Дирк Гузманн.

Ледовые пираты



скачать книгу бесплатно

Когда с балкона, наконец, раздался голос Джустиниано, от его слов Мательда буквально оледенела.

– Что я могу сделать для вас, мои верноподданные? – спросил дож у людей, собравшихся во дворе. – Что бы это ни было, я позабочусь о том, чтобы вы это получили. Потому что я ваш новый дож, и вы должны любить меня.

В зале стихли все разговоры. Бонус из Маламокко смотрел на Мательду широко открытыми глазами. Двое из трибунов ринулись было к балконной двери, но тут же остановились, осознав, что для какого-либо вмешательства уже слишком поздно. Внизу, во дворе, сначала поднялся ропот, но затем предложение Джустиниано развязало толпе языки:

– Освободи нас от налогов! – выкрикнул кто-то.

– Вызволи Томазо из тюрьмы! – потребовал другой.

Еще кто-то попросил себе должность мастера-солевара. Множество людей настаивало: немедленно сюда эфиопских рабынь и голову императора Византии! Особенного успеха в народе удостоилась идея одного шутника, чтобы каналы раз в месяц наполнялись вином. Многие под балконом уже покатывались со смеху.

Джустиниано, оглянувшись в поисках помощи, искал взглядом свою дочь.

Отец всегда напоминал ей птицу, гордую хищную птицу, владыку воздушных просторов. А сейчас он так съежился, что превратился в ее глазах в воробышка с парализованными крыльями.

– Пропустите меня вперед! – Мательда сжала кулаки. – Пока они не утопили моего отца в лагуне.

Но Бонус уже ни на что не реагировал. Словно окаменев, он смотрел в сторону балкона – туда, где зарождалась очередная катастрофа венецианской политики.

Мательда уже не стала прятаться за шторой, она вышла на балкон и встала рядом с отцом. Из толпы раздался свист. Чей-то огрубевший от алкоголя голос высказал мнение, что новый дож, видимо, хочет подарить народу свою дочь.

– Что ты здесь делаешь? – не поворачиваясь к ней и стараясь не шевелить губами, спросил Джустиниано. – Неужели тебя покинул дух всех святых?

И тут лицо Мательды просветлело – святых! С элегантностью девушки, которая могла родиться только в лагуне, она помахала рукой толпе и послала ей воздушный поцелуй. Затем, подавшись так далеко вперед, как только могла, опираясь грудью на перила, стала всячески приветствовать жителей своего родного города, что-то обещать, выкрикивать, выкрикивать…


– Перевезти сюда святого? Да вы с ума сошли! – Голос Бонуса достиг такой высокой ноты, что он кричал, как птица. – Уж легче доставить нубийских рабынь и заполнить каналы вином! – Его лицо побагровело, на лбу запульсировала жилка.

Подгоняемое страхом катастрофы собрание поспешно перешло в зал Большого совета, где стены были украшены флагами городов лагуны, а раскладные стулья из орехового дерева и конской кожи, казалось, только и ждали, чтобы угодить седалищам благородных дворян.

Однако волнение снова и снова подрывало трибунов с мест, заставляя нервно метаться по залу. Один лишь дож, словно окаменев, оставался на своем месте. Он сидел, подперев голову рукой.

Мательда стояла позади отца, положив руки на его плечи.

– Вы ошибаетесь, Бонус, – спокойным голосом произнесла она. – Я обещала венетам не какого-то там святого, а совершенно особенного.

– Святой Марк, – простонал трибун Фалери, глава одной из трех самых могущественных семей городов лагуны. – Почему, ради всех святых, это должен быть именно святой Марк?

– Потому что он спасет жизнь моему отцу, – так же спокойно объяснила Мательда.

Дож коснулся руки дочери, и она замолчала.

– Как я уже всем вам говорил, – тяжело поднялся на ноги Джустиниано, – я не готов к тому, чтобы исполнять обязанности дожа.

Для этого нужны такие государственные мужи, какими были римляне. А я – всего лишь венет. Лучше всего будет, если я отправлюсь в изгнание. По крайней мере, останусь в живых. Еще на какое-то время.

