Джамиля Аспиева.

Мир глазами мечтателей



скачать книгу бесплатно

© Джамиля Мусаевна Аспиева, 2017


ISBN 978-5-4485-4834-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Когда боксёр впервые в руки берет перчатки; когда балерина пытается танцевать в пустом зале, туго завязав пуанты; когда художник бродит по мокрой улице в поисках вдохновения, и, находит радость в каждой капельке воды – их путь начинает расстилаться прямо перед ногами.



Без единой мысли в голове, не оглядываясь, приходят в мир искусства, борьбы и красоты. Они бывают отделены от других. В глухом обществе – слышат, в слепом – видят, в глупом – грустят, в умном – улыбаются. Идя по дороге, мимо пролетают яркие фигуры: кружки, полоски. Из тёмных облаков складываются образы разных зверей. Вот уже пять минут по небу скачет конь, с золотисто – розовой гривой.



Весь день в голове крутится грустная мелодия, проигрываемая на пианино. Виднеется пустой серый зал. Инструмент, давным давно забытый хозяином, который завещал его истинному музыканту, так и остался нетронутым. Флейта, когда – то лежавшая в бархатной коробке с надписью «Music», теперь валялась на полу. Видно разбилась, как наша вера и радость.

Но мечтатели… Их взгляд на мир, который не поймут люди «первого» сорта, прекрасен. Они не желают ничего для себя и не ждут взамен что – то. Каждая улыбка и приветствие, предназначенное другим – это для них огромная радость и счастье.

Ветер играет свою песню, а под ритм той, что крутится в наушниках, в небе летают птицы.

Одиночество – это не страшно, страшнее оказаться среди незнакомых лиц, которые указывают пальцем и смеются.

На сердце больно, но все равно присутствует маленький огонек радости. Оно чисто от злобы и ненависти. Хочется пробежать тысячу километров, чтобы доказать, что всё было, есть и будет. Хочется уйти и не сожалеть ни о чем, быть независимым от чьих – то денег. Хочется сидеть ночью на берегу моря и смотреть на застывшее звездное небо. Видеть в нем образы знакомых и дорогих сердцу людей. Слышать звук моря, хотя ветер пытается его заглушить. Вспоминать грустные моменты, подправлять их по своему, чтобы не приносили сильную боль, протирая мокрые от слез глаза.

Повернуться в сторону светлого поля, дотронуться до мокрой травы, целый день гулять под дождём, распевая любимую песню.

Гореть желанием бежать назад, остановиться, и тихонько взглянуть в глаза пролетающему мгновению. Пройти через многое, но все равно продолжать встречать все новые и новые преграды, которые точно надо преодолеть.

Верить в себя. Выделяться среди всех, но при этом оставаясь самим собой. Ходить по миру, с раскрытым нараспашку сердцем, встречая таких же как и ты.

Искать все плюсы и минусы, рассчитывать на минимум и максимум успеха, делать круги, находить центр и увеличивать диаметр.

Косо глядеть на самодовольного, улыбаться кричащему, дотронуться до раздражимого, обойти весь мир за секунду. Зайти в пустое помещение, смотреть на прозрачные стёкла по которым медленно стекают капли дождя.



Пытаться нарисовать план мечты, тем самым ломая уже третий карандаш. Сидеть за столом в поезде. Видеть тусклые пейзажи, меняющиеся с каждым разом. Считать деревья, полоски на дороге. Складывать картины из жизненных ситуаций. Мысли стрелою летят вперёд. Они плавно переходят в воображение.

Какое будет у тебя окружение там, дальше? Как и что случится в тот или иной момент? Можно ли будет встретить дорогих людей, услышать за спиной до боли знакомый и такой родной голос?

Можно ли пробежать дистанцию и сделать так, чтобы все осталось позади? Конечно, не забывая воспоминания, просто сделать так, чтобы настоящее стояло выше прошлого и будущего. Вернуться назад уже нельзя, и идти вперед еще быстрее тоже. Так что лучше делать маленькие шажки, и все придет в свое время.

Не чувствовать холодное дыхание других. Если кто – то не замечает, не значит, что он лучше, это к тому совершенно не относится.

Жизнь мечтателей может повторить лишь тот, кто искренне в это верит. Он должен непрерывно ждать, пока появятся круги, люди, облака. Должен не знать, что такое одиночество, даже если рядом нет тех, которые смогут поддержать, утешить. Должен быть тем, кто будет улыбаться, пока другие плачут; не сдаваться, пока другие отступают. Бежать… Бежать далеко – далеко, что даже невозможно будет найти путь назад. Можно сколько угодно запутываться в паутине сомнений, но полностью распутавшись однажды, сразу понимаешь, что все это время ты был заложником.

Пока другие окружают с правой и левой стороны, нужно бежать прямо. Мечтатели не боятся ничего и могут с радостью придумывать все новые и новые образы. Они легко пробивают все преграды, разрисовывают цветными мелками чёрные картины, останавливают глупые повторы.

Им легко каждый раз знакомиться с новыми людьми. Не с обычными, а такими же, как они. Они часто сидят под высоким деревом, расставшись на некоторое время с обычным миром и создают в голове свой собственный.

В трясущихся руках белый листок, с зачёркнутыми строками.

Они любуются пейзажем и неожиданно замечают кого – то. Да! Ещё один мечтатель! Сердце наполняется невообразимой радостью.

Как бывает прекрасно прикоснуться к теплым рукам, услышать голос человека, который за секунду стал родным. Теперь – то они вместе будут ходить по кругу, а потом сделают из него прямую, по которой будут гордо шагать вперед. Для них не существует земного притяжения, им не известны законы гравитации, нет четко продуманных идей, всё что приходит на ум идеально подходит для того, чтобы продвинуться в мире серого общества.



Взлететь в освещенное верой небо и с улыбкой прикоснуться к пушистым облакам. И вскоре встретить снова розовый, ослепляющий закат. Так провожать новые сутки.

Но для них этот день наполнен чем – то особенным, никто не знает чем. Каждая вещь имеет своё значение, свою личную историю.

Деревянная скрипка, покрашенная лаком, лежит на кровати, рядом со стеной. Хозяин недавно играл на ней. До сих пор чувствовалась какая – то мелодия.

Изношенные, уже почерневшие пуанты стояли мирно в шкафу. Она носила их всегда на выступлениях, считая счастливыми.

В спортзале виднелся силуэт. На полу лежали чёрно – красные перчатки. Все уже давно разошлись, но он верил искренно, а не поверхностно.

В темной комнате под свет настольной лампы быстрым темпом зачеркивались строки. Одна за другой прекращали свое существование.

На деревянном столе лежала испачканная, яркая палитра с кисточками. И недалеко от неё свежая картина. Она была наполнена надеждой и невообразимой радостью. Было светло на душе.



Лунная ночь давала силу борцам. Непрерывные тренировки, слёзы, боль. Все подстерегало их на пути.

Их мечты летели как птицы, хоть и медленно, но зато осматривая каждую территорию.

И теперь, спустя время, посмотрев на верх можно увидеть улыбки тех, которые боролись, притаившись в углу. Они были одни, но радовались каждому бессмысленному моменту. Невозможно было увидеть среди других. Можно было лишь сказать, что жили в другом мире. В мире сочных, ярких красок, добрых людей и каждый живет своей целью. Там не злых и бездушных. Завидно становится чуть, но что поделаешь?

Даже в самое грустное время мечтатели улыбаются. Нет повода грустить.

Однако бывает, что просто хочется забыть или оставить. Навсегда покинуть это бездушное пространство. Сказать все перед публикой и не появляться больше на глаза. Представлять огни. Они легко переносятся по воздуху. Плавно исчезают вдали. Мост, висящий над водой, раскачивается. А что? Не бывает такого, что приходят на ум интересные мысли? Спросите у себя: «почему я не могу понять эту странную историю?» Знаете, с радостью дам вам ответ. Могу сказать лишь, что все само тихонько излагается и излагалось вначале.

Этот мир не готов воспринимать все естественно. Все куда – то торопятся, шумят машины, громкие звуки и лица людей, сияющие от яркости экрана.

Весь мир за миг стал фальшивым. Уже нет тех искренних улыбок, подарков, к которым можно прикоснуться, нет больше былых надежд на спасение мира.

И теперь мечтатели, забравшись на сцену, видят лишь вспышки.

Ладно, что тут поделаешь…

Самый главный вопрос, который не даёт покоя на данный момент это: «А как попали они на сцену? Все вместе? Так сразу?» Пока я «читала мораль», которую никто так и не поймет, в их мире прошли долгие и мучительные года. Труд, кровь, холод.

Оставить ли людей без рассказа? Наверное нет. Нельзя пройти все, не дойдя до середины. Это одно из главных.

Скрипач, балерина, боксёр, писатель, художник. Эти люди жили среди обычного общества. Оно не отличалось от других ничем. Порой даже пятна в душе имели одну и ту же форму, цвет.

Тот, кто боится высоты, падения, взлётов, перемен, никогда не будет счастлив и не достигнет цели.

Жизнь начинается с победы над собой.

Эти правила всегда соблюдались целеустремленными людьми. Они прыгали выше головы, могли потушить пламя любовью, помогали злейшим врагам и все время, рискуя, искали приключения.

Эти люди не были известны, у них не было фото в социальных сетях, их видели и узнавали, даже просили автограф. Порой узнавал не каждый, так человека два – три. А они и не выделялись. В душе нет самолюбия, лишь искренность и радость, видя улыбки других.

Боялись показаться на публике, смотреть в глаза людям, обычным людям. Всегда избегали новых знакомств, людных мест. В жизни творился хаос. Давили с самых разных сторон. Крики, смех, эхо глупых отзывов в личный адрес, которые иногда невозможно было слышать. И самое лучшее это то, что казалось, вот – вот все кончится, надо дотерпеть. Вот скоро, всё пройдет и каждый ответит. Главная цель – ждать.

Говорят, что каждый сам автор своей истории. Все, что приключается никак не случается по вине других. Если даже так, то это что – то странное. Каждому свойственно ошибаться. Мастер, когда – то был новичком. А что? Эти слова не так уж ободряют? Нет? А попробуйте вникнуть… Когда – то этот, там в телевизоре был ребёнком… Он жил обычной жизнью, как все. Что теперь стало? Почему я не могу?

Те же самые вопросы задавали себе мечтатели… Довольно долго они пытались подняться, но падали часто и до сих пор. Но главное не сдаваться… Белый флаг ничего не даст. Ступеньки из камня, которые не смогут развалиться… Вот по чему надо идти! Если все – таки развалятся? Они стараются взлететь на крыльях веры, любви и надежды.



Тот, кто боится высоты, падения, взлётов, перемен, никогда не будет счастлив и не достигнет цели. (2)

Жизнь начинается с победы над собой.

Легко так жить, но трудновато себя долго сдерживать. А они могут годами, веками, не разрушая эту особенную черту тех, кто мечтает, и рад это делать каждую минуту, разрисовывая мир яркими красками.

Однажды по безлюдному переулку шел скрипач. Ущемленный обществом, изгой. На лице была ярко выраженная улыбка. В руках музыкальный инструмент, на плечах изорванная куртка. В голове играла знакомая мелодия. Подпевая, он свернул в левую сторону. Почему левая? Слышали, говорят, что если по левой, то ничего это не даст лишь убыток? А кто в это верит? Их не страшили суеверия, все было пустым, но одновременно переполнено чем – то прекрасным.

Тем временем пошел дождь. Негде было укрыться. Если честно, то и не хотелось вовсе. Но он усилился, как будто загонял бедного музыканта в старый театр, находившийся в двух шагах. Что же было делать?

Дверь небольшого помещения открылась. Казалось, что оно вот – вот разрушится, так что и ступал он тихо. Потом он оглянулся, повесил на стул куртку и взял инструмент в руки. Заиграла тихая музыка.

Лунный свет пролился на сцену. Казалось, что открылся занавес и вот – вот выскочит какой – нибудь артист или ведущий.

Но всю эту картину испортил громкий удар. Толи что – то упало или разбилось.

Скрипач был смел и поэтому тихо прошел на сцену.



Пустота. Только занавес шевелился. Сердце у музыканта забилось. Упала ручка. Потом выглянул чей – то силуэт. И испуганное лицо художника посмотрело прямо в его глаза.

– Ты кто? – Еле промолвил скрипач.

– Художник. – ответил другой.

– А что ты тут делаешь?

– Рисую. Мне дома не разрешают заниматься тем, что мне нравится. Хотят чтобы я стал адвокатом. Друзья смеются. Вот думал найти утешение в одиночестве, как всегда.

– То есть, ты часто здесь бываешь?

– С пяти лет.

– Ты просто приходишь и часами рисуешь? А почему ручкой?

– У меня нет красок, да и листка тоже. Рисую на стенах, ручкой.

– И как ты на черной стене рисуешь ручкой?

– Нет. Там стена белая. Здесь все черные. Пойдем, покажу.

Они спустились вниз по крутым ступенькам. Было помещение. Что – то вроде подвала. Стена и вправду была белая, но не все. Одна – серая, другая – темная, а третья – белая. Думаете, там было их три? Нет, четыре. Просто из-за множества рисунков было непонятно что это за цвет.

По словам художника, дети рисовали их когда – то. Теперь сюда никто не ходит.

На картине даже светлая часть была окрашена. Непонятные узоры, но все – таки перед глазами пролетали картинки. Они могли напоминать что угодно, и каждому виднелось своё.



Здесь давно никого не было, но произведение не потеряло свой естественный вид.

Странно всё это. В зале все вот – вот бы обрушилось, а здесь все хорошо и все вроде новое.

– Давно здесь были дети? Уверен, что давно?

– Да, это было одиннадцать лет назад. Я тогда впервые сюда пришел. Кстати, хочу тебя познакомить со своими друзьями.

– Да? А кто они?

– Друг, не могу тебе сказать точно, но они необычные люди.

– Как это? Разве не все люди равны? Или это не люди?

– Они люди, но зовут их мечтателями. Понимаешь? Они внешне как все, но душа очень сильно отличается. Найти на улицах, среди других лиц, очень трудно. Не прячут взгляда, не исчезают, но все время летают где – то в облаках, гонятся за мечтой вечно. Все время хочется излагать, писать, кому – то рассказать свои бесценные мысли, но а кому?

– Наверное, подобным им. Только те поймут. Обычные люди, «первый» сорт никогда не поймёт.

– Рад, что ты один из нас…

– Из вас? Но как?

– Брат, дам тебе ценный совет, а ты должен его понять… Хорошо?

– Да.

– Ни один человек не имеет права тебя оскорблять, а ты на него злиться. Живи в этом мире ожидая чуда, нет таких моментов, когда бы оно не находилось рядом с тобой. Просто оно ждет и хочет посмотреть на твою реакцию, чтобы поддержать в нужную минуту. Не важно, что думают другие, что говорят за спиной. Самое важное – быть собой. Вот мы, мечтатели, всегда готовы принять тебя. Слышал стихотворение:

«Цените тех – с кем можно быть собой

Без масок, недомолвок и амбиций. И берегите их – они вам посланы судьбой. Ведь в вашей жизни – их лишь единицы!»

– Я все понял, спасибо…

Скрипач радостно улыбнулся. Они направились к железной двери. Художник открыл её и вошел внутрь. Это был пустой зал. У большого зеркала сидела балерина и завязывала пуанты. Притаившись в углу, боксёр надевал перчатки. Услышав скрип двери, они быстро встали. Потом начали радостно здороваться.

– Это твой друг? – спросил боксёр у художника.

– Скажу вам больше ребята, это МЕЧТАТЕЛЬ!

Все с криками бросились обнимать новенького, спрашивая кто он, откуда и чем увлекается.

Минут пять спустя все сидели на полу, обсуждая свои жизненные истории. Начала балерина:

– Мне было два года, когда у меня умерла мать. Я одна осталась вместе с отцом. Нам было весело жить вместе, пока в моей жизни и в жизни отца не появилась одна женщина. Это была мачеха. Сразу стало ясно, что с ней нельзя будет поладить, но я пыталась. Пыталась до последнего. Ей не нравилось хорошее отношение к себе с моей стороны. Вскоре я стала изгоем дома. Мачеха родила дочь, та отняла всех моих друзей, мою комнату и даже отца. Он уже был не тот. Всегда защищал свою новую семью. Я не знала как поступить и сбежала из дома. Живу спокойно, рада, что никто не ищет…

Скрипач, сочувствуя посмотрел на неё… И сказал, что всё будет хорошо.

Продолжил рассказы боксёр:

– У меня не осталось воспоминаний о семье. С года рос в детдоме. Говорят, что я странно себя вел. Мечтал все время о чем – то бессмысленном, сидел один и никому не доверял. Им казалось, что болею чем – то. А может и вовсе псих. В жизни не осталось светлых воспоминаний. Однажды мальчики избили меня. Подошёл какой – то человек и подал руку. Нет, это был не директор, а отец художника. Он растил меня и я стал тем, кем сейчас являюсь.

– Стой, – сказал скрипач – тогда как же история художника? У него нет проблем с родителями?

– Нет. – ответил художник. – Мой отец – создатель группы Мечтателей. Пускай нас только трое, но мы вместе. Хотя теперь четверо. Ты с нами?

– Да!

И они радостно все засмеялись.

Но, – скрипач замялся – художник, ты сказал, что что – то у тебя дома не ладится и поэтому ты здесь…

– Не будем об этом… Забудь, хорошо?

– Хорошо.

Дождь притих. А может это была не случайность? Казалось все не случайностью.

Боксер посмотрел на скрип и спросил:

– А почему ты не рассказываешь свою историю?

– Вы меня не поймёте.

– Брат, мы всегда будем с тобой. И поддержим в нужную минуту.

– Спасибо. Хорошо, расскажу.

Я родился в другом городе. Там было очень тепло и уютно. Каждый день мы с семьёй гуляли в лесу. Но я был на последнем месте. Сестры и братья всегда издевались, а родители защищали их. Все время они были жертвами. Никто и не спрашивал моего мнения, что чувствую я, и что на самом деле случилось. В каждом споре побеждали эти хищники. На моем теле не осталось места без синяков.

Знаете, очень грустно осознавать, что нет людей, которым можно что – то доверить, рассказать, признаться. Даже те, что вырастили, уже забыли о твоем существовании.

Мне больно. Трудно каждый раз пытаться поверить в происходящее. Неужели они мертвы? Погибли? Сгинули? Вымерли? Мир пуст! И нет больше правдивых людей. Как с этим бороться? Как жить дальше?

Я нашел выход, открыв для себя собственный мир. Он другой. И теперь такое чувство, что вы именно оттуда.

Но в реальности, до сих пор ничего не менялось. Одиночество, страх, жесть. Ужас! Теперь – то все было еще хуже. Меня стали называть психом, семья смеялась, друзья косо смотрели, а остальные вообще не понимали. Я стал замкнутым, ранимым, но одновременно и открытым и сильным. Только для таких как вы, Мечтатели. Надежда была велика.

Вскоре, все стало невыносимым. Люди превратились в серых зверей, улицы покрылись туманом, вселенная прекратила свое существование. И ничего не оставалось, как бежать. Все дальше и дальше.

Зажглись ночные огни города. Уже другого, конечно.



Дыхание остановилось на минуту… Я не верил самому себе. Все кончилось. Наконец – то. Золотая земля лежала перед ногами. Двигались маленькие фонарики. Самые разные места: кафе, рестораны, магазины, театры. Они до сих пор были открыты. В жёлтом небе летали ночные бабочки, моськи. Сердце замерло. Да, жизнь менялась к лучшему. Иногда вспоминались несправедливые и жестокие картины прошлого, тогда хотелось их побыстрее забыть.

Я спустился по крутому склону к городу. Потом думал, чтобы сначала сделать? В голову лезла идея прогуляться. А что? Неплохо.

Трудновато жить в бегах. Нет постоянного жилья, еды, кровати. Главное, что на душе спокойно. Не надо пережевать или убиваться из – за глупых оскорблений.

Вскоре стало светлей. Зажглись желтые фонарики. Машины не давали проходу людям, все толпились, маяча перед глазами.

Я подошел к какому – то высокому зданию. Стекло отражало мокрые дороги. Были слышны шаги, шепот, но все же, было прекрасно.

Огромный город, улыбчивые люди, что можно желать еще? Главное, найти человека который поймет. Эти мысли не оставляли в покое. Вы сами подумайте, как же тяжело. Кажется, что ты один на всем свете такой, а другие… Они совсем другие…

Порой, вам может показаться моя точка зрения ошибочной, но это мое мнение.

Несколько часов спустя, осмотревшись, я решил сначала найти где – нибудь работу. Может кому – то нужен будет музыкант.

Недалеко как раз находилось кафе. Внутри была сцена. Уже вы наверное догадались для чего она. Да, точно, там выступали гости, артисты, музыканты, чтобы чем – то развлечь, собравшуюся толпу.

На стенах висели плакаты разных уличных групп, они пели на улицах и выступали в клубах и в ночных заведениях. Могли устраивать как бесплатные, так и платные концерты.

Я прошел на сцену и провел рукой по пианино. В углу стояла красивая гитара красного и белого цвета. Струны ее звучали очень мелодично и спокойно. Видно, последняя песня была грустной.

Тем временем пришел и сам владелец. Это был толстый мужчина, лет сорока. С длинными чёрными усами и приветливой улыбкой.

– Здравствуйте, – радостно поздоровался владелец со мной.

Я кивнул и ответил ему. Обычно как кланяются корейцы, японцы или китайцы. Мне нравится.

Потом, мы все обсудили, и он естественно радостно принял меня в коллектив.

Следующим вечером пришла группа. Они возненавидели мою игру. И в конечном итоге избили. Я реально не выдержал. Держался сколько мог, цеплялся, но нет. Ушел. Последнее на память оставил текст музыки. И всё. Почти всю неделю скитался по городу и устраивал уличные концерты. И так было до сегодняшнего дня.

Боксёр тяжелым взглядом посмотрел на художника. Тот глянул на балерину, они все переглянулись и кивнули. Было понятно, скрипач принят в группу.

А не бывало ли у вас такое, что под строки пристраивается музыка? И потом очень хочется её вставить в текст, чтобы звучала. Или же, слушая разные песни, провожать мгновенья. В фильмах такое, обычно, бывает.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное