Дина Идрисова.

Облако памяти



скачать книгу бесплатно

© Дина Идрисова, 2016


ISBN 978-5-4483-6019-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Астролог Аглая встречает в парке Николая Кулагина, чтобы осуществить план, который задумала более тридцати лет назад. Николай попадает под влияние Аглаи и ей остаётся только использовать против него свои знания, но ей мешает неизвестный шантажист, у которого собственные планы на Николая. К тому же Аглая понимает, что не получает удовольствия от того, к чему шла так долго, зато находит себе приемницу, оставляет Николая и уезжает, не осуществив свой план мести. Действие этой линии происходит в наши дни.

Параллельно, история, случившаяся сорока годами ранее: Алиса встречает мужчину своей мечты Сергея, но вопреки всем «знакам», собственными стараниями, они навсегда остаются зафиксированными в стадии перехода зарождающихся отношений на следующий уровень. В конце концов, когда молодые люди решаются, преодолев страхи, быть вместе, им мешает беременность бывшей подруги Сергея, которая вынуждает его жениться на себе. Алиса решает, что жизнь кончена, но встречает астролога, идет к ней в ученицы, берет имя Аглая и по совету наставницы решает отсрочить месть Сергею.

Благодарность

Хочу признаться в любви и поблагодарить мою дорогую Каусарию, которая была не только моим первым читателем, но и весьма трепетно отнеслась к текстам. Каусария, это моя авторская благодарность! Спасибо тебе!

Огромную благодарность я выражаю Жене, которая не только прочла текст дважды, но и каждый раз находила для меня слова поддержки. А еще она помогла мне в редактуре.

Пролог

Мир разделился. Внутри было отчаянно пусто и глухо, и эта пустота пульсировала тупой скрежещущей болью. А снаружи все было, как обычно и от этого контраста она ощущала, как каждую минуту боль усиливалась, разливаясь по всему телу.

Она сидела на подоконнике, опасно высунувшись наружу, и смотрела на улицу. Нервно сигналили машины. Цыганки кричали «позолоти ручку», «всю правду скажу», смачно сплевывали, улюлюкали вслед прохожим. Дети просили купить мороженого или газировки. Голуби пытались отбить крошки у воробьев. Воздух был влажным и плотным.

Она не понимала, почему они все не исчезли. Не обрушились небеса. Не грянул гром. Хотя бы. Не исчезли звуки, запахи и краски. Она знала, что краски тоже были на месте, в ее голове было словно два экрана: на одном все было серым, а на другом – преступно продолжалась многоцветная чужая жизнь.

– Мне кажется, у меня больше нет сердца, – сказала она в сторону комнаты.

– Не говори глупостей.

– Я не понимаю, почему…

– Что?

– Ну почему ничего не кончилось? Почему я не умерла? Так же бывает, да? Когда тебе сообщают что-то несовместимое с жизнью – умираешь.

– То, что у них будет ребенок – это не… не что-то несовместимое с жизнью! Тем более твоей.

– Я больше никогда… Ни за что. Как же? Теперь? Я ведь никогда не выйду замуж…

– Прекрати!

– Ты знаешь, сколько мне лет?!

– Знаю, мы ровесницы!

– Вот! Шансов нет.

Хотя… Это не важно! Понимаешь, у нас связь. Кармическая. Я точно это знаю. Столько лет…

– Столько лет вы морочили друг другу голову и трепали нервы и, наконец, все это закончится.

Жизнь остановилась в ней несколько минут назад, когда она задержала дыхание во время телефонного звонка.

Сегодня они должны были идти в ресторан, отмечать начало совместной жизни. Но теперь все. Ничего не будет. Ей было странно, что она еще дышит, может двигать рукой или ногой, произносить слова. Это по инерции, успокаивала она себя. Скоро все прекратится. Кончится. И ей уже ничего не придется делать. Уже сейчас все было лишним и ненужным.

– Прекрати! Никто не умер! Ничего ужасного не произошло!

– Как это? Как это – никто не умер? А я? Я же умерла. Несколько минут назад.

Глава 1

Женщина оглядела парк и почти сразу заметила его. Ну вот и прошли положенные тридцать семь лет.

– Пора, – сказала женщина негромко и направилась к Николаю.

Он рассматривал носки своих туфель. Трава все еще была сочного зеленого цвета, но ней уже было много ярких листьев. Николай сначала пытался подцеплять листья аккуратно, чтобы не испачкать туфель, но решил, что так ничего не получится.

Нужно было, как это модно нынче, экологично избавляться от негативных эмоций. Не вовлекая в процесс посторонних. Предметы или людей. С экологичностью у Николая Кулагина были проблемы. Он старался не отставать, держать руку на пульсе и вообще жить прогрессивно. Поэтому он читал много психологической литературы. Особенно в виде многочисленных статей, которыми так любили «делиться» в социальных сетях. Про необходимость «экологично» обращаться со своими эмоциями и чувствами он прочел накануне. Даже Гельке не успел рассказать. Привычно одернул ее, когда она утром солила кофе.

– Геля, прекрати! Никому не нужна соль, да еще в кофе. Кофе и без того вредный напиток, а ты туда еще соли.

– И сахару, – сообщила легкомысленная Геля. – Тоже вредно. Кулагин, а в твоих статьях про здоровье не написано, что вредно утро начинать с ворчания? Тоже, по слухам, жизнь значительно сокращает.

Николай объявил Геле, что у него сегодня трудный день и кофе он не хочет. И вообще, пусть она не мешает ему собираться на работу. Теперь он знал, что нужно было бы пропустить эмоции через тело и попрыгать в спальне. Возможно, дополнительно подкрепляя процесс горловым пением.

В парке Николаю снова захотелось попрыгать на месте и покричать. Но вокруг было полно народу: мамаши с колясками, девицы с сигаретами, старушки с мопсами. Покричать не выйдет.

Он представил, как будет выглядеть. Кудрявый мужик в деловом костюме, прыгающий и вопящий. Вряд ли кто-то вызовет неотложку, но рисковать не хотелось. От такой фантазии, как ни странно, Николаю стало легче. Что это он? Раскис. Размяк. Мог бы просто покидать мятой бумагой в мусорную корзину прямо в офисе и не устраивать этого выездного цирка.

Еще и водителя отправил на целый час. Решил, что свежий осенний воздух непременно его успокоит. Может, и успокоил, но что делать целый час? Выпить кофе в ближайшей кофейне? Позвонить Геле? Или лучше Жанне? Назначить встречу с новым потенциальным инвестором? Николай не слишком комфортно чувствовал себя без непременного графика, который зачитывала ему секретарша. Он вообще любил делегировать такие скучные занятия, как составление планов их соблюдение. Для этого у него давно уже были специально обученные люди. А ему нужно было решать глобальные задачи, совершенствовать мир, прилагать усилия, везде успевать.

Николай не любил сложностей и рутинной работы, всегда надеялся на самый оптимистический сценарий, так что любой сбой выбивал его, заставлял нервничать, кричать на секретаршу, срываться на жене. А это… Неэкологично. Нужно беречь энергию, справляться с собой, идти дальше. Только как же он пойдет, если инвестиции для проекта так и не нашлись?!

– Проблемы на работе? – спросил женский голос за спиной.

– Нет у меня никаких проблем, женщина, – поморщившись сказал Николай.

– Конечно, Николай, какие проблемы: проект покинул только один инвестор. Неприятно, но уж точно не смертельно. И для вас, и для проекта, не правда ли? – усмехнулась женщина. – Все равно у вас будет сегодня очень удачный день, поверьте мне.

Николай вздрогнул и внимательно посмотрел на нее. Пожилая, почти ровесница его матери, но моложавая. Может быть потому, что мать Коли уже давно выглядела полной и неповоротиливой, и свой досуг проводила возле телевизора, а не в парке. Дама, – а теперь называть собеседницу просто женщиной он уже не мог, – была подтянутая и стильная. Короткая стрижка, крупные серьги, солнцезащитные очки, длинные перчатки, замшевый рюкзак изумрудного цвета, горчичное пальто с рукавом три четверти. Было не похоже, чтобы женщина зарабатывала на жизнь ворожбой.

– Но так и есть. Хотите, буду называть вас «яхонтовым»? – рассмеялась женщина. – Я астролог, Николай. Ваше имя я услышала, когда водитель уточнял, когда вас отсюда забирать, а про проект вы сами минут семь назад сказали в телефонный аппарат.

Дама так и произнесла: «телефонный аппарат».

– Видите, никакой магии. Простая наблюдательность. Но если вы скажете мне дату вашего рождения, желательно с точным временем и городом, я расскажу гораздо больше интересных вещей. Я, видите ли, этим зарабатываю.

– Как вас зовут?

– Все больше Аглаей.

– Э…М…

– Зовут, как вы, «женщиной», иногда уже и «бабкой», – улыбнулась Аглая. – Так что? Погадать вам на кофейной гуще? Шучу, конечно. На гуще я не умею, только по натальной карте. Но за кофе это всегда приятней делать. Вы же собирались выпить кофе, чтобы не вызывать водителя и не ставить себя в неловкое положение.