Некоторые из трибунов слушали его, потупив глаза. Бонус смотрел в окно.

Затянувшуюся паузу прервал Фалери:

– Это невозможно. Каждый из присутствующих здесь знает это.

– Ваш отец был дожем, теперь вы должны быть дожем, – поддержал Фалери Марчелло из династии Оро. – Только в том случае, если им будете вы, второй по очереди дож в роду, титул дожа наконец-то сможет стать наследственным.

– А следующим дожем потом станет один из ваших сыновей, – отмахнулся Джустиниано. – Тот, кто женится на моей дочери, а значит, и на титуле. И тем самым передаст его по наследству своей семье. Этому не будет конца…

В зале воцарилось тяжелое молчание. Со двора все еще доносились крики людей.

– Все-таки должен быть иной путь, – стоял на своем Бонус. – Другой святой, мощи которого мы действительно можем доставить сюда…

– Нет, Бонус, – покачал головой Фалери. – Вы ведь слышали, что кричал народ. Люди были в восторге от известия о том, что наши острова станут последним местом упокоения святого Марка. Вы же не хотите теперь выйти к ним и сказать, мол, вы, конечно, получите святого – мы же обещали! – но немножко не такого, а другого? Мы вот сначала прикинем и разузнаем, на какого мученика сейчас скидка в цене.

– Это будет либо святой Марк, либо никто! – подключился теперь еще и Северо – старший в семье Градениго. Он вытащил из-за пояса украшенный драгоценными камнями кинжал и положил его на пол в центре зала – металл зазвенел. – Кто придерживается другого мнения, пусть подарит Джустиниано быструю смерть. Других вариантов у нас не остается.


Бонус толкнул дверь с такой силой, что затрещали створки, ударившись о стену. В комнате за столом сидел его брат-близнец, держа в руке черное перо. Пахло влажными чернилами. Бонус постоянно восхищался тем, насколько Рустико был похож на него. Осознание того, что ты фактически занимаешь два места в мире, несколько успокаивало его.

– Ну что, как все прошло? – спросил Рустико. – Судя по тебе, не так хорошо, как мы надеялись, да? – Он просушил перо от чернил песком, бросил его в отверстие посреди стола и облокотился на спинку кресла.

Бонус широкими шагами прошел по помещению мимо настенных ковров, украшенных разноцветными химерами с остроконечными языками. Обычно он восхищался роскошью, которой имел обыкновение окружать себя его брат. Сегодня же не бросил на ковры ни единого взгляда.

– Партечипацио признали дожем. Толпа ликовала, – устало объявил он.

– Что ж… – Рустико надул губы. – Но это не объясняет твоего возмущения.

Бонус потряс головой, как будто выбрасывая из сознания все происшедшее, а оно еще стояло у него перед глазами.

– Чуть было не сорвалось, – выдохнул он. – Этот дож – самый неподходящий для такой задачи человек, которого только можно было найти. Но он нам пригодится еще не раз. – Опершись обеими руками о стол, Бонус наклонился к брату. – Представь, его спасла собственная дочь.

Губы Рустико растянулись в кривой ухмылке:

– Та самая, на которой ты подумываешь жениться? Чем же она тебя так взбудоражила – неужели вызвала дьявола?

– Дьявола? О, если бы дьявола! Она пообещала народу мощи святого Марка! – Он ударил по поверхности стола ладонью. Чернильница Рустико опрокинулась, по рукописи растеклась черная лужа.

Наморщив лоб, Рустико безучастно наблюдал, как погибает его работа.

– Святой Марк, говоришь? Это разумно. У нее светлая голова. Но радости тебе она не принесет, хороший мой.

Бонус всем своим весом рухнул на деревянную скамью. Мебель со скрипом запротестовала, на что венет ответил трехэтажным ругательством, в котором особо выделялись лучшие места папы римского.

– Я не понимаю твоего волнения, – сказал Рустико и начал платком промокать маленькое чернильное море. – Партечипацио является дожем. Но мы же сами этого хотели. Теперь ты заставишь красавицу Мательду выйти за тебя замуж. Или… – Он оторвал глаза от своего занятия. – Или она уже ответила тебе отказом?

