Диана Хант.

Тропой демиурга



скачать книгу бесплатно

– Позвольте представить вам моих спутников, Альфаиэля и Аверестарииэля, лерра Вариа, – сказал Верест, и засим официальная церемония, видимо, была окончена. Он поднял Варю за талию, усадил ее на переднюю часть седла, а затем ловко запрыгнул в него сам, продолжая разговор о лошадях.

– Да, на подобной лошади вам ничего не грозит, лерра жрица. Не смотря на то, что это боевая эльфийская порода, они очень чутко относятся к всаднику, ощущая его малейшую неуверенность. Эти лошади сами способны действовать ради его защиты и безопасности.

Верест тронул коня с места, переводя его в размеренную рысь, и продолжил:

– А кроме того, это волшебная порода, выводится она снежными эльфами только здесь. Спрос на эффо-техинцев огромен, как, впрочем, и цена на них. И когда кто-то приобретает одного из наших красавцев, он подлежит тщательной проверке. Не конь, конечно, а потенциальный владелец. И, если он подходит для обладания этим волшебным существом, осуществляется ритуал кровной привязки, и тогда магически конь и всадник становятся одним целым.

– А почему же вы говорите, что мне ничего не угрожало бы на таком коне? – спросила Варя. – Ведь у меня-то не было этой самой кровной привязки.

– Во-первых, эффо-техинцы необычайно умны и проходят отличную школу выездки. Они великолепно подчиняются командам главного всадника, в данном случае мне. А во-вторых, я повторюсь, это волшебные животные, они дышат магией так же, как мы с вами воздухом. К тому же магический ореол, который окружает верховную жрицу снежных эльфов, всегда приходился им по душе. Думаю, вы достаточно пообвыклись, теперь не пугайтесь и не удивляйтесь, в наших с вами интересах как можно скорее попасть во дворец, – и он замолчал, пуская коня в галоп и постепенно набирая темп.

Глава 8

Сказать, что Варвара была очарована ездой – ничего не сказать. Уже год она брала уроки верховой езды на смирной покладистой кобылке, на которую не страшно посадить и ребенка, да и кроме нее, конечно, встречала других лошадей на соревнованиях, выставках или в цирке. Но таких коней она видела впервые!

Она порадовалась тому, что эльф замолчал: теперь Варя могла наслаждаться полетом над землей, потому что назвать происходящее скачкой просто язык бы не повернулся. Кроме того, у нее появилось время слегка перевести дух от впечатлений: их, собственно, было немало.

Варя внезапно улыбнулась своим мыслям: «Надо же, дожила, сижу в объятиях такого мужчины, рядом еще два предмета мечтаний для всех нормальных женщин, а я думаю об их конях!» И действительно, Варвара не могла не обратить внимание на этих красавцев, стоило всадникам приблизиться.

Высоченные, метр восемьдесят пять – девяносто в холке, тонкие и состоящие сплошь из одних литых мускулов, нервные и невероятно красивые животные с узкими мордами, роскошными гривами и хвостами.

Конь, на котором восседал Верест, был угольно-черного цвета, только хвост и грива его пестрели серебристыми прядями.

А кони двух других эльфов были темно-гнедыми, почти караковыми, черная грива одного из них переливалась золотыми прядями, и серебряными – у другого.

Но поразительнее всего были глаза животных: огромные и светлые, окруженные пушистыми ресницами, они отливали изумительным сапфировым оттенком. У Вари дух перехватило от такой красоты, и она с трудом отвлеклась от их созерцания во время перепалки феи с Верестом. Но сейчас, сидя в кольце рук принца с феей Тинь на плече, которая сообщила, что слишком вымотана за день всякими казнями, человеческими девчонками и эльфами-остолопами, Варя думала о принце.

