Диминэя Ан.

Инфо



скачать книгу бесплатно

Часть 1 Гусеница

Глава 1

Диван, на который Алексея усадили медбратья, был мягкий, обволакивал своим комфортом и теплом. Леша равнодушно отметил классический узор обивки. Скользнул блуждающим взглядом по стенам. Пастельные тона в интерьере кабинета призваны были расслаблять взбудораженную психику особо буйных пациентов.

Алексей буйным не был. Но его все равно укутывали в смирительную рубашку перед каждым сеансом. Так он меньше нервничал и не вздрагивал, когда мягкий голос психиатра начинал задавать вопросы.

– Ну и как же вы, Алексей Юрьевич, докатились до жизни такой? – лечащий врач, массивный лысеющий мужчина с вкрадчивым голосом и мягкими, но сильными руками, аккуратно раскладывал на столе картонные листы с пятнами Роршаха.

Этот психологический тест ничего не давал – Алексей знал, что нужно видеть на каждом рисунке. И послушно отвечал то, что знает, как на уроке.


Вечер выдался холодным. Промозглый ветер гонял по двору рваный целлофановый пакет. Алексей поежился и нервно подвигал губами.

– Не елозь, всю помаду сотрешь, – одернула его Жанна.

По-хозяйски поправила его волосы и шарф. Леша неуверенно улыбнулся ей и расцвел, встретив ответную улыбку. Хоть та и сквозила явной насмешкой, все равно – любимая улыбнулась ему. А значит вечер уже можно было считать удачным.

Скрипя каблуками по подмерзшему асфальту, они вдвоем приближались к нужному подъезду. Леша дышал на зябнущие пальцы (перчатки он потерял в маршрутке ровно за день до наступления холодов, как обычно) и отстраненно высчитывал траекторию движения пакета над асфальтом.

Был вечер пятницы, и они уже немного опаздывали на день рождения Жанниной подруги. Естественно, задерживал всех Алексей, за что ему должно было быть стыдно. Но стыд и неловкость уже стали настолько обыденными чувствами для него, что на очередной упрек возлюбленной Леша только вздыхал.

В последнее время он был виноват во всем. В том, что она проспала на пары, в пересоленной яичнице, в ругающихся наверху соседях, в переполненной маршрутке… Да, поводов для молчаливых вздохов у Алексея находилось очень много, чем он несказанно бесил Жанну и, конечно же, был виноват еще и в этом.

– Все. Пришли наконец-то, – буркнула девушка, стягивая перчатку с пухлой ладошки. – Как там у нее номер…

Алексей опередил ее, безошибочно набрав нужные цифры. Жанна нервно покосилась на него – она точно помнила, что не говорила парню номера квартиры. И никто не говорил. Но Леша ничего не мог с собой поделать. Некоторые вещи он просто знал.

Дверь щелкнула замком и призывно запищала.

– Пошли, пошли скорее, холодно! – заворчала Жанна.

Уже перед самой дверью снова дернула его за рукав, заставляя обернуться и замереть под придирчивым взглядом карих глаз.

– Не сучи коленками, выпрямись.

Алексей послушался, закусив губу от холода, что никак не желал отпускать колени, щиколотки и особенно внутреннюю сторону бедер.

– Не жуй помаду, – тут же пресекла девушка. – Ладно, в ванной поправим.

Заходим.

И они вошли в теплую, празднично пахнущую квартиру, навстречу восторженному смеху и уже не вполне трезвым объятьям.

– Знакомьтесь, мальчики – это Алина, моя одногруппница, – подвыпившая именинница, уже посвященная в суть розыгрыша, не пыталась сдержать смеха.

Но так как она всегда отличалась повышенной смешливостью, никто ничего не заподозрил. Парни улыбнулись высокой блондинке, самый сообразительный уже сунул ей в руку бокал с дешевым вином.

Жанна ткнула его кулаком в спину, и Алексей послушно растянул накрашенные губы.

– Всем привет…

В тот момент розыгрыш Жанны еще казался ему неплохой идеей. Достаточно безобидной шуткой, чтобы с ее помощью разрядить копившееся между ними напряжение и, возможно, вернуть былые чувства. В последнее время любимая часто жаловалась на скуку, особенно в его присутствии. Поэтому Леша с радостью ухватился за первую возможность ее развеселить.


– Мадам, – выдохнул Игорь в самое ухо Алексею. – Не желаете ли выкурить сигаретку?

От его жаркого дыхания загорелись щеки. И что-то пугающе тянуло внизу живота, но об этом Леша запретил себе думать еще в тот момент, когда этот парень подсел к нему на диван, бесцеремонно выпихнув других конкурентов.

Алексей вскинул на мгновение глаза, поймал торжествующий взгляд Жанны и прочел по ее губам хищное: «попался». Уже тогда ему почудилось, что адресовалось это слово вовсе не Игорю. Но, послушный правилам игры, Леша кивнул.

Оба балкона оказались занятыми другими парочками, и Игорь повлек свою «мадам» к входной двери.

В подъезде неприятно пахло сыростью. С первого этажа тянуло холодом.

Алексей благодарно кивнул, принимая сигарету. Прикрыл глаза, ловя ее кончиком огонек зажигалки. Игорь шумно сопел у него над ухом. Видимо, подбирал слова для будущей беседы.

Леша курил и отстраненно разглядывал фактурное лицо парня. Массивные бровные дуги, широкий лоб, нос, несущий на себе след минимум двух переломов. Такое лицо стоило рисовать углем по шероховатой бумаге. Только на влажные полные губы можно было добавить чуть цвета…

– Ты, значит, на врача учишься? – хриплый голос Игоря выбил Лешу из размышлений.

– А… ага, – голос сбился с женской тональности, но парень вроде бы не заметил или посчитал, что это от сигареты.

– Круто. Говорят, у врачих руки сильные.

Леша приподнял одну бровь и многозначительно улыбнулся.

Сигарета тлела в его руке, неизбежно приближая финал. Но ему нужно было протянуть время, подгадать момент. Чтобы выскочившая вслед за ними Жанна смогла запечатлеть на свой телефон самый пикантный кадр.

Игорь сопел все громче, буравя Алексея жадным взглядом и посылая в пространство разрозненные фразы ни о чем. Явно не ожидая от собеседницы сколько-то развернутого ответа хотя бы на одну из них.

Сигарета прогорела до фильтра. Леша кашлянул и медленно раздавил ее о загаженный подоконник.

– Я че спросить-то хотел, – спохватился Игорь, как завороженный, наблюдая смерть окурка. – Ты это… у тебя парень есть? В смысле, молодой человек.

Почему-то сердце Алексея неприятно екнуло в этот момент. Он поймал взгляд парня, дышащего уже, как возбужденный носорог, улыбнулся ему. И, молясь чтобы Жанна заметила перемену в глазок двери, за которой та должна была ждать с приготовленным телефоном, ответил:

– Нет. Нету.

Леше казалось, что он готов, но внезапный наглый и горький от никотина поцелуй застал его врасплох. Игорь навалился на него всем весом, размазал по облупившейся стенке подъезда, отобрал дыхание. Широкие ладони прошлись по вздрогнувшим ребрам, сдавили лифчик, сминая запрятанные под ними противные силиконовые вкладыши. Одна рука смело скользнула вниз, ухватилась за бедро. Все это произошло буквально за пол секунды.

– Алиночка… ты такая красивая, – выдохнул Игорь, отпустив на мгновение рот Алексея.

Мазнул слюной по скуле, щеке, веку. И снова вернулся к губам.

Леша задыхался, дрожал пойманным зверем. Ошеломленный и растерянный, он не замечал, как поддается грубым ласкам. Мысли и ощущения разбились на цветные осколки калейдоскопа, которые кружили в вихре мужской страсти. Голос благоразумия потонул в шуме закипающей крови. Игорь оказался воплощением безудержной силы, тайфуна, сопротивляться которому Алексей не смог.

Жанна все не появлялась.

Игорь спустился поцелуем ниже, одной рукой потянул с Лешиной шеи шелковый шарф. Вторая рука все так же беззастенчиво оглаживала ногу, норовя скользнуть под юбку. Туда, где стало уже очень горячо.

Алексей хватанул воздух ртом, невидяще распахнул глаза. Зрачки уцепились за жирную надпись на противоположной стене. Кажется, ее раньше там не было, иначе почему Алексей не заметил? Неровные черные буквы складывались в короткий посыл: «Беги».

Шероховатые пальцы Игоря пересекли кружевную границу резинки чулка и коснулись белья. И того, что под ним скрывалось.

Удар обрушился так быстро, что Алексей не успел даже зажмуриться. Его бросило на бетонные ступени. Он не успел выставить руки, ударился щекой и плечом. До хруста и багровых пятен перед глазами.

– Ах ты ж… ах ты ж блять! – только и смог выдохнуть Игорь и ударил поверженного каблуком, сверху вниз.

Алексей закричал и сжался в комок, инстинктивно закрывая голову и поджав ноги. Удары посыпались градом.

– Не надо… – смог простонать он в минуту, когда Игорь приостановился перевести дух. – Жанна…

– Я те ща покажу, Жанну, – парень еще раз пнул его в бедро.

Леша коротко вскрикнул.

– Фу, блять, бить тебя и то – противно, – дышал запыхавшийся Игорь над почти беспамятным, ослепшим от боли Алексеем. – Пидор… Ноги об тебя вытирать… Ты грязь, ты ничто. Еще раз тебя здесь увижу – в асфальт закатаю.

Жанна не появилась.


На самом деле, в каждой черной кляксе он видел узор собственной крови на грязном полу, следы помады на бетонном крошеве, растоптанные окурки и грязь. И много чего еще. Но он помнил, что нужно отвечать, чтобы получить зачет…

– Алексей, – позвал психиатр, напоминая о своем присутствии.

Леша медленно моргнул.

– Меня нет. Я ничто. Информация стерта.

Глава 2

За маминой спиной стояла тумбочка, а на ней – пластиковая бутылка с водой. Леша тяжело сглотнул, не в силах оторвать взгляда от туго завернутой голубой крышечки. От белой керамической кружки, словно бы случайно оказавшейся там же, на тумбе.

От принятых полчаса назад лекарств тошнило, немело лицо и пересушивало горло. Язык становился сухим и ломким, как пергамент, а на его корне поселялась саднящая, зазубренная игла, мешающая даже дышать. В принципе, Леша уже давно привык и спокойно бы переждал недомогание в палате, если бы его не привели в эту комнату с нежно-оранжевыми стенами и не усадили напротив этой тумбочки. И напротив мамы. Чьи жалобные, встревоженные и одновременно стыдливые взгляды иссушали душу сильнее препаратов. Но он не смотрел на маму. Вид холодной воды сводил с ума…

Хотя, о чем это он? Он ведь и так сумасшедший. Иначе, как бы он здесь оказался?

Он ведь псих. Ненормальный.

Мама пыталась заглянуть ему в глаза.

– Леша? Алеш… ты меня слышишь?

Он слышал.


– Леша, ты с нами? – тонкий, ухоженный брюнет по прозвищу Эрик щекотнул задумавшегося Алексея по боку.

Тот щекотки не боялся, но вздрогнул, вырванный чужим прикосновением из сумрака мыслей.

– А? Да… я здесь, – Леша изобразил на лице улыбку.

– Что-то ты какой-то смурной, – Эрик глянул неодобрительно, придвинул коктейль. – Болит что-то?

Алексей отрицательно мотнул головой. Нет, срощенные в травматологии кости еще порой напоминали о себе ноющей болью. Но сегодня дело было не в этом.

– Расслабься, все будет пучком, – подмигнул Эрик, кажется, догадавшись о причинах скованности однокурсника.

– Я уже – пучком, – напиток неприятно горчил и пузырился на языке, но алкоголя в нем было столько, что с первого же глотка в голове начало основательно позванивать.

– Ага, пучком, сачком и наскоком, – Эрик замахал кому-то в танцующей толпе. – Э-эй, а вот и наши ребятки подошли. Эй, мы тут! Жека!!! Васёк! Йу-ху!

Алексей не успел обернуться, а вокруг уже засуетились, загомонили, начали хлопать по спине и плечам, тянуть и трясти ладони. Кто-то из новых знакомых словно бы невзначай огладил его по бедру – Леша было сжался. Но тут же одернул сам себя. Разве не за этим он пришел в гей-клуб в компании тусовщика Эрика? Разве не за тем, чтобы развеяться, расслабиться и забыться, окунувшись в чужое веселье, чужие отношения – новый для него мир, где все может получиться и встать, наконец, на свои места.

Разве не здесь его место? Ведь Жанна права в том, что ни одна женщина не захочет иметь дело с таким, как он – слабым и податливым. Зато мужчинам с Алексеем будет хорошо. Он красивый – слишком красивый для юноши – эти белокурые волосы, эти ресницы и серый бархат глаз больше подошли бы девушке. Так что пора было признать ошибку природы и не пытаться идти против судьбы. Именно поэтому он поддался на уговоры Эрика и пришел сегодня в этот клуб.

У Алексея даже получилось, на какой-то миг, отстраниться от самого себя. Под воздействием алкоголя с подозрительным привкусом химии, под давлением музыкальных басов на барабанные перепонки, под обаянием молодых юных горячих парней, которые кружили вокруг него – Леша расслабился и начал улыбаться.

Ему улыбались в ответ, шутили, кричали комплименты в самое ухо, пытаясь перекричать музыку, угощали напитками, норовили обнять и прижаться. Чужое тепло неприятно напоминало о событиях двухмесячной давности, об агрессивных ласках Игоря и о том, что произошло сразу за ними. Алексей то и дело цепенел – тело, не привыкшее к такому массиву тактильных ощущений, паниковало, – и тут же встряхивался, стараясь меньше думать и больше шевелиться. Благо адреналин и алкоголь создавали из крови взрывоопасную смесь.

– Пойдем, подышим! – крикнул кто-то рядом (Леша не услышал, но успел прочесть по губам) и поволок его к выходу.

Ночь дышала бензиновыми парами, табаком и сыростью грязного снега. Алексей съежился от холода, предрекая себе неделю простуды и больного горла, но мысль о том, что нужно бы вернуться в клуб, не казалась пока стоящей внимания. Парень, вытащивший его на мороз (как его звали – Женя? Вася?), прикурил тонкую сигаретку, придерживая фильтр большим и указательным пальцами. Протянул пачку Алексею.

– Я не курю.

– Да лааадно, – протянул парень, глянув недоверчиво и малость снисходительно. – Что, папик не велит?

Алексей растерянно сморгнул, не вполне понимая, какого ответа от него ждут. И вытянул сигарету из пачки, решив, что проще подчиниться правилам игры, чем отстаивать свою позицию. В конце концов, это всего лишь ритуал. Да и сигареты оказались легкими, с, пожалуй, даже приятным вкусом, забивающим гадкие ощущения на языке после алкоголя. Он совсем не напоминал о горьком вкусе тех поцелуев.

– Вот так, – парень (кажется, все же Вася) протянул огонек зажигалки. – Первый раз в клубе?

Все-таки Леша поперхнулся, но сумел сдержать кашель где-то на уровне горла. Кивнул, наблюдая за тем, как дым растворяется в ночном сумраке.

– Ну и как тебе? – Вася приблизился плотнее, обволакивая собеседника запахами алкоголя, парфюма и, кажется, даже лака для волос.

Алексей заметил тонкую линию черной подводки на веках и комочки туши, почему-то это показалось ему смешным и по-детски наигранным. Он улыбнулся:

– Клево.

– Кле-е-во, – повторил за ним парень и облизнулся, щуря на Алексея блестящие глаза. – Клево – это хорошо. Я рад, что тебе нравится. Пошли? А то чет холодно тут…

Он щелчком отправил окурок в ноздреватый сугроб, демонстративно игнорируя стоящую рядом мусорку, и потянул Лешу обратно – в пестроту и шум клуба. Тот еле успел затушить свою сигарету.

Едва они прошли коридор, как Вася (а может, все-таки Женя?) резко свернул, не отпуская Алексея и вынуждая его последовать за собой. Леша малость растерялся, но спросить ничего не успел – перед ним открылась дверь туалетной комнаты.

Он отметил геометрический рисунок черно-золотой плитки на стенах и исписанные губной помадой зеркала над округлыми раковинами – больше ничего не успел, потому что Вася заполнил собой все пространство вокруг, а его влажный жадный рот впечатался поцелуем в губы. Алексей оторопел всего на мгновение, которым парень не преминул воспользоваться – неожиданно сильные руки огладили, стиснули, прошлись по груди, спине, забрались в волосы, чтобы тут же спуститься обратно и стиснуть пальцами ягодицы.

– Па… подо…

Нет-нет, только не снова! Только не новая боль и унижение. Понадобилось несколько отчаянно-глубоких вдохов, чтобы тело перестало каменеть под чужими ладонями.

– Ты красивый, – выдохнул парень, на миг прерываясь.

– Спа… – новый поцелуй своровал у Леши дыхание.

А дальше Алексей вдруг оказался в кабинке, а Вася все еще рядом, но уже на корточках. И его губы по-прежнему целовали, но уже много ниже и (ох!) глу-у-убже. Так, что у Леши перехватывало дыхание и слабели колени, и кровь стучала в висках, и переносицу сводило от прилива крови. А мысли путались и скакали солнечными зайчиками по брызгам бурной реки. Только одна мысль дрожала на поверхности.

Одна ехидная, словно чужая, мысль: Леша-Леша, ты ли это – хороший мальчик, отличник в школе, прилежный студент без единого нарекания, гордость родителей – ты ли это? И Алексей уже почти готов был смутиться, попытаться высвободиться, сбежать и стереть из памяти эти сладко-стыдные кадры новой биографии.

Биографии, в которой Лешу не наказывают за чужую глупую шутку. В которой можно признаться самому себе во всем, даже в самом постыдном. В том – что одного короткого прикосновения Игоря тогда хватило для разрядки. В которой снова можно натянуть на себя тонкий нейлон и не вздрагивать по ночам от абсурдного страха, что родители подслушают мысли и все узнают. В той, в которой мама не раздевает тебя догола прежде, чем вызвать скорую, не стирает помаду дрожащей рукой…

В этот самый миг, Вася-Женя добился поставленной цели. Сглотнул и облизнулся, любуясь снизу горячим румянцем на щеках красивого и пока еще робкого юноши.

Леша-Леша, что же скажет мама?


– А соседи наши, Васютины, помнишь – те, что справа жили, у них дверь еще такая зеленая… съехали они. Да. Домик где-то в деревне купили. Папа говорит – выпишут тебя, мы тоже на природу уедем. Там спокойней…

Мама все говорила, уже порядка двадцати минут продолжался ее сбивчивый монолог. Она бросала на Алексея короткие взгляды, надеясь, что он посмотрит в ответ. Но он смотрел на бутылку воды, почти поверив, что, если подождать еще немного, если поднапрячься – вода станет буквами, словами и формулой. И тогда их можно будет попытаться передвинуть или изменить, притянуть ближе к себе по странному, полному информации пространству.

Он почти видел, как мамины слова формировались внутри нее и вытекали наружу, обтекая его, словно медленная вода. Но этой водой не напиться и не смыть всего того, что говорила эта добрая, но напуганная женщина раньше. Раньше, когда она плакала в кабинете психиатра и уговаривала Алексея подписать бумаги о согласии на госпитализацию.

Бутылка с глухим стуком опрокинулась, керамическая кружка упала и разбилась. Мама вздрогнула и охнула, судорожно сжимая ладони. Леша тоже вздрогнул и почувствовал, как его обессиленное тело медленно стекает на ковер комнаты для посещений.

Г

лава 3

Иногда Леше казалось, что он спит и видит страшный сон – самый ужасный из своих кошмаров. Что все вокруг – обшарпанные стены, грубые медбратья, старая и потрепанная, пахнущая химией смирительная рубашка – всего лишь детали бреда. А иногда – что прошлая жизнь была таким сном.

Но приходила ночь, и воспоминания о кошмарах наяву расставляли все по местам.


Ее привезли под утро. Девушка двадцати лет, студентка. Автомобильная авария. Водитель не справился с управлением, машину занесло – она несколько раз перевернулась, и девушку наполовину выкинуло в боковое окно.

Глядя на тело, Алексей даже не мог определить, была ли девушка красивой при жизни. Ухоженной – да. Педикюр, гладкие, явно подкачанные ноги и пресс, интимная стрижка. На левой руке сохранился маникюр – белые цветы на красном фоне.

– Смотри-ка, натуральная блондинка, – хмыкнул судмедэксперт, приподнимая щипцами фрагмент кожи с головы. – Не твоя сестра случаем, а, Принц?

Принцем Алексея прозвали в первый же день работы в морге. Принц Аида, наследник Царства Мертвых. Никакого иного прозвища здесь не могло возникнуть, учитывая, что Леша устроился помощником к главному судмедэксперту Королеву, которого давно уже не именовали иначе, чем Королем-личем.

– Заполни ее карточку, – попросил Скелет, собирая фрагменты черепной коробки словно сложный, но увлекательный пазл. – Эх, жалко, такая красота зазря пропала.

– Может, не зря, – обронил Леша и сам удивился своей фразе.

Скелет едва пинцет не выпустил, воззрившись на напарника с удивлением.

– Немой заговорил… блин, Король же мне ни в жизнь не поверит. Подумает, что я бухаю в ночное. Или мне примерещилось, а?

Алексей не отозвался. Вторым его прозвищем почему-то стало имя Патрик, но так его называл только сам Король-лич, периодически требуя от Алексея стихов о несчастной любви. Леша, как всегда, отмалчивался.

Он пытался писать стихи, поначалу. Но это только усиливало боль, расширяя ее до масштабов абсолюта. Учебу Алексей не забросил, чувствуя себя безвольной тряпкой даже в этом. Хотя после столкновения с Игорем редкие встречи с Жанной в университетских коридорах, оборачивались для Алексея ночными кошмарами.

И пусть времени прошло достаточно, и пусть он, казалось, уже нашел себя – иногда получалось забыться в других руках, губах и ласках – она продолжала терзать его воспоминаниями о том страшном вечере. Самим своим существованием не давая забыть о том, кто он и чего стоит.

Он попробовал утопить свою боль в алкоголе, но обнаружил, что тот его почти не берет. От травки его затошнило. А более тяжелые наркотики вызывали такое острое внутреннее отторжение, что Леша даже пробовать не стал. Проще оказалось уйти с головой в работу.

Днем, после исправно посещаемых лекций, он подрабатывал санитаром в больнице. А ночью дежурил в морге или отжигал в клубе вместе с Эриком и его друзьями. Такой режим позволял Алексею не спать, а во время кратких дремотных перерывов сны ему не снились.

Он немного опасался, что с таким темпом скатится по учебе, но внезапно обнаружил, что в чуть позванивающей от недосыпа голове все знания умещаются еще легче. Только болели порой глаза от чтения, но вскоре Алексей изобрел свой способ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6