Бонус заставил себя проглотить ответ. Какое дело брату до того, насколько успешными были его ухаживания за Мательдой?! Пусть бы сам попробовал волочиться за ней.

– Ты, – наконец обвел он взглядом ковры, – ты ничего не понимаешь, брат мой. Вообще ничего.

Такое, чтобы он называл Рустико братом, случалось крайне редко. Сейчас не время для шуток – так следовало понимать этот жест.

Рустико поднялся, протиснулся между столом и стулом и сел рядом с Бонусом на скамейку. Доска прогнулась почти до пола и затрещала.

– Тогда объясни мне все, брат, – тихо, почти шепотом попросил Рустико.

– Как мы достанем эти мощи? – Бонус тяжело вздохнул и покачал головой. – Святой Марк! Как будто до нас было мало попыток заполучить его! Это невозможно, – резюмировал он, словно это математическая аксиома.

– Пожалуйста! – настаивал Рустико. – Давай по очереди.

– Для начала, – Бонус левой рукой отогнул один палец на правой руке, – реликвии святого Марка находятся в Александрии, в Египте. Эта страна уже не является частью Византии. Как ты знаешь, она захвачена сарацинами.

Рустико кивнул.

– Во-вторых, – еще один палец выпрямился на правом кулаке Бонуса, – то, что осталось от христианской общины в Александрии, принадлежит православной церкви. Копты вряд ли ни с того ни с сего подарят нам своего самого важного святого.

– Я на это и не рассчитывал. Его придется похитить.

– О, нет ничего проще! – Бонус отгибал палец за пальцем. – Незаметно зайти под парусами в порт Александрии. Прогуляться в церковь и, прихватив с собой труп, вернуться назад на корабль. Затем оторваться от преследователей, удрав на толстобрюхом корабле-дромоне[6]6
  Здесь: Военный парусно-весельный корабль. Использовался в византийском флоте в V–XII вв.


[Закрыть]
. Смотри, у меня пальцев не хватает!

– И, видимо, головы тоже.

– Что-что? – Бонус подумал, что ослышался, но, зная брата, уже понимал, что тот скажет в следующий момент.

– А то, что ты сам решишь эту задачу, хороший мой. – Рустико покровительственно положил руку на затылок брата.

– Я? Но я ведь только трибун, а такое дело – задача для… для…

– Для человека, который станет дожем, – продолжил за него брат. – Подумай! Джустиниано должен доставить народу святого Марка. Иначе народ его свергнет – в своей оригинальной, но ставшей уже традицией манере.

Бонус скривил улыбку.

– Каждый из трибунов, – разъяснял Рустико, – хотел бы жениться на Мательде, не так ли? Либо женить на ней своего сына. Но чье предложение она вынуждена будет принять? Предложение того, кто спасет ее отца, форму правления дожей и, таким образом, весь наш жизненный уклад. – Он сделал значительную паузу и хлопнул брата по плечу. – Тебя!

– Тьфу ты! – Бонусу пришлось взять себя в руки, чтобы не плюнуть на ковер. – Да ты просто не имел возможности познакомиться с ней поближе, с этой змеей. Признаю, – кивнул он, – Мательда красавица. Но что мне с того, если арабы отрежут мне яйца и посадят на кол?

Рука Рустико с силой сжала плечо брата.

– Я никогда, слышишь, никогда не потребовал бы, чтобы ты сам отправился в пещеру арабского льва. Найди кого-нибудь, кто выполнит эту задачу за тебя, – понизил он голос. – Когда реликвия попадет сюда, все, слышишь, все будут любить тебя. Или вынуждены будут любить тебя.


Хлопья снега, словно пух, опускались в сумерках на землю. На замерзшей воде большого канала уже лежал снег, испещренный следами сапог. Посредине мастера?-солевары проделали фарватер, по которому последние рыбаки этого дня, неторопливо отталкиваясь шестами, направляли свои лодки домой.

«Все в этом городе такое медленное, – подумал Бонус, – даже корабли». Завернувшись в шубу из соболей, он стоял под арочными воротами портового склада, стараясь не попадать под освещение небольшого фонаря на улице. Никто не должен был видеть, как он плетет свою паутину.

– Извините, синьор. – Начальник порта Пьетро изучал расписанный мелом кусок дерева, на котором надсечек было больше, чем морщин на его лице. Это был список кораблей Риво Альто. – Самыми быстрыми кораблями, которые я внес в список за последние несколько месяцев, были те, чья команда очень торопилась выйти на берег.

Его изможденная фигура согнулась, словно в ожидании удара.

«Шутник! – пробормотал себе под нос Бонус. – Может, мне немного согреться, отделав этого простака кулаками…»

– Тогда придумай что-нибудь. – Он откашлялся. – Я важный человек в этом городе. «И следующий дож», – добавил он про себя. – Если ты сделаешь для меня одно дельце, то можешь стать управделами моей флотилии.

Глаза начальника порта расширились.

– А я ведь знаю вас! Вы Бонус из Маламокко.

Трибун невольно отшатнулся назад, в тень. Коль уж начальник порта узнал его, значит, он может рассказать об этой встрече и другим людям. А слухи, и это знал каждый ребенок в лагуне, растекались в Риво Альто быстрее воды в каналах.

– Я с удовольствием хотел бы помочь вам, синьор, – с жаром заговорил начальник порта, – но чем?

– Тем… – Бонус вздохнул и выдержал паузу. – Тем, что ты, к примеру, разыщешь быстрый корабль в сухом и теплом доке, пробудишь команду от зимней спячки и надаешь им пинков под их теплые задницы.

Начальник порта удивленно уставился на него. В его взгляде не было ничего, кроме пустоты. Этот парень, казалось, вмиг замерз – весь, вместе с разумом. Бонус вытащил две монеты из своего кошелька и бросил их на землю. И, прежде чем они прекратили свой металлический звон, наступил на них ногой. Собеседник впился взглядом в сапоги Бонуса и хриплым голосом произнес:

– Может быть, в Равенне…

Теперь наступила очередь Бонуса удивленно таращиться на собеседника. Ему и в голову не могла прийти мысль искать помощи в ненавистном ему городе на юге страны.

– Равенна, говоришь? А что там может быть такого, чего нет у нас?

– Я кое-что слышал о чужом корабле. Он возит туда лед.

– Лед, – словно эхо, повторил Бонус. – Но ведь везде полно льда. Ты знаешь, что это означает, – носить сов в Афины[7]7
  Устойчивое многозначное выражение. Сова как символ богини Афины чеканилась на афинских монетах. Таким образом, приносить в Афины сов – то же, что ехать в Тулу со своим самоваром. Другое значение поговорки приводит профессор В. К. Кун. Существует легенда, что в Афинах якобы развелось много мышей, борьбу с которыми вели совы. Однако у них появились конкуренты – кобры, разведение которых также не входило в планы афинян. Тогда горожане стали специально завозить в город сов, заметив, что те охотятся и на змей в борьбе за территорию пропитания. Со временем этих хищных птиц развелось столько, что бороться с ними стало невозможно, и это, по легенде, в конечном счете и привело к падению Афин. Таким образом, «носить сов в Афины» означает совершать диверсию с целью разрушить город.


[Закрыть]
?

– А, так вам быстрый корабль нужен для этого? – наивно поинтересовался начальник порта и потер свои покрасневшие от мороза уши.

Бонус поморщился.

– Так что же такого в Равенне? – повторил он свой вопрос.

– Там есть благородные господа, так они без ума от каждой новой сладости из Аравии.

Бонус слышал об этом.

– Ты имеешь в виду саххарум? Поговаривают, что они делают сладкие блюда из него, а? Из дерьма сарацинов. Тьфу, черт!

– Вы правы, трибун Бонус. Но люди говорят еще, что для этой сладенькой вещицы нужно иметь лед в большом количестве. Лед, который можно есть, а не эту замерзшую мочу. – Он указал рукой на каналы.

– И зачем для этой цели быстрый корабль? – размышлял вслух Бонус, пока начальник порта пытался оторвать взгляд от ноги трибуна, под которой таилось такое богатство. – Лед вроде бы доставляют из Сицилии, с Этны…

И тут Бонуса осенило: корабль, который доставляет лед до Равенны так быстро, что тот не успевает растаять, – да он летать должен!

