Джаспер Ффорде.

Око Золтара



скачать книгу бесплатно

Мы оба подскочили, когда в открытое окно влетела улитка. Шмякнувшись о внутреннюю сторону лобового стекла, она протормозила по нему, оставляя за собой скользкую дорожку. Дрессировка улиток была одной из последних находок Мубина. Как-то он обнаружил, что все улитки обладают способностью преодолевать в час расстояние свыше ста миль и находить заданную локацию с точностью до миллиметра, но не делают этого, потому что лень, и зачем им оно надо. Вот Мубин и прописал им заклятие мотивации – такие еще часто используют инструкторы по аэробике в телевизоре. Улиточные коммуникации стали реальностью, а сами улитки оказались куда надежнее голубей, которые легко отвлекались на всякую ерунду.

Улитка так и пыхтела от усердия и смутно попахивала жженой резиной, но явно была довольна собой. Мы угостили ее листком салата и усадили в коробок, после чего Перкинс развернул записку, которую снял с ее раковины. Послание было от леди Моугон.

– Горожане встревожены. Говорят, что видели ящерку в трех милях от Вулхопа.

Вулхоп – шестой по величине город нашего королевства. Население: двенадцать тысяч человек. На его территории разместился завод по переработке марципана в топливо «Марцолеум». Меня осенило.

– Он идет на свет!

«Марцолеумные» очистные фабрики всегда оборудовались газовыми факелами, горящими на высоченных заводских башнях. Их пламя скорее всего и манило тральфамозавра. Может, его мозг и был чуть побольше горошины, но когда дело касалось еды, соображалки у него хватало. Ведь огонь, как нам известно, всегда указывает на присутствие человека.

– Вот. – Я ткнула на карте в точку, подписанную «Бродмур-Коммон», как раз чуть в стороне от Вулхопа. – Отсюда он нас точно унюхает.

Я свистнула Кваркозверя, он вскочил к нам на заднее сиденье, и вскоре мы уже мчали узкими улочками на максимальной скорости, которую мог выжать «Фольксваген». Времени было уже три часа ночи, и я грешным делом решила полихачить. Полиция оцепила весь район, местным велели не высовывать носа на улицу, и все равно я ждала, что вот-вот в меня врежется какой-нибудь трактор. Но нет. В меня врезалось кое-что похуже.

Первым подал голос Кваркозверь, издав этакое «кварки-кварки-кварк», кричащее об опасности, и в ту же минуту фары выхватили впереди на дороге нечто страшенное, огроменное и рептилоидное. Тральфамозавр поднял голову, и его глазки-бусины сверкнули на нас опасным блеском. Вне клетки он казался крупнее, чем мне помнилось по редким походам в зоопарк, и намного, намного опаснее.

Нас разделяло не больше пятидесяти ярдов, и первые секунды мы с Перкинсом так и сидели на холостом ходу, пока до меня не дошло, что ветер-то дует в нашу сторону, и ящер не чует запаха лакрицы. Я стала тихонько сдавать назад, но тральфамозавр упорно не хотел нас преследовать. Отказываясь слушать здравый смысл, я остановилась и снова медленно поползла вперед. Он по-прежнему не выказывал никакого интереса.

– Надо как-то намекнуть о своем присутствии, – сказала я Перкинсу. – Постарайся выглядеть поаппетитнее.

– Могу пантомимой печеньки изобразить, – съязвил он, но, тяжко вздохнув, расстегнул ремень безопасности, высунулся в люк и замахал руками.

Реакция последовала незамедлительно. Тральфамозавр исторг оглушительный рык и бросился на нас.

Я вдавила педаль сцепления, поспешно сдавая назад. Повезло, что неподалеку оказались открытые ворота, и я въехала в них задом, выкрутила руль, переключила коробку передач и рванула прочь с тральфамозавром, следующим за нами по пятам. Первая часть плана была приведена в исполнение.

Охота на тральфамозавра. Часть вторая: Погоня

Почуяв лакрицу, тральфамозавр осоловело щелкнул челюстями, норовя укусить машину, которая на полной скорости уносилась прочь от него. Одним зубом он застрял в кузове, нас тряхануло, но через секунду железо прорвалось, вызволив нас из его пасти. Второй раз за сегодня мы мчали по одним и тем же переулкам. Я бросила взгляд в зеркало заднего вида – задние фары обдавали тральфамозавра своим красным светом, заставляя его как будто самого светиться. Хищник гнался за нами, обрушивая на землю тяжелые, неуклюжие шаги. Одно хорошо: «Фольксваген» все-таки бегает быстрее тральфамозавра, так что нам удавалось держаться на безопасном расстоянии.

На Мордфорде мы свернули налево, потом направо за рекой Уай, где тральфамозавр сделал остановку, чтобы понюхать паб с ироничным названием «Смачный выпивоха». Видимо, к этому моменту он успел заново проголодаться, а спрятавшиеся в стенах паба посетители так аппетитно пахли, что нам пришлось подлезть ему практически под нос, чтобы соблазнить тральфамозавра ароматами лакрицы, и он снова бросился вдогонку за вожделенным лакомством, попутно опрокинув две машины на парковке и подмяв под себя перила моста.

– Ух ты! – воскликнул Перкинс, наблюдая за происходящим с высунутой из окна головой. – Вот теперь я видел все.

– Мечтать не вредно, – ответила я, – но особо не рассчитывай. Ты в нашем деле новичок, придет время – даже внимание на такие мелочи перестанешь обращать.

После нескольких минут погони я взяла крутой поворот налево и въехала на поле. Чтобы не пропустить выезд, я заранее оставила решетку ворот открытой и повесила на колышки по краям масляные лампы. Но мне все равно пришлось чуть сбавить скорость, чтобы вписаться в поворот, и тральфамозавр, улучив возможность, впился зубами в задний бампер «Фольксвагена». Хвост машины завис высоко в воздухе, послышался скрежет, и бампер оторвало. Машина глухо шмякнулась обратно на траву и снова отпружинила в воздух. Кваркозверя подкинуло на заднем сиденье, он стукнулся об крышу… впился жесткой чешуиной в металлическую обшивку, да так и застрял.

Я упрямо вжала педаль в пол и нацелила машину на вторую пару ламп, которыми мы пометили снятый участок ограждения между полем и железной дорогой.

– Готовь активацию первого заклинания, – громко проговорила я, когда мы прошуршали по гравию и выскочили на железнодорожное полотно, гулко стукаясь колесами о шпалы. Перкинс занес руку над одной из двух кнопок на приборной панели.

– Жми! – заорала я, и Перкинс хлопнул по кнопке «режима вагонетки».

Ярко сверкнула вспышка, машина завибрировала, и колеса «Фольксвагена» превратились в железнодорожные шасси – в колеса поезда, проще говоря. Как по маслу они вскочили пазами на рельсы, и мы поехали ровнее. Грубо говоря, мы стали как бы локомотивом. Я сняла руки с руля, так как машина теперь ехала на своем ходу, нажала на акселератор и выглянула в окно.

Кажется, мы его очень разозлили. Тральфамозавр шел за нами по пятам и, хищно клацая зубами, пытался нагнать головокружительный запах лакрицы.

Вот тогда-то мы и вошли в туннель Кидли-Хилл. Тральфамозавр – за нами. Рев мотора смешивался с разъяренным рычанием ящера и гулким эхом отскакивал от стен, производя такой звук, который мне бы хотелось навсегда стереть из своей памяти.

Я прокричала:

– Значит, так. Главное, не пропустить момент. Я на кнопке, ты на гранотомете.

– Ясно, – отозвался Перкинс и, вскинув пушку на плечо, встал во весь рост, высунувшись из люка, спиной к тральфамозавру, а лицом – в противоположном направлении, туда, где виднелся выезд из туннеля, к которому мы стремительно приближались.

Я прибавила скорости, чтобы увеличить дистанцию между нами и зверем, и, поравнявшись с одинокой зеленой лампой, которую повесила здесь ранее, остановила машину. Я заглушила двигатель и помигала фарами. Издалека нам помигали фарами в ответ и оставили их гореть. Перкинс прицелился на свет и снял гранатомет с предохранителя.

Я положила ладонь на кнопку активации «режима полета» и выглянула в разбитое заднее стекло. Были слышны шаги тральфамозавра и его тяжелое сопение, но видно не было ни зги, а несколько секунд спустя все еще и стихло.

– Пора? – спросил Перкинс, приложив палец к спусковому крючку.

– Когда я скажу.

– Может, пора?

– Когда я скажу.

– Он ушел?

– Куда он денется, – прошептала я в ответ. – Это он крадется. Где-то здесь он, в темноте.

Я всматривалась в чернильную темень, но по-прежнему ничего не могла разглядеть. Сообразив кое-что, я нажала на педаль тормоза. Включились аварийные огни, осветив кирпичный железнодорожный туннель. И вовремя, потому что зверь был уже в считаных шагах от машины, я даже могла отчетливо рассмотреть его черные глаза, жадно уставившиеся на нас в мерцании теплых красных лампочек.

– Пора.

Перкинс спустил курок, пальнуло, и лакричный снаряд понесся по туннелю, мимолетом освещая кирпичные стены. Лязгнуло железо – снаряд во что-то врезался. Взрыва, ясное дело, не последовало – боеголовка ведь была начинена лакрицей.

Я вдавила кнопку «полета». Еще одна вибрация, и машину подкинуло вверх. Только не под крышу туннеля – согласитесь, вряд ли это помогло бы нам оторваться от преследования, – а в вентиляционную шахту, связывающую туннель с внешним миром. Шахта была широченная, и все равно при подъеме машину нехило потряхивало о стенки. В какой-то момент «Фольксваген» круто накренился вперед, открывая прекрасный обзор на происходящее у нас под ногами. Свет фар упал прямо на тральфамозавра. Тот сконфуженно постоял на блестящих рельсах, вылупившись на нас, а потом пошел на аромат лакрицы по следу пущенной бомбы. Когда он скрылся из виду, мы с Перкинсом переглянулись и заулыбались. Опасность миновала – хотя бы и ненадолго.

Наш «Фольксваген» бился и царапался о стенки шахты, протискиваясь вверх, пока наконец не выпорхнул на свободу в рассветное небо. Так, как и было условлено, нас дожидался Мубин, и дюжина рабочих, вызванных из ближайшего города, зацепили витающий в воздухе «Жук» крюками за бампер. Рабочие натянули веревки, машина покачнулась на ветру, и после некоторых потуг парящий автомобиль посадили на прицеп двум тракторам. Я с облегчением выдохнула. Ночь выдалась жаркая, рисковая. Мы с Перкинсом посидели немножко, заново прокручивая в мыслях недавние события. Кваркозверь высвободился и хлопнулся обратно на сиденье.

Перкинс поинтересовался:

– Это что же, все наши свидания будут такими?

– Надеюсь, не все. С другой стороны, круто же было. Нас не убили, не съели – грех жаловаться.

– Если это все твои требования к свиданию, ты никогда не будешь разочарована.

И он наклонился ко мне. И я, может быть, тоже наклонилась к нему… Но в этот момент снизу раздался голос:

– Эй, вы слезаете или как?

Мубин.

– В другой раз, – шепнула я.

Мы спустились на землю по приставленной к машине лестнице, Мубин поздравил нас с успехом, и все вместе мы зашагали по склону холма к туннелю, у самого выезда из которого громоздился перевернутый грузовой контейнер. Тральфамозавр был оперативно заключен под стражу, как только вошел в свою новую клетку, следуя за запахом выпущенной в угол контейнера лакричной бомбы. Через толстый металл было слышно довольное причмокивание – мы приготовили ему полакомиться несколько ломтей бекона и половину бизона.

Финальная часть плана близилась к завершению. Парящую в воздухе машину подтащили к подножию холма и поставили на якорь к ящику с помощью самозавязывающейся веревки. Тральфамозавр спал сладким сном и храпел, вымотавшись за ночь, полную приключений. Мы понимали его как никто.

– Славно сработано, – мрачно одобрила Некогда Великолепная Бу, не меняясь в лице даже в этот краткий миг торжества.

По приставной лестнице она забралась в мою машину, замерила скорость ветра, захлопнула дверцу и велела уносить лестницу.

– Эй! – окрикнула она. – Мубин, Моугон! Облегчите-ка Дженнину машину еще тонн на пятнадцать.

Двое магов исполнили ее требование, и, кряхтя, мой «Фольксваген» потянул груз в воздух. Через несколько секунд ветер подхватил этот странный летучий тандем и понес над деревьями в восточном направлении. Присоединившись к Мубину и леди Моугон, я провожала взглядом свою машинку, стремительно взмывающую в предрассветное небо.

– Высоковато берет для полета в зоопарк, – заметила я.

Только по молчанию Мубина я догадалась, что происходит.

– Они не вернутся в зоопарк.

– Нет, – подтвердил мои опасения Мубин. – Бу везет тральфамозавра за границу, в Кембрийскую Империю. Там он будет жить в естественной среде обитания и делать… кто их знает, что они там делают, эти тральфамозавры.

– Король вряд ли будет в восторге, – сказал Перкинс. – Тральфамозавр был жирной достопримечательностью Королевства и к тому же любимцем самого короля, даже когда королева запретила скармливать ему своих врагов.

– Очень мудро со стороны королевы, – сказал Мубин, – но думаю, что Некогда Великолепная Бу с высокой колокольни плевала на то, что там себе думает король.

Восходящее солнце высветляло небо, а мы смотрели, как «Фольксваген» с болтающимся под ним ящиком уносило высоко в утренние облака. Еще немного, и они поднялись так высоко, что поравнялись с солнцем, и в одно мгновение их проглотил оранжевый свет.

– Я буду скучать по «Жуку», – вздохнула я.

– Не сентиментальничай, – фыркнула леди Моугон. – Это просто машина.

Нет, это не просто машина. Это машина моих родителей. Та самая, в которой меня бросили и нашли. Волшебник Мубин повернулся к нам с Перкинсом и улыбнулся:

– Все – молодцы. Пойдемте, накормим вас завтраком.

Силки на ангелов

Принц Назиль уже бодрствовал, когда я вошла в бывшую столовую отеля, теперь служившую мозговым центром «Казама». Здесь мы определяли порядок работ на день, здесь же проводили все собрания на колдовские темы. После приключения с тральфамозавром прошло две недели, и события у нас в агентстве вернулись в русло, которое у нас называлось нормальным.

– Привет, Дженнифер, – бойко поприветствовал меня принц Назиль. – Что-нибудь слышно от Бу?

– Пока молчит. Но до места она точно добралась: приземлившись, она сразу послала нам улиткой весточку и дала знать, что тральфамозавр благополучно прибыл в Кембрийскую Империю.

– Эх, если бы мой ковер не пострадал на дороге к Стене Троллей, а то я бы мог вас выручить, – досадливо протянул принц.

Это он про наш недавний скоростной полет в Тролльванию. Путешествие доконало и без того ветхий ковер-самолет, и принц теперь не сможет вернуться к летной работе, пока не починит свой транспорт.

– Ты только глянь. – Принц поднял потрепанный ковер, который сейчас больше напоминал половик. – Да его чинить впору было двести лет и десять тысяч часов назад.

Я спросила:

– Мы можем чем-нибудь помочь?

– Мне не хватает ангельских перьев, – сообщил он тем же тоном, каким говорил бы о необходимости заменить масло в машине.

– А-а, – протянула я. Само собой разумеется, ангельские перья на дороге не валяются. – И где мы достанем ангелов?

– Так-то они повсюду, – не задумываясь ответил он. – Приглядывают за всем, что да как. Но твари они крылатые, так что сам черт ноги сломит, пока их отыщет. На вот. – Он протянул мне плетеный проволочный коробок с натянутой в нем пружиной и крышкой на петельке. – Это силок на ангелов, – объяснил он без тени смущения. – Если приманивать зефирками, то вполне можно поймать штучку.

Я недоверчиво посмотрела на ловушку. К нам присоединился Тайгер, и принц вручил ему второй силок и еще раз объяснил его устройство. А потом пообещал, что первый, кто поймает ангела, получит от него батончик «Марс».

– А их точно стоит ловить? – спросил Тайгер, который лучше многих взрослых отличал, что такое хорошо и что такое плохо. – Это вообще этично?

– Сильно сомневаюсь, – бесстыже отвечал принц. – Но уж лучше так, чем разводить ангелов на фермах, как в старину. Монастыри, кстати, именно из-за этого в свое время стали приходить в упадок.

– Этого я не знал.

– Это малоизвестный факт.

Когда принц ушел, Тайгер полюбопытствовал:

– И где лучше всего ставить силки на ангелов?

– Сами-то они водятся везде, – ответила я. – Но дают о себе знать только в час беды.

– То-то бы вам пригодилась такая штука, когда тральфамозавр играл с вами в догонялки, – сказал Тайгер.

Я только кивнула.

– Вы это видели? – волшебник Мубин ворвался в офис, размахивая газетой. – Несоединенные Королевства готовятся к Пятой Войне Троллей. Литейные цеха работают сверхурочно, сиротам на производствах выдают добавочные порции каши.

Речь, разумеется, шла о судостроительных производствах: сухопутные корабли, предназначенные в первую очередь для борьбы против троллей, были основным источником пополнения королевской казны.

– Быть того не может, чтобы все успели так соскучиться по войнам, – продолжал Мубин. – Наши нации еще после прошлой из кризиса не вышли. Если кому это и на руку, то только королю Снодду и оружейным фабрикантам.

Мы немного помолчали, встревоженные перспективой очередной войны. Кончится все это в итоге понятно чем: король станет богаче, сирот станет больше, народ станет готовиться к шестой войне. Печально, но факт.

Я сказала:

– Кстати, о королях. Сегодня в одиннадцать мне назначена аудиенция у Его Величества.

– Хм, с чего бы это вдруг ты ему понадобилась? – недоумевал Мубин. – Если бы он удумал казнить нас за то, что проворонили его тральфамозавра, уже давно бы так и сделал.

– Мне кажется, он догадывается, что это дело рук Бу. Да и вообще, после нашего триумфа даже король дважды задумается, прежде чем ставить нам палки в колеса.

Триумф был связан с назначением на должность Придворного Мистика главного королевского советника по вопросам магии. Наш король пытался пролоббировать кандидатуру коррумпированного колдуна Бликса, надеясь при его содействии под шумок злоупотреблять магической властью. Чтобы этого не допустить, мы с Бликсом сошлись в магическом состязании, одержали победу, и «Казам» поглотил его Дом Волшебства. Сам же Бликс в настоящий момент обращен в гранит, к несчастью для него и к счастью для музея Херефорда, где того сделали центральным экспонатом.

– А хоть бы и так, – настаивал Мубин. – Все равно держи ухо востро.

В приемной звякнул колокольчик.

– Ага! Вот и посетители!

Рабочий день начался. Все утро мы принимали заявки от потенциальных клиентов, наслышанных о нашем триумфе и решивших, что тоже не прочь довести до ума свой ремонт с помощью магических услуг. Мы обсудили проект разворота дома лицом к солнечной стороне и пересадку деревьев целиком с корнями. Мы взяли заказы на поиск потерянных ключей, домашних животных и бабушек. Ну и куда деваться, отказали горстке посетителей, которые требовали от нас невозможного: кого-то влюбить в себя, кого-то воскресить из мертвых, а кого-то и воскресить, и влюбить сразу.

Особенно отличился товарищ, пожелавший, чтобы мы замуровали его внутри стального шара и пустили его кружиться по орбите, откуда он удумал «любоваться закатом над родной планетой в думах о бессмертии», пока не выйдет весь кислород. Идейка, конечно, та еще, но, с другой стороны, в «Казаме» нам было не впервой сталкиваться с подобной эксцентричностью. Да чего там, магия зачастую простиралась далеко-далеко за пределы эксцентричности. Достаточно вспомнить хоть магнитных червей, например, или ликвидацию кротов в Толедо, или наделение памятью спиральных телефонных проводов, или эхо, или прямостоящие велосипеды, или, представьте себе, однажды нам поступило предложение – не розыгрыш – наколдовать всем четырем миллиардам кроликов планеты по третьему уху, чтобы «им не было так больно, когда их поднимают».

Я велела этому космонавту без справки из психдиспансера не возвращаться и посмотрела на время.

– Пора выдвигаться во дворец.


Новую машину пришлось искать буквально на следующий день после того, как мой «Жук» улетел в дальние страны. Хорошо еще, что в подвалах Башен Замбини стояло и пылилось море никому не нужных автомобилей. Отсмотрев несколько штук, я остановила свой выбор на внушительном ретроавтомобиле модели «Бугатти-Роял». Роскошный салон был огромным, а капот – таким длиннющим, что в туманную погоду было не разглядеть фигурку на радиаторе. Выбрала я его, во-первых, потому, что он завелся с первого раза, и еще потому, что он выглядел эффектно, но в первую очередь просто потому, что это была самая большая тачка в гараже.

Но один существенный недостаток у «Бугатти» все-таки был: зверски тяжелый руль. Леди Моугон решила эту проблемку, наколдовав мне простенькую «Руку Помощи™». Выглядит оно примерно как отрубленная кисть, зато умеет делать массу всяческой полезной ручной работы, как-то: месить тесто, переписывать тексты и даже водить Кваркозверя на прогулку. Ужасно полезная штука, хотя признаюсь, чуток не по себе, когда с руля твоей машины свисает какая-то абстрактная рука. Особенно такая волосатая. Особенно с татуировкой «Скажи Пирожкам Нет» на тыльной стороне ладони.

Я прихватила с собой Тайгера и Кваркозверя, и десять минут спустя мы уже катили по утреннему Херефорду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6