Диана Хант.

Тропой демиурга



скачать книгу бесплатно

Завидев такую сцену, Ая спешно разворачивалась и удалялась, понимая, что стала свидетельницей чего-то, не предназначенного ни для ее глаз, ни для ушей.

В тот день, когда из-за своего несдержанного языка чуть было не погиб Вагак, глубоким вечером Ая стояла на корабле и вглядывалась в звездное небо, угадывая изменившиеся по отношению к привычному ей виду созвездия. Она вспомнила, что в начале пути, еще не будучи осведомленной об отношениях, связывающих таинственную Миилу и не менее таинственного капитана, она горела негодованием, впервые заметив, как девушка, оглянувшись по сторонам, скользнула в его каюту.

Ая ожидала доктора: он сказал, что можно попытаться определить ее магический потенциал с помощью одного индикатора, который окрашивается в синий цвет при любом магическом воздействии. Чтобы определить, есть ли в ней магия, Ае следовало всего лишь мысленно коснуться поверхности жидкости, налитой в колбу из специального сверхпрочного стекла. Рецепт жидкости-индикатора оказался несложным, но долгим в приготовлении, и доктор обещал, что сегодня ночью он будет готов.

Ожидая доктора, Ая увлеченно разглядывала множество звездных соцветий, усеивавшее черный небесный свод, и вздрогнула, когда услышала знакомый глубокий голос с бархатной хрипотцой:

– Прелестная лерра любуется звездами?

– Прелестная лерра ждет лерра Лиена и не настроена на беседу с уважаемым капитаном.

Капитан совершенно не обратил внимания на ее хамство, а может, просто привык к нему за три недели их пути, и невозмутимо продолжил:

– Вы сильно испугались из-за сегодняшнего происшествия с Вагаком?

– Меня сильнее пугает человек, способный внушить подобный страх, Льер Капитан.

– Обычная морская дисциплина. Ваш друг лерр Лиен должен был вам все объяснить. Капитан должен внушать страх.

– А еще капитан должен применять браслеты рабства и подчинения к женщине?

– Рабства и подчинения? О чем вы?

– Не притворяйтесь, я еще в первый день заметила браслеты на ее ноге.

– Вы говорите о Мииле?

– У вас в трюме припрятан целый гарем из лишенных воли девушек, греющих вашу постель?

– Удивительно, а еще говорят, что мужчины слишком обеспокоены плотскими утехами. Юную лерру интересует, кто греет мою постель?

– Юная лерра считает, что браслеты рабства надевает на женщину только тот, кто ничего из себя не представляет как мужчина!

– У юной лерры, безусловно, большой опыт в амурных делах, – усмехнулся капитан. – Она желает сама убедиться в моей состоятельности?

– Перестаньте! Или вас перестали устраивать женщины, магически принужденные к исполнению ваших грязных желаний?

– Да что вы заладили об этом магическом принуждении!

– Скажите, что я не права!

– Дура, – сквозь зубы, отвернувшись, выругался капитан.

– Мерзкий садист и извращенец!

– Я не буду спрашивать, как вы оказались в курсе существования извращений, живя на островах Цветущего Архипелага! Никогда не питал иллюзий в отношении развращенности эльфов!

Ая беспомощно захлопала глазами, не зная, что ответить на такое несправедливое обвинение, и капитан продолжил:

– Я всего лишь хотел сообщить вам, что ваши мучения подходят к концу.

Завтра я наконец избавлюсь от вашего присутствия на своем корабле и вздохну спокойно!

– Конечно, я с радостью избавлю вас от необходимости волноваться за сохранность товара и буду первой, кто поздравит вас с получением выкупа за меня!

Они были так увлечены вспыхнувшей ссорой, что совершенно не заметили подошедшего лерра Лиена.

– Капитан, лерра, вас ли я слышу? – спросил почтенный лерр с укоризненными нотками в голосе, словно разговаривал с провинившимися детьми. А впрочем, таковыми они для него и были, подумала Ая, сожалея, что дала волю эмоциям. Какая ей в действительности разница, как завоевывает своих женщин капитан пиратского корабля, находится ли под магическим принуждением его странная высокомерная Миила, или она спит с капитаном на добровольных началах – ее не должно волновать ни то, ни другое, ее вообще ничего не должно волновать, кроме собственной судьбы.

– Извините, доктор, – потупив глаза, ответила Ая, но сил извиниться перед капитаном в себе не нашла.

– Лиен, а что это за снадобье ты принес? – решил сменить тему капитан, глядя на колбу с бесцветной жидкостью в руке доктора.

– Мы с леррой затеяли провести маленький эксперимент – определить, обладает ли она магической силой. Рецепт индикатора оказался простым, но некоторым ингредиентам требовалось время, чтобы настояться, поэтому готов он только сегодня. Кстати, я не ослышался, ты сказал, что завтра лерра принцесса покинет наш корабль?

– Не ослышался, оставленные колдуном усилители скорости оказались еще эффективнее, чем я ожидал. Завтра, мой друг, лерра принцесса наконец навсегда избавится от нашего присутствия, а мы лишимся удовольствия лицезреть ее вечно недовольную мордашку.

Заметив негодующий взгляд Аи, капитан усмехнулся и сделал рукой примирительный жест.

– А зачем тебе знать о ее магических способностях, док?

– Это я попросила, капитан, я хочу знать.

– Видишь ли, Льер, если лерра обладает магическими способностями, это может обеспечить ей прекрасное будущее.

– А ты уверен, что жрецы храма Молчащих Пряностей захотят, чтобы у нее было это самое будущее?

– Перестаньте говорить так, словно меня здесь нет!

– Я полагаю, капитан, что, если мои догадки окажутся справедливыми, лерра займет довольно почитаемое место в обществе.

– Ладно, к чему догадки. Приступай к своему эксперименту, док!

– Лерра, попробуйте подумать о чем-то крайне неприятном для вас и прикоснитесь мысленно к поверхности жидкости в этой колбе. Если у вас есть какой-либо магический потенциал, жидкость окрасится в голубой цвет.

Ая метнула взгляд на капитана, красноречиво демонстрируя, что ходить за неприятными эмоциями ей далеко не надо, и что было мочи сосредоточилась на колбе в руке доктора.

Все трое затаили дыхание, но ничего не происходило. Ая, привыкшая уже к мысли о собственном магическом даре, в отчаянии посмотрела на доктора.

– Дитя, постарайтесь подумать о том, что вам действительно неприятно.

Перед мысленным взором Аи предстала узкая точеная лодыжка черного как смоль цвета и несколько золотых браслетов, позвякивающих на ней. Она содрогнулась от ощущения чего-то крайне противного ее природе и не обратила внимания, как жидкость в колбе, которую она старательно пыталась ощупать силой мысли, вдруг принялась темнеть, от поверхности и ниже окрашиваясь в глубокий синий цвет. Собственное негодование захватило Аю врасплох, и она не замечала изумленных восклицаний доктора и капитана: перед ее мысленным взором та самая стройная ножка мелькала в закрывающейся двери капитанской каюты, звеня браслетами. В ту же минуту жидкость в колбе стала насыщенно черной, вскипела, и оказавшееся неожиданно хрупким сверхпрочное стекло, не выдержав, лопнуло, выпуская целый вихрь черных брызг, разлетающихся во все стороны.

– Мать моя шлюха, – раздался рассеянный возглас капитана.

– Дитя! Я был прав! Я был прав! – только и мог повторять абсолютно счастливый доктор.

– Эта черная гадость не повредит моему кораблю? – спросил капитан, судорожно пытаясь оттереть черные брызги со своей белой рубахи.

К слову, Ая занималась тем же самым со своей одеждой, понимая, что попытки оттереть черную густую жидкость абсолютно тщетны и она только что лишилась солидной части своего скромного гардероба.

– Лерр доктор, это что значит? Есть у меня дар или нет? Я не поняла…

– Ах, Льер, это всего лишь краска, и ничего более! Милая лерра, магический дар лишь окрасил бы жидкость в голубой цвет, а вы сгустили и вскипятили частицы, отвечающие на магическое воздействие! У вас не просто дар, это нечто большее! И жрицы Молчащих Пряностей наверняка расскажут о вашей природе гораздо компетентнее меня!

Голос капитана успел обрести привычное бесстрастие:

– Будьте готовы, лерра. На рассвете мы войдем в порт Лонга.

– Благодарю вас, капитан, я буду готова, – ответила Ая, как будто она была не пленницей на пиратском корабле, а знатной дамой, путешествующей в свое удовольствие.

Когда шум шагов от морских сапог капитана стих, Ая повернулась к доктору:

– А не может ли быть ошибки, лерр доктор? Я не помню, чтобы замечала за собой способности к чему-то сверхъестественному…

– Вы просто не знали, на что обращать внимание, лерра, но моих знаний целителя недостаточно, чтобы помочь вам в этом. Но завтра в это же время вы будете куда как лучше осведомлены о своих скрытых способностях…

– Мне страшно, доктор, – неожиданно для себя сказала Ая, – мне очень страшно. Меня, дочь верховного правителя, продают в незнакомую страну, и я не знаю, что нужно от меня тем, кто за меня платит.

Злые слезы навернулись на глаза девушки, и, бессильная в своем отчаянии, она не стала их скрывать.

– Дитя. Поверьте старому человеку, повидавшему многое: не все то, что в настоящий момент кажется ужасным, таковым является. Люди, наделенные магическими способностями, всегда пользовались уважением в нашем мире. Не думаю, что вам есть чего опасаться.

– А может, меня просто покупают для опытов?

– За вас не платили бы такую высокую цену.

– Откуда вы это знаете?

– Это неважно, дитя. Главное, попав на сушу, пусть и на земли Лонга, вы будете в большей безопасности, чем на этом корабле.

И с этим Ае сложно было поспорить.

– Пойдемте спать. Завтра у вас знаменательный день.

***

В это же самое время в другой части корабля также беседовали мужчина и женщина, и злые слезы, слезы бессилия тоже катились по щекам. Но только не по тем, что были цвета черного дерева, а по бронзовым, изборожденным ранними морщинами от палящих солнечных лучей.

– Моя госпожа.

– Нет, милый. Посмотри на меня, что же ты делаешь со мной.

– Я умру, если ты покинешь меня.

– Ты умрешь, если я останусь.

– Я смогу подарить тебе все, что нужно.

– Я не могу принять твой дар такой ценой. Ты такой бледный, мой лунный, мой ночной свет. Ты слабеешь от моей любви. Ты не должен показаться слабым своим людям. Океан – вот твоя жизнь.

– Моя жизнь – это твоя близость.

– Чем дальше я буду – тем громче будет петь твое сердце.

– Завтра остановка в порту. Новая работа. У тебя будет все. Все, что нужно!

– Мне не место в море, мой лунный господин. Команда чувствует беду, идущую от меня. Страх мешает людям мыслить ясно.

– Мы будем часто заходить на землю.

– Ты не можешь знать это наверняка. А делать тише пение твоего сердца я больше не могу. Ты знал, когда брал меня на борт, что это только маленькое время. И это маленькое время сейчас. Юная лерра – отличный повод для всех.

– Юная лерра, оказывается, магиня. Док сегодня смог проверить это.

– Мой господин мог бы спросить у меня.

– Ты знала?

– Я не зря сама следила за ней. Ценная для моего лунного господина.

– Твоему господину не нужен никто, кроме тебя.

– И мой лунный господин ценный для юной лерры.

– Я не хочу говорить ни о ком сейчас. Дай мне еще раз ощутить вкус ночной тишины.

Черное лицо Миилы медленно склонилось к капитану.

Глава 14

Утром Аю разбудили ставшие привычными за три недели легкие шаги Миилы. Она вошла, чуть покачивая узкими бедрами со своей обычной, присущей только ей, немного отстраненной грацией. Чернокожая девушка с невозмутимым видом поставила на столик поднос с утренней тайрой, сухими хлебцами и полосками вяленых водорослей. Когда выяснилось, что Ая в силу своего происхождения не употребляет никакой животной пищи, кроме молочных продуктов, из растительной ей больше нечего было предложить. А свежего молока и сыра на пиратских суднах, как правило, не водилось.

Ая вскочила на удивление легко. Остаток ночи она ворочалась, стараясь заснуть, чтобы немного набраться сил перед окончанием путешествия. Отчаявшись задремать хоть ненадолго, она думала, гадала, строила предположения о собственной судьбе, пока незаметно для себя не уснула. Отметив, что вопреки всему выспалась и нисколько не чувствует себя разбитой, она даже улыбнулась чернокожей Мииле. Которая, впрочем, не переставала ее раздражать своей демонстративной игрой в «говорю так, чтобы лерра понимает».

– Миила, – позвала Ая, когда та уже развернулась к двери. Вопреки ожиданиям, Миила остановилась.

– Миила, скажи, ты по своему желанию на этом корабле?

– Каспаша не понимать, что спрашивает, – ответила Миила, чем повергла ее в легкий шок. Прежде Ая не слышала от нее фраз, состоящих более чем из трех слов.

– У тебя браслеты на ногах. Это браслеты подчинения? – «Какая я дура, ну как она мне ответит, если это так». Но Миила не уходила, и, воодушевленная, она продолжала сыпать вопросами:

– Ты здесь рабыня, Миила? Невольница? Капитан заставил тебя быть с ним?

Миила не отвечала. Она внимательно посмотрела на Аю, а затем поджала пухлые губы и закатила глаза: мол, опять ты за старое.

– Он не может быть твоим хозяином, Миила! Никто не может! Никто не имеет права заставлять тебя!

– Капитан хороший, – Ае показалось, или улыбка у нее вышла грустная?

– Миила, он не может быть хорошим, он пират и убийца, он похитил меня и взял в плен тебя. За тебя говорит сейчас браслет подчинения, но я знаю, что сделаю: я помогу тебе! – и, опасаясь, что Миила по своему обыкновению пожмет плечами и уйдет, она горячо зашептала:

– Корабль будет стоять в гавани Лонга, я постараюсь найти органы, отвечающие за охрану порядка в этом городе, и освобожу тебя!

Миила внимательно на нее посмотрела, склонила голову набок и немного прищурила свои огромные черные глаза. Потом легкая усмешка коснулась ее полных, чувственных губ и так же внезапно исчезла.

– Миила идти. Каспаша еда, – и она вышла из каюты.

«Что я делаю, – сказала себе Ая, – с чего я решила, что смогу хоть что-то для нее сделать. Я – такая же невольница, как и она, а может, еще и похуже». И хоть Миила по большей части ее раздражала, Ая не могла не сочувствовать девушке, в чью психику и разум, должно быть, вмешались, подавив волю и удерживая теперь на этом корабле. Она вспомнила, как видела капитана и Миилу ночью на палубе, о чем-то увлеченно спорящих и смеющихся, но отогнала эту мысль: может, он приказал ей смеяться над его плоскими шутками, или Ае, в конце концов, просто показалось. Но она точно видела, как Миила заходит в каюту капитана, и не питала иллюзий насчет цели ее визитов.

Однако стоило привести себя в порядок и собрать вещи: кто знает, возможно, ей еще долго не светит обзавестись новыми, не говоря уже о таких мелочах, как щетка для волос и зеркало, которые неизвестный колдун для нее не предусмотрел. Во дворце отца, а потом на своем острове Ая никогда не задумывалась, что многих вещей, обыденных и привычных, у нее просто может не быть, и вот она впервые столкнулась с подобным на корабле.

Ая совершила утреннее омовение с помощью лохани за ширмой – вода очищалась в ней сама за счет специальных кристаллов – и быстро оделась. Выбрала брюки, рубашку, жилетку и сапоги, то есть самое объемное и тяжелое, а остальное аккуратно сложила стопкой и завернула в сверток-сумку, в которой эти вещи к ней и попали. Она чувствовала, что за ней скоро придут, и странным образом хотела этого, ведь долгое ожидание изматывает не хуже истерики.

Свои длинные медные волосы она заплела в две косы и уложила их на голове с помощью гребней, презентованных Миилой, так, как принято на одном из островов Архипелага. Зеркало в тяжелой керамической оправе ей также одолжила Миила. Заглянув в него, Ая отметила, что такая прическа, открывая острые кончики ушей, придает ей еще большее сходство с эльфийкой. Из зеркала на нее смотрела полукровка с миндалевидными, широко посаженными раскосыми глазами свело-зеленого цвета, тонким носом, пухлыми губами и упрямым подбородком. Если капитан прав, и матерью ее была человеческая женщина, она, должно быть, обладала довольно экзотичной внешностью. Узкий разрез глаз и такая широкая их посадка совершенно не были свойственны эльфийкам Цветущего Архипелага, но и на картинках в библиотеке Ая не видела человеческих женщин с такими чертами.

От разглядывания своего отражения Аю отвлек скрип открывающейся двери, вслед за которым появился капитан.

– Доброе утро, лерра. Я смотрю, вы уже готовы. Не терпится покинуть мой гостеприимный корабль?

– Не терпится покинуть место собственного заключения!

– Вы не прикоснулись к завтраку? Вы не голодны? Ах, о чем это я, вам, наверное, до смерти надоело жевать вяленые водоросли. Тем не менее вам следует поторопиться: скоро к нам причалит челнок жриц храма, где вас ожидают. Передача состоится в кают-компании, поэтому потрудитесь через полчаса быть там.

– Вы пришли только затем, чтобы посочувствовать моему аппетиту? В таком случае можете считать свою задачу выполненной.

– Лерра, у меня есть к вам один вопрос: когда вчера на палубе доктор попросил вас подумать о чем-то неприятном, о чем вы подумали?

– Я подумала о том, какой вы все-таки мерзавец, капитан!

– И все-таки с первого раза у вас не получилось. Так о чем вы подумали?

Ая запнулась, но тотчас взяла себя в руки и ответила:

– Это и был мой ответ. Сначала я подумала об акулах.

Капитан усмехнулся и кивнул:

– Что ж, лерра, спасибо за откровенность. Да, выполняю свое обещание: вот ваша собственность, мне не нужно чужого, – и протянул ей розовый магический кулон на целой серебряной цепочке.

Ая уже забыла, что он обещал вернуть ее вещь, а может, просто не ожидала, что капитан сдержит обещание. Не в силах скрыть свою радость, быстрым движением она подхватила кулон и сразу же надела цепочку на шею, не преминув, впрочем, съязвить:

– Конечно, зачем вам чужая собственность, когда вас ожидают немалые барыши с моей продажи!

– Я не буду спрашивать, откуда эльфийская принцесса знает о существовании подобного жаргона, впрочем, от вас можно ожидать чего угодно. Мы с вами в последний раз беседуем наедине, лерра, через полчаса мы будем общаться уже при свидетелях. Позвольте дать вам на прощание маленький совет: будьте предельно осторожны и сдерживайте свой ядовитый язык. Я, в силу своего положения и опыта, считаю ниже своего достоинства обращать внимание на женскую, а в вашем случае детскую неразумность, но южане слывут крайне несдержанными в проявлениях своего темперамента. Имейте в виду, лерра принцесса, что на этой земле происхождение ваше ничего не стоит: королевская кровь такого же цвета, как кровь рабов, а бастарды ничем не отличаются от рожденных в законом браке. И если к вашему характеру добавить хотя бы капельку ума и благоразумия, вы сможете не просто выжить здесь, но и занять то самое высокое положение, о котором вам говорил док.

Ая покраснела. Неожиданно ей стало стыдно за свое детское поведение на протяжении всей поездки: ведь по сути капитан лишь делал свою работу, жил своей обычной жизнью, и не ей было судить его. Глядя в желтые глаза напротив, она уже готова была опустить взор и, возможно, сказать что-нибудь пристойное для разнообразия. Но тут перед ней, как смена декораций в театральной постановке, мелькнули другие глаза, черные с ослепительно яркими белками, и Ая тряхнула головой, отгоняя наваждение.

Она отвела взгляд в сторону и сглотнула, ощущая в горле комок.

– Благодарю за ценный совет, Льер Капитан, – сквозь зубы, ледяным тоном отчеканила она. – Я, в свою очередь, воздержусь от того, чтобы дать вам совет по поводу использования браслетов рабства и подчинения на и без того слабых женщинах, а также посмею предположить, что мы еще встретимся, и кто-то пожалеет об этой встрече. И это буду не я.

– Тролль раздери всех эльфийских принцесс, – сдавленно выругался капитан и молча покинул ее каюту.

Пожав плечами вслед ему, Ая подумала, что неплохо бы попрощаться с доктором Лиеном, но не рискнула выходить из каюты, чтобы не столкнуться раньше времени со своими потенциальными покупателями.

Чтобы скоротать время, она перекладывала вещи с места на место и смотрела из окна каюты на далекий берег, почти не различимый за чередой больших и малых кораблей на пристани: между ними виднелся лишь золотой песок и белые башни домов. Готовая на все, только бы поскорее покинуть этот ненавистный корабль, Ая прислушивалась к шагам над головой и поняла, что ожидаемый челнок уже пришвартовался к борту Портовой Шлюхи. Девушка еле дождалась, когда наступит положенное время, чтобы, собравшись с духом, направиться в кают-компанию.

Подойдя к двери, Ая остановилась и прислушалась: говорила женщина, и обрывок фразы заставил ее покраснеть и быстро войти внутрь:

– …Однако я слышу, что наша гостья уже здесь и стоит в замешательстве, видимо, не решаясь переступить порог этой комнаты. Вы уверены, что обращались с новой верховной жрицей с должным почтением, капитан Льер? – фраза была сказана с такой интонацией, будто женщина делает всем огромное одолжение, и, войдя в кают-компанию, Ая в первую очередь обратила внимание на говорившую.

Это была смуглая, рослая и статная женщина почтенных лет, с властным выражением лица и твердой, надменной складкой губ. Ее черные, даже темнее, чем у Миилы, глаза словно прожигали Аю насквозь, заглядывая в самую душу. Она сидела на стуле с высокой спинкой, не облокачиваясь на нее и сохраняя ровную осанку, а по бокам от нее стояли две женщины с такой же смуглой кожей, только моложе, и глаза их тоже были устремлены на Аю.

Однако не внешность жриц и даже не пронзительные взгляды их черных глаз поразили Аю больше всего: удивительными были их наряды из черной ткани. Головы всей троицы украшают сложно закрученные тюрбаны. Предплечья сплошь унизаны золотыми браслетами с выгравированными на них древними письменами. А платья, крепясь на одном плече, оставляют открытой одну грудь, драпируя мягкими складками ровное место, где должна была быть другая. На талии у каждой золотой поясок, и от него их необычные платья идут сильным клешем до самой земли. Одна из женщин двинулась навстречу Ае, и казалось, что она не идет, а парит над землей. Она взяла Аю за руку и подвела поближе к той, что сидела на стуле, про себя Ая решила называть ее «главной».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10