Динара Касмасова.

Леди ведьма



скачать книгу бесплатно


Глава 1


Полли Бригстоун купила на перроне «Дейли телеграф» за сегодняшнее число, то есть за 25 сентября 1885 года, и поспешила сесть в поезд, следовавший из Плимута в Лондон. Она уже послала телеграмму дяде, что скоро приедет. И сама была рада, что её длинное путешествие из Индии в Англию скоро подойдет к концу.

Поезд тронулся, а Полли не могла пройти к своему купе, так как в коридоре неуклюжая пожилая леди в очках собирала с полу книги – видимо, веревка, что их перевязывала, порвалась. Полли, подобрав маленькую книжку с заглавием «Сад камней», протянула её даме.

– Благодарю, – сказал она, – это, кстати, очень увлекательная книга, о любви японского принца и французской девушки, её корабль потерпел крушение у берегов Японии… Если хотите, можете пока почитать её. Ведь мы, кажется, соседи по… по этому вагону, – она улыбнулась и представилась: – Мэри Смит.

– Полли Бригстоун, я в пятом купе, – в ответ улыбнулась Полли и взяла книгу. – Да, до Лондона длинная дорога, – сказала она, – а у меня только газета.

Дама зашла во второе купе, а Полли прошла дальше.

В купе Полли ехала одна, в окно было глядеть скучно, но и книга оказалась совсем неинтересной, и спустя час Полли её отложила. Вдруг в окно с разлету стукнулась большая летучая мышь и, ощерясь кровавой зубастой улыбкой, исчезла. Полли, поблагодарив бога, что окно было закрыто, поежилась от вдруг пробившего её холода. Сидеть одной в купе ей вдруг стало неуютно, и она решила навестить великодушную леди. Взяв книгу, чтобы вернуть её хозяйке, она вышла из купе.

Подойдя ко второму купе, Полли постучала в дверь. Никакого ответа не последовало. Подождав пожилую леди несколько минут, Полли подумала, что, быть может, встретит её в вагоне-ресторане и отправилась туда. Но там её не оказалось. Зато там были аппетитные на вид пирожные, одно из которых Полли не преминула съесть, запив горячим чаем.


Прошло достаточно времени, чтобы вернуться откуда угодно, даже от очень болтливой знакомой. Полли, придя обратно в свой вагон, подумав с секунду, опять постучала в купе миссис Смит и, не дождавшись ответа, открыла дверь. К удивлению, она там ничего и никого не увидела, не было даже пресловутой стопки книг и чемодана.

Поли помнила, что дама зашла именно сюда, поэтому, лишь вышла из купе, сразу остановила проводника. Она спросила у него, не сходила ли с поезда дама в очках, ехавшая в этом купе, миссис Мэри Смит. Проводник странно посмотрел на неё и сообщил, что второе купе никто и не занимал.

Полли пришла в еще большее удивление. Она была не из тех, кто, встретив загадку на своем пути, проходят мимо. Да и потом, Полли чувствовала, что со старой дамой могло что-то случиться, и потому, подождав, пока проводник скроется, опять зашла во второе купе. Полли посмотрела там, сям, даже заглянула за занавеску, но ничего особого не заметила, кроме… вроде бы свежего бурого пятнышка на спинке дивана, сильно смахивавшего на кровь, но в общественном вагоне это пятно могло быть чем угодно, каплей чая или вина.

Полли присела на диванчик, чтобы примерить, как могло быть оставлено это пятно. Оно оказалось прямо на уровне её уха, а если учитывать рост дамы, которая была выше Полли где-то на полголовы, то капля приходилась бы ей прямо на уровне шее. Вдруг ладошку, опирающуюся о сиденье, что-то укололо. Между спинкой и сиденьем сверкнула булавка. Полли потянула за неё и оказалось, что булавка эта имела довольно интересное продолжение в виде мужской галстучной броши, причем, судя по позолоте и маленьким изумрудам, выложенными в виде буквы «О», вещица эта была очень дорогой. Принадлежать она пожилой, небогатой женщине никак не могла. И тут Полли вдруг вспомнила, что ведь совсем недавно она видела эту брошь. На перроне ей помог зайти в поезд старый богатый джентльмен с довольно неприятной улыбкой. Полли же, пробормотав спасибо, поспешила уйти. Вот его то старомодный галстук-бант и был сколот этой брошкой.

