Диана Степаненко.

Криминалистическая идентификация по мысленному образу и особенности реализации ее процессуальной формы



скачать книгу бесплатно

Авторы:

Степаненко Д. А., д-р юрид. наук, профессор (гл. 1, 2);

Егерев И. М., канд. юрид. наук, доцент (гл. 3,4)


Рецензенты:

Образцов В. А., д-р юрид. наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации

Моисеева Т. Ф., профессор кафедры уголовно-процессуального права РАП, д-р юрид. наук, профессор

Глава 1
Основы учения о криминалистической идентификации по мысленному образу

1.1. Общие положения учения о криминалистической идентификации по мысленному образу

Понятие идентификации по мысленному образу может быть рассмотрено и определено в нескольких аспектах как: область теоретического знания – составная часть теории криминалистической идентификации; вид и направление научно-исследовательской и практической деятельности; цель, метод, процесс и конкретный результат воплощения этой цели в жизнь. Наибольший интерес представляет, прежде всего, рассмотрение идентификации по мысленному образу в смысле учения (теории), метода и процесса практического познания. Результаты научной разработки именно этих понятий, судя по всему, и должны составлять фундамент теоретико-технологических основ указанной области научного знания и практической деятельности, которые находятся в зачаточном состоянии.

В криминалистической литературе содержатся весьма скупые, недостаточно развернутые суждения по поводу отдельных компонентов общих положений научных основ идентификации по мысленному образу. Они касаются назначения данного вида идентификации и возможностей использования полученных результатов в оперативно-розыскной и следственной практике. Большая часть авторов склоняется к тому, что эти результаты в одних случаях создают предпосылки к обнаружению доказательств, в других – когда идентификация протекает при производстве процессуальных действий (главным образом в случае предъявления для опознания), полученные результаты имеют доказательственное значение. Редкое единодушие проявлено в отношении характера и номенклатуры объектов, тождество которых может быть установлено путем идентификации по мысленному образу. При этом имеются в виду самые разнообразные материальные образования, обладающие устойчивым внешним строением, которые функционировали и взаимодействовали в процессе подготовки, совершения, сокрытия и отражения преступлений и связанных с ними событий. Они играют роль объектов оперативно-розыскного и следственного поиска, фиксации, осмотра, предварительного и судебно-экспертного исследования (люди, животные, трупы людей и животных, части и фрагменты трупов, орудия преступлений, похищенные предметы, участки местности и т. д.). Среди авторов, пишущих на рассматриваемую тему, отсутствуют разногласия по поводу концепций: 1) субъектов данного вида идентификационного познания (следователи, дознаватели, оперативные работники, свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые); 2) сфер практического применения рассматриваемого метода познания (оперативно-розыскная деятельность, дознание, предварительное следствие, судебное следствие), а также правового режима его применения.

Отмечается, что в одних случаях идентификация по мысленному образу осуществляется в процессуальной форме по уголовным делам, а в других – в непроцессуальном режиме.

Хотя в обоих названных случаях в основе процессов познания лежит психологический механизм узнавания, процессуальная идентификация и непроцессуальная идентификация отличаются друг от друга по ряду моментов. Главное их отличие лежит в области специфики решаемых задач, условий осуществления соответствующих идентификационных процессов, доказательственной значимости полученных результатов и возможностей их реализации в практике доказывания.

Вот, пожалуй, и все скромные достижения, имеющиеся в указанной сфере. Проблема, бесспорно, заслуживает большего внимания ученых-криминалистов. В частности, это касается вопроса необходимости более глубокого и продуктивного анализа сходства и различия процессуальной и непроцессуальной форм идентификации по мысленному образу.

В первую очередь следует обратить внимание на то, что непроцессуальная идентификация осуществляется гораздо чаще, нежели процессуальная. К тому же она нацелена на более широкий круг задач и не так жестко регламентирована: уголовно-процессуальное законодательство на нее не распространяется. И поэтому многое из того, что для нее допустимо, может не иметь никакого значения для доказывания, по отношению к которому она играет вспомогательную роль. Возможность идентификации по мысленному образу в ходе оперативно-розыскной деятельности (ОРД) предусмотрена Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Так, ст. 6 данного Закона содержит перечень оперативно-розыскных мероприятий, среди которых названо отождествление личности. Под отождествлением личности, т. е. сыскным опознанием человека, понимается установление и идентификация лица (неопознанного трупа) по индивидуализирующим его статическим (пальцевым отпечаткам, составу крови и слюны, следам запаха и следам, оставленным на месте происшествия, и пр.) и динамическим (походке, жестикуляции, мимике и пр.) признакам, а равно при помощи словесного портрета (фоторобота) и других способов, позволяющих с достаточной степенью вероятности опознать человека для решения конкретных задач ОРД[1]1
  Оперативно-розыскная деятельность: Учебник / Под ред. К. К. Горяинова, В. С. Овчинского, А. Ю. Шумилова. М., 2001. С. 368.


[Закрыть]
.

Отождествление личности в теории ОРД подразделяется на непосредственное и опосредованное. Способы отождествления личности – различные технические средства и тактические приемы, реализуемые, как правило, конспиративно от опознаваемого. Наиболее распространены следующие способы: проверка по дактилоскопическим и криминалистическим учетам; опознание по фотографии и по фотороботу; поиск по «горячим следам» с участием очевидцев происшедшего и потерпевших; применение служебно-розыскной собаки по полученным в ходе ОРД образцам носителей запаха[2]2
  Там же. С. 369–370.


[Закрыть]
.

Для негласных или комбинированных оперативно-розыскных мероприятий, направленных на опознание, характерно скрытное наблюдение (с участием опознавателя) за объектами, представляющими интерес для расследуемого деяния, сочетающееся, как правило, с гласным задержанием подозреваемого в совершении преступления лица или продолжением негласного наблюдения в случае несостоявшегося опознания. Оперативно-розыскное опознание с участием опознавателя осуществляется в рамках таких традиционных мероприятий, как обход, поиск, засада, облава[3]3
  См. напр.: Гинзбург Л. Я. Предъявление для опознания в уголовном судопроизводстве Казахстана. Алматы, 2003. С. 139–140.


[Закрыть]
.

В современных условиях особую практическую значимость все больше приобретает проблема разработки научных основ тактико-криминалистического направления идентификации по мысленному образу. Речь в связи с этим, по нашему мнению, должна идти о научных основах, во-первых, отдельных процессуальных следственных действий идентификационной направленности; во-вторых, тактических комплексов следственных действий, связанных с процессом узнавания, иначе называемых тактическими операциями.

Достижение целей предварительного расследования по уголовным делам напрямую зависит от своевременности производства и качественного уровня следственных действий. В свою очередь продуктивность и значимость результатов следственных действий во многом предопределяются двумя критериями: 1) насколько правильно следователями реализуются положения Уголовно-процессуального кодекса РФ, устанавливающие задачи, основания, порядок и правила следственных действий как уголовно-процессуальных способов собирания и проверки доказательств; 2) как освоены ими тонкости разрабатываемых в криминалистике методов познания, насколько тактически грамотно они применяются в повседневной практике выявления и раскрытия преступлений. В системе указанных методов одну из ведущих позиций занимает метод идентификации по мысленному образу.

Между тем результаты проведенного нами изучения уровня знаний следователями особенностей и возможностей указанного метода, а также эффективности его применения на практике наводят на грустные размышления. Удивляться этому не приходится, особенно, если учесть крайне слабую разработанность теоретических и тактико-технологических основ криминалистической идентификации по мысленному образу, а также скудность материалов, которыми располагает криминалистическая дидактика на этом направлении учебного процесса, извечный дефицит времени, выделяемого на освоение этого материала будущим дознавателям, следователям, прокурорам. Отсюда многочисленные недоработки, упущения и ошибки, которые допускаются в следственной практике при производстве предъявления для опознания и некоторых других следственных действий.

Научное решение проблемы оптимизации следственной и учебно-педагогической практики на этом направлении вряд ли возможно без разработки широкого круга вопросов гносеологического, методологического и технологического характера.

И первое, без чего нельзя обойтись на этом пути, – необходимость глубоко разобраться в том, что собой представляет мысленный образ как ключевое понятие исследуемого учения, какую роль играет мысленный образ в идентификационном процессе и что следует понимать под механизмом идентификации по мысленному образу. В русском языке понятие образа употребляется в самом различном смысловом значении. Одним из вариантов его трактовки, наиболее близким к предмету нашего исследования, предполагает следующее: облик, живое, наглядное представление о ком-чем-нибудь[4]4
  Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1973. С. 396.


[Закрыть]
.

Под мысленным образом понимается нечто воображаемое, существующее в мыслях человека[5]5
  Там же. С. 336.


[Закрыть]
.

В психологии образ — это субъективная картина мира, включающая самого человека, других людей, пространств окружение и временную последовательность событий[6]6
  Новый энциклопедический словарь. М.: БСЭ, 2005. С. 287.


[Закрыть]
.

В теории криминалистического моделирования и версионного мышления мысленный образ принято определять как идеальную модель какого-либо события прошлого, настоящего, будущего; отдельных элементов событий; устанавливаемых по уголовным делам лиц; предположений следователя и других объектов, не наблюдаемых в данный момент. Идеальная (мысленная) модель является аналогом, заместителем оригинала, отражая ту или иную меру сходства с ним. Известны два пути формирования идеальных моделей: личный опыт непосредственного восприятия субъектом объектов окружающего мира и формирование представлений о них опосредованно по информации, полученной от других лиц или из других источников.

Модель не повторяет, не дублирует объект, а представляет его в познании. Мысленные модели могут быть воплощены в чувственно-наглядных элементах, имеющих сходство с реальными явлениями, предметами, в виде схем, записей, рисунков и т. д. Однако все преобразования в этих моделях осуществляются мысленно, в сознании человека. Поэтому сами модели данного вида названы мысленными или идеальными[7]7
  Штофф В. А. Моделирование и философия. М., 1966. С. 24–25; Он же. О роли моделей в познании. Л.,1963. С. 14; Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973. С. 163–164; Ларин А. М. От следственной версии к истине. М., 1976.


[Закрыть]
.

Так, мысленный образ человека, как считает А. М. Зинин, – это представление о внешности, созданное на базе восприятия в процессе сложной деятельности человеческого сознания; это относительно устойчивый образ человека, который в данный момент не вызывает ощущений и не воспринимается. Субъективная сущность мысленного образа определяется индивидуальностью процесса образования, сохранения и воспроизведения этого вида отображения у разных людей.

Для целей криминалистического установления личности по признакам внешности наибольший интерес представляют субъективные стороны природы мысленного образа, определяющие в конечном счете возможности его использования при установлении личности.

Изучая эти стороны мысленного образа, необходимо учитывать индивидуальный характер процесса его формирования, определяемый свойствами личности субъекта восприятия, свойствами личности объекта восприятия и, наконец, условиями формирования, сохранения и воспроизведения мысленного образа.

Отображая признаки внешнего облика человека, мысленный образ беднее оригинала. Он характеризуется определенной фрагментарностью, поскольку признаки внешности отображаются в нем неполностью, некоторые искажаются, а другие вовсе не отображаются. Кроме того, мысленный образ неустойчив и непостоянен, поскольку полнота его со временем уменьшается, а при воспроизведении невозможно всякий раз представить один и тот же комплекс его черт. Следует сказать и о том, что мысленный образ не является скопированным с натуры отображением внешнего облика человека. Он содержит в себе значительные элементы обобщения, причем это обобщение определяется индивидуальными качествами субъекта наблюдения и условиями наблюдения. Тем не менее, несмотря на свою субъективную природу, мысленный образ достаточно полно и адекватно отражает признаки внешности человека и может успешно использоваться в практике криминалистического установления личности[8]8
  Зинин А. М. Теоретические и практические проблемы криминалистического установления личности по признакам внешности: Дисс… д-ра юрид. наук в виде научного доклада, выполняющего также функции автореферата. М., 1997. С. 27–29.


[Закрыть]
.

Мысленный образ может применяться самостоятельно, непосредственно при розыске и идентификации личности. Однако во многих мероприятиях он не может быть использован непосредственно или его нецелесообразно так использовать. Кроме того, под воздействием различных факторов объективного и субъективного характера содержание мысленного образа изменяется в сторону уменьшения его адекватности и полноты. Поэтому и возникла задача преобразовать его в формы, удобные для применения в ходе мероприятий по установлению личности по признакам внешности. В качестве таких форм на практике используются словесные описания (произвольное и упорядоченное – словесный портрет) и субъективные отображения[9]9
  Подробней об этом см. наир.: Снетков В. А. Портретная идентификация личности в оперативно-розыскной и следственной работе. М., 1968; Зинин А. М. Внешность человека в криминалистике (субъективные изображения). М., 1995.


[Закрыть]
.

Итак, субъективное отображение в памяти одного человека (наблюдателя) внешнего облика другого человека – это и есть мысленный образ, и создаваемое на его основе словесное (вербальное) описание служит одной из форм его изображения.

Рассмотренные положения актуальны и для других видов объектов (предметов, транспортных средств, зданий, сооружений и т. д.), каждый из которых, будучи воспринят, а затем перекодирован в вербальную форму, вправе претендовать на свой собственный субъективный словесный портрет. Применительно к теории и практике идентификации по мысленному образу это понятие может быть интерпретировано как криминалистический идентификационный портрет. Поясним эту мысль.

Составление словесного портрета конкретной личности основано на единой научно обоснованной методике выделения, оценки, характеристики и классификации признаков внешнего облика человека, а также на наличии у специалистов из правоохранительных органов стабильных умений и навыков по их использованию в целях идентификации личности[10]10
  Подробней об этом см. напр.: Топорков А. А. Словесный портрет: Практическое пособие. М., 1999; Зинин А. М. Внешность человека в криминалистике. Субъективные изображения. М., 1995.


[Закрыть]
.

Этот подход важен как для теории и практики процессуальной, так и непроцессуальной идентификации указанного объекта. Однако он не является универсальным, поскольку распространяется лишь на один из видов идентифицируемых по мысленному образу объектов. В связи с этим, полагаем, возникла необходимость введения в употребление другого, более широкого общего понятия, охватывающего самые различные виды объектов, идентифицируемых по мысленному образу. Таким понятием, с нашей точки зрения, является криминалистический идентификационный портрет. Как понятие родового уровня, оно охватывает идентификационный портрет человека, идентификационный портрет предмета, идентификационный портрет участка местности и других видов идентифицируемых (узнаваемых, отождествляемых) объектов. Классификация (внутренняя группировка) видов идентифицируемых объектов создает базу для разработки более содержательных, своего рода «малых» типовых идентификационных портретов, в качестве составляющих входящих в общий типовой портрет объекта того или иного класса. Так, в рамках типового, обобщенного научно обоснованного идентификационного портрета человека (типовой информационной модели данного типа) могут быть выделены внешне-обликовый, устно-речевой, письменно-речевой, запаховый (одорологический) и другие виды «малых» портретов.

Таким образом, криминалистический идентификационный портрет объекта, тождество которого устанавливается по мысленному образу, представляет собой продукт научного творчества, определяемый как типовая научно обоснованная модель, содержащая информацию о типичном для данного класса (рода, вида и т. д.) объектов комплексе идентификационных признаков.

Типовые (криминалистические) идентификационные портреты объектов различного класса и уровней могут использоваться на практике в качестве ориентирующих систем для получения у ее носителей упорядоченной информации о признаках исследуемых единичных объектов, использования ее при составлении дифференцированных субъективных портретов данных объектов и их реализации в ходе процессуального и непроцессуального узнавания (опознания). Важной особенностью криминалистического и субъективного портретов объекта является то, что в них должны отражаться не все возможные признаки, а лишь те из них, которые представляются существенными исключительно для идентификации объектов по их мысленному образу.

Что же понимается под существенным признаком в теории криминалистической идентификации?

В логике признаком объекта называется все то, в чем он сходен с другими объектами и чем он отличается от других объектов. Любые свойства, черты, состояния объекта, которые так или иначе характеризуют, выделяют, помогают распознавать его среди других объектов, составляют его признаки. Признаком может быть не только какой-то атрибут, с необходимостью принадлежащий объекту, но и отсутствующий у него в данный момент атрибут, который должен быть. Одни из признаков характеризуют отдельный объект и являются единичными, только ему присущими, другие принадлежат определенной группе объектов и являются общими. «Кроме единичных (индивидуальных) и общих признаков логика выделяет признаки существенные и несущественные. Признаки, необходимо принадлежащие объекту, выражающие его сущность, называются существенными. Признаки, которые могут принадлежать, но могут и не принадлежать объекту, и которые не выражают его сущности, называются несущественными»[11]11
  Кириллов В. И., Страченко А. А. Логика. М., 2004. С. 30–31.


[Закрыть]
.

Для теории и практики криминалистической идентификации, – как обоснованно подчеркивал А. И. Винберг, – важны не существенные признаки объекта, присущие роду, виду, классу, группе, а «признаки, существенные для установления индивидуально-конкретного тождества. Здесь, очевидно, понятие существенного имеет иное значение: отличие данного конкретного объекта»[12]12
  Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика и доказывает. М., 1969. С. 94–95.


[Закрыть]
.

Таким образом, то, что существенно, с логической точки зрения, может оказаться несущественным, не имеющим никакого значения с точки зрения идентификации объекта. И наоборот, несущественное, в логическом смысле, может оказаться весьма существенным, т. е. значимым, важным для идентификации объекта. Поэтому идентификационными и считаются такие признаки, которые, во-первых, обладают способностью в какой-либо мере выделять (отличать) объект из совокупности других объектов; во-вторых, имеют качественную устойчивость, относительную неизменяемость, непрерывно существуют в пределах идентификационного периода[13]13
  Кирсанов 3. И. Математические методы исследования в криминалистике / Вопросы кибернетики и право. М., 1967. С. 202.


[Закрыть]
.

Рассматривая в свете этих положений проблему признаков объектов, идентифицируемых по мысленному образу, мы пришли к выводу, что существенными в данном контексте следует считать только такие особенности данных объектов, которые, во-первых, воспринимаются с помощью органов чувств, запоминаются и могут быть вербализированы субъектом идентификации в процессе его информационного контакта с субъектом уголовного преследования; во-вторых, они присущи только данному воспринятому и проверяемому объекту, определяют его индивидуальность, отличие от других объектов того же класса; в-третьих, в своей совокупности образуют идентификационный комплекс, по которому могут быть выделены из совокупности сходных объектов и узнаны (опознаны).

Такой, например, несущественный с точки зрения логического определения понятия «лицо женского пола» признак, как наличие на голове устанавливаемой по уголовному делу женщины оригинальной, единственной в своем роде (эксклюзивной) шляпки, может сыграть решающую роль в процессе выявления в массе прохожих данной женщины и ее идентификации, что невозможно сделать, если ориентироваться на массу других признаков личности этого человека, определяющих ее социальную, психологическую и иную сущность.

Отсюда и необходимость включения в поисковый и идентификационный портрет устанавливаемого по мысленному образу объекта только таких его признаков внешнего облика статического и динамического (функционального) порядка, а также особенностей сопутствующих вещей (например, кобуры пистолета, одежды, головных уборов, перстней, очков у человека), по которым он может быть выявлен и идентифицирован. Наибольшее значение в этой связи приобретает так называемые особые, известные субъекту идентификации приметы и, прежде всего, броские, обращающие на себя внимание даже случайных наблюдателей признаки.

Это объясняется тем, что при узнавании человек не выделяет всех признаков воспринятого объекта, а использует его характерные идентификационные (опознавательные) признаки. Так, для узнавания предметов существенное значение имеют их контуры, характерное для данного предмета сочетание линий, форма. Наиболее информативными признаками облика человека являются особенности его лица, признаки физического облика, элементы внешнего оформления, специфические проявления функциональных свойств, выражающиеся в необычной походке, жестикуляции, голосе, мимике. Лучше всего «запоминаются такие особенности внешнего облика индивида, которые выступают как отклонение от нормы»[14]14
  Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996. С. 513.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5