Диана Вайсберг.

Тайна Эльмирис



скачать книгу бесплатно

И легла на кровать, раскинув руки и ноги в позе рисующего ангела на снегу. Саша зашел на кухню, проверил холодильник.

– Так, тут всё в порядке, на неделю хватит. Ну что, подруга, – обратился он к ней, – какие планы на сегодня?

Алиса вскочила с кровати.

– Гулять и ещё раз гулять.

– Я так и знал, что ты именно это скажешь. Тогда марш в душ, переодевайся, пообедаем в городе.

Они приехали на Староместскую площадь. Тут было полно народу, словно здесь проходили какие-то празднования. Саша взял под руку Алису и голосом бывалого экскурсовода начал свой рассказ.

– Староместская площадь – очень старая площадь Праги. Она расположена в историческом центре города в районе Старо Место. Площадь окружена городскими домами с фасадами различных архитектурных стилей: готического, барокко, ренессанса, рококо.

Тут она не выдержала и рассмеялась.

– Ты мне сейчас напомнил нашу преподавательницу по искусству Ривку Коган. Особенно смешон твой акцент. Как ты там сказал – «рококо»?

И она ещё раз залилась задорным громким смехом. Саша, долго не думая, отвесил ей лёгкий подзатыльник, строго свёл брови.

– Ты слушать будешь или хихикать?

– Всё, всё, молчу…

Она сделала глубокий вздох, затем выдох, тем самым подавляя смех, и продолжила слушать.

– Ну, так вот, – уверенным голосом продолжал Саша. – Это место известно ещё с XII века. В то время площадь была большим рынком, стоящим на перекрестке торговых путей и дороги, что соединяла Вышеград и Пражский Град. На этой площади проходили королевские коронационные процессии. В XIV веке на площади была построена городская ратуша, а в 1410 году на ратуше были установлены астрономические часы – Орлой. Вот и они, – сказал Саша и показал на часы. – Мы постоим тут, скоро полдень, начнётся совершенно потрясающие зрелище. Эти часы состоят из движущих кукол, сферы и календаря. Часы имеют не только обычный циферблат, но и астрономический, показывающий положение Солнца, Луны, Полярной звезды и некоторых созвездий.

– Да, я слышала об этом; они просто завораживают.

– Вот, смотри, – сказал Саша и поднял голову вверх. -Представление начинается!

Послышался отдаленный скрип со стороны часов.

– Вот видишь, – он указал Алисе рукой на фигурки скелетов. Каждый час этот скелет – символ смерти – начинает шествие фигур. Одной рукой он дергает за веревку колокольчика, а второй поднимает песочные часы. Бой часов сопровождается шествием апостолов в небольших окнах в верхней части курантов, которые открываются в начале шествия и закрываются после его окончания. Шествие завершается громким криком петуха, взмахивающего крыльями в нише над окнами. Вслед за этим раздается бой часов, отбивающих каждый час суток. Фигурки апостолов и петуха дополняет изображение турка сбоку курантов. Турок покачивает головой в знак нежелания отказаться от своей захватнической политики. Две фигуры с левой стороны курантов – аллегории человеческой скупости и тщеславия.

Каждый час все повторяется сначала. Это своеобразное представление показывается с небольшими перерывами уже больше шестисот лет. Говорят, что эти часы связаны напрямую, с госпожой судьбой, и если они остановятся, произойдет что-то плохое.

Алиса посмотрела на часы, и ей показалось, что по ним проползла серая тень, имеющая очертания мужской фигуры, на спине которой виднелись порванные крылья. Она встряхнула головой, отгоняя это видение. Сверкнула молния, а через несколько секунд прозвучал гром, как бы подтверждая серьёзность своих намерений. Люди на Староместской площади засуетились, стремясь поскорее скрыться от дождя.

– Ну, нате вам, здрасте-пожалуйста! – рассердился Саша. – Только я вошел во вкус рассказчика, и тут дождь всё испортил. Так, дай-ка мне подумать, где можно скрыться от дождя… Так точно! Тут ведь недалеко «Бейт-Хабад»; я там был однажды. Пошли, переждем там.