– Послушайте, Аглая, мы можем и кофе выпить, но я не слишком верю во всю эту вашу астрологию… Не обижайтесь.

– Какие обиды, молодой человек. Я взрослая женщина, первой заговорила с вами, навязываю свои услуги… Но вы же козерог? День еще сложится очень удачно, поверьте. Если не звездам, то моему богатому жизненному опыту. Давайте я еще немного вас развлеку. Да и кофе в этом заведении, – она махнула рукой в перчатке в сторону кафе, – вполне приличный. Не хотите говорить про астрологию – так расскажите мне, как вам удается скрывать от жены любовные связи. Для этого нужен талант.

– Это вы по следам разноцветных длинных волос на лацкане костюма определили?

Николай демонстрировал скептическое отношение к гороскопам, натальным картам, астрологам, гадателям по таро, чтецам рун. Обычно он подчеркнуто саркастически отзывался обо этом. Современный человек, работает в сфере новейших технологий, неужели он будет следовать таким ненаучным подсказкам? Это все для барышень в кружевах и рюшах. Или в чем сейчас положено ходить юным наивным девушкам?

Сейчас Николай пытался найти какую-нибудь убедительную отговорку, так ему не хотелось идти и пить кофе с Аглаей. Какие-то звезды, мистика. Зачем? Чтобы еще раз убедиться, что все это не работает? Что она ему обещала? Хороший день? Уже обед; утром он повздорил с Гелей, сейчас провалил переговоры, остался в костюме на обманчиво ярком, но не греющем сентябрьском солнце, отпустил водителя, вынужден вести какие-то ненужные и странные разговоры с женщиной, которая ведет себя как сумасшедшая, хотя и выглядит вполне адекватной.

«Вдруг все-таки сумасшедшая? Что делать? Я со своей агрессией не могу управляться, а тут еще с чужой придется. Может, мне к психологу?».

– Справки, у меня, конечно с собой нет.

– Какой справки?

«Все-таки ненормальная».

– Подтверждающей мою адекватность. Вы, Николай, не думайте. Я не набираю клиентов вот так, на улицах, демонстрируя свои уникальные способности. Просто вы расстроены. Напрасно.

«Боже мой, такая милая бабка. Но почему она ко мне привязалась-то? Как бы ей помягче отказать, чтобы не обидеть. Ведь ничего плохого, вроде бы. Но напрягает».

– Не напрягайтесь, – улыбнулась Аглая и сняла солнцезащитные очки. Глаза у дамы были зеленого цвета.

«Как крыжовник», – неуместно подумал Николай.

– Мне бы уже после первой фразы ретироваться, – она так и сказала «ретироваться». – Но вы очень напоминаете мне одного моего старого знакомого. И мне захотелось поиграть в добрую фею-крестную. Однако я не буду больше настаивать.

– Ну что вы! Я с удовольствием выпью с вами кофе. И послушаю про звезды. И про то, что Юпитер в пятом доме. Или в каком там…

Даже самому себе Николай не мог объяснить, почему он согласился. «Похоже, мне пора сходить на тренинг, где обучают искусству отказывать. Вдруг она все-таки ненормальная. А я с ней соглашаюсь, и это же тоже неэкологично. Потакание бреду, или как-то так».

Он шел за Аглаей к кофейне, хотя на самом деле ему очень хотелось просто сбежать. И было немного стыдно. От того, что он согласился, хотя и не хотел. И еще оттого что боялся этой пожилой женщины. Но что она могла ему сделать? Проклясть? Наслать семь по семь лет неуспехов в бизнесе? Лишить потенции?

А что если она просто влюбилась? Да, с первого взгляда, а что? Может быть, она вовсе не астролог, потому что совсем не похожа. А просто богатая тетка, которая увидела довольно молодого и очень привлекательного мужика. Прямо на улице ей было неудобно предлагать ему секс за деньги, а в интимной обстановке кафе – вполне.

Николай прекрасно знал, что нравится женщинам почти всех возрастов. Ему улыбались малышки из колясок, их мамаши и бабушки, студентки бросали многозначительные взгляды, взрослые женщины принимали продуманные позы. На женщин безотказно действует, лоск, который был свойственен Николаю даже когда у него еще не было денег на дорогие сорочки. У него было приятное, располагающее лицо и глаза, в которых всегда светилась ровно та доля интереса к женскому полу, которая цепляла. Та самая доля мужского интереса, которую хотелось увеличить до настоящего внимания. У него были немного пухлые руки, которые он умело маскировал манжетами, и намечался живот, который намекал на мягкость характера, а не демонстрировал полную неспортивность владельца. Ну и почему бы даме не увлечься?

Аглая обернулась и улыбнулась. Николаю показалось, что она по лицу прочла все эти мысли. Увидела, как он пытается сам себе объяснить, почему не отказал, как придумывает дурацкие причины и боится, что Аглая действительно настоящий астролог, ведунья, маг и волшебник. Сейчас он сообщит ей дату своего рождения, а она скажет, что Аннушка уже пролила масло. Или что-то такое.

Николаю было страшно, но хотелось, чтобы Аглая явила ему какое-нибудь чудо. Хотя бы и самое маленькое. Волшебство. И еще ему очень хотелось, чтобы она ему рассказала о том, что у него совершенно особенная аура, что он может предвидеть, только нужно как следует потренировать третий глаз. Он, конечно, будет иронизировать и недоверчиво улыбаться. Или, наоборот, сразу расскажет ей, что всегда точно знал, что он особенный, и что не верил во всякие магические штуки, потому что это профанация, а у него, он чувствует, есть настоящий дар.

Еще Николаю хотелось, чтобы Аглая сказала ему, кто из инвесторов заинтересуется новым проектом, чем закончится завтрашняя встреча акционеров, сможет ли он защитить проект. Николай читал гороскопы, но всегда чистил историю общения со специализированными сайтами. Он точно знал, что у него должны быть какие-то сверхспособности, но пока они не проявлялись, он делал вид, что не доверяет эзотерическим штукам.

Николай вдруг понял: встреча с Аглаей – это уже знак его особенности. Разве каждый день астрологи сами подходят к незнакомым людям в парке?

– Послушайте, Аглая, а можно заказать у вас гороскоп?

– Натальную карту, – уточнила Аглая и остановилась. – Но вы же не верите в астрологию.

– Ну… Вдруг вы меня переубедите? Что для этого нужно? Сказать вам дату рождения? И вы мне сразу все расскажете? А еще я читал у одного психолога, что не важно, какой метод использовать, хотя бы и гадание по шишечкам на черепе, лишь бы это помогло.

– Значит, – усмехнулась Аглая, – в психологию вы верите?

Николай внимательно посмотрел на Аглаю:

– Психология – наука. В отличие от.

– Ну-ну. Вы знаете, Павлов, учение которого легко в основу целого направления в психологии, так не считал. Даже штрафовал работников своей лаборатории, когда они произносили ругательное на его взгляд слово «психология». Я, Николай, дипломированный специалист. Как раз по психологии, которой вы больше доверяете.

– Так вы составите мне натальную карту? Прямо сейчас.

– Боитесь передумать? Тогда вам придется пить кофе у меня дома, – Аглая махнула в сторону многоэтажки на другой стороне от парка. – Сначала мне нужно свериться с таблицами, определить сидерическое время, примерить сетку домов… Сегодня я могу вам только общие вещи рассказать.

Николай не понял ничего. Но ему показалось вдруг, что чудо непременно случится, и он улыбнулся Аглае.

– Ведите.

***

– Слушай, ты же говорила, что тебя зовут Анжела. А муж тебя Галкой зовет, на манер этого, Пикассо, что ли?

Евгения недавно переехала в квартиру напротив. Сначала она пришла к Ангелине за сахаром, без которого не могла пить кофе по утрам, но не нашла в многочисленных коробках. Ангелина пригласила соседку выпить кофе с ней, как раз сварила себе вторую порцию, и Евгения с радостью согласилась.

Евгения была чуть старше Ангелины, потому решила взять шефство над новой знакомой, стала заглядывать к Кулагиным почти каждое утро после того, как Николай уезжал на работу. Вчера соседка рассказала Ангелине, что у нее совершенно неверно расставлена кухонная мебель и она напрасно заказывает неведомую морскую соль, все врут, нет в ней никакой пользы, сплошное надувательство.

– Дали, – поправила Ангелина, помешивая воду в маленькой кастрюльке. – И зовут меня Ангелина. А Кулагин зовет Гелей, так повелось.

– Вот и я думаю, чего вдруг ты Галка-то. Может, тебе нравится. Говорят, и жену и у этого твоего Дали звали Наташкой, и была она русской.

– Еленой.

Ангелина не удивлялась, когда ее называли как вздумается. С некоторой удивлением она наблюдала за тем, как гуляет ее собственное имя. Еще бывают нарицательные, вспомнила Ангелина из школьной программы. Тоже имена. На филфаке их еще называют аппелятивами. И ей казалось, что ее собственное имя на нее за что-то обижено, и совсем скоро ее станут звать нарицательно «наташкой», как только что назвала Евгения жену Дали.

– Что ты меня все поправляешь? Хочешь свою образованность показать? Ну и чего ты там варишь?

– Брокколи. На ужин.

– Мужика будешь травой кормить?

– Это на гарнир, – стала оправдываться Ангелина. – Я еще буду мясо по-бургундски готовить… К нему как раз хорошо подавать брокколи под сыром.

– Ну-ка, как ты там будешь готовить? В бургундском вине, что ли?

Евгения поставила кофейную чашку на стол, сползла с дивана, на котором почти лежала, и подошла к плите, возле которой хлопотала Ангелина.

– Сериал-то сегодня будем смотреть? Про роды? Так чего с мясом?

– Мясо я сначала обжарю, а потом буду томить в вине. Не бургундском. Красном сухом. А еще в сельдерее, чесноке и луке.

– Прямо вот этот шмат?! – изумилась Евгения. – Весь? Обжаривать? Сейчас же чадить будет сильно. И шкворчать еще. Не услышим же, что у докторши с пришибленным врачом!

– Я быстро, – улыбнулась Ангелина. – А в вине оно будет тушиться долго и без шума.

– Надо бы тоже что-то приготовить своему. Но потом, наверное. Сегодня я уже пельменей отварю…

Ангелину забавляла ее бойкая соседка. Когда вечером после первого визита рассказала Кулагину про их новую соседку, он поморщился:

– Ты же не собираешься ее здесь привечать? Дружить домами, встречать милые семейные праздники в узком кругу соседей?

Ангелина не стала вступать в споры с мужем – вряд ли они с Евгенией пересекутся. Все равно он рано утром уходит в офис, приходит поздно, редко приезжает на обед. Евгения была совсем другой, не походила на редких подруг Ангелины, с которыми они общались, в основном, по телефону, в кофейнях или спа. Чаще просто разговаривали друг с другом ссылками на новые коллекции любимых дизайнеров или высылали свои фотографии в нарядах.

Ангелина безумно любила заказывать вещи. Почти все шкафы и обе гардеробные были полны. Кулагин был не против. Позволял обновлять картины на стенах квартиры, покупать новые шторы, заказывать разнообразные подушки. И, конечно, покупать одежду. Ангелина одевала и его. Хотя большую часть ее трат составляли расходы на собственный гардероб.

С вещами у Ангелины были самые настоящие отношения. Сейчас она смотрела на картину с зеброй, ей только вчера привез его курьер, она сразу пристроила картину в гостиной. Зебра словно разделяла ее отношение к гостье, немного щурила нарисованный глаз.

– Слышь, а ты домохозяйка, что ли? – спросила с дивана Евгения.

Можно было поговорить, сериал прервался на рекламу, а Ангелина уже обжарила мясо и приступила к тушению сельдерея, лука и чеснока. Нужно было сначала обжарить все до золотистого цвета, а потом поместить туда мясо.

Ангелина повернулась к соседке и ответила:

– Наверное.

– Как это? Наверное? Не знаешь, что ли? Или к тебе приходит прислуга?

Ангелина рассмеялась:

– Нет, я все делаю сама. Я же не работаю. Зачем мне прислуга? У нас же квартира, а не загородное поместье с охотничьими угодьями.

– Да ладно, что там угодья. У вас – таких, как ты и твой Кулагин, принято нанимать прислугу. Броколлей я варить не умею, но ничего. Зато я быстро убираю, стирать могу, гладить, макароны отварить с подливкой. Так что я могла бы. Хочешь?

– Чего могла бы? – не поняла Ангелина.

– Хозяйство ваше вести. За деньги, конечно. Уже три месяца не могу найти работу по специальности. Не нужны никому сейчас завхозы. Всем подавай менеджеров. Менеджеров! Ты вообще знаешь, как быть завхозом?

Ангелина промолчала. Она ничего не знала про менеджеров и завхозов. Когда-то давно Ангелину занимали вопросы о том, кем она станет, когда вырастет. Менеджеров тогда вовсе не существовало, а работать завхозом было не слишком почетно. Иногда очень выгодно, но все равно не престижно. Ангелину отдали на филфак. Куда еще?

Ангелина представляла, как могла бы сложиться ее жизнь, если бы получила настоящую специальность. Она всегда превращалась в подростка, когда смотрела фильмы про врачей, например. В сериале, который Евгения полюбила смотреть на их кухне, показывали, как врачи каждый день кого-то спасают. Хорошо смотреть такие героические истории после уроков, когда герои намного старше. И кажется, что в твоей жизни тоже непременно останется место подвигу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5