Все это было ужасно странно, и Полли понимала одно: пропал человек и надо действовать. Единственно, что приходило на ум, так это найти того самого неприятного пожилого джентльмена. Хотя для этого пришлось бы заглянуть в каждое купе поезда. Но этот метод подходил скорее для полиции. Она вернулась в свое купе, не переставая думать о случившемся. Она чувствовала, что что-то происходит в этом поезде, странное и таинственное.

Но как ни были тревожны её мысли, поезд укачал уставшую Полли, и она задремала. Вдруг страшный, жуткий вопль, полный злости и ненависти, донесся то ли из пролетавшего мимо леса, то ли из другого вагона. Полли встрепенулась и ринулась к двери. Но только она ступила в коридор, как какой-то человек в черном плаще налетел на неё. Чтобы не упасть, Полли схватилась за человека, они оба крутанулись на месте и свалились обратно в купе. Падение для Полли смягчил этот человек, на которого она упала. Полли почувствовала идущий от него запах кошачьей шерсти.

В эту же секунду что-то просвистело над ухом Полли, и острый, как жало, кинжал вонзился в стену под окном, пролетев прямо над её макушкой. Тут же в коридоре звякнуло железо, зазвенело стекло и раздался странный звук – похоже было, что кто-то упал. Потом закричали, завизжали и потом пыхтящий мужской бас крикнул:

– Вот она, держите убийцу!

Человек же в темном плаще, выругавшись, причем странным словом «шайтан», каким-то образом выскользнул из-под Полли, рывком захлопнул дверь купе и закрыл её на щеколду. Полли в ужасе вскочила, она оказалась отрезана от всех, наедине с этим человеком, облаченным не только в черный плащ, но и в черную маску.

–Т-ш-ш! – зашипел он, приложив палец к маске.

Но Полли даже если и хотела бы закричать, то не смогла бы. Она пребывала в легком ступоре. Страх сковал её, и только, как в лихорадке, билось сердце.

– Кто вы… что вам надо… что происходит?! – наконец смогла произнести она. Полли слышала, что люди в коридоре продолжают с кем-то бороться, оттуда доносилось: «Вяжите её… заберите у неё кинжал». Потом опять стали слышны звуки борьбы и вдруг раздался мужской взвизг: «Она меня порезала!»

– Выпустите меня, – отчего-то тоненьким голоском сказала Полли незнакомцу, продолжавшему стоять между ней и дверью.

Послышался свисток проводника. Поезд стал замедлять ход и вскоре остановился. Полли глянула в темноту окна, но ни станции, ни полустанка не увидела.

– Простите, я не могу. Вы же сразу кинетесь кричать «Помогите!»

– Так я ваша заложница? – Полли села, так как ноги вдруг сделались ватными.

– Нет, что вы, не стоит плохо обо мне думать. Ведь это по вашей милости я упал и оказался здесь. Если бы вы смотрели куда идете и не сбили бы меня, меня сейчас не только в вашем купе не было бы, но и в поезде.

– От кого же вы так резво бежали?

Человек в маске подошел к окну и выдернул кинжал из стены.

– Разве не понятно? От того, кто кинул в меня вот этот кинжал, – он повертел его в руке, будто изучая, и положил на стол.

«Один шаг до двери – это секунда. Дернуть за щеколду – еще секунда. Рвануть дверь, сделать шаг в коридор… Три секунды. Один, два, три», – просчитывала про себя шаги отступления Полли. «Может ли этот человек за три секунды помешать мне? Слишком уж он верткий. Нужно как-то его отвлечь». Полли взяла себя в руки и более спокойным голосом сказала:

– Я вообще ничего не понимаю. Что произошло? Почему в коридоре ловят какого-то убийцу?

– Наверное, там кого-то убили? – с наигранной наивностью ответил незнакомец.

– А может быть, убийца вы? – Полли встала.

– Хм, – лишь ответил незнакомец в маске. Но тут же добавил: – Вы же слышали, преступницу только что схватили.

– А кто же вы? – спросила Поли и отступила к двери. Страх постепенно исчез, и она чувствовала лишь решительность.

– Ах, как я невежлив. Позвольте представиться, может это вас настроит на дружеский лад? Джордж.

Полли, ожидавшая фамилии, подняла бровь.

– Ну, допустим, – сказал человек, – Джордж Джонсон. – Он вопросительно глянул на неё, но Полли и не думала представляться в ответ.

– Ваше «допустим» все портит, – сказала она и сделала еще полшага к двери. – Вообще-то, я имела в виду, кто вы во всей этой истории.

– Жертва? – пожал плечами Джордж.

Полли нащупала рукой щеколду и нарочито, с вызовом, чтобы отвлечь этого человека, сказала:

– Хороша же жертва, которая, спасаясь, даже не зовет на помощь и притом прячет лицо под маской.

Улыбка у незнакомца была потрясающе широкая и это было понятно даже за тряпочной маской.

– Лицо прячут не только из-за злых умыслов, но и за его недостатки, – сказал он.

– Длинного носа? – Полли слышала, что наконец-то прибыли полицейские и принялись наводить порядок в коридоре, приказывая зевакам разойтись, добровольцам ослабить хватку и передать им преступницу, а какому-то лейтенанту убрать свой револьвер. «Да её и вчетвером не могли удержать, – сказал тот в ответ,– эта старуха буйная».

– Я вижу, вы торопитесь убежать, – вздохнул Джордж Джонсон. – И я спешу вам сказать, что я ваш должник, мисс, – он галантно поклонился.

Полли открыла щеколду, человек в маске продолжал недвижно стоять. Не дожидаясь приглашения покинуть купе, Полли быстрей выскочила, захлопнула за собой дверь, успев услышать, как муркнул незнакомец: «До скорой встречи», и навалилась на ручку, тяжело дыша.

А в коридоре было несколько любопытных и трое полицейских, один из них надевал на руки старухи наручники.

– Я не убийца, клянусь! – вскрикивала она.

Но в это трудно было поверить, её обагренная кровью одежда говорила об обратном. Взгляд старухи горел ярой ненавистью. Она была в простом платье, подол которого, как и подошвы ботинок, был в крови, руки тоже были запачканы по локоть в бордовой липкости. Старуха была худой, с растрепанными седыми волосами. На секунду взгляды старухи и Полли пересеклись. Полли вздрогнула от ядовитости злых черных глаз.

– Он уже был убит, – прошептала старуха, обращаясь будто бы к Полли.

Полицейские, разобравшись с зеваками, наконец увели старуху.

– Мисс, – полицейский тронул Полли за рукав, – в поезде совершенно убийство. В виду проводимого следствия мы записываем имена свидетелей происшествия.

– А кто был убит? – спросила Полли.

– Хм, – с секунду полицейский размышлял, стоит ли говорить, но видимо мысль, что завтра все равно вся страна будет знать из газет не только имя жертвы, но также обстоятельства и все версии Скотланд-Ярда, заставила его сказать: – Граф Бальтазар Хидеж. Итак, ваше имя и адрес, мисс.

Полли назвала. Полицейский поблагодарил и направился к другому пассажиру. Полли хотела его остановить, чтобы сказать, что там, за её спиной, подозрительный субъект в купе. Но странное дело – ей не хотелось выдавать этого незнакомца полиции.