Они быстро прошли вдоль улицы, завернули налево и оказались перед темно-коричневой дверью, с левой стороны которой висела надпись на иврите и английском: «Добро пожаловать. Бейт-Хабад, Прага». Саша стряхнул капли дождя со своей рубашки. «Можно подумать, что от этого жеста он станет выглядеть менее мокрым», – подумала Алиса.

С важным видом на лице он позвонил в звонок. Алиса стояла рядом и вся дрожала от холода. Прозвучал щелчок, перед ними открылась дверь. Они оказались в небольшом коридоре, состоящем из двух металлических калиток. Щелчок, за ним еще щелчок. Они прошли внутрь небольшого дворика. Расхаживая тяжелыми шагами, к ним подошел пожилой сутулый «слуга Господа». Поправив очки, он пронзительным взглядом впился в лица новоприбывших гостей, затем произнёс:

– Чем туманней прогнозы, тем интереснее события они предвещают.

Не поняв, что он этим хочет сказать, они переглянулись. Раввин, заметив их смущение, сказал:

– Добро пожаловать в Бейт-Хабад Праги. Меня зовут Хаим. Позвольте же и мне узнать, кто вы и откуда?

– Меня зовут Алиса, а это Са… – она замешкалась, исправилась, – Александр… Посмотрела на его накрашенные ресницы, неодобрительно помотала головой, продолжила:

– Мы приехали из Израиля, гуляли по городу и попали под дождь.

– Ну что ж, – сказал раввин, – всякому гостю мы рады, особенно если эти гости приехали к нам из Земли обетованной. Милости просим, проходите в дом.

При входе в «Бейт-Хабад» стояли аккуратно сложенные детские коляски. Слева от входа находилась лестница, ведущая вниз, на ступенях которой повсюду были расклеены разноцветные цветы и бабочки. Послышался детский смех; двое ребятишек поднялись по лестнице, прошли в дальнюю комнату. Через минуту они вышли довольные, держа поднос со свежей выпечкой.

– Это детки из детского сада «Бейт-Хабада», – пояснил раввин. – Как видите, время полдника.

– Да, да, мы видим, – улыбнулась Алиса.

Они прошли в комнату справа от лестницы. Там находился кабинет раввина, он был небольшим, но весьма уютным. Длинный деревянный стол стоял возле окна, рядом с ним книжный шкаф. Полки в книжном шкафу сплошь были заставлены книгами. Рядом со шкафом стояла небольшая тумбочка, на ней лежала открытая книга, рядом с которой стояла настольная лампа. В этом кабинете царило некое чужеродное спокойствие, которое не передать словами.

– Присаживайтесь, – сказал раввин. Он указал им на стулья возле стола. Они сели. Раввин сел напротив, сказал:

– Пару минут; нам принесут чай, и я очень надеюсь, что нам что-нибудь достанется из выпечки, – и подмигнул Алисе. – Скажи, Александр, а мы раньше случайно с тобой не встречались?

– Да, – ответил Саша, – я был тут со своим другом Ильёй.

– Погоди, погоди… Это было прошлой весной на праздник Песах?

– Да, – подтвердил Саша.

– Всё, я тебя вспомнил, – воскликнул раввин. – Ты тот самый молодой человек, который собирался поступать на режиссерский факультет. Ну и как, ты поступил?

– Да, – гордо ответил Саша. – Я поступил, и учусь там уже целый год вместе с моей подругой.

И он многозначительно посмотрел на Алису: мол, не выдавай, а то нас выгонят, так как нетрадиционная ориентация не одобряется у верующих евреев. Алиса намёк поняла, подмигнула ему и сказала:

– Нам очень нравится там учиться.

– Ну так это просто замечательно. У меня для вас есть отличная идея. Вы сможете снять фильм про наш «Бейт-Хабад».

Она закатила глаза, а Саша не растерялся, ответил:

– Это великолепная идея. Расскажите мне, всё как тут у вас устроено; так сказать, изнутри.

Раввин Хаим начал свой рассказ. Саша, приняв роль слушателя на себя, внимал каждому слову раввина. Тем временем Алиса быстро заскучала. Она встала и начала рассматривать открытую книгу, лежащую на тумбе около шкафа. На первый взгляд о книге можно было сказать, что она очень старая. Некоторые буквы на страницах были слегка стёрты временем. Первое, что попалось на глаза – фраза на иврите, подчёркнутая карандашом: «Три ключа откроют знания ко всему».

– Шалом, шалом.

В комнату вошла молодая девушка, одетая в длинное серое платье, которое скрывало её фигуру. В руках она держала поднос с чаем и свежей выпечкой.

– О! – обрадовался раввин. – Нам всё-таки досталась выпечка. Кстати, это бывает крайне редко…

Он рассмеялся и погладил свою седую бороду.

– Познакомьтесь, – сказал он. – Это моя дочь Сара, а это Александр и его подруга Алиса. Они приехали к нам из Израиля и, вполне возможно, снимут о нас фильм.

Сара поставила угощение на стол, сказала: «Приятного аппетита» и вышла из комнаты.

– Сама скромность, – одобрительно сказал раввин. – Сара – копия моей жены. Ну, так что время пить чай!

Алиса оторвалась от книги и села за стол пить чай. Булочки были без начинки, поэтому она съела лишь одну.

Время за чаем и разговорами пролетело быстро; наступил вечер, закончился дождь. Алиса слегка толкнула Сашу ногой под столом, мол, хватит болтать, нам пора идти. Саша, весь увлечённый разговорами, очнулся, как от долгого сна, поблагодарил раввина и начал прощаться с ним.

Раввин Хаим сказал:

– Мне было очень приятно с вами познакомиться. Я предлагаю вам вот что: приходите к нам в пятницу, вместе встретим шабат. И да – отказов я не принимаю.

Пообещав прийти, они вышли на улицу. Подул свежий холодный ветер. Везде зажглись фонари. Они шли, шаркая ногами по мокрым кирпичам Староместской площади.

Глава 3

Алиса сидела в кресле возле окна и размышляла. «За несколько дней, которых мы прожили в Праге, я успела влюбиться в этот прекрасный, покрытый тайнами город. Мы много гуляли, посещали разные выставки…» Она с нетерпением ждала дня, когда они отправятся в библиотеку. Саша сделал пару звонков и назначил встречу на сегодня. Единственным минусом был сильный дождь, который начался ещё ночью, но ничего – ради библиотеки можно и промокнуть. Алиса допила кофе, встала из кресла и зашла в комнату к Саше. Он стоял перед зеркалом, подводил глаза.

– Всё-таки с какой легкостью ты красишься, я так никогда не сумею, – сказала Алиса.

– Это всё потому, что ты ещё не нашла того, ради кого готова выглядеть на миллион долларов, – сказал Саша.

– Ой, можно подумать: ты меняешь парней, как перчатки?

Саша повернулся к Алисе, поправил волосы.

– Да, я не нашел свой идеал и нахожусь в постоянном поиске. Но вы, милая леди, даже и не позволяете себе мыслить о мужчинах. На данном этапе жизни вас интересует лишь творчество.

Алиса взяла с дивана подушку и запустила её прямо в голову Саше. Он демонстративно упал, делая вид поверженного врага. Алиса звонко засмеялась. Саша встал, поправил рубашку, посмотрел на часы, сказал:

– Ну всё, дурёха, хватит смеяться, нас ждет такси.

Они вышли из подъезда, боясь промокнуть. Пробежали пару метров до такси и расположились на заднем сидении. К ним повернулся таксист. Он был средних лет, на его круглом полном лице красовались роскошные черные усы. Оценив пассажиров взглядом, таксист сказал:

– Всё-таки я очень люблю пунктуальных людей. Согласитесь со мной: ведь те, которые постоянно опаздывают, воруют у нас частичку того времени, которого вскоре может и не быть.

Саша посмотрел на Алису и пожал плечами, мол, что поделаешь – такие тут таксисты. Еще раз оценив своих клиентов взглядом, таксист повернулся к рулю и сказал:

– Ну что, в Клементинум?

Напевая себе под нос чешскую песню о пастухе, водитель завёл мотор, и машина отправилась в путь.

– Клементинум – это целый комплекс барочных зданий, где когда-то размещался иезуитский коллегиум, а теперь находится Национальная библиотека Чехии, – пояснил Саша. – Комплекс раскинулся на огромной площади, он является вторым по масштабности после Пражского Града. Он включает в себя несколько зданий, таких как Зеркальная капелла, Математический музей, Астрономическая обсерватория, Университетская библиотека и, наконец, Метеостанция.

Такси остановилась, они вышли на улицу. К ним подошел франт с красным зонтом, в сером костюме-тройке.

– Сашенька, мой друг! – воскликнул он и полез целоваться с Сашей. Алиса стояла возле них и мокла под дождем. Закончив с приветствиями, молодой человек с красным зонтом предложил пройти внутрь. Они вошли в самое что ни на есть царство книг и храм знаний.

Длинный зал, заставленный с обеих сторон полками книг. В центре зала стояли старинные глобусы. Алиса с жадностью смотрела по сторонам. Волны запаха охватили её. Это был запах горького миндаля, смешанный с яблочными семечками, имеющими цветочный оттенок. Что тут скажешь? – самый что ни есть запах старинных книг. Запах был настолько притягательный, что ей захотелось подбежать к какой-нибудь полке, схватить первую попавшуюся под руки книгу и, завладев ею, сбежать, куда глаза глядят.

Лукас, – так звали молодого человека, сопровождавшего их, сказал:

– Фонд библиотеки насчитывает более семи миллионов изданий, среди которых есть раритетные книги, старинные рукопис, и редчайшие фолианты. Библиотечный зал выполнен в стиле барокко, его главные достопримечательности – фрески живописца Яна Хебеля. Как вы успели заметить, многочисленные старинные глобусы…

Алиса глазела по сторонам. Она заметила группу русскоговорящих студентов, которые стояли недалеко от глобуса и внимательно слушали невысокого роста молодого мужчину в очках. Алиса бросила короткую фразу Саше: «Я сейчас!» и присоединилась к студентам.

– Кто это? – спросила она шепотом у студентки с длинной косой, указывая на парня в очках.

– Ты что, не знаешь? – в тон Алисе шепотом ответила студентка. – Это Генри Кемпбелл, известный английский писатель, философ, полиглот. Он владеет в совершенстве семью языками: чешским, русским, английским, китайским, японским, французским и, наконец, итальянским. Преподает литературу в университете. Он лучший преподаватель на свете…

– Я ничуть в этом не сомневаюсь, – в тон ей ответила Алиса и прислушалась к его рассказу.

– Вы когда-нибудь задумывались над тем, как и зачем вы были созданы? Ещё одним, не менее важным критерием и фактом, заслуживающим рассмотрения, является ваша работа. Полезна ли она человечеству? Что вы ожидаете увидеть в конце вашей жизни? Ведь там, – он указал пальцем в небо, – наверняка для каждого из нас уготовлен свой некий небесный план, но тогда возникает вопрос: а как же идея о свободе воли? Одно противоречит другому.

Студенты молчали. Писатель продолжил.

– Люди на самом деле не хотят задумываться о том, с какой целью они прибыли в этот мир. Мы часто создаем в своей голове некое подобие идеального мира со своими правилами в нём, и в этом заключается самая большая ошибка человечества. Так как не существует ничего идеального, везде есть своя белая или черная линия сюжета. Очень редко, но всё же иногда встречается примесь серого пепла, некогда сожжённого в небесном огне и канувшего в Лету бытия. Я попрошу вас написать сочинение на тему «О смысле бытия глазами писателей 19 века».

Затем, немого погодя, Генри Кемпбелл поправил очки, взглянул на всех студентов и произнёс:

– Господи, как всё-таки хорошо жить и работать под своим деревом.

Студенты захлопали тихо-тихо; он жестом перервал их:

– Мы как-никак в библиотеке.

Студенты удалились следом за ним, оставив Алису погруженной в свои мысли.

Глава 4

Пятница, Бейт-Хабад.


Рав Хаим стоял на помосте, его глаза сияли огнём, полным веры. Он прокашлялся, поправил очки, помолчал несколько секунд, создавая интригу, и выдал:

– Добрые евреи, сегодня мы затронем тему субботней молитвы. Ведь сказано в книге «Зогар»: «И если она будет зажигать субботние свечи с радостью в сердце, она принесет мир в свой дом, и удостоится детей, которые озарят мир светом Торы, и этим принесет мир на землю и долголетие своей семье». Необходимо приложить все старания, чтобы каждая еврейская девочка, начиная уже с трех лет, каждую пятницу зажигала субботние свечи. За это мы все удостоимся узреть «свечу Сиона» в самом скором времени, с наступлением истинного и полного освобождения! А сейчас – время молитвы.

Началась молитва. Алиса находилась в комнате для женщин. Сарит, жена раввина, закрыла глаза ладонями и прочитала молитву над субботними свечами.

– Барух Ата, Адонай Элоэйну, Мэлэх Аолам, Ашер Кидешану Бэмицвотав Вэцивану Лэадлик Нэр Шель Шаббат Кодеш. Благословен Ты, Господь, Бог наш, Владыка Вселенной, освятивший нас своими заповедями и повелевший нам зажигать свечу священной субботы.

Субботняя молитва закончилась Мужчины и женщины вышли в холл «Бейт-Хабада». Раввин пригласил всех на ужин; обычно это стакан вина и какой-нибудь свежеиспечённый хлеб.

– Шабат шалом.

Все поздравили друг друга с началом субботы. Алиса вышла на улицу, расположилась около отдалённого дерева и с нескрываемым любопытством начала рассматривать всех.

Первым на улицу, держа в руке бокал вина, вышел высокий мужчина лет 50, подтянутый, одетый в чёрный костюм. Он отодвинул рукав пиджака, посмотрел на свои золотые швейцарские часы, недовольно зацокал языком и сказал:

– Время – деньги, а мне ещё тут торчать надо.

– Вы что-то сказали? – как бы невзначай к нему обратился низкого роста лысый толстяк.

– Нет, ничего.

Высокий мужчина не обратил особого внимания на того, кто с ним говорил; тогда толстяк подошел к нему поближе, широко улыбнулся и сказал:

– Дорогой Шломо, сколько лет, сколько зим…

Высокий мужчина по-прежнему стоял молча. Он нехотя протянул руку в знак рукопожатия.

– Ты слышал, чем я теперь владею? – настойчиво продолжил толстяк.

– Нет, я не слышал. Тебя ведь Кац зовут, верно?

– Именно так, – с довольным видом, гладя свой живот, продолжал толстый. – Сегодня я выкупил все акции домашней еды. Теперь я являюсь единственным владельцем сети магазинов…

– Что-что? – встрепенулся Шломо. – Это ведь… Э-э… – он посчитал что-то в уме, – целое состояние! Когда ты успел? Откуда у тебя на это нашлись финансы?

– Ну, как тебе сказать? – протянул Кац. – Немного здесь, немного там… Ну, ты знаешь, кручусь, как могу. А что еще остаётся делать бедному еврею в этом жестоком мире? А как твои магазины? Скажи, людям ещё нужно золото? – он усмехнулся.

– Слава Богу! В Праге золото летит, как горячие булочки, – ответил ему Шломо.

Кац вдохнул полной грудью порцию свежего вечернего воздуха и громким голосом как бы невзначай сказал:

– Синагога – это дом нашей души. Как всё-таки хорошо встречать субботу с хорошими, – и понизив голос, продолжал, – состоятельными людьми.

Он выпрямился и снова горделиво погладил свой немаленький живот. Шломо похлопал его по плечу:

– Скоро с учёбы из Англии приезжает мой старший сын. Я думаю, вашу дочь стоит с ним познакомить. Как вы на это смотрите?

– Ну наконец-то, – сказал Кац. – Вы словно читаете мои мысли. Давайте пройдём вглубь сада и как следует всё обсудим.

Они незамедлительно удалились. Из здания вышла госпожа Мендельсон. При виде Саши её глаза расширились.

– Боже мой! Кого я вижу? Это ведь тот самый будущий Спилберг, который покорил моё девичье сердце прошлой весной! – воскликнула она.

Саша чуть не поперхнулся от её слов. В свои 56 госпожа Мендельсон всё ещё считала себя девушкой. В прошлый раз он еле от неё отвязался. Мендельсон взяла Сашу за руку и что-то шепнула ему на ухо. Саша покраснел и тоже шёпотом ответил ей. Алиса, видя всё это со стороны, про себя тихо хихикнула. «Интересно, – подумала она – как он теперь выкрутится?»

– Боже мой! – воскликнула Мендельсон. – Что я слышу?! У вас есть дама сердца! Ах, как жаль; твои голубые глаза сводят меня с ума. Ну, может, подумаешь? Я в долгу не останусь, – она ему улыбнулась, обнажив при этом идеально белые зубы. Саша отрицательно помотал головой.

– Ну, нет – так нет. Не будем о грустном. Лучше я расскажу тебе последние новости. Вы знаете, у мужа Лейлы есть любовница, и она-таки не из бедной семьи. Раз в десять будет богаче папочки Лейлы. И что самое интересное – она-таки не еврейка!

– Шо вы говорите? – в тон госпоже Мендельсон ответил Саша.

«Вот как это у него получается, – подумала Алиса. – Ведь может, чертяка, выкрутиться из любой ситуации и оставаться при этом самым милым парнем на свете. Я бы на его месте уже сквозь землю провалилась. Особенно зная о том, как Саша относится к женскому полу…»

– Девчули, я вам говорю: это больно, но оно того стоит.

Послышался звонкий смех, и на улицу вышли три подруги. У одной из них было глубокое декольте. Она провела пальцами по своей выпяченной груди и сказала:

– Смотрите сами, у меня был еле-еле первый размер. Ну, вы же наверняка помните. А теперь вот четвёртый! – она ещё сильнее выпятила грудь. – Большие пышные груди; они стоят, как верные солдаты перед своим офицером, отдавая ему честь.

Женщины засмеялись.

– И сколько стоит это удовольствие?

Пышногрудая нагнулась и жестом показала: «надо знать, кому нужно делать минет, тогда деньги – это не проблема». Подруги снова засмеялись.

В не освещённом фонарями углу снаружи, возле металлической калитки Алиса заметила мужчину, одетого в белый элегантный костюм. Его немолодое бледное лицо украшали еле заметные морщинки, словно само время побоялось дотронуться до его красивого лица, лишь слегка украсило узорами, нарисовав на его лбу и кончика губ легкие линии, прибавив его образу харизмы. Незнакомец внимательно, словно ища кого-то, рассматривал всех присутствующих. Алиса, долго не думая, подошла к нему и сказала:

– Добрый вечер.

Незнакомец окинул её безразличным взглядом.

– Вы почему тут стоите? Проходите.

Она открыла ему калитку, но мужчина остался стоять на месте.

– Зачем вы, собственно говоря, сюда пришли?

Незнакомец глубоким голосом ответил:

– Я пришел за сыном израильским, дабы встал он в ряды наши. Алиса от удивления открыла рот, но затем собралась и сказала:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6