Диана Хант.

Тропой демиурга



скачать книгу бесплатно

Но даже вспоминая отношение к ней Агарны – Агарнариэль, ее королевской мачехи, жены Леревемириэля Бесподобного, верховного правителя Альянса Эльфов Цветущего Архипелага, Ая не могла поверить, что мачеха способна так с ней поступить.

Одно дело – отчаянно ревновать мужа к никогда не виденной ею женщине и постоянно наблюдать плод их любви – девочку, которую однажды муж привез с собой из длительного военного похода.

И совсем другое – убить дитя собственного мужа… Хотя кто говорит об убийстве? Если корабль направляется на юг, где побережье заселяют люди и орочьи кочующие племена, эльфийская полукровка окажется желанной добычей, эдаким экзотическим цветком, украшающим чей-то гарем. Она просто исчезнет, и ничьи руки не обагрятся ее кровью, и искренне любящая отца Агарна сделает все, чтобы ее не нашли. Если он сам захочет ее искать, с болью подумала Ая.

Леревемир любил и бесконечно уважал свою королеву, и над ним тяготело огромное чувство вины перед супругой за измену. Кроме того, это чувство в нем умело подогревалось и культивировалось из года в год. Эльфийки Цветущего Архипелага необычайно искусны в тонком воздействии на мужчину, шантаже своей преданностью и любовью, своим прекрасным телом и чувством долга, и Агарна не гнушалась ни одним из действенных методов влияния на сознание мужа.

Мачеха никогда не упускала момента, чтобы лишний раз напомнить мужу, как она преданна ему и короне в своем служении и даже в том, что вынуждена терпеть рядом с собой доказательство его вероломства.

Ая вздохнула. Мачеха действительно умело манипулировала отцом, и если король был непреклонен в том, что касалось управления Альянсом Архипелага, то в делах семейных он был рассеян и ведом, предпочитая уступать домашнему террору. И когда Ая достигла возраста равнолетия и пожелала переехать с Центрального острова на свой собственный, выделенный королем-отцом в качестве ее приданого, в компании лишь нескольких слуг, отец не стал возражать.

Безусловно, он по-настоящему любил дочь, но любил также и жену, и от осознания своей вины любил их обеих еще сильнее. Когда Ая была маленькая, время от времени отец уделял ей немного своего королевского внимания, чаще всего тайком от Агарны, и редкие моменты их игр остались одним из самых ярких впечатлений ее детства, всегда окрашенные ощущением неожиданного чуда и чего-то ирреального.

Но по мере взросления она стала замечать, что взгляды отца, бросаемые на нее, становятся все более странными, полными горечи и плохо скрываемой тоски, а взгляды мачехи окрашены все хуже и хуже маскируемым раздражением, граничащим с ненавистью.

Но сама Ая, к своему же удивлению, не испытывала к мачехе ответных чувств: видимо, по-женски, интуитивно ощущая ее боль и уязвимость, которые невольно причиняла этой статной, красивой и утонченной эльфийке своим присутствием.

Над головой Аи слышались ругань и шаги. Она сидела на койке в крохотной каюте и наблюдала за синими волнами океана, ощущая размеренную качку корабля.

Ая молилась всем известным ей богам и богиням, чтобы Агарна оказалась непричастна к ее похищению. Чтобы все это оказалось ошибкой и страшным сном, чтобы люди, похитившие ее, хотели только одного – королевского выкупа, который обязательно заплатит за дочь Леревемириэль Бесподобный, Верховный правитель Альянса Эльфов Цветущего Архипелага.

Старательно прислушиваясь к голосам на палубе, Ая смогла ухватить отдельные фразы, произносимые одним и тем же голосом, тихим, но почему-то очень хорошо различаемым. Ярость переполняла говорившего, но, похоже, он привык к абсолютному повиновению, и сейчас, отчитывая провинившихся, как будто сам удивлен тем, что вынужден указывать людям на их промахи:

– Маг канул в свою преисподнюю, но конечный выкуп за девчонку платит не он!

– Вы, обалдевшее стадо клюворогов, ответите лично передо мной за каждый волосок, упавший с ее головы!

– Вэрэгес, молись своим тупорылым деревянным богам, если я услышу от нее хоть одну жалобу на тебя!

– Дэос, рискни своим недоразвитым мозгом еще раз попробовать посеять смуту на моем корабле своими идиотскими домыслами – и я клянусь твоей поганой жизнью, ты последуешь прямиком за этим придурковатым колдуном!

– Она моя пленница и моя гостья на этом корабле, и никто не будет ее пользовать, никто не посмеет тронуть ее даже своим вонючим пальцем!

– Даже если всю вашу троллеву шайку разобрать на органы и продать для опытов некрофилам, тьфу, некромантам, полученное не составит и десятой части выкупа за нее, и если кто-то рискнет моими деньгами, с которых каждый из вас, недоумков, имеет свой процент, то смерть в рыбьем брюхе покажется вам самой выгодной сделкой в вашей никчемной жизни!

«Он говорит о выкупе! Он говорит о выкупе! Слава богам и богиням! Слава всему! Меня не тронут! Меня возвратят в Архипелаг!» – радостные, восторженные мысли чередой пронеслись в голове Аи, она готова была кружиться от восторга, скакать от радости, как горная коза, и не могла воплотить свои порывы в жизнь только из-за тесноты каюты.

Она уже почти симпатизировала этому несомненно смелому и благородному капитану, который запретил своей команде прикасаться к ней, при этом начисто игнорируя тот факт, что он, собственно, ее и похитил.

Минуты ужаса, пережитые на дне кораллового ущелья, были слишком свежи в ее памяти, и любой, кто защитил бы ее от того жуткого взгляда наемника, показался бы ей по меньшей мере безгрешным ангелом, а по большей – и вовсе героем-асуром.

Наконец поток ругани на палубе затих, и Ая услышала за дверью звуки приближающихся шагов. Тут она осознала, что сидит на койке в чьей-то каюте прямо в том, в чем ее вытащили из воды, а именно в не стесняющем движения в силу своего минимализма купальном костюме, состоящем из веревочек и нескольких лоскутков тонкой ткани салатово-зеленого, в тон глаз, цвета. Ая судорожно сдернула с узкой кровати покрывало сомнительной чистоты и стремительно укуталась в него, даже не обратив внимание на внутренний голос ее природной брезгливости. «Лучше предстать перед капитаном пугалом, нежели практически голой, а то ведь он может и передумать насчет моей неприкосновенности,» – решила она.

Скрипнула дверь, и в комнату вошел высокий статный корсар с выгоревшими до пшеничной желтизны волосами и такой же светлой щетиной, кожа его с бронзовым отливом будто преждевременно состарилась от палящих солнечных лучей.

– Добро пожаловать на борт Портовой Шлюхи, лерра, – произнес он бархатным глубоким голосом, что совсем не вязался с его свирепым видом.

– Как капитан этого уютного и гостеприимного в вашем случае судна, выражаю вам свое сожаление по поводу столь печальных обстоятельств, повлекших за собой ваше появление здесь, – и он галантно поклонился, чем просто-таки поразил Аю до глубины души. Но еще больше удивили ее интонации пиратского капитана: она хорошо помнила, как жестко, грубо и непримиримо он «беседовал» со своей командой на палубе, а теперь обращается к ней так, словно их представили друг другу на светском рауте в эльфийском дворце. Познания Аи в искусстве составления психологического портрета, или чтения лиц, позволяли по интонациям человека или эльфа узнать о его отношении к миру и мировосприятии в целом. Человек, стоящий перед ней, демонстрировал эдакий образец искренней любезности, но, слышав его буквально минуту назад, Ая не могла обмануться в том, что видит перед собой человека жестокого, умного и крайне опасного. Это читалось и в глазах капитана: желтого цвета, немного темнее, чем его волосы, – цвета тигра, как говорили о нем Читающие Лица. Да, это были глаза хищника, и очень опасного. Этот хищник изучающе разглядывал ее, и на дне его тигриных глаз плескалось холодное равнодушие и безучастие к ее судьбе, а еще – она отчетливо это ощутила – для этого человека она тоже была вещью. И неизвестно, кто был опаснее: недалекий дикарь Вэрэгес или умный и расчетливый капитан.

Ая выжидательно смотрела на капитана и молчала, стараясь не выдать ни своего испуга, ни того, что она разгадала его природу.

– Прелестная лерра боится. Напрасно, – с кошачьей грацией капитан присел на кровать рядом с ней, и Ая инстинктивно отпрянула назад – но уперлась в стену каюты. Этот бесполезный рывок только насмешил капитана, и желтоватые зубы сверкнули на фоне его загорелого лица. Но смеялся он лишь ртом, глаза оставались холодными и бесстрастными, и Ае стало еще более жутко.

– Вот же косорукие неработи, что они с вами сделали! – стальные пальцы ухватили ее за подбородок, разворачивая лицо к свету, а затем обратно. – Я пришлю своего врача, пусть осмотрит ваши царапины.

Ая провела рукой по лицу, губам, подбородку и увидела кровь на своих пальцах.

– Не надо врача, – сказала она, – это из-за давления на глубине.

– Ах да, – сказал капитан, – недоумок Вэрэгес позаимствовал его у вас слишком рано, – и он раскрыл ладонь с ее магическим кулоном на оборванной цепочке. – Если вы не возражаете, на время нашего путешествия он побудет у меня. Я не хочу рисковать вашим драгоценным присутствием на моем корабле. И, хоть эта милая вещица вряд ли способна как-то помочь вам посреди океана, который мы, к слову, собираемся пересечь, жизнь научила меня страховаться, поэтому вы получите свой кулон назад только в конечном порту. Слово капитана.

Что ж, честно, подумала Ая. Не одна она умеет читать характер: капитан в свою очередь разгадал ее не хуже. За первоначальным испугом, уже покидавшим ее, скрывался несгибаемый, волевой стержень, который Агарна чаще называла твердолобостью – конечно, не в присутствии посторонних, ведь королева не могла уронить авторитет королевского чада, пусть даже бастарда. И, несомненно, окажись кулон у нее, Ая первым делом разбила бы маленькое окошко и рыбкой выскользнула на свободу.

Но что он имел в виду, когда сказал о середине океана? «Наверное, хочет немного уйти в сторону, так безопасней в отношении патруля, и отправить послание отцу,» – подумала Ая, но что-то в этом выводе ее настораживало.

– Кстати, лерра, если вы надумаете бежать через окно, учтите, что на стекле магическая защита, так что я не советовал бы вам даже стучать по нему, если, конечно, вам не жалко ваших рук, – с усмешкой сказал капитан, как будто прочитал ее мысли.

– Что вы имели в виду, когда говорили, что собираетесь пересечь океан? Не удобнее ли будет расположиться на одном из отдаленных островов за пределами территории Альянса и оттуда послать журавлика моему отцу?

– Ваш отец, несомненно, знатный эльфийский лерр?

– Мой отец – король и Верховный правитель Альянса Эльфов Цветущего Архипелага, Леревемириэль Бесподобный.

– Мать моя шлюха, тролль подери это лживое порождение отрыжки демона! На моем корабле – принцесса эльфийского Альянса? – удивление в глазах капитана невозможно было подделать, однако, с точки зрения Аи, логичнее было бы вместе с этим испытать некое подобие радости, учитывая будущий выкуп, или хотя бы страха. Все-таки похищение особы королевской крови жестоко наказуемо у всех рас, но именно этого-то страха девушка не заметила в глазах капитана, хотя и предпочла бы ошибиться.

– Я… Не совсем принцесса. Я… никакого кровного отношения не имею к королеве… Жене отца.

– Мне следовало бы сразу догадаться! Вы отличаетесь от виденных мною ранее эльфиек! К слову, на невольничьих рынках Заирэса полукровки ценятся даже дороже чистокровных эльфиек: они более выносливы и дольше живут в гаремах и публичных домах, – мечтательно произнес капитан. Заметив круглые глаза Аи, он поспешил добавить:

– Ах, не смотрите так на меня, я же сказал: к слову! Вам нечего бояться подобной участи, у меня на вас совсем другие планы!

– Вы попросите выкуп у отца?

– Милая лерра, я не тот человек, чтобы что-то у кого-то просить, будь он сам правитель асуров! Люди и нелюди предлагают мне все, что я захочу, сами, – усмехнулся одним уголком рта капитан и продолжил: – Помилуйте! Связываться с эльфами? Убей меня молния вместе с моей Портовой Шлюхой! Не очень-то доверительные у нас отношения с вашим племенем… Хотя то, что вы бастард, прошу меня извинить, даже некоторым образом нас сближает. Могу поспорить, вашей матерью была человеческая женщина? Молчите?

– Я… Я не знаю. Но если не королевский выкуп, тогда что же…

– Лерра, простите мою оплошность, я не спросил вашего имени и не назвал вам свое, сами понимаете, обстоятельства, в которых мы с вами вынуждены были познакомиться…

– Ая.

– Точно, человеческая женщина. Это сближает нас с вами еще больше, к слову, я, как и вы, бастард, вот только от имени, данного мне папенькой, давно отказался. Обращайтесь ко мне «капитан», или Льер, как вам будет угодно.

«Льер» – исковерканное на морской лад «лерр», поняла Ая.

– Льер капитан, я слышала, вы говорили о каком-то выкупе, который вы намерены получить за меня. А сейчас оказывается, вы понятия не имели о моем происхождении. Я думаю, что, независимо от величины обещанного вам выкупа, мой отец заплатит вам больше, намного больше!

– Лерра Ая, отрицательные стороны какого-либо сотрудничества с эльфами способны перевесить огромные даже в моем понимании суммы, уверяю вас. Это во-первых.

– Но меня будут искать! Мой отец – король, он сделает все, чтобы меня найти, и когда найдет…

– А во-вторых, скажите, лерра Ая, – перебил ее капитан, – ваша мачеха, если я не ошибаюсь, королева Агарнариэль, – ревнивая женщина? Вижу, вижу по вашим глазам, что это так. Как вы считаете, питает ли к вам мачеха теплые чувства? А к вашему отцу?

С каждым новым вопросом загоревшаяся было в глазах девушки надежда сменялась отчаянием. Этот корсар читал ее, как раскрытую книгу, несколькими словами обозначив сложную вереницу сомнений, обуревавших ее ум. Несомненно, ее будут искать. Но насколько тщательно? И как сильно будут стараться найти – вот в чем вопрос, на который надо честно ответить прежде всего самой себе.

Агарна искренне любит ее отца и будет делать все от нее зависящее, чтобы утешить его в горе, смягчить боль утраты… А уж в этом она хороша.

Не зря она до равнолетия воспитывалась в храме Дарующей Любовь – между прочим, светлой богини, занимающей одно из самых почетных мест в эльфийском пантеоне.

Поэтому Ая удивлялась самой возможности своего существования, как она вообще родилась на свет, и, судя по всему, этот читающий ее мысли корсар прав: от человеческой женщины! Кем в таком случае должна быть ее мать и почему Ая не осталась с ней? Видимо, эти самые вопросы тревожили и ее мачеху, лишь подогревая ее неприязнь к Ае: для нее оказаться преданной, обладая такими знаниями, наверное, было особенно парадоксальным и болезненным. Да и отец…

Чем старше становилась Ая, тем меньше она привыкла его видеть, и понимала, что он намеренно избегает ее общества. Конечно, кому приятно видеть результат своего падения, который вдобавок так расстраивает твою любящую и трепетную красавицу-жену…

На глаза девушки навернулись злые слезы, и она совершила нечеловеческое усилие, чтобы не дать им упасть и сохранить лицо непроницаемым перед человеком, который видит в ней лишь возможность хорошо заработать. Что он говорил о публичных домах Заирэса? Там ценят полукровок, потому что они физически выносливее?

– Маленькая железная лерра, – улыбнулся капитан, от которого, конечно, не укрылась целая буря чувств, промелькнувшая в глазах Аи, – вы совершенно правы, меня не волнует ваша дальнейшая судьба, но меня волнует мой заработок. Поэтому даже не думайте о Заирэсе, мы с вами поплывем совсем в другое место.

– Куда? – бесцветным голосом спросила Ая.

– Туда, где за вас заплатят действительно королевский выкуп, и это – в-третьих! Вы понадобились храму Молчащих Пряностей в Лонге. Заказ сделан именно на вас, и жрецы Лонга заплатят очень хорошо. Так что будьте спокойны за свою неприкосновенность на моем корабле и наслаждайтесь путешествием. Я пришлю вам врача и еды. И надо же вам что-то надеть, да, я пришлю вам все необходимое. И еще, лерра, путешествие долгое, вы, несомненно, захотите выходить на палубу. Даже без вашего розового кулона вы попытаетесь бежать, хоть и бежать вам некуда, и вы об этом осведомлены лучше меня. Позвольте вашу ногу, и не заставляйте меня применять к даме силу. Этот браслет избавит вас от необходимости даже помышлять о побеге.

– Это браслет подчинения?

– О боги, конечно же нет, у меня и в мыслях не было помышлять о вмешательстве в вашу психику: возможно, она нужна здоровой тем, кто вас заказал. Это морской рабский браслет, его используют для того, чтобы рабы не прыгали с кораблей. Ну же, лерра, проявите благоразумие, это просто мера предосторожности на время путешествия, в течение которого вы будете гостить на моем корабле.

– На гостей не надевают браслеты рабов!

– Гости бывают разными, лерра, равно как и рабы. И вы знаете, они иногда меняются местами – что поделаешь, бывает и такое. Не в наших силах расплести нити судьбы, на которые нанизывается наше существование самим мирозданием.

– Что случится, если я все-таки спрыгну за борт?

– Ничего хорошего для вас, милая лерра Ая. Этот такой легкий сейчас браслет в момент усилит свой вес в тысячи раз, и вы очень, очень скоро окажетесь на дне океана.

– Но и вам ничего хорошего это не сулит, капитан! Со мной на дне океана окажутся также ваши предполагаемые деньги!

– Я умоляю вас, лерра, после того, как сегодня утром вы узнали, как это – оказаться на глубине, вы далеки будете от безумных попыток повторить свое маленькое приключение.

– Но вы… Вы наказали своих людей! Вы – знали, да? Вы знали, что именно так и будет, Льер Капитан? – догадка поразила Аю с внезапностью молнии: все ее похищение с первой минуты было спланированно этим человеком. Для Читающего Лица, знакомого с особенностями психотипов своей команды, не составило труда предугадать, как именно будет разворачиваться похищение. А ведь она поверила ему и его очевидной злости на своих людей, посмевших злоупотребить полномочиями, и, несомненно, его люди тоже поверили, даже не подозревая, что не только их навыки и умения, но и личностные особенности – глина в руках капитана.

– Мои люди наказаны за дело, лерра. Хватит упрямиться, протяните мне свою ножку.

Желтые глаза тигра в упор смотрели на Аю, и в их взгляде явно читалась уверенность, что сила на его стороне. Аю не подвело первое предчувствие – учитель по искусству составления психологического портрета, или, проще говоря, чтению по лицам, был бы ей сейчас доволен. Однако это не могло порадовать ее сейчас, как и ничто в принципе.

Обреченно взглянув в желтые глаза напротив, она отчетливо осознала, что сейчас все против нее, и протянула лодыжку в руки капитана.

Глава 12

Оставшись одна, Ая бессильно облокотилась на стену каюты. Удивительно, но стоило этому человеку обрисовать в деталях ее ближайшее будущее, и она тут же расслабилась. Скорее всего, ее будут искать, и, скорее всего, не найдут. Она будет плыть на корабле. Она неприкосновенна для этой шайки головорезов. Рабский браслет не даст ей возможности прыгнуть за борт, равно как и отсутствие магического кулона, равно как и множество километров, разделяющих ее и хоть какой-нибудь клочок суши. Затем корабль приплывет в Лонг. Капитан получит за нее выкуп. Все.

Что от нее понадобилось жрецам храма Молчащих Пряностей, Ая не имела никакого представления, как и не знала ничего об этом самом храме с нелепым названием. Наслышанная о буйных и странных нравах южан, Ая понимала, что ожидать можно чего угодно. Одно не давало ей покоя: почему именно она? Капитан сказал, что заказ был сделан конкретно на нее, и, кажется, еще некий маг был причастен к похищению. Как она поняла, этот маг и руководил операцией по ее поимке, и это он нанял капитана и его корабль. А потом исчез.

Однако капитан осведомлен о конечном пункте, откуда поступил заказ на нее. Наверное, если бы маг не исчез, он мог бы прояснить многое для Аи, но не факт, что стал бы это делать.

Скрипнула дверь, и в каюту вошел седобородый мужчина почтенных лет.

– Здравствуйте, лерра Ая. Я корабельный доктор. Можете звать меня Лиен. Позвольте мне осмотреть вас и обработать ваши царапины. Вот – это одежда, которую капитан передал для вас.

– У меня нет царапин доктор. Пошла носом кровь, но это от давления на глубине. Немного шумит голова, но в целом я в норме, благодарю вас.

Доктор все же заставил Аю высунуть язык, измерил давление и пульс, заглянул в зрачки и тщательно осмотрел ладони и ногти на руках. Затем, удовлетворено кивнув, он растворил какой-то порошок в стакане воды и заставил Аю выпить слегка горьковатую, но не противную жидкость лимонного цвета, заверив, что это необходимая профилактика после пережитых ею потрясений. Более того, успокоительные компоненты раствора помогут ей спокойно отдохнуть и прийти в себя.

– Долго плыть до Лонга, доктор?

– Четыре недели, дитя, и это с учетом того, что наш капитан никогда не скупится на использование магии в путешествиях. Несколько приобретенных заклинаний по усилению скорости и точности курса – и за нами не угонится ни один в мире патруль.

Ая и сама уже поняла, что в уме и стратегии капитану не откажешь. К тому же операцией изначально руководил какой-то маг. А маги – это все-таки образованные и, как правило, очень умные люди. Правда, странно, что маг решил запятнать свое имя и пойти на похищение особы королевской крови. Наверное, на кону и впрямь особенный куш.

– Лерр Лиен, вы знаете, зачем меня везут в Лонг? Что понадобилось от меня жрецам храма Молчащих Пряностей?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10