Люди стали расходиться и Полли, глубоко вздохнув, открыла дверь в свое купе и ахнула. Незнакомец исчез. Купе было пусто, лишь шторка вздувалась и холодный ветер врывался через открытое окно.

Поезд тронулся и стал набирать ход.

Полли ужасно хотелось узнать, что же произошло. Ведь пожилая женщина исчезла, брошь с изумрудами тяготила карман, а на столе так и лежал кинжал той старухи, словно нарочно оставленный незнакомцем. Для размышления ей не хватало информации, а гадать она не любила и потому вышла в коридор, чтобы расспросить наконец кого-нибудь о том, что в конце концов случилось. Но пассажиры уже разошлись и спрашивать было некого.

Прошла минута, другая, наконец показался проводник со щеткой и тряпкой в руках. Ему предстояло оттирать следы крови, здесь почти ничтожные и еле заметные, но увеличивающиеся по направлению к следующему вагону, где видимо и был убит тот граф.

– Все в порядке мисс? – вежливо осведомился проводник.

– Да, но так как толком никто ничего не сказал, хотелось бы знать, что произошло.

Из соседнего купе выскочил усатый толстяк с сеточкой на голове – видимо, так он спешил на разговор.

– Да, да, одни крики, шум и пугающее слово «убийство»! И ничего больше, начинаешь строить догадки, воображение работает, и от этого еще страшнее, – воскликнул он.

– В соседнем вагоне – слава богу, не здесь – убили пассажира, некоего Бальтазара Хидежа, по бумагам он венгр. Вы, кстати, мисс, сталкивались с ним. Он вам помог подняться в поезд. Я тогда, прошу прощения, замешкался… Аристократ, богач, но золотые кольца остались на нем…

– Кроме изумрудной броши, – прошептала Полли, но проводник её не услышал и продолжал говорить.

– Голова его была отрублена, – проговорил с ужасом он. – Все купе залито кровью.

– Ох, – театрально схватился за сердце толстяк.

– Почему же решили, что убийца старушка? – спросила Полли.

– А кто же еще? Вы же видели, её десятеро не могли скрутить, а она на них все проклятиями сыпала жуткими, даже повторить страшно! И еще отбивалась таким огромным, словно тесак, ножом, поранила одного полицейского.

– Лучше бы я этого не слышал, – сказал, бледнея, толстый усач и быстро скрылся в своём купе.

Проводник, думавший, что разговор окончен, принялся оттирать пятна, но Полли не дала ему и минуты поработать. Она спросила:

– А ту старуху видели на месте преступления?

– Ну конечно, видели! Мой товарищ, проводник того вагона, – и мужчина мотнул головой вперед для пояснения, – видел, как она, вся в крови, выскочила, рыча, из купе покойного графа. Нам повезло, что в этом поезде ехали двое военных, они столкнулись с ней в коридоре и поспешили задержать, а мой товарищ, проводник, остановил по экстренной связи поезд. Машинист связался с полицией и вскоре, с ближнего полустанка, она примчалась к нам. Ну а полиция уж точно установила, что эта взбесившаяся старуха виновна в убийстве графа. И кстати, поймали её только благодаря моей помощи, – многозначительно поднял бровь проводник.

Полли вспомнила, что после того как упала, и нож вонзился над её головой, она услышала грохот подноса и сейчас, видя мокрый лацкан рукава проводника, поняла, что проводник выходил с кружками чая из первого купе и нечаянно столкнулся со старухой.

– А вам этот граф не показался странным? – спросила Полли, думая прежде всего о так странно потерянной броши и исчезнувшей миссис Мэри Смит.

– Не зря говорят, что дамское любопытство превосходит полицейские вопросы. Меня полицейские и то о таком не спрашивали, – хмыкнул проводник, но он явно был из породы болтунов и потому, забыв об уборке, охотно стал рассказывать: – Граф этот был хоть и мрачноват на вид, но оказался тот еще повеса. Это случилось в самом начале пути. Я только зашел в тот злополучный четвертый вагон, как стал свидетелем некоей весьма двусмысленной сценки, – проводник хихикнул. – В дверях купе графа Хидежа стоял мужчина лет тридцати пяти, он был взбешен так, что даже лицо у него перекосилось. Он вывел за руку из купе графа девушку, шипя ей: «Это низко! Отвратительно!» Девушка глупо улыбалась, словно была пьяна. Она явно ничего не понимала. Ей было все равно, что вокруг происходит.

– А что это был за мужчина, а девушка? Их имя или что-нибудь о них можете сказать?

– Не помню, – отмахнулся проводник, он спешил рассказать свою историю и потому продолжил: – Граф Хидеж вышел вслед за девушкой и сказал: «Всего лишь вежливая встреча двух старых знакомых». Граф тоже злился. Он от досады покусывал губы. Мужчина вскрикивал: «Я не верю вам!» и что-то типа: «Вы специально заманили к себе мисс Сильвестр и чем-то её опоили!»

– Значит, её звали мисс Сильвестр. А говорите не помните, – упрекнула рассказчика Полли. – А имени мужчины в разговоре не упоминалось?

– Кажется, нет. Так вот. Граф стал оправдываться, при этом злясь так, что даже скалил зубы. Выглядел он в этот момент просто ужасно, даже у меня мороз по коже пошел. Но молодой человек не замечал этого, сам распалялся все больше и даже грозился расправой. Наконец мужчина ушел, уводя с собой хихикающую девушку. Граф горящим взглядом посмотрел на меня и, захлопнув свое купе, отправился в другую сторону, в сторону вагона ресторана. Вот и все, – сказал проводник. Щетка в его руке уже стала тяготить его, и он, извинившись, принялся за уборку.

Поведение графа было очень странным и почему-то Полли казалось, что двусмысленность в отношениях графа с девушкой была совсем не такой, о какой подумал проводник. Не зря ведь мужчина сказал, что девушка была пьяна – может, граф чем-то опоил её? Все могло быть намного страннее и запутанней, чем казалось проводнику.

Полли решила прогуляться до соседнего вагона, чтобы посмотреть на купе графа Хидежа. Но у дверей купе полиция оставила одного из своих людей. Полли попросилась зайти в купе, изобразив любопытствующую особу, это не помогло, потом она попыталась разговорить полицейского, но успех был такой же, если бы она обращалась к статуе. К сожалению, она не смогла больше ничего придумать и ушла обратно в свое купе.

Из объяснения проводника Полли поняла одно: кроме неё, человека в маске никто не видел. И еще то, что граф был не просто старым Дон Жуаном и, скорее всего, он был виновен в исчезновении миссис Мэри Смит. Может быть, он даже убил её. И почему проводник сказал, что никто купе и не занимал?

Пока Полли размышляла, наступил рассвет, а за окном уже замелькали крыши домов. Поезд подходил к окраинам Лондона.


Глава 2


Мисс Полли Бригстоун сошла с поезда и наконец-то оказалась на твердой земле. После долгого плавания из Бомбея в Лондон и этой поездки на поезде отрадно было ступить на землю.

Но не успела Полли сделать и шага, как её радостно окликнули. Она обернулась: к ней, широко улыбаясь, подошел пожилой мужчина лет пятидесяти со смутно знакомым лицом.

– Полли! – воскликнул он.

– Дядя Генри, – в ответ улыбнулась она.

– Полли, дорогая моя племянница. Как я рад! Я удивлен, что ты меня помнишь.

– Вообще-то нет, но встречать меня могли только вы, – опять улыбнулась она.

– Ну да, ну да, – засмущался старик.

– Но зато благодаря нашей переписке я вас очень хорошо знаю.

– Каюсь, я писал писем меньше чем следовало, – пробормотал он, но тут же с воодушевлением добавил: – Ну а тебя я узнал сразу. Ты ужасно похожа на Оливию и… Альберта, его глаза и волосы… – глаза у дяди Генри заблестели, и он поспешил заключить Полли в объятья, чтобы вконец не разрыдаться. Наконец он отошел от Полли на шаг и с ужасной грустью проговорил: – Мой младший брат… я так хотел проводить его в последний путь. Да будут прокляты эти деньги, их нет именно тогда, когда остро в них нуждаешься! У меня их не нашлось даже на билет третьего класса. А я так хотел приехать в Индию, попрощаться с Альбертом и забрать тебя домой…

– Я знаю… – прервала его Полли. Хотя с той поры прошло уже два года, было грустно возвращаться мыслью к тем трагическим дням, когда после похорон отца она осталась совсем одна. И даже семья полковника Грепфрейта, в которой она стала жить, не могла вырвать её из черной печали.

Дядя, словно поняв это, завертел головой, и спросил:

– Ну, где твои чемоданы?

– Это все, – кивнула Полли на единственный чемодан у своих ног.

Дядя хотел было что-то сказать про скудность её вещей, но тут вдруг нахмурился и, быстро схватив чемодан Полли, проговорил:

– Идем, поговорим лучше дома…

Но не успели они пройти и двух шагов, как возле них возник с бледным, почти серым лицом молодой джентльмен в дорогом, но неброском черном костюме и, поклонившись, с сияющей улыбкой старого знакомого сказал:

– Мистер Генри Бригстоун. Рад вас видеть!

– А я нет, – поджал губы дядя и дернулся с чемоданом, чтобы идти, но его старый знакомый с удивлением продолжил:

– Простите, кажется, я помешал вашему разговору…

– И вы будете меня упрекать, – сквозь зубы проговорил дядя, – что у меня не достает манер ни представить вам мою племянницу, ни должным образом поздороваться?! Так вот, мистер Барклей, после того как вы со мной сыграли злобную шутку, ни того, ни другого я делать не намерен!

– Шутку? – молодой человек был озадачен, а потом его вдруг будто осенило. – Это была всего лишь неудача. И за фортуну я не отвечаю.

– Конечно, вы не в ответе, – иронично сказал старик, – за банк Колина Солтера, которого вы так усердно мне рекомендовали, и который лопнул именно тогда, когда я вложил туда все до последней монеты!

– Жаль, что вы выбрали для оскорбительных заявлений столь неудачное место, – проговорил, поморщившись, молодой человек.

Люди, толпившиеся на перроне, и вправду поглядывали на них.

– Я вам пришлю письмо, а пока чтобы вы перестали держать камень за пазухой и плохие мысли в голове скажу лишь, что сам, доверяя этому старому «другу», потерял чуть меньше десяти тысяч фунтов.

Дядя поднял в удивлении одну бровь, но тут же взял себя в руки, словно заставив себя опять посуроветь.

– Что же, – процедил он, – вы по-прежнему выглядите цветущим.

– Первый раз слышу, чтобы комплимент звучал как упрек, – хмыкнул мистер Барклей.

За его спиной вдруг красноречиво прокашлялся носильщик. Полли кинула на него взгляд и увидела, что у того на тележке огромный ящик, длинною с гроб и сбоку еще пара дорогих кожаных чемоданов.

– Ну что ж, мне пора, – сказал молодой человек дяде, тот в ответ лишь кивнул. – И рад познакомиться, мисс Бригстоун, надеюсь встретиться с вами при лучших обстоятельствах, – он изящно поклонился, даже с излишней церемонностью, и поспешил к носильщику, который сел на длинный ящик, решив свернуть цигарку.

«После такой резкой, даже если и оправданной, грубости дяди, навряд ли вы захотите со мной общаться», – вздохнула про себя Полли, даже не отдавая себе отчета, насколько понравился ей мистер Барклей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6