Див Талалуев.

Сказ о том, как кожа спадает с ночи, и оголяются просторы для завоевания днём



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Бимбочка и Чудище Пучеглазое


Глава о том, как порой то, что тебе не нужно, может оказаться полезным.


Жили-были Бим и Бом, родные братья-близнецы, выросли они без родителей в маленькой хижине на краю реки Нудот. Степенно тратили дни, зарабатывая ловлей в реке редкой вкусной рыбы, и продавали свежевыловленный деликатес на местном рынке богатым покупателям. На вырученные деньги братья закупали съестные припасы, одежду, материалы для починки снастей и лодки.

В свободное от рыбалки и домашних хлопот время, они готовили напиток сидр, используя сорта местных яблок. После трех месяцев сидр дозревал и братья, удобно расположившись на деревянных шезлонгах вдоль берега реки, выпивали его и любовались окружающим их миром.

Как-то раз у них закончились яблоки, и близнецы направились на рынок города Тирд, чтобы восполнить запасы полезных фруктов и в скором времени приступить к приготовлению любимого напитка.

Прейдя на городской рынок, Бим и Бом обнаружили, что яблоки исчезли с продовольственных лавочек. Пропал с лотков, даже не сильно почитаемый многими жителями, элитный сорт яблок «припевочки», который был выращен исключительно на приближенных территориях города Тирд.

***

Краткая неожиданная история про сорт яблок «припевочки».

Сорт «припевочки» Бим и Бом, в отличие от многих жителей, особенно значительно уважали за то, что яблочки, подсыхая, своеобразно вибрировали, издавая нежные протяжные звуки, схожие с совместным звучанием человеческих голосов.

Для сохранения влаги в яблоках, люди продавали их погруженными в бочки с водой, оставляя после покупки наслаждение одной и той же исполняемой партией и подчиняясь невидимому регенту. Некоторые покупатели, индивидуумы, приходили приобрести «припевочек» с ведрами, наполненными водой: она не давала подсыхать жизнелюбивым яблокам по дороге домой.

Оказавшись вне воды, «припевочки» продолжали петь значительно тише, от чего атмосфера становилось ещё благоприятней, но, будучи скушенными и лишенные целостности и вибраций, они продолжали музицировать в желудках, вызывая спокойствие.

Тем, кто занимался перспективным и высокорентабельным бизнесом – производством сухофруктов с «припевочками» – ожидало монотонное и унылое пение, прощально звучащее до усыхания плодов.

Любители витаминных напитков в сезон отсутствия свежих фруктов делились впечатлениями, что при варке компота пение возвращалось и наполняло всё кухонное пространство приятными нотками настроения прошлого лета.

Бим и Бом, планируя готовить сидр, покупали любимые яблочки и в сопровождении сладкозвучной композиции спешили добраться до дома. Аккуратно вырезая у яблок сердцевину, закладывали их до начала брожения на тройку дней в бочки с сахаром и дрожжами, затем процеживали и отправляли обратно дозревать. Бочки под воздействием фруктового хора доносили музыкальные достижения до окружающих все то время, что готовился сидр. После открытия напиток разливался по бокалам и сразу же выпивался, после чего он переваривался, и в желудке звучала партия, как будто исполняемая как минимум двумя или более человек, что, безусловно, веселило Бима и Бома.

Ходили слухи, что «припевочки» используются в королевских чертогах для развлечения.

Плоды, снятые в разное время с яблонь, на короткое время то оставлялись без воды, то замачивались в ваннах с разными температурами, но при этом добивались великолепных хоровых партий: сопрано, альты, тенора, басы как a cappella, так и в сопровождении инструментов.

***

Бим и Бом на вопрос: «Куда же разом подевались из продажи яблоки?» – слышали в ответ от продавцов фруктами одно и то же: «Скупил щедрый Тим-Тили-Бим».

В поисках яблок братья направились в ближайшую область города Тирд: в те деревни, где в садах выращивали сочные плоды, чтобы прикупить пару мешков, чего уж говоря, даже не элитных и не популярных среди населения сортов «глаза режет» и «живот крутит». Бим и Бом обошли много садов, но везде, куда бы они ни заходили, получали один и тот же ответ «скупил щедрый Тим-Тили-Бим».

