Олег Дивов.

2084.ru (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Ну да…

– И кому он сейчас принадлежит?

– Не знаю… Мэрии, наверно…

Плохо дело. С квартирой, должно быть, приключилось примерно то же самое. Хотя квартира – в городе. А там отшибленные. Эти музеев устраивать не станут…

Вопросов набежало много, но задать их Треплев не успел.

– Атас! Чебурашка!

Оглянулся удивленный и вскоре обнаружил, что стоит на шоссе один-одинешенек. Верные спутники, надо полагать, укрылись на обочине – в рытвине какой-нибудь. А со стороны города приближалась машина, очень похожая на ту, от которой они с Громовицей прятались вчера. Разница лишь в том, что стекла были попрозрачнее, а внутри не бухал динамик.

Серебристый, высоко привставший на колесах внедорожник поравнялся с прохожим, приостановился и вскинул на манер цыплячьего крылышка переднюю дверцу, явив глазам Антона знакомое лицо волевых очертаний.

– Добрый-добрый… – приветливо молвил блондинистый вице-мэр, хотя доброго дня Треплев ему пожелать еще не успел. Видимо, представитель местной администрации привык опережать события. – Пешочком прогуливаемся? Что ж, оно и для здоровья полезно… Садитесь, подвезу. Как там Иоганн Себастьянович? Не обижается на нас?

Антон еще раз оглядел обочину. Пусто. Вспомнил нелицеприятное мнение, высказанное вчера о блондине, прикинул ситуацию. Три Тихона и Громовица, похоже, залегли надолго, а отвергнуть любезное предложение тутошнего начальства было бы невежливо, да и, пожалуй, подозрительно.

– Спасибо… – сказал он, устраиваясь рядом с водителем. Дверца опустилась, машина тронулась. – Что вы спросили? Иоганн Себастьянович? Да нет вроде… На что ему обижаться?

– То есть кнопку он все-таки нажал сам? Нечаянно?

– Ну не нарочно же!

– Вы давно с ним знакомы?

– Давно… – Антон не выдержал и усмехнулся.

– А я как раз по поводу вчерашнего в город ездил, – доверительно сообщил словоохотливый вице-мэр. – Совсем обнаглели! Сначала вертолет, потом облава…

– Удачно?

– Съездил-то? Да нет, конечно… Нейтральная зона, права качать бесполезно. Но надо, надо… А вы, как я понимаю, в наши края пробираетесь?

Они уже въехали в резервацию. Чистые улочки, дома в основном двухэтажные.

– Что ж, сочувствую, – не дожидаясь ответа, продолжал чиновник. – Еще вчера обратил внимание… Жить в городе с вашей внешностью… Трудно. Очень трудно… Но и у нас, честно скажу, сложностей хватает… Так что не обольщайтесь особенно. Вы ведь не клинический, верно?

– Клинический?.. – встревожился Антон.

– Тихушник, – пояснил вице-мэр, как бы невзначай проведя кончиками пальцев по шевельнувшимся губам. Проделал он это левой рукой – правая была на баранке. Затем покосился на спутника и счел нужным добавить: – Н-ну… скажем, аллергия на музыку…

– Почему вы так уверены, что я не клинический?

– А в этом случае вы бы сбежали оттуда гораздо раньше… Я прав, нет?

– Пожалуй… Да. Правы.

Последовал исполненный достоинства кивок. Вице-мэр, белокурая бестия, очень был доволен своей проницательностью.

– Только имейте в виду, – дружески посоветовал он. – Слово «тихушник» (снова мимолетное касание пальцами уст) здесь лучше употреблять пореже.

Не город – резервация. Могут обидеться… Чем собираетесь заняться?

– Не решил еще…

– А зовут вас?..

– Антон.

– Вот как? А фамилия?

– Треплев.

Машина вильнула и выровнялась.

– М-да… – сказал наконец чиновник. – Примите мои соболезнования. Удружили вам родители…

* * *

В коридорах мэрии стояла такая тишина, что уши закладывало. Ковровая дорожка глушила шаги. Ни единого шороха снаружи. Слева – череда дверей, справа – череда окон, и в каждом – немое кино из уличной жизни. Вот, например, дама с крохотной шавкой на цепочке возмущенно рассказывает о чем-то сухощавому старичку с гвардейской выправкой. Руки выразительны, как у балерины, но собачка, мешая жестикулировать, рвется с поводка и беззвучно разевает пасть. Должно быть, заходится лаем.

Поэтому, когда, поднявшись на второй этаж, вошли в приемную и моложавая секретарша произнесла: «Здравствуйте, Василий Панкратович!» – Треплева это почти ошеломило. Он уже готов был вообразить, что в пределах мэрии изъясняются исключительно жестами и шепотом.

– Здравствуйте, Томочка, – сказал вице-мэр. – Венеамин у себя?

– Да нет – у вас, – как-то уж больно многозначительно отозвалась она.

Чиновник насупился и кивком предложил следовать за ним. Пропустив Треплева в тамбур, плотно прикрыл пухлую дверь в приемную и лишь после этого отворил столь же пухлую дверь в кабинет.

Дальнейшее застало Антона врасплох. Такое ощущение, будто пальнули в упор из акустической пушки. Даже хуже, поскольку долбеж по контрасту с ватной тишиной коридоров показался оглушительнее, чем на самом деле.

Стоило переступить порог, грохот тут же смолк (что было воспринято не сразу), а из-за стола вскочил дылда средних лет – испуганно замигал белесыми ресницами. Кажется, именно он сопровождал вчера вице-мэра в особняк композитора.

– Василий Панкратович… – прочел по губам Антон. – Вас не было… а я…

– Пошел вон! – еле слышно рявкнул владелец кабинета, и дылда выскользнул из помещения – куда велено.

Мрачный Василий Панкратович воссел на законное свое место, а Треплеву указал на стул. Помолчали, убедились, что слух возвращается.

– Ничего себе контингент? – удрученно пожаловался вице-мэр. Потом вдруг вспылил. – А как иначе? – чуть ли не с вызовом спросил он Антона. – Прекрасный работник! Что ж мне, выгонять его теперь, если он отшибленный?.. Кстати, фанат вашего друга… Иоганна Себастьяныча…

– И много у вас таких?

Чиновник с неудовольствием оглядел рабочий стол, смахнул с краешка незримую пылинку.

– Хватает… – нехотя признался он. – А у вас в городе не то же самое, что ли? Тихушник на тихушнике! И ничего – терпят… Карьера-то – дороже. Вот и у нас…

Неполиткорректные речения вице-мэр произносил теперь открыто, не прикрывая рта рукой. Очевидно, был уверен в том, что никто не подглядит и не подслушает. Ну правильно, снаружи-то окна зеркальные…

– Все же как-то… странно… Отшибленный… в резервации…

– Что ж тут странного? – хмуро возразил Василий Панкратович. – Взять, скажем, библиотеку для слепых. Директор – зрячий, сотрудники – зрячие… Или отару возьмем… Ее ж не овцы охраняют, правда?..

А Треплева тем временем посетил любопытнейший вопрос: почему прекрасный, но отшибленный работник наслаждался творениями Иоганна Себастьяновича в кабинете начальника, а не в своем собственном? Напрашивается предположение, что здесь и аппаратура получше… и звукоизоляция помощнее… Иными словами, получается, вице-мэр сам грешен…

Кажется, разговор пока складывается удачно. Не допрашивают, скорее оправдываются. Единственное, что смущает: зачем Василию Панкратовичу понадобилось предъявлять изнанку здешней административной жизни? Мог ведь оставить Антона в приемной, выгнать из кабинета безбашенного меломана и лишь после этого пригласить посетителя для беседы. Решил показать, какой он золотой человек? Возможно…

Что там говорил про него вчера Иоганн Себастьянович? Большой интриган… Круто идет в гору… В Думу пролезть намерен…

Самое время насторожиться.

– Нет, карьеристы народ нормальный, управляемый… – кисло молвил золотой человек. – А вот идейные… С идейными беда.

– Подполье? – сочувственно уточнил Антон.

Чиновник замер, затем поднял на собеседника странно прояснившиеся глаза. «Ах вон ты откуда…» – отчетливо читалось в них.

– Телевизор надо меньше смотреть! – сердито отрубил он. – Нет в резервации никакого подполья! Нет и не было! – Тут вице-мэр запнулся, словно бы чуть не выдав государственную тайну. – То есть… – поспешил исправиться он. – Было, но… давно. Очень давно… Нашли кому верить – телевидению! Обычное предвыборное вранье…

– Два места в Думе?

– Именно! На все пойдут, лишь бы нам их не отдавать… Надо же, подполье! Это у вас там в городе подполье! Сами небось вчера видели… Не бомбежка, так облава…

Удивительные формы принимает подчас вражда города и деревни!

– Ну ладно… – буркнул чиновник, вроде бы досадуя на собственную несдержанность. – Давайте знакомиться поближе. Кошелечек ваш, будьте добры…

Треплев решил, что ослышался.

– Простите?..

– Кошелек, кошелек, – нетерпеливо повторил вице-мэр, глядя с недоумением на Антона.

Чувствуя себя совершенно по-дурацки, тот полез в карман и достал портмоне. Василий Панкратович моргнул, вгляделся.

– Что это? – спустя мгновение спросил он.

– Вы же просили… Вот…

Немую сцену прервал голос секретарши, раздавшийся откуда-то из недр служебного стола.

– Василий Панкратович, – сказала она. – К вам смотритель…

Спасибо, выручила! Антон поспешил вернуть кошелек на место. В крайнем случае соврем, будто вынул первое, что вынулось, – случайно.

Глава 7
Тезка

Дверь открылась – и в кабинет вошел Антон Треплев. Сильно постаревший, но все еще узнаваемый. Прожег взглядом того, что сидел на стуле, затем повернулся к вице-мэру.

– Василий Панкратович… – с невыносимой укоризной произнес он.

– Ой, да бросьте вы! – нервно вскричал чиновник, страдальчески исказив мужественные свои черты. – Вечно вам мерещатся какие-то интриги, каверзы… Ну, сбежал человек из города! А как не сбежать? Вы на него посмотрите…

– Смотрю… – невыразительно проговорил вошедший и снова уставился на Антона.

Тот тоже глядел на него во все глаза.

– И когда только стукнуть успели! – горестно подивился хозяин кабинета. – С ума я сойду в этом гадючнике…

Его не слушали. Изучали друг друга. Наконец тот Треплев, что помоложе, поднялся со стула, шагнул навстречу.

– Антон, – глуховато представился он.

– Антон… – принимая протянутую для пожатия руку, то ли согласился, то ли тоже представился его старший товарищ.

– В конце концов, – проскрежетал вне себя Василий Панкратович, – вы сами просили о помощнике! Ну и чем это вам не помощник?

– Двое Треплевых на один музей? Не многовато?

– Почему нет? У вас же там есть экспозиция ранних его лет… Ну вот и…

Пожилой осклабился.

– Два черепа Антона Треплева? – осведомился он не без сарказма. – Один детский, другой взрослый?

Нордические черты отвердели.

– Антон Антонович, – холодно молвил вице-мэр, пристально глядя на музейного работника. – Мне иногда кажется, вы настолько вжились в роль, что готовы стать девятым по счету…

Наверняка удар сознательно был нацелен ниже пояса. Смотритель замер с полуоткрытым ртом и не нашелся, что ответить.

– Короче, – подбил итог чиновник. – Передаю в ваши руки. Покажите музей, переговорите… Что с ночлегом? – последний вопрос был адресован городскому гостю.

Тот замялся:

– Н-ну… можно, конечно, заночевать у Иоганна Себастьяновича… Он и сам предлагал…

– Далековато, – посетовал чиновник. – От самого шоссе пешкодралом… на ночь глядя… – Он вновь повернулся к старожилу. – Знаете что, определите пока в подсобку. А утром, когда оформим, что-нибудь сообразим… В общем, до завтра! Удачного вам знакомства…

Треплевы еще раз покосились друг на друга и направились к выходу. Однако, стоило обоим очутиться в тамбуре, смотритель неожиданно сменил гнев на милость.

– Похожи… – одобрительно шепнул он. – Удивительно похожи. Будь вы чуть постарше, цены б вам не было… – Пропустил вперед, оценил со спины. – А походочка слабовата… – вынужден был он добавить с сожалением. – Подработать надо походочку…

* * *

До музея добирались пешком. Общественного транспорта в резервации, надо полагать, не водилось – незачем. Встречные озадаченно здоровались, потом останавливались и долго смотрели вслед.

– А?! – ликующе восклицал смотритель. Следует заметить, что выходило это у него несколько театрально. – Тишина-то! А? Вы сравните, сравните… В городе – там же совсем иная мораль: едешь с глушителем или, скажем, динамик забыл врубить – значит, что-то скрываешь, значит, совесть нечиста…

Сообразил, что рассказывает все это беглецу, не далее как вчера вырвавшемуся из грохочущего ада, смешался, смолк.

– Зачем ему понадобился мой кошелек? – воспользовался паузой Антон.

– Кому? Василь Панкратычу?

– Ну да…

Старший Треплев удивленно покосился на младшего.

– Как зачем… Личность удостоверить.

Ах, вон это у них как теперь делается! Плохо… Спросили раз – спросят другой. Кажется, чистосердечного признания не избежать – рано или поздно расколют. Да, но поверят ли? Судя по ночной беседе в особняке – ни при каком раскладе…

Над их головами, залетая то справа, то слева, порхало полупрозрачное насекомое – то ли крохотная бесцветная стрекоза, то ли карамора-переросток. Вспомнилась вчерашняя фраза Иоганна Себастьяновича: «Это не тебя пасут?.. Пробуют на роль и все пишут?..»

Черт его знает, может, и впрямь беспилотничек! Летает и подслушивает. Если так, то в таинственной Конторе о беглеце, надо полагать, все уже известно в подробностях.

– А правда, у вас там в городе, говорят, завелись эти… проктомеломаны?.. – с нездоровым любопытством спросил смотритель.

– Про… кто?..

– Проктомеломаны! Вставляют себе динамики. Ну, сами знаете куда… чтобы долбеж и изнутри тоже шел…

Треплев представил – и малость ошалел.

– Не знаю… – опасливо выдавил он. – Не встречал…

Тем временем над уличной зеленью и над черепичными крышами обозначилось нечто напоминающее верхушку сетчатого купола, а может быть, и шара. Дошли до угла, свернули. Выяснилось, что странная конструкция все-таки куполообразна и накрывает собой несуразное здание или, точнее, несколько сросшихся воедино зданий. Из плоского бетонного фасада выпячивался фасадик поменьше – с крылечком и навесиком.

Чем-то этот фасад в фасаде показался знакомым Антону.

– Что это? – спросил он, когда оба ступили под решетчатый свод.

– Как что? – оторопел провожатый. – Дача Треплева. Вернее, то, что от нее осталось…

– Это?! – Антон остановился в изумлении.

Потом поймал себя на том, что тихонько хихикает.

Нет чтобы двадцать лет назад вот так облицевать его хибарку!

– Остальное – внутри? – кое-как справившись с нервным смехом, уточнил он.

– Нет, – печально признался смотритель. – Сразу после теракта начались погромы. Фасад был поврежден, пришлось реставрировать. А еще три года спустя городские заложили в музее акустическую бомбу…

– Динамик?

– Что вы, какой динамик? Настоящую бомбу. Армейского образца… Уцелел только отреставрированный фрагмент – то, что вы сейчас видите. Ну сами знаете, что такое резонансная акустическая бомба! Дерево, бетон, кирпич – все в труху… Восстанавливать уже не имело смысла. Решили на этом месте в складчину выстроить комплекс. Фасад, как видите, сохранили…

Антон Треплев, утратив веселье, окинул оценивающим взглядом нелепое архитектурное сооружение. Да, пожалуй, настаивать на возврате собственности нет смысла. В связи с полной ее утратой. Хотя… Земельный участок был приватизирован…

– А теперь, пожалуйста, внутрь…

Они вошли внутрь и очутились в обширном круглом зале, полном экспонатов, среди которых бродили немногочисленные туристы, в том числе и пара японцев. Ни один из выставленных предметов не был знаком Антону. Впрочем, нет. В центре зала на мраморном столике лежал похожий на детскую игрушку все тот же ракетный мини-комплекс. Подходи и бери.

Антон подошел, однако взять не решился.

– Тот самый?

– Копия, – пояснил смотритель. – Точнее, модель. Настоящий – в запаснике.

– Модель? Действующая?

– Во всяком случае, не боевая…

Треплев присмотрелся. Спусковой крючок был словно бы испачкан алюминиевой пудрой. Мелкая серебристая насечка.

– Отпечаток пальца Треплева, – растолковал смотритель. – Между прочим, самый популярный экспонат. Хотите выстрелить? Пожалуйста! Я не шучу. Дело в том, что залп (условный, разумеется) произойдет только в том случае, если совпадут папиллярные линии. Проще говоря, ни в каком. Все это прекрасно знают и тем не менее жмут на спуск… Вы не поверите, в очередь становятся!

– И ни разу не ломали?

– Ну как это ни разу! Чуть ли не каждую неделю Гургенычу несем…

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении