Джанет Нортон.

На Другой стороне. Светлая и Темная стороны



скачать книгу бесплатно

– …А вы! Когда вернетесь в город, передайте Вителиусу, что мне плевать на его приказы! Я не желаю вас больше видеть! Лес не место для самонадеянных самовлюбленных птенцов, а у меня нет ни времени, ни желания воспитывать в вас дисциплину!

Развернувшись, егерь направился в лес. Белая львица подтолкнула Киру носом в спину, словно напоминая, что надо идти, и троица направилась вслед за егерем на выход из пещеры. В конце вереницы шли Тэру и Антон. Дорога назад оказалась намного быстрее и короче, и от того чувства растерянности и нереальности происходящего заметно выбили Киру из колеи. Она была уверена, что поступала правильно, но на деле подвела как егеря, так и близнецов, а перспектива объясняться с капитаном Алистаром и протектором и вовсе не укладывалась у нее в голове.

Они остановились у дома егеря, где у входа расположились молчаливые Антон и Тэру.

– Отсюда можете лететь восвояси, – объявил егерь, не глядя на троицу и впуская в дом белую львицу.

Кира почувствовала в себе достаточно смелости, чтобы заступиться за себя и за близнецов, и потому выступила вперед.

– Я понимаю, что нарушила правило, но я хотела помочь! – сказала она искренне. – Я не знала, что темные твари вас не тронут! Теперь я знаю, и такого больше не повторится!

– Естественно! Потому что вас больше здесь не будет, убирайтесь с глаз моих долой! – произнес егерь с нескрываемым раздражением. Кира рассердилась сама, развернулась и бодро зашагала в сторону Анвара.

– Если вас не устраивает наше наказание, сами и скажите об этом протектору! Пошли! – бросила она близнецам, и уже вместе троица поспешила на крыльях назад в город.

Перелетев городские ворота, близнецы и Кира приземлились на площади Люции. Наступил поздний вечер, и горожане плавно разбредались по своим домам. Площадь медленно пустела, сворачивали свои лавочки торговцы, а на небосклоне все также сияли яркие звезды. Но ни одна из них не могла сравниться по своей красоте с фениксом, порхающим там же, далеко в небесах среди облаков, где Свет не позволял летать эна. Невероятное зрелище все еще стояло перед глазами Хафзы и Хэйдена, но Кира не разделяла их восторгов по поводу перерождения волшебной птицы.

– Придется сказать обо всем протектору, – недовольным тоном проговорила Кира скорее себе под нос, чем близнецам, но Хафза и Хэйден ее услышали и дружно тяжело вздохнули.

– Мы расскажем папе, – переглянувшись с братом, безрадостным тоном произнесла Хафза, – может, он поговорит с протектором сам, чтобы нам назначили другое наказание.

– В конце концов, должна быть еще какая-то работа в Анваре, на которую нас могли бы отправить! – сказал Хэйден, пытаясь приободрить Киру, но ничего не вышло.

– Угу, заставят летать из одной части города в другой, посылки передавать, или готовить на весь гарнизон в крепостной столовой… – ответила Кира раздосадовано, после чего махнула рукой, попрощалась с близнецами и отправилась к себе домой.

Приземлившись у парадного входа, Кира открыла дверь дома и прошла внутрь тихой гостиной.

С кухни доносился запах яблочного пирога. Проголодавшаяся за день Кира сразу же направилась к Диане, надеясь перекусить, но стоило потянуться к пирогу руками, как по ним тут же шлепнули полотенцем.

– Я знаю, что ты проголодалась, но надо, чтобы он немного остыл! – возмутилась Диана, пряча пирог от Киры на подоконник. Не став спорить, Кира села за стол, где уже поджидала чашка горячего чая.

– Откуда ты знаешь, что я проголодалась? – спросила Кира, прикоснувшись рукой к доспехам, чтобы спрятать их за невидимой магией и удобнее устроиться за столом.

– Я была неподалеку от крепости и узнала там от стражников, что тебя и еще близнецов Алистара и Сафы отправили в лес. Милые мальчики, съели кексы прямо на посту! – с улыбкой ответила Диана, перемешивая тесто для новой порции кексов. – Я принесу им еще немного в следующий раз, когда ты снова мне ничего не расскажешь о происходящем!

Кира усмехнулась и подперла голову руками, на миг прикрыв глаза. В работе повара Диане не было равных, поэтому ее кондитерские изделия славились на весь Анвар. С момента переселения в город одними пирогами прокормить себя и Киру было достаточно сложно, но Диана ухитрялась не только содержать дом и подрастающее чадо, но и радовать как себя, так и Киру разными подарками. Правда, вкус Киры вызывал у Дианы слезы, и большинство подарков Киры представляли собой обновки в ее амуниции и оружии. Единственное, в чем их вкусы совпадали, это в любви к яблочному пирогу. Поэтому готовка лакомства считалась семейной традицией. Кира тоже умела готовить яблочный пирог, но ничего другого приготовить не могла.

Глядя в чашку, Кира слушала голос Дианы, напевающий старые песенки, пока она месила тесто для кексов, и невольно вспоминала о том, что никогда не готовила яблочный пирог для отца. Кира его даже не помнила, а знала лишь по рассказам Дианы и Амадея. Амадей не любил теребить прошлое, Диана все время начинала плакать, стоило начать ее расспрашивать, поэтому Кира старалась не упоминать болезненной темы. Но чувство потери от этого никуда не исчезало, и Кире стало ужасно грустно от мысли, что пирог ее изготовления могла попробовать разве что сама Диана. Теперь, с уходом Амадея к Свету, за столом они накрывали только на двоих. Кира была уверена, что могла выдержать любые невзгоды и испытания, что ее сила воли способна пробить любые стены, но чем чаще ее испытывали на стойкость, тем слабее она самой себе казалась.

– Милая, что с тобой? – удивилась Диана, оглянувшись на вдруг расплакавшуюся Киру. Забыв о кексах, Диана села рядом с дочерью и приобняла ее за плечи. – Что случилось?

– Мы пошли отрабатывать наказание к егерю, – всхлипнула Кира, стараясь успокоиться, но безуспешно. – Ничего особенного. Он не давал нам делать что-то опасное… Но я решила, что он оказался в беде, и захотела помочь. И он нас прогнал!.. Я не знаю, зачем я за ним пошла, но что такого в том, что я хотела помочь? Одна глупая ошибка может стоить эна жизни, а пострадают те, кому еще жить с утратой!

– Ох, мой птенчик, – заворковала Диана, утешая Киру, – ты не сделала ничего плохого. Но на то он и егерь, лес – его территория, он там все знает и… Ну-ну, не плачь. Все наладится, ничего страшного, что прогнал. Как прогнал, так и назад позовет! – уверенно добавила Диана. – Вам же приказали к нему отправиться, значит, Вителиус и на него наложил обязанности.

– Мне кажется, на него только сам Свет сможет наложить какие-то обязанности, он как будто дикий, – буркнула Кира, всхлипнув и успокоившись.

Диана ничего не ответила, вытерла со щек Киры слезы и поспешила за пирогом, чтобы поставить блюдо на стол и нарезать пирог на крупные куски. Улыбнувшись, Кира с благодарностью приняла тарелку с лакомством и вскоре забыла о своих проблемах и невзгодах, до самой ночи беседуя с Дианой о том, что было с ней в последние дни, и особенно – про феникса, которого ей довелось увидеть вблизи.

IV

Кира ни разу не видела столько эна, столпившихся на площади Люции, без очевидного повода вроде городского праздника. Превратив площадь в пестрое море, от которого до самой крепости были слышны и смех, и чьи-то выкрики и даже витиеватая ругань, эна не торопились расходиться и все больше обступали стенд с объявлениями. Причину такого столпотворения Кира узнала лишь тогда, когда сама смогла протиснуться к прибитому на стенд новому плакату. На пышно разукрашенной бумаге больше всего в глаза бросались цифры: за победу в организованном протектором Вителиусом турнире для команд желающих предлагалась целая гора спифов. Кто-то подлетал к стенду на крыльях, другие же стремились занять очередь к столу регистрации, размещенному подле фонтана Омида. Подойдя к столу, Кира пропустила мимо себя беседующих горожанок.

– Бедная Мара… Оракул все никак не поправится.

– А они говорили, когда Мара снова будет принимать визитеров?

– Нет, стражники в крепости говорят, что даже ее брат порывался уйти за город, наверно, искать лекарство для бедняжки…

Кира оглянулась на удаляющихся эна, чей разговор привлек ее внимание, как вдруг кто-то позвал ее по имени.

– Кира! – раздался из-за спины чей-то голос, и Кира завертелась на месте, чтобы увидеть, кто ее позвал. Подняв голову, Кира увидела, как близнецы резко спикировали на площадь, торопясь оказаться с ней рядом.

– Привет! – слегка растерянно произнесла Кира, когда Хафза и Хэйден спрятали крылья за невидимой магией, будучи в явно приподнятом настроении. Хэйден держал в руках точно такой же плакат, который виднелся на стенде.

– Ты с нами? – спросил Хэйден, с трудом сдерживая свое возбуждение.

– В команде? – уточнила Кира, взглянув на плакат, а потом с восторгом хлопнула в ладоши. – Да! Да! Я с вами!

Победа на турнире гарантировала Кире не только огромную сумму спифов, которые можно было бы потратить на любые обновки и подарки Диане и друзьям, но и уважение среди всех воителей Анвара, независимо от класса. Все бы забыли про ее неудачу со сферой и скорее всего ее наказание бы отменили. Ради такой победы стоило простоять даже ту длинную очередь, конец которой терялся где-то на краю рынка. Кира уже собиралась встать в очередь для регистрации, когда ей на ум пришел очень важный вопрос.

– Капитан Алистар разрешил вам участвовать, так ведь?.. – осторожно поинтересовалась она.

Хафза и Хэйден переглянулись, тут же начав кривить лица. Алистар снова их отругал, уже за неповиновение егерю, и поэтому даже заикаться про участие в турнире близнецы не стали.

– Пока нет, но что такого? Все наши друзья из Академии собираются записываться, чем мы хуже? – произнесла неуверенным тоном Хафза, небрежно указав на стоящих вдали в очереди молодых эна, и пожала плечами.

– Тем, что мы наказаны, – со вздохом напомнила Кира, опустив взгляд.

– Они не говорили, что мы не можем вообще ничего делать, кроме как отрабатывать свое наказание! Да и вообще, у нас теперь и наказания нет, если только… – взглянув куда-то за спину Киры, Хэйден неловко смолк, увидев, как егерь беседовал с Алистаром на краю площади. Судя по серьезным лицам, беседа не нравилась ни одному, ни другому, и в конце разговора оба направились к застывшей в ожидании троице.

Остановившись рядом с Хафзой и Хэйденом, Алистар с важным видом обратился ко всем трем с заявлением:

– Несмотря на инцидент прошлым вечером, ваше наказание никто не отменял. Сегодня вы снова отправляетесь в лес, и на этот раз, я надеюсь, будете слушаться егеря беспрекословно, – обведя близнецов и Киру серьезным взглядом, Алистар заметил, как Хэйден попытался спрятать за спиной плакат.

– Даже не вздумай! – предупредил Алистар, но вдруг кто-то позвал его из-за стола регистрации. – Так, мне надо идти, я один из судей на турнире…

Обменявшись с егерем учтивыми кивками, Алистар недоверчиво прищурился на близнецов и ушел к толпе, оставив Хафзу, Хэйдена и Киру на его попечении. Егерь осмотрел всех трех с таким видом, будто наказание отрабатывали не близнецы и провинившаяся стражница, а он сам, при этом без всякого на то энтузиазма.

– Пошли, – коротко произнес егерь приказным тоном, направившись прочь с площади. Держа голову опущенной, чтобы капюшон полностью скрывал лицо, егерь быстро прошел мимо толпы в сторону южных ворот, не оборачиваясь на бредущих следом Хафзу, Хэйдена и Киру. Провинившиеся юнцы нехотя удалялись все дальше от площади Люции, то и дело оборачиваясь на толпу, и тяжело вздыхали о своих несбыточных мечтах. Когда же вид на площадь полностью исчез за переплетением улиц, Кира решилась задать егерю вопрос.

– Почему вы передумали? – спросила она, нагнав егеря.

Оглядываться на Киру егерь не стал, ответив тем же сухим тоном:

– Вынудили…

– То есть и вас кто-то все же может отчитать? – язвительно поинтересовалась Кира, не скрывая ехидной улыбки.

– Скорее утомить, – угрюмо ответил егерь после недолгой паузы. Кира еще улыбалась, когда вдруг ей почудился запах яблок. Принюхавшись, она удивленно вздернула брови.

– Откуда это запах яблочного пирога?.. Или мне кажется?.. – недоверчиво спросила она, скосив испытующий взгляд на недовольного егеря.

– Шевелите крыльями! – прикрикнул егерь на близнецов, задержавшихся у городских ворот рядом с маленькой лавкой безделушек, после чего таким же быстрым шагом направился по известной тропе к своему дому.

Кира еще провожала егеря хмурым и недоверчивым взглядом в спину, когда ее нагнали Хафза и Хэйден.

– Уже продают талисманы удачи для турнира! – засмеялся Хэйден.

– Никакие талисманы не помогут выиграть бой, важны только знания и умения, – важно заявила Хафза, словно знала толк в битвах на турнирах. Кира их беседу не поддержала и не произнесла ни слова, пока егерь не остановился у дома-землянки.

У порога ожидала белая львица. Осматривая троицу умными серыми глазами, львица словно следила за ними, пока не смотрел егерь. Скрывшись в доме, он не затворил дверь, но и близнецов с Кирой внутрь не позвал. Застыв на пороге, троица неуверенно переглянулась, и Кира снова первой проявила инициативу.

– А что нас сегодня ожидает?.. – спросила она, заглянув в дом-землянку.

В ответ в их сторону полетели одна за другой плетеные корзинки. Подобрав каждый свою корзину, Кира, Хафза и Хэйден удивленно взглянули на вышедшего из дома егеря. Сняв капюшон, егерь скрестил руки на груди.

– Тэру хочет сделать запас целебных эликсиров. Для этого ей нужны ингредиенты. Ты собираешь ягоды дагры, – произнес он, глядя на Хэйдена, – ты – азурные травы, – добавил он глядя на Хафзу, – а ты… – переведя серьезный взгляд на Киру, егерь помолчал, прежде чем поручить ей задание: – …Цветы туэборо. Пушинка будет за вами следить и даст мне знать, если снова влипните в неприятности.

– Пушинка?.. – переспросил Хэйден, а потом взглянул на белую львицу и неуверенно усмехнулся. – Ее зовут Пушинка?!

Поймав на себе испепеляющий взгляд егеря, Хэйден смолк, пожав плечами, мол, ничего против клички для огромной дикой кошки не имел. Хафза и Кира растерянно переглянулись, так же решив промолчать.

– Корзины должны быть набиты доверху! – предупредил егерь и махнул рукой, отпустив троицу выполнять задание. Зашагав в чащу, Кира напоследок обернулась на дом-землянку, и увидела, как егерь ласково почесал львицу за ухом.

– С животными он добрый, а эна как будто ненавидит, – проговорила она тихо.

– Видимо, потому что животные не могут с ним спорить, а если огрызнутся, получат копье промеж глаз… – высказал свое мнение Хэйден, переступая через корни деревьев. Пушинка их быстро догнала и зашагала впереди троицы, будто ведя за собой.

– Ты думаешь, только животные? – нервно усмехнулась Хафза.

Отвечать на вопрос Хэйден не стал, с опаской оглянувшись назад на дом егеря. Самого егеря уже не было видно, а это значило, что он мог оказаться где угодно и услышать их беседу. Рисковать в очередной раз головой из-за желания пошутить Хэйден побоялся и быстро зашагал вслед за белой львицей, забросив корзинку на плечо.

День только начинался, и впереди предстояло много работы. Троица разделилась, чтобы отыскать как можно больше растений для Тэру, и юнцы проходили среди деревьев несколько часов. Со временем Хафза стала видеть синего цвета траву даже там, где ее не было, и раздраженно причитала о несправедливости своего задания.

– Синий и зеленый вообще-то очень близкие цвета! Как я узнаю, что собрала именно ту траву, что нужна Тэру?.. Хэйден! – увидев спящего под деревом брата, Хафза возмущенно уронила перед ним свою корзину, будя неожиданным шумом. Хэйден неловко встрепенулся и сердито уставился на Хафзу.

– Тебе что, заняться нечем?! – не унималась Хафза.

– Я жду, когда высветятся новые ягоды! – произнес Хэйден таким же возмущенным тоном, указав на пустой куст. – Скоро они снова появятся, и я их соберу. Я больше нигде поблизости дагру не нашел. Проще тут ее поджидать, – важно скрестив руки на груди, Хэйден снова устроился поудобнее для отдыха, но тут Хафза к его удивлению иронично хмыкнула.

– У тебя появился конкурент, – сказала она и отошла в сторону. Хэйден огляделся по сторонам и услышал, как кто-то зашумел кустом с ягодами.

– Ах ты, вор! – воскликнул он, заметив шуструю белку, уплетающую дагру за обе щеки. Не обратив внимания на непонятное возмущение Хэйдена, Кира с кряхтением сорвала еще один цветок туэборо. В лесах близ Анвара их было на удивление много, поэтому Кира старалась выбирать самые молодые цветки, ведь чем свежее был цветок, тем полезнее его свойства. С каждым сорванным туэборо Кира отдалялась от близнецов все дальше в сторону ручья, медленно пополняя корзинку.

Хэйден перестал махать руками на белку и вернулся к своему кусту дагры, обнаружив, что только засветившиеся новые ягоды вновь кто-то съел. Его возмущенный голос пронесся с ветром по округе, но Кира уже не расслышала, что именно обещал сделать Хэйден с тем существом, что его опередило, и вскоре журчание быстрого ручья заглушило собой все звуки вокруг.

Оказавшись на берегу, Кира опустила корзинку и набрала в ладони рук немного воды, чтобы утолить жажду. Но когда ее взгляд скользнул по сверкающей поверхности воды на другой берег, пить сразу расхотелось. На каменном склоне другого берега в ярком свете растворялось тело растерзанного кем-то зверя, над которым склонился егерь. Кира забыла о цветах, встревоженно озираясь по сторонам. Раз животное только ушло к Свету, это значило, что убившее его другое существо или даже темная тварь еще была рядом и могла почуять новую добычу.

Вдруг раздался протяжный вой. С другой стороны берега позади егеря что-то громко затрещало ветками. Кира ринулась перебраться на другую сторону, но увидела предупреждающий жест егеря. Он не хотел, чтобы Кира снова кидалась ему на помощь, и в этот раз она все же послушалась, спрятавшись за ближайшим деревом. Вскоре из леса с другой стороны ручья вышла клыкастая темная тварь, похожая на огромного волка, но вдвойне страшнее и свирепее, ведь у монстра было две головы.

Кира не могла отвести глаз от темной твари, и столь же пристально за монстром следил сам егерь, выставив вперед волшебный щит и копье. Кира, затаив дыхание, наблюдала за тем, как монстр пытался обойти егеря кругом, кидаясь то в одну, то в другую сторону, но всякий раз натыкался на протекционные чары и острие копья. Ринувшись в лобовую атаку, монстр взвыл громким протяжным воем, получив колотую рану в шею под одной из клыкастых пастей. Одна из голов обессиленно поникла, но монстр все еще огрызался, намереваясь продолжить схватку, и неожиданно перепрыгнул через егеря. Егерь перекатился в сторону и закрылся от нападения щитом, чуть не упав в воду. Он держал оборону так долго, что темная тварь начала уставать, бросаясь на копье раз за разом, словно огненные чары, оплетающие древко и острый наконечник, приманивали монстра, несмотря на их смертельную опасность. Когда темная тварь окончательно выдохлась, егерь добил монстра одним ударом в еще огрызающуюся морду, пробив лоб копьем.

Кира невольно вспомнила слова Хэйдена про удар промеж глаз и прерывисто вздохнула, увидев темный растворяющийся туман. Темная тварь исчезла, а егерь спрятал щит и тяжело оперся на копье. Кира подоспела как раз в тот момент, когда егерь как будто кривился от боли.

– Он вас задел? – спросила она слегка встревоженным голосом, но егерь отрицательно качнул головой.

– Я не настолько стар, чтобы дать себя зацепить орфу, – выпрямившись, егерь неторопливо направился на берег, где Кира оставила свою корзинку с цветами туэборо.

– Но настолько стары, чтобы быть учеником моего дедушки Амадея. Это он научил меня воинским умениям, и, похоже, что и вас тоже, – произнесла серьезным тоном Кира, подобрав корзинку и взглянув с любопытством на егеря, словно ожидая его подтверждения. Они шли назад к безопасной части леса, где должны были собирать растения близнецы. Егерь не смотрел на Киру, больше внимания уделяя обстановке вокруг, но над ответом, как ей казалось, все же задумался.

– Я был плохим учеником, – ответил он бесцветным тоном, приглядываясь к чаще.

– Наверное, раз я про вас ничего не знаю, – пожала плечами Кира. – Дедушка любил часами рассказывать о своих талантливых учениках, как, например, Лев Басилеи, – важным тоном уточнила она, гордясь знакомством Амадея с героем времени Падения.

– Дурацкое прозвище, – проворчал егерь, ускорив шаг. Обидевшись на пренебрежительный тон егеря, Кира возмущенно выдохнула и направилась следом за ним в чащу. Постепенно до них стали доноситься голоса Хафзы и Хэйдена. Но прежде чем Кира успела что-то расслышать из их разговора, вдруг раздался громкий рык Пушинки, и егерь ускорил бег магией ветра, помчавшись через заросли к близнецам. Через минуту, когда Кира добралась до полянки, где разместились на привал близнецы, перед ее глазами предстала странная картина. Хэйден, нацелив лук куда-то в сторону леса, не мог пошевелиться из-за наложенных оглушающих чар. Проследив за испуганным взглядом Хафзы, Кира увидела егеря, рассматривающего что-то на земле в кустарнике дагры, где оказалась кроличья нора. Когда егерь вернулся к троице, на лице его отчетливо читалась лютая ненависть.

– Неужели это так сложно, делать только то, что я сказал вам делать! – воскликнул он, подходя к застывшему на месте Хэйдену. – Я разрешал охотиться в лесу?

Хэйден нервно сглотнул, испуганно наблюдая за егерем одними глазами. Больше шевелиться он никак не мог и вынужден был выслушивать гневную речь в непосредственной близости от своего лица.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12