Бим и Бом чем дольше искали яблоки, тем сильнее обижались на Тим-Тили-Бима, который к их приезду, будь это городской или деревенский рынок, опережал их на пару часов и перед их прибытием скупал незамысловатый фрукт вне зависимости от качества плодов: от внешнего вида, свежести, размера, запаха и вкуса – и следовал далее по маршруту. Фермеры с удивлением рассказывали, что Тим-Тили-Бим просил продать и те плоды, что созревали и те, что опали с веток-пуповин.

Братья нашли выход из сложившейся ситуации – они решили отыскать того самого Тим-Тили-Бима.

Посетив очередной областной рынок при городе Тирд, Бим и Бом убедились, что последнее место, где имелась возможность купить яблоки найдено. Так как Тирд располагался далеко от других городов, они выяснили у праздношатающихся зевак, куда направился щедрый Тим-Тили-Бим после того как убедился, что скупил все яблоки в городе и его окрестностях. Тим-Тили-Бим оказался не местным жителем. Доделав дела, тот направился в порт Агата, из которого на корабле по морю Сим-Сим планировал вернуться обратно в город Миби-Миб.

Город Миби-Миб – ни самый близкий город к Тирду. Подогреваемые обидой за утрату приобрести крохи яблок из последнего урожая, Бим и Бом, не раздумывая, вернулись домой, собрали потребные вещи для краткосрочного похода и устремились на лошадях в порт Агата.

Путешествия между крупными поселениями «отдавали» храбростью, потому что кроме лихих сорвиголов и коммивояжёров редко кто срывался в межпространство, создаваемое не обузданной природой на завоеванных ей территориях, кучеряво и густо обтекающих обжитые города и области.

По дороге братьев накрывало несколько раз дождем из лягушек, от ударов бесхвостых земноводных у них образовались множественные синяки. Близнецам повезло, так как им на голову из туч не сваливались виды ядовитых жаб, покрытые особыми железами, кожные выделения которых крайне опасны для жизни, а ведь таких хватало – земля кишила от окраса лягушек, цвет которых варьировался от маскировочного бурого, зеленоватого и серого до ярчайших красных, жёлтых и чёрных цветов, сигнализирующих о ядовитости. Дождевая вода поднималась по щиколотку.

Лягушки, свалившиеся с неба, метали икру в воде. Из икринок тут же вылуплялись водные личинки, головастики, имеющие жабры и хвосты. Они за минуты проходили стадию метаморфоза, в конце которой превращались во взрослые особи. В то же время, другие даже не проходили стадию головастика – взрослые особи большинства видов, кто выпадал вместе с дождем – являлись хищниками, чья диета состояла из мелких беспозвоночных, поэтому они поглощали слабых и близких лягух.

Но дождь закончился, и братья, оставив лягушачий десант позади, выбрались к солнцу и через пару часов добрались до порта.

Там их ожидало разочарование: на персональном фрегате «Дмесять» Тим-Тили-Бим уплыл. Братья принялись искать корабль, который сможет отправиться в плаванье до порта города Миби-Миб. Заодно проверили предпортовый рынок – яблоки с прилавков, как корова языком слизала.

***

Краткая неожиданная история про сезон водоросле-прилипания.

Никто из кораблей не бороздил водные глади в сезон водоросле-прилипания. Всё, что уверенно плавало или слабо держалось на воде, специально было посажено на мель или вытащено на берег по причине того, что морские водоросли отрастали до невероятных размеров и становились вкусными. Поэтому морские обитатели ими без конца лакомились, преимущественно отгрызая самое сочное – нижнюю часть, ризоиды.

Оставшаяся же часть, слоевище, поднималась со дна на поверхность и плавала, собираясь в густые кучки, от чего море становилось зелённого цвета. В течение семи дней повсеместно на поверхности моря водоросли ожидали проплывающий мимо предмет. Каравелла, шхуна, бриг, рыбацкая лодка или дерево, вырванное и брошенное ветром или другой предмет, имеющий неосторожность держать путь по морю, обрекались на погибель.

Как только этот момент наступал – проплывала, к примеру, каравелла, невероятное количество водорослей, задетые ей, начинали прилипать ко днищу своей жертвы с такой быстротой и яростью, что буквально за час корабль, рассчитанный на команду в сорок человек, сбавлял свой ход, так как терял маневренность из-за блокировки балансировочных рулей, и в результате получал утяжеление из-за прилипившихся водорослей к обшивке судна и начинал идти на дно, а тем временем они продолжали зелёной кашей карабкаться по обшивке наверх, захватывая новые территории.

Новые порции поднявшихся со дна водорослей принимались за его бока, корабль ещё глубже погружался в воду, открывая новые места для присасывания водорослей, и вот уже живая плоть из них кашеобразно перебрасывалась через борта, захватывая палубу. Водоросли не боялись воздуха и солнца, потому что, карабкаясь вверх по растительным телам своих товарищей, приносили с собой в многочисленных отростках морскую воду. По пути она освежала их, тем самым создавая дружелюбную атмосферу соленой влаги.

Команда корабля в спешке собиралась в группы, кто-то из экипажа, ища спасения, в одиночку лез на мачты. Но зелёная каша проникала в нутро корабля, полностью заполняя собой пространство. И тогда корабль сдавался, отдавая водорослям всего себя, и не проходило и пару часов, как он под тяжестью забитых кают погружался на дно морское.

За эти пару часов команда корабля пережила ужасающие испытания. В попытке спастись, она пересаживалась на спасательные шлюпки, которые почти в тот же миг также атаковывались водорослями, намертво прилипая не только ко дну, но и к одежде людей. Попытки их срезать саблей или ножом с боков шлюпок, отрубить топором или отбить молотом заканчивались тем же – водоросли оборачивали угрожавший им предмет там, где его ни касалась рука человека. Утяжелив его, они грозили утянуть на дно моряка, имевшего храбрость не отпускать увеличивающееся в размерах оружие. Когда и его бросали не в силах удержать, тогда водоросли под своей тяжестью уволакивали к себе домой, на дно морское.

От одежды, пропитанной водорослями, также приходилось экстренно избавляться. Моряки отбрасывали её от себя подальше, чтобы не пойти следом за ней на дно, и одежда чуть медленнее, чем корабль, лодка или оружие под тяжестью зелёной растительности, уперто погружалась в соленую воду. Люди – единственное, что не интересовало водорослей. Оставшись без пресной воды, пропитания, шлюпок или чего-либо, помогающего продержаться на плаву и поддержать силы, команда корабля была обречена на погибель.

Историй о том, что в период водоросле-прилипания в море пропадали корабли с командами и пассажирами, хватало с лихвой, даже рыбаки переставали удить рыбу с берега, так как леску с грузилом также облепляли килограммы неугомонных растений и утягивали вместе с удочкой на дно морское.

Поэтому прибывшие в порт те же коммивояжеры на предложения о большом денежном вознаграждении за возможность срочно отплыть в море в эти дни, получали решительный отказ от капитанов суден любого водоизмещения.

***

Бим и Бом в опустевшем порту встретили пьяного скучающего моряка, посоветовавшего обратиться к капитану парусного судна «Заборта», отдыхающего в порту Агаты после очередного плаванья. По его словам, судно не боялось ни плохой погоды, ни морской флоры и фауны, так как носило на бортах заклинания магов, обитающих в замке из горного хрусталя. Заклинания позволяли судну развивать сумасшедшую скорость, скользя по волнам, избегать прилипания водорослей, домогательств морских крупных хищников, трясок в шторм и уйти от погони, промышляющей пиратством.

Братья пешком дошли до капитана судна «Заборта», он сидел на берегу и перекусывал бобовым супом. Судно, рассчитанное на команду из пяти человек, посаженное на якорь, дрейфовало здесь же. Водоросли держались в пяти шагах от судна с рейковым типом парусного вооружения.

Капитана звали Сза. Он, несмотря на то, что сезон водоросле-прилипания был открыт и его услуги для торговцев, спешащих незамедлительно совершить прибыльные сделки в далеко лежащих городах и для редких путешественников, спешащих незамедлительно получить эмоции от свежих открытий в прошлые года, казались бесценны. В текущем же году он без толку проводил свое время, так как люди научились планировать и откладывать морские передвижения в сезон водоросле-прилипания.

Бим и Бом оказались теми, кто не смог позволить отложить поездку, пришлось серьезно раскошелится, оплачивая услуги Сза. Трата их не заботила, волновало их то, что с неизвестными намерениями был Тим-Тили-Бим, и он мог каждый сезон наведываться в их родные края и скупать полный объем полученного урожая яблок.

Оставив лошадей в порту на постой, братья пересели в судно «Заборта», пристегнувшись кожаными ремнями к пассажирским креслам, располагавшимися посередине палубы и, благодаря шкиперскому умению Сза, поймали в парус сильный попутный ветер и скоро помчались по морю Сим-Сим в порт Роги.