– Ты знаешь, когда этот корабль снова будет в Равенне? – уже заинтересованно посмотрел он на чиновника, предоставившего такие нужные сведения.

Над головой начальника порта ветер со скрежетом раскачивал фонарь.

– Нет, синьор. Никто этого не знает. Он появляется внезапно, как туман. И так же быстро снова исчезает. У него голова дракона, а вместо паруса – крылья, а еще…

Бонус не стал слушать дальше эти сказки. Он быстро убрал ногу с монет, тем самым заставив начальника порта замолчать.

– Да будет так! – пробормотал Бонус, и, когда этот слабый перед блеском чеканного металла, наивный и нелепый человечек потянулся вниз за своей оплатой, вытащил из-за пояса кинжал, прицелился и вонзил ему клинок в затылок.


В темной воде канала плавал труп. За ним плыла какая-то доска. А от стен домов ночного города отбивали свое стаккато быстро удаляющиеся шаги.

Глава 2

Сицилия, вершина Этны


Этот кусок скалы двигался сам по себе. Он медленно полз по снегу. Так медленно, что его движение было бы невозможно заметить человеческим глазом, если бы он не оставлял за собой явно видимый след, продавливая его в снегу своей массой.

Альрик поднял руку, и шедшие за ним остановились.

– Почему ты встал? – спросил идущий рядом с отцом Ингвар и убрал с носа маленькую сосульку.

Альрик молча рассматривал склоны вулкана. Вершина Этны была окутана снегом. Из щелей среди камней выбивался пар – черный пар, с тревогой уточнил про себя Альрик.

– Если мы сейчас же не продолжим путь, то нам придется вкалывать до самой ночи, целовать мне тролля! – вспылил Ингвар.

– Только смотри, на этот раз начни с правильного конца, – усмехнулся Бьор.

Старший из сыновей Альрика стащил с головы капюшон. Ветер играл его длинными светлыми волосами, набрасывая их ему на глаза. Одной рукой крепкий норманн тащил за собой двое саней с прочными деревянными ящиками, такими большими, что даже сам мог бы улечься в них. Пока что ящики были пусты.

Альрик внимательно осмотрел ущелья и стены скал. Он знал все эти признаки, не в первый раз он отнимал у вулкана лед.

– Вон тот камень – он словно катится вверх. – Он указал на необычное явление.

– Может быть, это какое-нибудь животное? – вставил Бьор.

Ингвар фыркнул:

– Я убью его топором, и тогда мы точно узнаем, кто это.

– Нет. Это гора. Просто она трясется, – продолжил Альрик. – Мы можем это уловить глазами, только не можем почувствовать. Пока что. – Он стащил рукавицу с трехпалого правого запястья, опустился на колени в снег и с усилием прижал к нему ладонь. Быстро, пока ладонь от холода не утратила чувствительность, он постарался прислушаться к ощущениям. Легкая дрожь. И звук, похожий на рычание собаки.

– Вулкан просыпается. У нас осталось мало времени. – Он встал и отряхнул снег с руки.

Немного погодя все трое добрались до небольшого кратера на склоне горы. Сквозь мелкий щебень просачивался и поднимался пар. Охлаждаясь на воздухе сицилийской зимы, он снова опускался на камни. Так на горе? нарастал слой льда.

– Вот здесь он хорош, – заметил Бьор и, не теряя времени, опрокинул одни сани. Несколько ломов со звоном скатились в снег. Ингвар раздал инструменты.

– Эх, – выдохнул Бьор, – надо было взять с собой нубийца и сарацина. – Облака пара вылетали у него изо рта.

– Чтобы их убило раскаленными камнями и они сгорели? – отозвался Ингвар.

– Тогда наконец на корабле наступил бы покой.

– И с кем бы ты по вечерам молча стоял на палубе, как ты это любишь? Смотреть в пустоту и громко портить воздух. – Альрик уперся острием лома в лед, проверил направление и удовлетворенно кивнул. Свободной рукой он отстегнул молоток от своего пояса и ударил по лому. Лед застонал.


Когда солнце нарисовало длинные тени на снегу, Альрик уже весь взмок от пота, а сыновья не проявляли никаких признаков усталости. В ящиках на санках лежали две огромные глыбы льда.

Бьор похлопал по ним и улыбнулся:

– Сразу два! Да за эти деньги мы, пожалуй, сможем купить пару новых весел для нашего «Висундура». А для наших собственных весел – пару девок, – добавил он мечтательно.

– Пока еще лед не в Равенне. – Альрик очистил ломы, закрепил их на санках и наконец стащил с запястий рукавицы. Руки распухли от сильного холода и болели. Увеличившись, как казалось, вдвое, они отливали пугающе-пунцовым цветом. С одного из пальцев сошел ноготь. Альрик выдернул его зубами и выплюнул в снег. – И с горы мы пока еще не спустились. – Он поискал взглядом блуждающий кусок скалы. – Смотрите!

Камень все еще «катился вверх». Однако сейчас его движение уже можно было разглядеть вполне отчетливо. Даже с такого расстояния.

В следующее мгновение Альрик уже лежал лицом вниз. Поднявшись на локте, он выплюнул снег и вытащил свои длинные седые волосы изо рта. Из внезапно обрушившейся на них горы снега появились лица Бьора и Ингвара, с их голов сыпался снег.

Первым на ноги поднялся Ингвар.

– Клянусь всеми великанами штормов и града, что это было? – воскликнул он.

Альрик тоже поднялся и стоял в тревожном ожидании следующего сотрясения горы. Однако ничего не случилось.

– Быстро садитесь на сани, мы немедленно исчезаем! – скомандовал он.

– На сани? Что ты придумал? – в один голос спросили ничего не понимающие сыновья.

И тут послышался резкий звук рвущегося полотна, затем раздался грохот где-то под ногами, в самой утробе вулкана, и наконец – взрыв! Что-то со свистом пролетело по воздуху и упало в снег на расстоянии в два человеческих роста от Альрика и сыновей.

– Собираетесь прогуляться пешком под камнепадом из вулкана? – Альрику пришлось кричать, потому что шум не прекращался.

Снова послышался какой-то свист.

– Но ледяные блоки! Мы их потеряем. – Бьор втянул голову в плечи.

– Лед слишком тяжелый, – запротестовал Ингвар. – Мы не сможем управлять санями.

Камень величиной с кулак упал рядом с ним, и взметнувшийся снег осыпал его худощавую фигуру. Ингвар отпрыгнул назад.

– Дорога ведет вниз. Нам достаточно этого направления. – Альрик схватил парней за капюшоны и потащил к саням. – Вперед!

Они подчинились не его силе, а его воле.

«Я все еще ваш командир, – сказал Альрик сам себе. – И ваш отец». Это осознание своей ответственности придавало ему сил и уверенности всегда, в самой опасной ситуации.

Пока Бьор вытаскивал тормозные палки, а Ингвар проверял крепление ледяных глыб, Альрик внимательно рассматривал склон у себя под ногами. На вершине Этны не было видно гребней и ущелий. На протяжении столетий вулкан выбрасывал свою лаву и заполнял неровности горячим камнем. Они вполне могут попытаться съехать вниз, до границы деревьев, не перевернувшись и не получив по голове камнем. А с неба все чаще и чаще падали уже даже не камни, а целые куски скалы.

Вдруг их накрыло пронесшимся мимо черным облаком гари – Альрик едва не задохнулся. Он судорожно закашлялся. А когда дым рассеялся, перед ними открылся свободный вид вниз, до самого моря. Вон там их корабль – маленький, как снежинка, «Висундур», их драккар[8]8
  Буквально: корабль-дракон (норв.). Деревянный корабль викингов, длинный и узкий, с высоко поднятыми носом и кормой.


[Закрыть]
. Но сейчас там было что-то еще. Альрик прищурил глаза под седыми кустистыми бровями. К берегу, пока еще на глубокой воде, шло несколько кораблей. Он не смог рассмотреть цвета их парусов, но, кажется, это были дромоны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное