Джанет Нортон.

На Другой стороне. Светлая и Темная стороны



скачать книгу бесплатно

– Нет, я не разрешал! – ответил сам егерь. – Может, у тебя есть лицензия на охоту? – угрожающим тоном поинтересовался он снова, чуть наклонив голову на бок, чтобы как будто лучше рассмотреть побледневшего Хэйдена, но на деле ожидая ответа от Хафзы. Поймав на себе взгляд егеря, Хафза быстро отрицательно качнула головой, опустив голову. Прерывисто дыша от ярости, егерь снова уставился на Хэйдена так, словно был в одном шаге от того, чтобы свернуть ему шею.

– Тогда с чего ты взял, что можешь убивать животных в моем лесу?! – разъяренным тоном спросил егерь. – Этот несчастный кролик даже не был ранен Мглой!

То ли от силы ветра, то ли потому что чары начали пропадать и Хэйден неудачно пошевелился, но он все в той же позе беспомощно рухнул на спину.

Подскочив к Хэйдену, Кира и Хафза помогли ему оправиться от заклинания оглушения и встать на ноги. Егерь тем временем ходил из стороны в сторону чуть поодаль, пока Пушинка пыталась его успокоить тихим урчанием.

– Один убитый кролик не стоит такой злобы, – сердито проворчала себе под нос Кира. Егерь ее услышал и остановился.

– Ну вот, нас снова прогонят, – расстроенным голосом произнесла Хафза, готовясь к новой буре ярости от егеря.

Обернувшись к троице, егерь злобно осмотрел их лица, на момент зажмурился, словно пытался унять гнев, и потом указал на оставленные без присмотра корзинки.

– Отнесите их в город, на рынок к Тэру… А потом возвращайтесь к землянке, соберете еще по корзине под моим присмотром. А ты, – указав на Хэйдена, произнес егерь грозным голосом, – завтра весь день будешь караулить на этой поляне, пока не высветится кролик, и если он не появится, и ты мне соврешь, я об этом узнаю! – прикрикнул егерь и направился назад к своему дому.

С понурым видом близнецы и Кира поспешили за егерем назад к землянке, откуда они уже на крыльях полетели на площадь Люции, где почти сразу отыскали Тэру у ее новой лавки. Лекарь арья раскладывала свой товар на столы, напевая тихую мелодию, похожую на колыбельную, поначалу и не заметив приземлившихся рядом близнецов и Киру. Увидев три корзины ценных ингредиентов для целебных снадобий, Тэру с благодарностью приняла собранные травы и ягоды, а взамен за помощь подарила им по баночке с эликсиром из цветков туэборо. Взмыв в воздух, Кира оглянулась на рыночную площадь. Разбирая принесенные ингредиенты, Тэру снова запела колыбельную на старом языке арья.

Вернувшись в лес с пустыми корзинами Кира, Хафза и Хэйден провели еще пол дня за утомительным сбором самых разных трав, ягод и цветов. Егерь следил за каждым их шагом, пристально наблюдая за любыми действиями, даже за тем, как именно они срезали или срывали ценные цветы и травы. Монотонная работа на свежем воздухе и перекусы ягодами и плодами с деревьев постепенно разбавили напряженную обстановку, и егерь начал без энтузиазма, но подробно объяснять, какие свойства имеют те или иные растения, которые они собирали. Часть из них была исключительно для целебных мазей, другие – для настоек, третьи неплохо утоляли жажду вместо воды, а четвертые заменяли сытный обед.

Одни ягоды могли усилить зрение и подарить меткость, другие позволяли короткое время не чувствовать усталости и боли.

Узнав столько нового о лесе, к вечеру троица, несмотря на усталость, осталась перед домом-землянкой, чтобы помочь егерю распределить собранное по мешкам. Усевшись вокруг разведенного костра, они молча перебирали корзинки, осторожно раскладывая травы и ягоды, пока Кира не решилась задать вопрос:

– Почему только охотники могут убивать животных? Мне всегда казалось, что лицензию выдают для учета и жительства в деревне охотников у Темных земель…

Егерь вычищал извалявшуюся в грязи шерсть Пушинки, заботливо проводя щеткой по белому меху. Несмотря на то, что вопрос он услышал, глядеть на Киру в ответ егерь не стал и спустя некоторое время ответил неожиданным вопросом на вопрос:

– Зачем, по-твоему, убивают животных?

Кира растерялась, но смогла подобрать нужные слова для развернутого ответа:

– Чтобы получить ресурсы для портных, поваров, ювелиров, пока туша не растворилась в свете…

– Иными словами, чтобы что-то получить полезное взамен для себя, отняв у них жизнь. Но что стоит целой жизни? – спросил снова егерь, все так же тщательно расчесывая Пушинке бока и холку.

Близнецы переглянулись между собой, после чего голос подала Хафза:

– Раньше их убивали, чтобы выжить.

– Верно, – ответил егерь, – а что мешает выживать теперь?.. У вас нет еды? Нечем согреться зимой? Не из чего делать оружие для защиты своего дома?

– Нет, – ответила Хафза, – у нас все есть, но…

– Но зачем тогда на них охотятся с лицензией, если охота в целом уже не нужна? – перебил сестру Хэйден, задумчиво глядя на костер.

– Затем, что охотники должны поддерживать баланс там, где сами животные уже не могут. Они знают, каких зверей в округе слишком много, а каких слишком мало, и еще знают, что если нарушат баланс в лесу ради спифов или по глупости, я нарушу их покой в их деревне, – произнес хмуро егерь и погладил напоследок разморенную Пушинку. Белая львица уходить не собиралась и легла подле егеря у костра.

– Кажется, целая наука, а ведь даже не предмет в Академии, – хмыкнула иронично Хафза, стирая с рук следы от ягод и азурных трав.

– Эта наука важнее всех ваших предметов в Академии, – заявил уверенно егерь. – Если мы сами не защитим то, что имеем, то все погибнет, и мы следом…

Задумчиво взглянув на егеря, Кира отметила про себя его явное пренебрежение к силам Света. Слова егеря почти убедили Киру в том, что он был одним из неверящих эна.

– Я так и не понял, чем навредил природе, убив одного кролика, – признался Хэйден, опустив глаза.

Егерь тяжело вздохнул в ответ, складывая руки в замок перед собой.

– Убивая здоровых зверей, беспечные охотники или самоуверенные болваны, – словно между прочим добавил егерь, не обращая внимания на расстроенного Хэйдена, – лишают животных возможного потомства и шанса на само дальнейшее существование… Раньше охота не приносила особого вреда, но теперь животные все реже высвечиваются после гибели. Некоторые остались в единичном экземпляре, как тот же феникс, а сколько уже исчезло раз и навсегда, даже не рискну предположить…

Кира следила за меняющимся настроением егеря, отразившемся на его помрачневшем лице, и невольно подумала о темных тварях.

– Мне и с Мглой проблем достаточно, не хватало еще красующихся городских лучников без лицензии, – словно в подтверждение мыслей Киры произнес егерь, невидящим взглядом уставившись на яркое пламя костра.

Задумавшись, Кира тоже взглянула на языки огня и ворох взмывающих к небу искр. Она пыталась представить первозданный мир, в котором баланс в природе поддерживал сам Свет, та сила, что подарила жизнь всему сущему… Пока в нем не появилась Мгла.

– Лес в опасности, потому что темные твари уничтожают создания Света навсегда, – тихо произнесла Кира, переведя взгляд на егеря. – …Но раньше они не наводняли всю округу, так ведь?.. Кто нарушил баланс? Как это произошло?..

Егерь не спешил с ответом, погрузившись в свои мысли, а когда очнулся, ответил коротко и явно не желая больше говорить на поднятую Кирой тему:

– Мир поменялся после Падения. Летите, вас уже наверняка заждались дома.

Оставив мешки, троица поднялась на ноги. Близнецы и Кира замялись на месте. Хэйден хотел что-то сказать, но так и не смог выдавить из себя и слова, а Хафза и Кира неуклюже произнесли «Доброй ночи», после чего все трое поспешили взлететь на крыльях к городу. Оглянувшись назад, Кира заметила, что егерь так и остался сидеть на месте у костра, завороженно глядя в пламя, и задумалась о том, что многого не знала ни о жизни за пределами Анвара, ни о том, что к ней привело.


***


Весь следующий день Кира и Хафза отдувались по заданиям егеря за трех, поскольку егерь, как и обещал, отправил Хэйдена под присмотром белой львицы на поляну, где им был убит кролик. Сначала егерь научил Киру и Хафзу делать кормушки для птиц и мелких грызунов, а потом – как и где эти кормушки расставлять. Кира никогда не лазала по деревьям, а Хафза и вовсе не представляла, как можно куда-то подниматься без крыльев, но после нескольких падений с высоты они приноровились забираться так высоко, чтобы видеть птичьи гнезда. Задание заняло собой все утро и пол дня, но в результате и Кира, и Хафза остались собой довольны, поскольку ни разу не навлекли на себя гнев егеря и истратили на кормушки почти весь запас собранных ими минувшим днем ягод и трав.

Перед обедом егерь повел их к ручью, чтобы сделать затирку следов и, судя по припасенной с собой сети, порыбачить. Почти у берега их нагнал Хэйден, с восторженным лицом выкрикивая: – Высветился! Кролик высветился!

С таким же энтузиазмом к ним подбежала и Пушинка.

– Хорошо, – почесав львицу за ухом, произнес егерь, кинув в руки Хэйдена сеть. – Значит, не будешь платить штраф.

– Штраф? Какой штраф? – удивился Хэйден, идя вровень с Кирой и Хафзой за егерем.

– Копье промеж глаз, – ответил как само собой разумеющееся егерь, погладив на ходу прошедшую вперед Пушинку. Хэйден вжал голову в плечи, испугавшись, что егерь действительно слышал их шутливый разговор.

Ближе к ручью Пушинка первой осмотрела территорию и громко заурчала, словно подавала сигнал, что можно разместиться на берегу и опасности поблизости нет.

– А теперь ваша задача поймать себе обед, – заявил егерь, устраиваясь отдыхать под деревом.

– Но мы ни разу в жизни не рыбачили! – возмутилась Хафза, не представляя, с чего начинать.

– Будто меня это волнует, – ответил небрежно егерь, едва заметно улыбаясь. – Раз в Академии не учат дисциплине и прилежанию, поучитесь здесь. Вперед, обед сам себя не поймает!

Не дождавшись от егеря никаких советов или помощи, троица принялась за расстановку сети. Спустя час мучений, они смогли закрепить сеть, но не в том месте, где следовало, и проплывающие среди камней рыбы проскальзывали мимо ловушки дальше по течению. Отчаявшись, троица решила действовать по-своему. Стоя посреди потока на камнях, Хафза метила в рыбу ледяными чарами, пока Пушинка бегала вдоль берега, следя за хвостатыми существами.

– Мы так ничего не поймаем! – возмущалась Хафза, устав спустя еще два часа от безуспешной рыбалки и природы в целом. – Это бесполезно!

– Ничего-о-о, – протянул Хэйден, целясь в рыбу из лука. – Сейчас я точно попаду в одну… И-и-и…

За спиной раздался громкий всплеск. Пушинка кинулась за рыбой в воду, из-за чего Хафза потеряла равновесие и упала в ручей, нечаянно запустив ледяной магией в сторону камня, на котором стоял Хэйден. Лихо заскользив в воду, Хэйден начал махать руками как птица, но так и не успел раскрыть крылья, чтобы взлететь, и присоединился к сестре в холодном ручье.

Заливаясь смехом, Кира не заметила, что Пушинка подкралась к ней сзади. Львица с силой встряхнулась, обдав фонтаном воды Киру, и та от неожиданности сама прыгнула в воду. Придя в себя и выплюнув струю воды, Хэйден увидел смеющегося егеря, наблюдающего за ними с берега.

– Не совсем тот улов, на который я рассчитывал, – произнес он, опираясь на копье. – Выбирайтесь оттуда, хватит с вас на сегодня.

Мокрые и сердитые, близнецы и Кира последовали за егерем назад к дому-землянке, куда первой побежала трусцой Пушинка. Но львица неслась вперед не только из-за желания скорее согреться у печи на своей подстилке. Около дома их ждала встревоженная Тэру.

Заметив компанию, Тэру поспешила навстречу к егерю, о чем-то взволнованно пересказывая. В мгновение ока едва ставшее хорошим настроение егеря улетучилось, словно его и не было, и когда егерь обернулся к промокшим до нитки близнецам и Кире, его голос зазвучал как и прежде грубо и бескомпромиссно.

– Летите домой! – жестом остановив Пушинку, которая явно собиралась отправиться вместе с хозяином, егерь побежал с магией ускорения вслед за взлетевшей на крыльях Тэру, Кирой и близнецами к Анвару. Когда городская стена оказалась позади, близнецы и Кира обомлели от увиденного.

– Там пожар! – воскликнула Кира, увидев цветной дым, восходящий над городскими кварталами. – Это лаборатория Тодора!

– А может… – начал было Хэйден, но не смог договорить и чуть не потерял равновесие в полете от снова раздавшегося грозного голоса.

– Я сказал, домой! – прикрикнул егерь, скрывшись в переулке.

– Там и без нас обойдутся, – согласилась Хафза, заметив, как над пожаром закружили городские стражники. Согласно кивнув, Хэйден направился вслед за сестрой к их дому, а Кира еще некоторое время наблюдала за тем, как цветные всполохи поднимались в темное небо. Но полететь на помощь Кира так и не решилась, напомнив самой себе, что все еще была наказана. Она могла снова навлечь на себя гнев капитана Алистара, хотя теперь, к своему удивлению, куда больше опасалась гнева егеря.

Еще раз бросив тревожный взгляд на пожар, Кира взмахнула крыльями и поспешила домой к Диане, надеясь, что огонь вскоре потушат и никто не пострадал.

V

Солнечная погода ни сколько не поднимала настроение Киры. Ожидая близнецов у южных ворот, она с тоской осматривала широкую улицу, ведущую к площади Люции, и грустно вздыхала от своих мыслей. Минувшая ночь, когда сгорела лаборатория Тодора, произвела на Киру сильное впечатление. Невозможность помочь угнетала сама по себе, но ощущение, что ее помощь наверняка бы отвергли, даже если бы она кинулась к пожару, оказалось хуже любого наказания. Кира опасалась, что остальные стражники уже закрепили за ней титул неудачницы, которой нельзя доверить, казалось бы, обычную задачу поддерживать энергию в протекционной сфере. У Киры были связаны руки восстановить свое доброе имя и честь стражника, пока не закончится наказание, но даже после этого шансы восстановить свое положение и вернуть уважение казались ничтожно малыми.

В это же время к воротам шли о чем-то спорящие между собой Хафза и Хэйден. Когда близнецы подошли к Кире, она услышала отрывок их разговора касательно турнира.

– Привет, Кира! – произнесла Хафза, улыбнувшись.

– Привет! О чем спорите? – поинтересовалась Кира с любопытством. Вместе они неторопливо направились в сторону леса по широкой дороге, от которой отходила тропа к дому-землянке егеря.

– Сегодня последний день записи на турнир, – произнес Хэйден обреченным тоном и пнул валявшийся на дороге маленький камень.

– А завтра объявят, когда начнутся первые бои, – добавила Хафза.

– Тогда надо скорее записываться, пока не стало поздно! – произнесла уверенно Кира. – Как закончим помогать егерю, так сразу и полетим к столу регистрации.

– Угу… Есть только две проблемы, – пробурчал Хэйден, – в команде должно быть шесть эна, но никто не захочет в команду к клейменым позором. Все наши сокурсники как будто забыли, что мы существуем… И с учетом огромного числа желающих, участвовать будут лишь те, кто сделает взнос спифами. Боюсь представить, что скажет отец, если попросим у него карманные, да и сумма более чем солидная!

С такими невеселыми думами и хмурыми лицами близнецы и Кира предстали перед егерем у дома-землянки. К своему удивлению они обнаружили, что егерь был едва ли не злым, несмотря на утренний час, и довольно уставшим, что сразу бросилось троице в глаза. Вспомнив, что егерь и Тэру явно переживали из-за пожара в лаборатории Тодора минувшей ночью, Кира хотела было поинтересоваться, все ли в порядке, но егерь сходу объявил им о задании, не дав проронить ни слова.

– Сегодня будем лечить лес, – взяв стоявшее у стены землянки копье, произнес егерь и зашагал в сторону чащи.

– И вам доброе утро, – тихо произнесла Кира, медленно зашагав следом за егерем вместе с близнецами. – Что значит, лечить лес?.. – поинтересовалась она в полголоса, не увидев замешательства на лицах Хафзы и Хэйдена.

– Наверно, будем охотиться… Вот только на кого, не знаю, – тихо ответила Хафза.

Пушинка шла рядом с ними, иногда останавливаясь и внимательно к чему-то прислушиваясь. Кира поглядывала на белую львицу и про себя думала, что Пушинка следила за лесом так же пристально, как наблюдал за природой егерь. Оставалось только догадываться, научилась ли львица так у одичавшего эна, или это егерь перенял навыки охоты Пушинки.

Чем дольше они шли, тем невыносимее становилась тишина окружающего их леса. Даже птицы не пели в это солнечное утро, словно ленились голосить на всю округу. В конце концов, Хэйден не выдержал и снова заговорил о турнире, чтобы как-то себя отвлечь.

– А на что бы ты потратила спифы, если бы выиграла в турнире, Кира? – поинтересовался Хэйден, стараясь не отставать от егеря, бредущего впереди.

– Не знаю даже, – ответила задумчиво Кира, глядя себе под ноги, чтобы не оступиться. – Может, купила бы новый меч и доспехи… И маме подарок. На аукционе часто попадаются дорогие рецепты всяких сладостей, на которые никогда не хватает спифов. Я могла бы скупить все за раз, было бы здорово, – улыбнулась Кира, мечтательно вздыхая.

– А я бы не отказалась от свитков заклинаний седьмого уровня и выше. В конце обучения в академии нам должны выдать по одному, но… Когда теперь закончим обучение и закончим ли вообще… – печальным голосом произнесла Хафза.

Они остановились на пол пути по сигналу егеря, но даже не обратили внимания на то, что он кого-то увидел впереди, шикнул на них, и начал целиться копьем. Только Пушинка поспешила к хозяину, притаившись в высокой траве.

– Опять ты про учебу, – скривился Хэйден, – ну и что, что не закончим обучение? Академии вообще не было раньше. Отец вот только в гильдии состоял, и ничего… – чуть помолчав, Хэйден шумно вздохнул, сердясь на несправедливость жизни. – Зачем учиться, когда после учебы эти знания никому не нужны? Да, я стану лучником седьмого уровня мастерства, и что дальше? Как все остальные метить в охотники? Или идти в городскую стражу? Не в обиду будет сказано, но это же скукота!

Кира пожала плечами, ничего не ответив. По ее мнению стражники и не должны были веселиться на службе, дело было в чести и долге перед горожанами, но Хэйден и не думал обо всем Анваре, его волновало мнение Алистара.

– Как доказать отцу, что на что-то способен? Раньше для этого не было возможностей, а теперь, когда она наконец есть, нам надо набрать команду, но нас и не смотрят на улице!.. Что за несправедливость!

Так и не успев атаковать животное, егерь проследил за удаляющимся в чащу раненным оленем, которого спугнули шумом, и остановился позади Хэйдена, что увидели Кира и Хафза, испуганно глядя поверх его головы. Обернувшись, Хэйден вздрогнул и отскочил в сторону.

– Сколько-можно-трепаться? – угрожающе тихим тоном с расстановкой гневно спросил егерь. – Если вы будете мешать мне весь день, то возвращайтесь домой!

– Простите нас, мы… Мы просто… – замялась Хафза, но на помощь сразу пришла Кира.

– Мы хотим поучаствовать в турнире, но нам не хватает трех эна и солидного взноса для участия. А сегодня последний день и… – сказала Кира, но договорить не смогла.

– И что? – таким же грозным голосом спросил егерь.

На этот раз ответил Хэйден, набравшись смелости.

– А то, что это наш единственный шанс проявить себя! – воскликнул он. – Нас выгнали из Академии! Киру из стражи! Отец и так в меня не верит после всей это беды с чудью, и…

– И это не повод мешать мне работать, – закончил за Хэйдена егерь.

Хэйден нахмурил брови, и, несмотря на то, что направился, как и Хафза с Кирой, следом за егерем, все равно продолжил возмущаться с недовольным видом.

– Может, если мы покажем себя на турнире, нам и не представится больше случай мешать вам работать! – сказал Хэйден. – Наказание отменят, и все вернется на круги своя!

Егерь остановился и развернулся, недоверчиво сощурив глаза.

– То есть, ты снова начнешь чудиться, жалуясь на судьбу, – ироничным тоном произнес егерь, – твоя сестра рано или поздно зазубрит все свитки знаний на свете, потому что это самое безобидное и серьезное, что она может себе позволить, а Кира снова начнет делать вид, что занимается чем-то полезным, – оглядев всех троих, егерь громко хмыкнул и направился дальше. – Сами не знаете, о чем мечтаете, и меня отвлекаете на всякие глупости…

– Это не глупости! – возмутилась Кира, заговорив раньше близнецов. – Это наша жизнь! Да, лес важен, как и все его обитатели, но мы тоже живые, мы тоже воплощение Света! Мы его часть, но для чего существуем, не понимаем! И никто не может нам помочь найти свое предназначение! Если мы не сделаем этого сами, мы ничем не лучше тех животных, на которых идем охотиться, потому что они тоже не думают, зачем живут! Этот турнир!.. Это наш шанс проявить себя!..

Притихнув, Кира опустила взгляд. Она тяжело дышала, выдав всю свою тревогу, отпустив ее на ветер словами, эхо которых еще звенело у нее в ушах. К тому же, говорить что либо еще Кира побаивалась. Егерь снова остановился, но обернуться к троице не спешил, словно о чем-то задумался или подбирал слова, чтобы у них и сомнений не было в том, что больше не хотел их видеть. Но когда егерь все же подошел к ним ближе, все еще придирчиво осматривая каждого в отдельности, заговорил он неожиданно будничным тоном:

– Думаю, Антон согласится поучаствовать. Тэру мероприятие как минимум не навредит.

Опешив, троица уставилась на егеря, не сразу осмыслив сказанное.

– То есть… То есть вы их убедите вступить в нашу команду? – округлив глаза, спросила Хафза, начав улыбаться. – Это же потрясающе! – подпрыгнув на месте от радости, Хафза кинулась обнимать Хэйдена.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12