Свежий холодный ветер бил их по лицу, когда в небе чуть впереди, закружили кучевые облака, создавая шестиугольную призму из густого пара. Далее в середине призмы показалось поле, покрытое луговым фиолетовым клевером, и тут же исчезло под набежавшей порции пара. Вылетела отрубленная голова рыбы Риньет, а за ней обезглавленная туша и затем ещё одна рыба Риньет с разрубленным брюхом. Обе рыбы падали с неба в море, как смертельно раненная птица, проигравшая бой сама с собой. Упав в море, они исчезли из зоны видимости, и странные кучевые облака пропали так же внезапно, как и появились. Их сменило безоблачное небо.

Спустя ночь, Сза выполнил свое обещание и доставил Бима и Бома так быстро, что судно вскоре прибыло в порт Роги на следующее утро.

В это самое время фрегата «Дмесять» спешно втягивали на берег, с боков её облепила масса водорослей, старающаяся подняться вверх, но чем дальше фрегата под усилиями портовых работяг заползала на берег, тем бессмысленнее становилась битва водорослей за корабль. В итоге к кораблю перестали из моря сползаться водоросли, оставив товарищей засыхать на шикарных боках фрегаты.

Бим и Бом с необычным интересом наблюдали за этим зрелищем, пока Сза их не одернул. Он пообещал братьям дождаться их возвращения, но не более двух дней, и сразу ушел в портовую харчевню подкрепиться.

Удивительным для местных портовых показалось, что Сза не попросил работяг поскорее втянуть его судно на берег, пришвартовавшись, чем вызвал массу внимания праздношатающегося народа.

«Интересно узнать, что уберегло корабль Тим-Тили-Бим по дороге от безумных водорослей?» – вслух сказал Бим, и братья отправились искать его хозяина.


Дом Тим-Тили-Бима оказался необычайно богатым, так подсказали в порту, поэтому Бим и Бом без труда его разыскали. Двухэтажный голубого цвета дворец, стоящий на берегу моря Сим-Сим, самый высокий и светлый из примыкающихся соседских построек.

Величественный, обнесенный высоким металлическим решетчатым забором, он смехотворно создавал препятствия на пути братьев, так как ворота были раскрыты нараспашку.

Дворец оказался не таким привлекательным внутри, вход на территорию не охранялся. С отсутствующим персоналом он оценивался братьями, как опустошенный. На просторной территории воцарился легкий хаос:

– различные, наспех брошенные вещи покрывали каменную площадь у дворца – пару застиранных жёлтых спереди и коричневых сзади подштанников, ботинок со стертым носом, с десяток рваных гольфов и лопнувший ночной горшок;

– фонтан, изящно раскинутый в центре двора, не играл струйками воды, как ему предназначалось в солнечные дни для свежести, так как механизм, отвечающий за движение струек, был отключен, вода в фонтане зацвела и источала вонь, и в ней поселились лягушки;

– кустарник, ранее бережно подстриженный, потерял форму и заплыл безвкусными кудряшками;

– из неуместно наваленной кучи сена рядом с фонтаном жрали две стоявшие не распряжённые лошади, каждая по чуть-чуть тянущая за собой телегу, наполненную яблоками.

В-первую очередь братья особое внимание уделили лошадям – крайне выносливая и редчайшая порода лошадей, Ксир, в состоянии тянуть за собой тонны грузов, скакать со скоростью, доступной только фрегате в предштормовую погоду, в быту неприхотливы, срок жизни их достигал двести лет. Каждая лошадь по стоимости была равна трем дворцам Тим-Тили-Бима, а возможно ещё выше, так как Ксир никто не видел много лет. Братья с уважением приблизились к лошадям, распрягли их, освободив от телег, и выгнали постись за пределы дворца, понимая, что лошади будут преданно щипать травку неподалеку.

Во-вторую очередь братья обратили внимание на телеги длиной в тридцать шагов: они умещали невероятное количество мешков с яблоками, тех самых, которые были скуплены в городе Тирд и его области. Это подтверждалось тем, что из телег слышалось хоровое пение, там, теряя влагу, вибрировали «припевочки», выращенные исключительно в области Тирда.

В-третью очередь братья обратили внимание на ведущую во дворец двухстворчатую мощную дверь, с маленьким шедевром – ручным молотком в виде книги с пером. Пышный молоток в виде кольца, образованный от объединения лавровых венков, прикрепленных к основе – книги с пером, занимал доминирующую позицию в общем облике фасада дворца. Бом постучал замысловатым механизмом в дверь, тем самым оповещая о своем приходе, и глухой звук наполнил кричащим изобилием пустующий дворец.

Дверь открыл остроносый синеглазый мужчина с длинными седыми волосами.

Бим и Бом подхватили Тим-Тили-Бима за подмышки, приподняли, легонько приложили к двери и разом спросили:

– Как зовут тебя, старче?

– Тим-Тили-Бим.

– Мы тебя искали. Признавайся, по-хорошему, без насилия, для чего ты скупил яблоки в Тирде?

Заплакал Тим-Тили-Бим и чуть позже, успокоившись, рассказал о причинах безумного шопинга.

***

Краткая неожиданная история про похищение.

В плодовый сад Тим-Тили-Бима два месяца назад залетело чудище полакомиться яблоками. Непонятно, откуда оно прилетело: город Миби-Миб отродясь славился тем, что являлся беззаботным и счастливым пунктом для наслаждения и размеренного спокойствия. Наевшись вдоволь плодами колоновидных деревьев, монстр схватил грязными когтистыми лапами его любимую дочку Бимбочку, когда та выгуливала на близлежащей полянке собачку Миму. Поднялось на трех крыльях чудище над садом высоко, чтобы Тим-Тили-Бим смог из окна рабочего кабинета рассмотреть его и плененную Бимбочку, и грозно закричало человеческим голосом:

«Захочешь вернуть дочь – принеси мне столько яблок, чтобы ими можно было полностью завалить пещеру, в которой я обитаю. Пещеру ищи на высокой скале в севере от сюда, её не спутать с другими – из её верхушки круглосуточно выходит пар. Часть яблок жду сегодня, к вечеру. Оставь их рядом со скалой!»

И улетело чудище, унося наследницу замка.

Тим-Тили-Бим приказал садовникам собрать те яблоки в саду, что не сожрало чудище, а осталось их не мало – с десяток мешков. Когда все было сделано, и плоды разложили в мешки, Тим-Тили-Бим попросил слуг погрузить это в телегу и охрану доставить их к той высокой скале, из недр которой поднимался пар. С высоты птичьего полета сверху эти скалы, почти прижимаясь, образовывали полукруг, а с земли отпугивали холодным величием и не привлекали проходимцев.

Охрана отказалась исполнять приказ, с болью вспоминая, как недавно в небе на трех коротких крыльях туша размером в пять лошадей с широкой пастью и с когтистыми бородавчатыми толстыми и короткими лапами, беззаботно парила и рычала на владельца замка. Она была не готова к случаю, если при доставке яблок возникнет необходимость сражаться с чудищем, и понимала, что нарушит присягу, данную при поступлении на службу к Тим-Тили-Биму. Неожиданно охрана покинула замок. А ведь она славилась отменной смелостью во всем городе Миби-Миб и его окрестностях.


Тим-Тили-Бим обратился с тем же поручением к слугам, они, услышав его, тут же испуганно разбежались, разнося дурную весть о похищении дочери Тим-Тили-Бима.

Тогда Тим-Тили-Бим запряг лошадей в телегу и отвез мешки с яблоками к высокой скале на севере от города, единственной, из верхушки которой поднимался пар, выгрузил из телеги мешки и вернулся домой.

На следующий день Тим-Тили-Бим оправился на главную площадь, к памятнику Бабуму, основателю города, и как один из самых уважаемых жителей города, выступил с просьбой о помощи изловить и казнить чудище, освободив Бимбочку, пообещал щедрое вознаграждение. Когда он не увидел оптимизма на лицах пришедших, то просто попросил найти необходимое количество яблок.

Жители Миби-Миб, выслушав его просьбу, молча принесли столько яблок, сколько нашлось в садах города и области. Упаковали они плоды в мешки и сложили их на каменную мостовую, давая понять, что готовы оказать поддержку уважаемому жителю города, но не собираются геройствовать.

Спустя день Тим-Тили-Бим осознал, что величина вознаграждения, позволяющего десяток лет наслаждаться простыми удовольствиями, пренебрегая работой, и объявленное за освобождение дочери, не нашла желающих. Хотя он ещё немного надеялся, что слухи о щедром вознаграждении разнесутся по близлежащим городам, и найдутся добровольцы, готовые вызволить Бимбочку не сбором позорной дани, а силой. Время шло, но ситуация не менялась, Тим-Тили-Бим снова отвез на телеге мешки с яблоками к пещере чудища.

Вечером, когда Тим-Тили-Бим сидел у окна, то снова увидел чудище громогласно кричащее новое требование:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное