Дик Кинг-Смит.

Леди Дейзи



скачать книгу бесплатно

Dick King-Smith

LADY DAISY


© 1982 by Dick King-Smith

Издание опубликовано с разрешения AP Watt Limited и литературного агентства «Синопсис»

© Арсеньева М. З., перевод на русский язык, 2016

© Челак В. Г., иллюстрации, 2016

© Оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2016

Machaon®

* * *

Глава 1
В кладовке


– Скучища! – сказал Нед.

Он стоял, засунув руки в карманы, выпятив нижнюю губу, и глядел в окошко.

Снаружи была чуть ли не буря, небеса разверзлись, и дождь нескончаемым потоком струился по оконному стеклу.

– Когда я была в твоём возрасте, – сказала бабушка, – мы сами себя развлекали. Не почитать ли тебе книгу?

– Это скучно.

– Ну тогда порисуй, или сложи мозаику, или разгадывай кроссворд. Надо чем-то заняться, Нед. Ты ждёшь, что кто-то будет тебя всё время развлекать. Если будешь твердить, что скучно, я найду тебе работу. Скажем, почистить моё столовое серебро. Хотя ты только устроишь ужасный беспорядок.

Бабушка отложила вышивание, сняла очки и поднялась.

– Кстати, о беспорядке, – сказала она, – мне только что пришла в голову замечательная идея. Целую вечность я собиралась это сделать, да всё откладывала. А в такую противную погоду, как сегодня, самое время приняться за эту работу, тем более что большой сильный мальчик, которому уже девять лет, мне поможет.

Неду понравилось, что его назвали большим и сильным, но в то же время он насторожился. Похоже, речь шла о какой-то действительно трудной работе.

– Ладно, бабушка, – поспешно сказал он. – Всё нормально. Я сам найду чем заняться.

– Да и искать не надо, милый, – улыбнулась бабушка. – Мы идём расчищать кладовку.

– Кладовку? – спросил Нед. – А где же она? Я и не знал, что у тебя есть кладовка.

– Пойдём. Я покажу.

– Да это же чердак! – воскликнул Нед, когда они забрались по ступенькам на самый верх старого дома. – О, бабушка, мы не справимся!

Он оглядел всю ту рухлядь, которой была заставлена длинная, узкая, с дощатым полом комната прямо под крышей. Здесь были сундуки, чемоданы, шляпные коробки, чехлы со старыми клюшками для игры в гольф, несколько ящиков с чучелами птиц, картины в рамах, прислонённые к стене, стопки старых книг, обрезки от коврового покрытия и всякие другие вещи, которые хранила бабушка – «а вдруг когда-нибудь понадобятся?». Среди всего этого хлама гордо стоял серый в яблоках конь-качалка с раздутыми розовыми ноздрями. Когда Нед был поменьше, то часто забирался на чердак покачаться на этом коне. И теперь он сел в его деревянное седло – ноги уже доставали до пола – и стал скрипуче раскачиваться.

– Не знал, что ты называешь эту комнату кладовкой, – сказал он.




– Я так её и не называю, – отозвалась бабушка.

Она осторожно пробралась к дальнему концу комнаты, где стояла высокая гобеленовая ширма.

– Не поможешь ли мне её подвинуть, милый? – попросила бабушка, и, когда они отставили ширму в сторону, Нед обнаружил маленькую дверь, не более четырёх футов высотой.

Бабушка открыла её, включила свет, и Нед увидел, что за дверью ещё одна комната. Она оказалась заполнена от пола до потолка картонными коробками.

Их было сотни, всех форм и размеров, – от маленьких, в которых могли поместиться лишь будильник или кофейная чашка, до больших, куда можно было сложить продукты, купленные в супермаркете на целую неделю.

– Бабушка! – воскликнул Нед. – Зачем ты всё это хранишь?

Бабушка усмехнулась несколько сконфуженно.

– Как знать, вдруг какая-нибудь коробка для чего-нибудь понадобится, – сказала она. – Но, по правде говоря, Нед, я всё время намеревалась расчистить эту комнату. Вот уже лет сорок. Я говорила себе, что должна это сделать, прежде чем меня положат в мою собственную.

– Что «собственную»?

– Коробку.

– Не понимаю…

– Деревянную, гроб, ты знаешь.

– О, бабушка!

– Это случается со всеми, – сказала бабушка. – Но будем надеяться, со мной ещё не скоро. Ну, давай начнём. – Она наклонилась, чтобы пройти в низенькую дверь, но вдруг остановилась: – Нет, так не годится. Я, может быть, и не самая высокая в мире женщина, но такие наклоны не пойдут моей спине на пользу. Лучше ты мне передавай.

– Конечно, – ответил Нед.

Он оглядел чердак.

– Знаешь что, бабушка. Надо открыть окошко, я стану подавать тебе коробки, а ты их сразу выкидывай, и они будут приземляться на лужайку. И нам не придётся таскать их по лестницам. А потом мы устроим костёр!

– Но ведь коробки намокнут.

– Не намокнут. Смотри, дождь почти перестал.

Целых полчаса Нед таскал одну коробку за другой, а бабушка выкидывала их из окошка с громкими криками: «Берегись!», «Воздух!», «Бомба!», пока кладовка наконец не опустела.

– Ну вот, почти всё, бабушка, – сказал Нед, осматриваясь.

– Сколько ещё осталось?

– Коробок десять.

– Ты можешь вышвыривать их, пока я спускаюсь, – сказала бабушка. – А потом закрой окно и выключи свет, хорошо?

Когда последняя коробка полетела, кружась, вниз, Нед напоследок оглядел кладовку и вдруг заметил в её дальнем углу, там, где крыша сходилась с полом, ещё одну коробку, из-под туфель. В отличие от других она была аккуратно перевязана бечёвкой. Взяв коробку в руки, Нед почувствовал, что она не пустая. Он развязал бечёвку и поднял крышку.

Внутри лежала кукла.

На ней было светло-зелёное, по щиколотку платье, перехваченное в талии шёлковым розовым пояском и украшенное маленькими белыми цветочками с жёлтой серединкой. На ногах у куклы красовались розовые туфельки, под цвет пояска, а на руках – длинные белые перчатки. Кроме того, одна её рука была перетянута чёрной бархатной повязкой. Милое личико куклы обрамляли тёмные блестящие локоны, распущенные по плечам. Как обычно у кукол, у неё были розовые щёчки и губки бантиком, а закрытые глаза окаймляли пушистые ресницы.



Нед разглядывал куклу, но тут с лужайки внизу послышался голос бабушки: она велела ему поторапливаться. Надо было отнести все коробки в сад и сжечь их, пока опять не начался дождь.

Нед быстро накрыл куклу крышкой, открыл старый сундук, который стоял рядом, и сунул её туда.

Когда содержимое кладовки превратилось в кучку пепла в саду, Нед снова забрался на чердак. Он достал коробку из сундука, открыл её и вынул куклу. Бабушке он не сказал о своей находке и не совсем понимал почему. Конечно, куклы – для девочек, но не в этом было дело.

Как только он поставил вертикально на крышку сундука черноволосую красавицу, веки у неё поднялись и большие голубые глаза по-детски уставились на него.

– Кто же ты такой? – вдруг произнесла кукла.

Ошеломлённый, Нед поперхнулся. По спине у него побежали мурашки, и ноги вмиг стали какими-то ватными.

– Меня зовут Нед, – ответил он сдавленным голосом.

– Ты идёшь на маскарад в этом костюме? – спросила кукла.

Нед взглянул на свои джинсы, футболку, кроссовки и сказал только:

– Нет.

– А где Виктория? – спросила кукла. – Должна признаться, я спала дольше, чем следовало, но, пробудившись, ожидала увидеть, как обычно, Викторию.

– Кто это – Виктория? – поинтересовался Нед.

– Она как бы моя мама.

– Как бы мама?

– Маленькая девочка, которая заботится обо мне. Она помладше тебя, пожалуй. Сколько тебе лет?

– Девять.

– А Виктории всего лишь пять. Подожди-ка, я помню, перед сном она мне сказала, что королева скончалась. Как печально, правда?

– Королева не скончалась, – сказал Нед. – Если бы она умерла, то королём был бы Чарлз.

– Чарлз? – спросила кукла. – Я вижу, ты не силён в истории. Чарлз Второй умер более чем два столетия назад. Может, ты мне ещё скажешь, что королеву зовут Елизавета?

– Да, так оно и есть.

– Глупый мальчик! Ведь моя Виктория названа в честь нашей великой королевы-императрицы. Королева правила шестьдесят четыре года. Такое уже не повторится.

«Да, не повторится», – подумал Нед, а вслух сказал:

– По-твоему, какой сейчас год?



– Ты что, совсем ничего не знаешь, господин Нед? – удивилась кукла. – Ну конечно же тысяча девятьсот первый!

– Ого! – только и смог произнести Нед.

Он заставил себя посмотреть в широко распахнутые голубые глаза куклы. Как-то было не по себе, что к нему обращались с застывшим выражением на лице.

Нед собрался с духом и сказал очень вежливо:

– К сожалению, мне не совсем понятно, кого ты хочешь видеть.

– Странно, – тихо произнесла кукла, – Виктория должна была тебе объяснить.

Она больше не сказала ни слова, только продолжала глядеть без всякого выражения, пока наконец Нед не спросил:

– Как тебя зовут?

– Моё имя Леди Дейзи[1]1
  Де?йзи (от англ. daisy) – цветок маргаритка.


[Закрыть]
Чейн.

– О-о, – сказал Нед.

Неожиданно для самого себя он взял её правую руку в белой перчатке, и, когда потянул к себе, рука, на которой выше локтя была чёрная повязка – знак траура по почившей великой королеве, – не сгибаясь, на шарнире, который находился у куклы в плече, выдвинулась вперёд.

– Будем знакомы, – сказал он.


Глава 2
Виктория и Сидни


Тут Нед услышал, что его зовёт бабушка.

– Иду! – крикнул он, а кукле сказал: – Извини, я через минуту вернусь.

Он подвинул негнущуюся руку на место и, осторожно взяв куклу за плечи, положил её опять в коробку. Когда она оказалась в горизонтальном положении, окаймлённые длинными ресницами веки опустились и закрыли голубые глаза.

– Положить сверху крышку? – прошептал он, но ответа не последовало.

– Нед! – позвала опять бабушка, теперь уже ближе, и он, торопясь, прикрыл за собой дверь и сбежал с чердака.

– Извини, бабушка, – сказал Нед, – я был на чердаке.

– Что ты там забыл?

– Хотел посмотреть, погасил ли свет.


Вечером, когда Нед уже был в кровати, он долго не мог уснуть. Мысли путались, а когда наконец заснул, ему приснился какой-то неприятный сон, будто он сам лежит в огромной картонной коробке, а над ним склонилась толстая старая леди и грозно вопрошает: «Кто ты такой?!»

На следующее утро Нед проснулся рано, и ему подумалось, что, может быть, вообще вся эта история с куклой была сном. Тихо, чтобы не разбудить бабушку, он забрался на чердак и открыл дверь в кладовку. Кукла лежала в своей коробке точно так, как он положил её накануне. Он опустился на колени.

– Леди Дейзи, – позвал он, – проснись, это я, Нед.

Тишина.



– Конечно, это был сон, – громко сказал Нед. – Мне всё почудилось. Наверное, я спятил.

Ему вдруг стало очень грустно, он поднял куклу перед собой на вытянутых руках. Как только она оказалась в вертикальном положении, глаза её открылись.

– Ах, это Нед! Доброе утро. Надеюсь, ты здоров?

– О да, Леди Дейзи, всё в порядке, спасибо! – радостно ответил Нед; теперь-то он знал, в чём дело.

«Я понял, – подумал он. – Как только её глаза закрываются, она крепко спит! До тех пор, пока кто-нибудь не поставит куклу вертикально. Когда я вчера взял её из коробки, она спала уже… сколько же… восемьдесят девять лет! Хотел бы я узнать побольше об этой пятилетней Виктории. Почему девочка вдруг потеряла к ней всякий интерес, положила в коробку и перевязала бечёвкой?..»

– Леди Дейзи, – сказал он.

– Что, Нед?

– Эта девочка, Виктория, какая она была?

– Была? – переспросила Леди Дейзи. – Ты хочешь сказать – какая она есть?

– Да.

– Она очаровательный ребёнок, воспитанная и послушная и старательно делает уроки. Полагаю, она могла бы тебя кое-чему научить – истории, например. А что касается её внешности, у неё прекрасные, вьющиеся колечками волосы и глаза такого же цвета, как мои. К сожалению, у Виктории слабое здоровье, она хрупкая. Не то что её брат Сидни, он старше её на три года. Этот – крепыш и шалун. Скажи, Нед, а у тебя есть братья и сёстры?

– Нет.

– Ну, тогда ты должен найти Сидни. Он почти твоего возраста и всегда готов напроказничать. Тебе станет с ним веселей.

– О, мне нравится быть с тобой, Леди Дейзи, – сказал Нед, не особенно вникая в то, что она говорит.

Он осторожно поставил куклу на стол, подперев её со спины стопкой книг. В этом положении устремлённый прямо взгляд куклы упал на коня-качалку.

– Боже! – воскликнула она. – Что на этом чердаке делает Доббин, которого Виктория так любит? Кстати, а почему мы здесь? Пожалуйста, отнеси меня вниз, Нед, умоляю тебя!

Нед колебался. Он слышал, что бабушка проснулась, ходит по дому, а потом на другом конце чердака забулькало в баке с водой – бабушка принимала утреннюю ванну. Значит, он может пронести Леди Дейзи в свою комнату, но всё-таки лучше предостеречься, чем потом жалеть. Он ведь не намеревался раскрывать свой секрет.

Нед поставил куклу на стол.

– Хорошо, мы пойдём в мою комнату.

«Но сначала, – подумал он, – я раз и навсегда проверю, верно ли, что она лёжа сразу засыпает и пробуждается, только когда её поднимают».

– Леди Дейзи, – сказал он, – прежде чем мы пойдём в мою комнату, не могла бы ты мне что-нибудь продекламировать? Какое-нибудь стихотворение, например?

– Если хочешь – пожалуйста. Могу любимый стишок Виктории.

– Сколько в нём строф?

– Только две.

– Прочти, – попросил Нед, и Леди Дейзи начала:

 
– Вот Летти в карете
С котёнком, и Рози, и Джейн.
Все едут кататься.
В упряжке два братца – Томми и Фредди,
Сзади карету толкает Энди,
А сбоку пёс Карло бежит.
 

Как только она закончила первую строфу, Нед быстро наклонил её назад. Глаза закрылись, и кукла сразу замолкла.



Нед положил её в коробку, накрыл крышкой и пошёл вниз в свою комнату. Там он, плотно закрыв за собой дверь, достал куклу и поставил на тумбочку около кровати. Глаза открылись, и кукла немедленно продолжила:

 
– Надеюсь, котёнок потерпит немного,
Покуда на холм заберётся дорога.
Там все отдохнут и на море посмотрят.
Как весело волны танцуют, резвятся!
Посмотрят и снова поедут кататься.
 

– Действительно, хороший стишок, – похвалил Нед, – и ты рассказываешь его замечательно.

Он услышал, как бабушка вышла из ванной и идёт по коридору.

– Очень любезно с твоей… – начала Леди Дейзи и тут же замолчала, потому что Нед поспешно положил её в коробку и задвинул под кровать.

В дверь заглянула бабушка:

– Проснулся? Вижу, что да. Ванная в твоём распоряжении.


После завтрака они гуляли в саду. Бабушка срезала увядшие цветы, а Нед погрузился в размышления.

Он посмотрел вверх, на слуховое окошко чердака, через которое сбрасывал вчера картонные коробки, и, прямо под ним, на окошко своей комнаты.

– Бабушка, – сказал он, – сколько лет ты живёшь в этом старом доме?

– С тех пор как вышла замуж за твоего дедушку, почти пятьдесят лет назад.

– Он умер, когда я был совсем маленьким, так ведь?

– Да.

– Мне всегда нравился этот дом, – сказал Нед, – а сейчас нравится ещё больше, не знаю почему.

А сам подумал: «Знаю».

– Вот и хорошо, милый, – улыбнулась бабушка. – Когда-нибудь он станет твоим.

– Моим?

– Да. Твой отец ничего не говорил тебе? О заповедном имуществе?

– Заповедное имущество? Что это?

– Не знаешь? Ну хорошо, я думаю, настало время объяснить. В конце концов, скоро тебе пойдёт уже второй десяток. Так вот, дом со всем имуществом и землёй не может быть никому продан. Он наследуется членами семьи. Дом принадлежал твоему дедушке, а до этого – его отцу, а до этого – отцу его отца и так далее.

– Но теперь он принадлежит тебе?

– Нет, он принадлежит твоему отцу, который наследовал его. Но они с мамой совершенно счастливы там, где сейчас живут, собственно, где живёшь и ты, так что они дали мне возможность продолжать жить здесь. Но когда меня уложат в мою коробку…



– О, бабушка, не надо!

– Хорошо-хорошо… Когда моя песенка будет спета, если тебе так больше нравится, тогда вы все переедете жить сюда. И, будем надеяться, в очень отдалённом будущем этот дом станет твоим.

Некоторое время, пока бабушка орудовала секатором, Нед хранил молчание. Ему трудно было осознать всё то, что он услышал. Дом когда-нибудь будет принадлежать ему. Казалось, каким-то образом это связано с Леди Дейзи.

– Бабушка! – сказал он наконец.

– Да?

– Я никогда не слышал имени твоего мужа, моего дедушки. Его звали Сидней?

Бабушка выпрямилась и повернулась к нему лицом.

– Нет-нет, – ответила она, – моего мужа звали Гарольд. А вот его отца звали Сидней – твоего прадедушку. Должно быть, кто-то сказал тебе и ты перепутал поколения.

– Значит, Сидней жил здесь?

– Да, конечно.

– А были у него братья или сёстры?

– Была сестра, младше его. Она приходилась бы тебе пратётушкой, но умерла от скарлатины, когда была ещё маленькой.

– Сколько ей тогда было?

– Погоди-ка… ей не могло быть больше пяти. Да, верно, она умерла в тысяча девятьсот первом году, чуть позже, чем старая королева. Её и назвали в честь королевы – Виктория.


Глава 3
Не 1901-й


Пока бабушка готовила ланч, Нед поднялся в свою комнату. Он достал куклу из коробки и поставил.

Как только её глаза открылись, она закончила предложение, которое начала несколько часов назад, будто и не было никакого перерыва.

– …стороны, – сказала она. – Ты хорошо воспитан. В каком пансионе ты учишься?

– Я хожу в нашу местную начальную школу, – ответил Нед.

– Как странно, – сказала Леди Дейзи. – Сидни занимается в одном из лучших в Англии подготовительных пансионов, а потом он будет учиться в частной школе.

– Наша школа общедоступная, – сказал Нед. – В ней может учиться каждый. Скоро у меня опять начнутся занятия – каникулы заканчиваются. Завтра мои родители приедут за мной.

– Они приедут по железной дороге? – спросила Леди Дейзи. – Или у твоего папы есть этот новомодный автомобиль?

«Уж не знаю, новомодный ли он, – подумал Нед, – “вольво-универсал”, шестьдесят тысяч миль на счётчике».

– Они приедут на машине, – сказал он, а потом, хотя и не собирался ничего такого говорить, вдруг добавил: – Поедешь с нами?

– Ты имеешь в виду – с визитом?

– Нет, навсегда. Жить с нами. Мне так хочется, чтобы ты поехала.

– Очень любезно с твоей стороны, Нед, что ты приглашаешь меня, – сказала Леди Дейзи, – но об этом не может быть и речи. Я должна оставаться с Викторией. Что она без меня будет делать? Кого же она тогда будет вынимать из игрушечной колясочки, кому подворачивать одеяло в кукольной кроватке, кому читать стишки, с кем повторять таблицу умножения? А что скажут хозяин дома, и хозяйка, и мастер[2]2
  Господин.


[Закрыть]
Сидни, не говоря уже о гувернантке, няне, кухарке и всех остальных слугах? Мисс Виктория – и вдруг без её любимой Леди Дейзи Чейн?! Видишь ли, не только моя мама Виктория предана мне, но и я предана ей.

– Но… – начал Нед, однако удержался и не стал продолжать – «она умерла восемьдесят девять лет назад».

– Боюсь, не может быть никаких «но», – сказала Леди Дейзи твёрдо. – Моё место здесь.

После ланча бабушка решила вздремнуть, а Нед расположился в гостиной с книжкой. Но не смог прочесть и строчки.

«Что же делать? – думал он. – Можно отправить её обратно в кладовку, в коробку из-под туфель, туда, где нашёл, и никто никогда ни о чём не узнает. Но это было бы ужасно! Значит, я должен сказать бабушке, что нашёл её. А что потом? Ну спрошу я бабушку, могу ли взять куклу с собой домой. Наверное, она скажет: “Такой большой мальчик, а играет в куклы!” Или решит, что кукла должна остаться здесь как фамильная реликвия. Или отдаст её какой-нибудь маленькой девочке – может быть, одной из моих кузин. Или даже захочет продать, потому что, бьюсь об заклад, такая старинная кукла стоит довольно дорого. Ну ладно, могу спросить. Но как быть с Леди Дейзи, если бабушка всё-таки разрешит мне её взять? Кукла же думает, что всё обстоит так, как было в тысяча девятьсот первом году, и не представляет, что Виктория и Сидни, о которых она говорит, умерли в незапамятные времена. Но я должен ей обо всём рассказать. Это будет ужасный шок. У неё даже может случиться разрыв сердца».



Но тут совершенно неожиданно Нед понял, что – даже если оно, сердце, у куклы и есть – ничего такого не произойдёт; Леди Дейзи Чейн – отважная и решительная. Она справится с утратой обожаемой ею Виктории и примет покровительство другого человека. «Меня, – сказал сам себе Нед. – Я попытаюсь ей всё объяснить. И сейчас же!»

Он пошёл наверх, вынул куклу из коробки и стал думать, как лучше начать разговор.



– Какая странная мебель в этой комнате, – произнесла Леди Дейзи, осмотревшись. Мебели и каких-либо украшений здесь было по-современному мало. – Кровать очень низкая и кажется совсем неуютной. О, камин обшит досками, а стены-то! Куда делись все картины – пейзажи, миниатюры, портреты? И нет безделушек на каминной полке! А газовые рожки?? Где всё это? Я ничего не узнаю?!

Наконец они подошли к окошку. Нед держал куклу так, чтобы она могла смотреть на улицу.

– Куда делся кедр?! – вскричала Леди Дейзи.

– Какой кедр?

– Как же, перед этим окном рос великолепный ливанский кедр, и в нём был устроен домик для детей. А аллея вязов – ни одного не осталось! А где шортонские коровы? И что это за большие чёрно-белые создания пасутся на лугу? Я никогда прежде не видела таких!

– Эта порода называется «фриженс», – сказал Нед.

– Смотри, – продолжала Леди Дейзи, – какой-то монстр в поле!

– Это комбайн, – ответил Нед. – Он убирает урожай.

– А что за необычные сооружения там, на горизонте?

– Это электрические столбы. Видишь ли, Леди Дейзи, вообще-то сейчас не тысяча девятьсот первый год…

Тут неожиданно раздался оглушительный рёв, и они увидели, как над крышей дома, на небольшой высоте, пронёсся самолёт-истребитель.

Нед повернул к себе куклу, и она долго и молча смотрела на него. Потом произнесла:

– Ты, кажется, сказал – не тысяча девятьсот первый год? Нед, я склонна тебе поверить. Умоляю, ответь мне тогда: какой же?

– Тысяча девятьсот девяностый. Когда я впервые тебя разбудил, ты сказала, что заспалась. Ты и в самом деле спала очень и очень долго.

– В этой коробке?

– Да. В этой коробке, перевязанной бечёвкой и оставленной в кладовке, в углу.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6