулили с дворцовой парковки и поехали обратно в город. Приступ праведного негодования принцессы прошел, и, прекратив обвинять нас в плебействе, она уставилась в окно.

– Вообще-то мне запрещено покидать стены замка, – объяснила она. – Что это?

– Рекламный щит с рекламой зубной пасты.

– Разве паста не сама появляется на зубной щетке по утрам и вечерам.

– Нет, не сама.

– Правда? Как тогда она попадает из тюбика на щетку?

Я не успела ей ответить, потому что путь нам преградила машина. Я нажала на тормоза. Эту машину я узнаю с первого взгляда: шестиколесный «Роллс-Ройс», тот самый «Фантом Двенадцатый», такого черного цвета, что в него, казалось, можно провалиться. Я знала только одного человека, кто разъезжал на ультра-эксклюзивном «Фантоме», и у меня не было никаких сомнений, что пересеклись мы сейчас не случайно.

Из машины вышел безупречно одетый в темный костюм и белые перчатки слуга, подошел к нам и постучал в окно.

– Мисс Стрэндж? Мой наниматель хотел бы обсудить с вами вопрос обоюдной важности.

Мы стояли посреди кольцевой дороги.

– Что, прямо здесь?

– Нет, мисс Стрэндж. В международном аэропорту Мэдли. Прошу, следуйте за нами.

«Роллс-Ройс» снялся с места, и мы сели ему на хвост. В его салоне наверняка сидела мисс Д’Ардженто – она тоже агент, как я. Но не какой-нибудь рядовой агент, нет – она представляет не кинозвезд, не музыкантов, не писателей и не магов. Она не представляет даже непутевых королей, которые лишились королевства и нуждаются в хорошем пиаре. Нет, мисс Д’Ардженто была агентом самого сильного колдуна, который когда-либо жил, умирал, а в его случае выбирал третий вариант – Могучего Шандара.

Могучий Шандар

Дорога до Королевского международного аэропорта не заняла много времени, и там, минуя основные терминалы, нас проводили к большому техническому ангару, где стоял грузовой самолет «Скайбус 646», украшенный логотипом Шандара – горящей ступней. Люк в хвосте самолета был открыт, и вилочный автопогрузчик снимал с борта огромный деревянный ящик. Я припарковалась, параллельно поглядывая на мисс Д’Ардженто, которая грациозно вынесла себя из автомобиля, дверцу которого открыл перед ней слуга.

Агентство Д’Ардженто, по сути, было династией в том смысле, что их семейство блюло деловые интересы Могучего Шандара с момента первого упоминания его имени в заметке «Подающий надежды маг» в выпуске «Популярной магии» за июнь 1572.

Если верить свидетельствам очевидцев, одиннадцать членов семьи Д’Ардженто успели поработать на Могучего Шандара, но женщина среди них была всего одна. Мисс Д’Ардженто была максимум на пару лет старше меня, но одевалась с безупречной элегантностью светской львицы вдвое старше возраста.

Я выбралась из машины и стала ждать, пока автопогрузчик вез ящик к нам. В это время я заметила других слуг, сновавших по ангару. Все были облачены в черные костюмы, темные шляпы, белые перчатки и темные очки. Я присмотрелась к тому, что стоял ближе. В узком промежутке между кромкой перчатки и манжетой рубашки отсутствовало тело. Пустой, магически одушевленный костюм. Чаще всего такие дроны бросаются в глаза дергаными неестественными движениями, но эти были выполнены по высшему разряду – с расстояния вы бы вообще не заметили разницы.

– Ничего странного не замечаешь в этих ребятах? – шепотом спросил Тайгер.

Я ответила:

– Дроны.

– Дроны? – переспросила принцесса.

– Смотри и учись, – сказал ей Тайгер.

– Доброго дня, мисс Стрэндж, – поздоровалась мисс Д’Ардженто старательно поставленным тоном и подошла к нам, процокав высокими каблуками по бетонному полу. – Примите наши поздравления с победой в магическом турнире. Я известила Могучего Шандара об этом событии, и он выражает свое восхищение вашей силой духа.

Я кивнула на ближайшего дрона.

– Очень хорошие движения для неживых существ.

– Благодарю, – сказала мисс Д’Ардженто. – Шандар нас балует.

– Чисто из профессионального интереса, – продолжила я, – на каком ядре они работают? «Анкх-17» для РУНИКСа?

– Вы свое дело знаете, – улыбнулась мисс Д’Ардженто. – Мы отключаем им Протокол Эмуляции Разумности Мандрейк, дабы понизить их независимость. Но пусть это не введет вас в заблуждение: они вдвое опаснее настоящих телохранителей, ибо не ведают страха смерти.

Это, кстати, не какая-нибудь вам метафора. Фараон Аменемхет V из Средилендии, по преданиям, хотел расширить границы Египта по всему Средиземноморью с помощью непобедимой шестидесятитысячной армии дронов. Он дошел до территории современного Бенгази, пока не был убит на поле брани.

Тайгер и принцесса остались в машине. Автопогрузчик поставил передо мной и мисс Д’Ардженто ящик и сдал назад. Мигом несколько неодушевленных дронов сняли с ящика крышку и откатили две его секции в стороны, являя взору Могучего Шандара.

Разве что не во плоти, а в том виде, в каком Шандар проводил нынче бо?льшую часть времени – в камне. Каждая складочка на материи его одежды, каждая пора на коже, каждая ресница – все было надежно законсервировано в глянцевом обсидиане. Вот почему Могучий Шандар даже четыре столетия спустя со дня своего рождения продолжает оставаться величиной, с которой нельзя не считаться – потому что камень не стареет.

Но жить в состоянии окаменелости тоже небезопасно. Мир знал немало магов, которые по той или иной причине были обращены в камень, чтобы потом им откололи руку, ногу или голову. Если они и возвращались потом к жизни, то истекали кровью прежде, чем им успевали оказать помощь. Но с правильными условиями хранения и хорошей защитой от эрозии, случайных повреждений и вандализма, маг мог жить сотни тысяч лет – и не потратить ни секунды своей жизни.

– В будущем году Могучий Шандар отмечает свой четыреста сорок четвертый день рождения, – сказала мисс Д’Ардженто, – однако в рамках его собственной линии жизни ему всего пятьдесят восемь. Он возвращается в человеческий облик только ради заказов с гонораром, превышающим миллион в час, и при текущем расходовании жизни ожидается, что он проживет до девяти тысяч и 356 лет.

Она поглядела на лицо Шандара, сняла с внутренней стенки ящика щетку для пыли и смахнула со статуи несколько пылинок.

– Весь семнадцатый и восемнадцатый века он провел окаменелым, – продолжала она с гордостью, – впрочем, это из-за налогов. Четыре поколения в моей семье с ним никто даже словом не обмолвился.

– Вы очень лояльный сотрудник.

– Лояльность – крайне неадекватное слово для описания того, как наша семья дорожит отношениями с Могучим Шандаром, – ответила мисс Д’Ардженто. – Но хватит пустой болтовни. Прочтите вот это.

Она протянула мне документ. Я пробежала взглядом его содержимое, и сердце мое оборвалось. Письмо от представителей Несоединенных Королевств, обращенное к Могучему Шандару, с оповещением об иске за «невыполнение условий соглашения», поданное ими в Верховный Суд.

Пока я читала, мисс Д’Ардженто продолжала извиняющимся тоном:

– Только дело в том, что Могучий Шандар не возвращает авансовые выплаты.

Вот какое тут дело. Четыреста лет назад Могучий Шандар дал зарок, что избавит землю от драконов, за что получил кругленькую сумму. По его задумке самый последний дракон должен был умереть от старости, но тут вмешалась я и не дала этому случиться. Сейчас в живых оставалось два дракона – а это на два дракона больше, чем было оговорено в контракте. А раз избавить землю от драконов не получилось, деньги придется вернуть. Много денег. За четырехсотлетней давностью. Тут на одни проценты можно финансировать половину Войны Троллей.

– За финансами дело не стоит, – сказала Д’Ардженто. – Одни акции Могучего Шандара в «Скайбусе» запросто покроют весь долг. Но для нас это дело принципа. Работа осталась невыполненной, и это негативно скажется на нашем резюме. Чего доброго, клиенты потеряют к нам доверие, а доверие в бизнесе – это первое дело.

– Тут не поспоришь, – согласилась я, – но драконы уже давно не представляют угрозы для людей. Шпату и Колину даже в голову не придет никого съесть.

– У них есть имена?

– А как же. Уже в первый месяц своей новой жизни они поехали в благотворительный тур вокруг света продвигать кампанию против людоедства и поджигательства. В настоящий момент они в Вашингтоне, хотят прочитать всю Библиотеку Конгресса от корки до корки, чтобы научиться лучше разбираться в людях.

– И это похвально, однако вопрос возвращения денег остается открытым. Но что я – сам Могучий Шандар желает говорить с вами лично. Надеюсь, вы понимаете, какая это честь.

Мисс Д’Ардженто бросила взгляд на наручные часы, где-то пробило два пополудни. Статуя Шандара превратилась из черной в серую, из серой – в белесую. Все замерло, потом Шандар сделал глубокий вдох, пробуждая свое тело к жизни, и белесая скорлупа осыпалась с его кожи и одежды, как пересохшая шелуха. Он пошатнулся, отряхнулся и только тогда посмотрел по сторонам.

– С возвращением, о Могучий Шандар. – Мисс Д’Ардженто расплылась в улыбке и щелкнула секундомером. – Сейчас два часа дня 14 октября 2007 года. Вы провели в окаменелости шестьдесят два дня. В настоящий момент мы находимся в аэропорту Мэдли, Королевство Снодда.

Она протянула колдуну влажное полотенце, он освежился и взял у нее документы и ручку.

– Текущие отчеты, сэр.

Он оценил объем работы.

– Я возьму две минуты, – произнес он бархатным баритоном. Такой голос внушал благоговейный трепет в той же мере, в какой в нем сквозила несокрушимая самоуверенность и чувствовался авторитет.

– Как вы и просили, – с этими словами мисс Д’Ардженто указала на меня, – Дженнифер Стрэндж.

Он поднял на меня глаза. Шандар был эффектным мужчиной, загорелым, пышущим здоровьем и внушительных габаритов. Его глаза по-кошачьи ярко-зеленого цвета подмечали все вокруг до мельчайшей детали и как будто не моргали.

– Мисс Д’Ардженто, давайте четыре минуты.

Колдун пожал мне руку.

– Счастлив наконец встретиться с вами лично. Достойный соперник – единственный соперник, с которым интересно соперничать.

Рукопожатие было крепким и холодным, что и понятно – всего минуту назад он был каменным.

– Вы встали на сторону драконов и разрушили всю мою стратегию, – добавил он тише. – Мою идеальную четырехвековую стратегию. Столько трудов – и все насмарку. Теперь с меня требуют возмещения убытков, вы единолично запороли мою стопроцентную статистику успеха магических подвигов и вдобавок подорвали мой авторитет как всесильного мага.

Я промолчала, не зная, что тут можно ответить. Он к чему-то вел, так что лучше я дождусь, пока он к этому приведет.

– За любой из таких афронтов мне бы стоило выслать вас в ледяные пустоши Внешней Финляндии.

– Давно бы уже так и сделали, если бы захотели.

– Верно подмечено, – ухмыльнулся он. – Я не люблю мстить. Месть имеет дурное обыкновение рано или поздно выходить тебе боком. Вот возьму, накажу вас – и еще, чего доброго, расшатаю хрупкий Баланс Добра и Зла.

Многие маги верили в так называемый «Баланс». Суть этой теории вкратце сводится к тому, что все живое для выживания нуждается в равновесии. На каждую смерть – свое рождение, на каждый свет – своя тьма, на каждое уродство – красота, сияющая как тысяча солнц. Ну и на каждое коварное злодеяние – тысячи добрых дел, которые смогут его компенсировать. Вот почему вероломные тираны рано или поздно терпят крах, а отвратительные реалити-шоу снимают с эфира.

Шандар пробежал взглядом один документ, подписал и стал читать дальше, не отрываясь от нашего разговора. Способности Шандара были так велики, что он запросто был способен читать две книги и разговаривать с тремя людьми одновременно, и все – на разных языках.

– А вы, Дженнифер, находчивая, я погляжу, барышня. Нечасто меня оставляли с носом… Своеобразный опыт, даже интригующий, а я давненько ничем не был заинтригован. Надеюсь, вы принимаете во внимание, что в моем распоряжении практически безграничная сила?

– Да, сэр, я в курсе.

– Здесь точно нет ошибки? – спросил Могучий Шандар, указывая на параграф в одной из бумаг.

– Да, сэр, – ответила Д’Ардженто. – Они хотят передвинуть штат Гаваи в середину Тихого океана.

– Мне казалось, ему неплохо между Вайомингом и Арканзасом.

– Преподобный лорд Джек Гавайский уверяет, что переезд необходим в связи с климатическими условиями, и еще он хочет модифицировать коллективную память, чтобы все считали, что так оно всегда и было.

– Ну, это как обычно, – сказал Шандар, ставя свою подпись на контракте. – И что, совсем не торговались?

– Даже ни пикнули.

Со вздохом он покачал головой.

– И когда только люди разучились торговаться?

– Прошло две минуты, – сообщила мисс Д’Ардженто, сверившись с секундомером.

Шандар снова развернулся ко мне и продолжал:

– Так вот, поверьте мне на слово: со своей несусветной, не побоюсь этого слова, властью я могу – и готов – уничтожить этих драконов, с которыми вы водите такую дружбу, в один присест, разом исполняя и свои обязательства по контракту, и избегая выплаты.

– В таком случае придется вам испытать на себе всю мощь «Казама», о Могучий Шандар, – ответила я, – ибо мы сделаем все, что в наших силах, чтобы вы не тронули ни одной чешуйки ни одного дракона.

Дерзкий выпад с моей стороны, я аж сама непроизвольно сжалась от страха – поди знай, как он отреагирует на такие слова. Но Шандар меня точно не слышал и обратился к мисс Д’Ардженто:

– Этого мы делать не будем. На этой планете и так уже перебор с мальчуковыми поп-группами.

Он вернул ей неподписанный документ и снова обратил свое внимание на меня.

– Суммарная сила всех ваших магов не приблизится и к тысячной доле моей мощи, – сказал он.

Я ответила:

– Знаю. Мы все это знаем. Только нас это не остановит. За своих мы готовы стоять горой до последнего вздоха. Наши драконы тоже мастера Мистических Искусств, и они часть нашей семьи.

Могучий Шандар не сводил с меня задумчивого взгляда. Может, это слишком сильное заявление, чтобы сделать его, ни с кем не посоветовавшись, но я знала своих друзей. И Шандар это понимал.

– Тогда у меня для вас есть предложение, мисс Стрэндж. Вы заинтересованы?

– Я вас внимательно слушаю.

– Я коллекционирую редкости. Но, как видите, у меня на счету каждая минута и мне некогда гоняться за раритетными экзотическими диковинками для своей коллекции. Мисс Д’Ардженто слишком занята ведением моих дел, а дроны хороши только для переноски тяжестей и механических насильственных действий, тонкой работы от них не жди. Предлагаю сделку: раздобудьте для меня кое-что, а я оставлю ваших драконов в покое и приму свое бесчестие с гордо поднятой головой.

– Все еще слушаю, – сказала я. – Что именно вы хотите раздобыть?

– Великолепный розовый рубин размером с гусиное яйцо. Когда-то он принадлежал волшебнику, перед которым я преклоняюсь. Найдите мне… Око Золтара.

– Однако, – протянула я, понятия не имея, что за Око, и какого Золтара. Такие нюансы лучше держать при себе – зачем же демонстрировать свою неосведомленность перед самим Шандаром.

– Осталась одна минута, – сообщила мисс Д’Ардженто, поглядывая на секундомер.

– Уговор? – спросил Шандар.

О чем тут было думать. Если я не соглашусь на поиски камушка, Шандар уничтожит драконов, а мы обязательно попытаемся ему помешать – в общем, кончится все это массовыми смертоубийствами.

– Найду я ваше Око Золтара, – сказала я. – Любой ценой.

– Мудрое решение. – Шандар ухмыльнулся. – Так и знал, что вы согласитесь.

Я поинтересовалась:

– Может, подскажете, с чего начинать поиски? Мир такой большой.

– Если б я знал, без вас бы обошелся, – фыркнул Шандар.

Встреча явно подходила к своему логическому завершению. Я вернулась к дожидавшимся в машине принцессе и Тайгеру. Из «Бугатти» мы смотрели, как Шандар неслышно переговорил о чем-то с Д’Ардженто, подписал еще несколько бумажек, а когда его четыре минуты вышли, незамедлительно превратился в обсидиан.

Дроны оперативно запаковали его в ящик, снова откуда-то появился автопогрузчик, и ящик исчез в недрах самолета. Сделав дело, дроны выстроились в линеечку у длинного напольного гардероба, который я сначала не заметила, и ловко повскакивали друг за другом на вешалки – пустые костюмы снова стали просто костюмами, готовыми вернуться к жизни только по воле Шандара. Живой слуга укатил гардероб на колесиках в самолет, за ним по пандусу въехала мисс Д’Ардженто в «Роллс-Ройсе», вскоре хвостовая дверь самолета захлопнулась и взревел мотор. Кто знает, в какой точке мира окажутся они завтра.

Я постучала по «Руке Помощи™», чтобы вывести ее из спящего режима, и рука послушно стала крутить баранку, увозя нас из ангара. Мы остановились у аэродромных заграждений, провожая взглядом самолет Шандара, грузно поднимающийся в небо на неправдоподобно крохотных крыльях, и поехали в Башни Замбини.

– Око Золтара? – переспросил Тайгер, когда я закончила свой рассказ. – Это что еще за зверь?

– Без понятия. Мне нужно посоветоваться с человеком, который лучше нас с тобой ориентируется в том, чего ждать от будущего.

– Я не пророк, – сказал Тайгер, – но вижу, к чему ты клонишь.

Выдающийся Кевин Зипп

Выдающийся Кевин Зипп – это самый квалифицированный ясновидец «Казама». Он как раз разбирался с прогнозами новорожденных детей, когда мы вернулись в офис. Нет, прогноз погоды тут ни при чем, ясен пень, я про общую картину будущего. «Казам» постоянно нуждался в финансах, а такие услуги пользовались спросом и приносили стабильный доход. В очереди дожидались две мамаши со своими чадами. Кевин взялся за первого мальца (а конкретно – за его левую пятку) и задумался. С трепетом смотревшей на него мамаше он сообщил:

– Когда ей исполнится шестнадцать, она может начать встречаться с неким Джоффом, постарайтесь отговорить ее от этой затеи. И попробуйте переключить ее внимание на Найджела.

– А что не так с Джоффом?

– С Джоффом все замечательно, это с Найджелом что-то не так. Запретите дочке видеться с Джоффом, и он станет для нее этаким сладким запретным плодом. Она и думать забудет о Найджеле, а поверьте, о Найджеле нужно забыть. От него будут одни неприятности.

– Какие неприятности?

– Серьезные.

– Ясно. А еще что?

– Да ничего особенного. Хотя лично я бы посоветовал вступить в Национальный Траст и скатать на каникулы в Уэльс. Там, говорят, красиво и дождь льет не всегда.

– Хм-м. Ну, спасибо, наверное, – сказала мамаша. Она вручила Кевину банкноту номиналом в десять мула и вышла. На ее место села вторая мамаша, протянула Кевину своего детеныша, и Кевин тоже взял его за пятку. Наш пророк закрыл глаза и стал медленно раскачиваться в кресле.

– Это безобразие, – сказала принцесса. – В жизни не видала большего бреда.

– Не боись, у тебя вся жизнь впереди, – ответила я. – Успеешь еще насмотреться на бред всех масштабов, здесь у нас для этого самое место.

– Пианист, – задумчиво пробормотал Кевин, не отпуская маленькой пятки. – Постарайтесь привить ребенку любовь к вареной капусте, жидкой похлебке и пресной каше.

– Он станет пианистом?! – воскликнула мамаша восторженно.

– Нет, он убьет пианиста… в двадцать шесть лет… Так что пусть с младых ногтей привыкает к тюремному рациону, возвращаясь к разговору о капусте.

Мамаша свирепо зыркнула на него, швырнула на стол деньги и удалилась. Кевин недоуменно захлопал глазами.

– Я что-то не то сказал?

– Ты разбавляй иногда плохие новости хорошими, – предложила я.

– Так ведь самого плохого я ей как раз и не сказал, – ответил Кевин. – История с пианистом – это так, вторичная линия жизни. А по первичной – более вероятной – ребенок и мать оба не протянут и недели. Кстати, пока я не забыл… вот, тебе пришло сегодня.

Кевин протянул мне конверт очень официального вида, обклеенный марками Кембрианополиса, столицы Кембрийской Империи.

Я достала письмо и стала читать.

– Ну, дела. Некогда Великолепную Бу взяли под стражу! За нелегальный провоз в страну тральфамозавра.

– Липа какая-то, – прокомментировал Тайгер. – В Кембрийской Империи эти тральфамозавры табунами носятся – да их там, блин, туристы отстреливают.

Я продолжила чтение.

– Вот, тут все объясняется. Бу определили в Государственный Центр Выкупа Пленных имени императора Тарва. Вызывают нас на переговоры.

– В Кембрийской Империи до сих пор похищениями людей промышляют? – не поверил Тайгер. – Они там что, не в курсе, что двадцать первый век на дворе?

– Они, кажется, не в курсе, что четырнадцатый уже миновал, – ответил Кевин.

Вообще с целью выкупа похищать было принято разного сорта королей, принцев, рыцарей и иже с ними, потому как за эту братию можно было сорвать самый большой куш, но кембрийцы не гнушались никем. А если пленник не принадлежал к знати, то при удачном раскладе выплата не сильно била по кошельку – бывало, что парковочный талон выходил дороже самого выкупа. Грустно, если вдуматься, но все же грех жаловаться. Иными словами, если мы хотим снова увидеть Бу – то вынь да положь им денежку. Читай: оформляй аккредитив, отправляйся в Империю и решай все вопросы с переговорщиками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6