Варя вспоминала, как он выглядел, разговаривал и держал себя с ней, и не могла поверить, что это его руки сейчас обнимают ее. По-настоящему теплые и живые нотки в его голосе Варя услышала, только когда он говорил о своих эффо-техинцах, и с удивлением поняла, что за все время их беседы он говорил большей частью о них. «Вот ведь надменный и самоуверенный тип! – зло подумала Варя. – Превращается в нормального человека, то есть эльфа, только когда говорит о лошадях!» Но потом эта мысль сменилась другой, неожиданной и поэтичной: «…а его волосы воронова крыла были повязаны алым шелком, и плыл в Караибском море под его командой бриг под черным гробовым флагом с адамовой головой», – всплыли в сознании Вари любимые строки из обожаемой книги. И она подумала, что, должно быть, Вересту очень пошла бы алая шелковая бандана на его черных как смоль волосах, и белая рубаха, приоткрывающая мускулистую грудь (а в том, что эта самая грудь была мускулистой, у старающейся не прижиматься к ней Варвары не было никаких сомнений). И широкий кожаный пояс на узких черных брюках, из-за которого торчат рукояти пистолетов. И нос корабля, величественного и прекрасного под белыми парусами, и бескрайние воды океана, такого же цвета, как и глаза капитана… Верест, представший перед ее мысленным взором в образе корсара, был так реалистичен, что Варвара испуганно зажмурилась и потрясла головой, чем вызвала сразу две реакции: бурную и негодующую – Тинь, и холодно-участливую – самого Вереста:

– Эй, нельзя ли поаккуратнее глючить! Или хотя бы сдерживать себя во время кина!

– Лерре жрице нехорошо? Может быть, лерра хочет сбавить темп или даже остановиться и перевести дух?

– Нет-нет, извините, не надо останавливаться, даже можно еще прибавить, пожалуй… – прошелестела Варя, испугавшись, что поездка в руках этого ходячего феромона грозит затянуться.

Тинь совершенно нагло и понимающе усмехнулась, переводя взгляд с нее на Вереста, но, хвала небесам, промолчала, а Верест только хмыкнул, оставив Варе додумывать, чтобы это значило.

Черт побери, как неудобно получилось, думала Варя. Он и так презирает меня за то, что я обычная «человечка», как говорит Тинь, а не эльфийская принцесса, а теперь еще будет презирать за то, что я кисейная, разнеженная барышня, которой становится плохо от быстрой езды! Но потом справедливо рассудила, что в принципе не так важно, за что именно эльф будет презирать ее, и какое ей дело до того, что думает о ней этот напыщенный индюк, так что успокоилась.

Тинь на ее плече совсем уж откровенно прыснула – в воздухе словно зазвонили тончайшие хрустальные колокольчики с серебряными язычками. Но Варя и на вредную фею решила не обращать внимания. Уж если она смогла увидеть и услышать все то, что увидела и услышала за какой-то последний час, и при этом не сошла с ума и даже не начала заикаться или дергать глазом (как, кстати, некоторые брюнетистые заразы), это автоматически делает ее если не героиней, то явно особенной, и с этой мыслью она принялась любоваться окрестностями.

Они миновали как раз те самые великолепные по своей величине и красоте левады, и Варя снова восхитилась непревзойденной красотой эльфийских лошадей: утонченная неземная грация поражала воображение вместе с их мощью и величием.

Гривы многих красавиц, в основном серебристые, спускались почти до земли, и Варя поняла, что видит перед собой молодых кобылиц с детенышами на длинных тоненьких ножках, затем прошли несколько левад со старыми, но все же необычайно красивыми конями: об их возрасте Варвара сделала вывод по тому, что выпасались они одновременно.

Дальше было по одному коню на леваду, и по их призывному ржанию и гонкам внутри левад Варя поняла, что это совсем молодые еще жеребцы или кони, и склонилась к последнему, рассудив, что жеребцов вряд ли бы разместили в такой близости от кобыл.

Однако потом девушка вспомнила, что эта порода лошадей не совсем обычная, и решила повременить с выводами. Дальше Варвара увидела огромный манеж и на нем несколько величественно гарцующих на этих удивительных созданиях эльфиек, юных и прекрасных, как первые лучи зари, почти еще детей. Несколько девушек тренировали коней на кордах или водили их в поводу, укрытых попонами, видимо, вспотевших после тренировок, и несколько эльфиек-тренеров зычными голосами отдавали команды юным наездницам.

Манеж и левады наконец остались позади, впереди были горы, и Варвара перевела взгляд на окружающий пейзаж. Изумрудный цвет лугов был глубок и одновременно пронзителен, а небо, без единого облачка, кроме тех, что окутывали снежные шапки гор, отдавало невиданной Варей синевой. «Это самое странное зрелище из всех, которые я когда-либо видела», – подумала девушка и нахмурилась, вспомнив, что где-то там, на теперь уже далекой Терре ее ждет сегодня вечером маленький Артемка, и, видимо, Анжела с мужем так и не пойдут на свой артхаус.

А мама, скорее всего, тяжело заболеет, и папа начнет беспробудно пить и рассказывать всем, кто согласится его выслушать, какой старшая дочь у него была красавицей, умницей, спортсменкой, комсомолкой… Непрошеные слезы навернулись на глаза, и Тинь, двумя ручками ухватившись за сережку змейкой и подтянувшись, горячо, но тихо зашептала прямо на ухо Варе:

– Вариа, ты думаешь сейчас о том, что можешь больше никогда не увидеть своих родных, и твое сердце разрывается от жалости к близким, которые до конца своей жизни останутся в неведении по поводу твоей судьбы, но ты очень, очень ошибаешься! Этот мир пропитан магией, и, если захочешь, ты обязательно вернешься в свой мир, ты же Проводник в миры! Ты вернешься хотя бы затем, чтобы соврать по поводу работы в другой стране или чего-нибудь в таком духе, и никто не заболеет и не умрет от расстройства. Поверь, роль верховной жрицы в храме Матери Всех Эльфов – очень почетная и интересная должность! Ты даже не представляешь себе, как много интересного и нового ты сможешь узнать и увидеть!

– Но, – начала было Варя, тоже шепотом, бросив взгляд на невозмутимого принца, но тот нахмурился и сделал вид, что сосредоточенно вглядывается вдаль, да и вообще ему на все и всех наплевать, в том числе и на вздорных и странных человеческих девчонок, впрочем, на них в особенности… Ее голос сорвался, она откашлялась и продолжила:

– Ведь меня ждут у сестры через час-полтора! – и отчаянные нотки в голосе выдали ее волнение и даже панику, но Тинь этим не разжалобить. Она легко и в то же время ощутимо дернула Варю за сережку, из-за чего та вскрикнула. Принц опять хмыкнул, приподняв брови, но по-прежнему устремлял свой взгляд вперед. А грубиянка Тинь продолжила – спасибо, что хоть шепотом и на ухо, подумала Варя:

– Примитивная первобытная дурочка! Магия здесь пронизывает все насквозь, как воздух! Тебя и через пятьдесят лет здесь можно отправить в тот же самый день, в то же самое время, это будет сложнее, но все же возможно! А твоя связь с родными произойдет гораздо быстрее, чем ты думаешь, уймись наконец! Я, старшая дворцовая фея, тебе это обещаю. А сейчас возьми себя в руки и наслаждайся поездкой, тем более что мы приближаемся ко дворцу Андов, а эльфы, надо отдать им должное, знают толк в искусстве изящной архитектуры!

Тут Варвара изумленно перевела взгляд с нее на возвышающуюся перед ними гору, с пологим склоном, покрытым зеленой травкой вперемежку с лиловыми и фиолетовыми пятнами цветов, и прямо на эту гору они несутся сейчас во всю прыть, ничуть не сбавляя темпа!

Она испуганно оглянулась на Вереста, решив обидеться на Тинь и показать, что на ней свет клином не сошелся, есть и другие, кто с готовностью все объяснит! Но это была плохая идея: Варя поняла это, едва успела перехватить надменный и отрешенный взгляд принца, который, по своему обыкновению, лишь хмыкнул на ее вопрошающий испуганный вид. Видимо, в этом незатейливом и уже привычном звуке и заключалась вся его реакция на Варю.

Твердо решив не смотреть на Тинь, она упрямо уставилась вперед на стремительно летящий на них склон горы. Раз уж ей предстоит сейчас встретить смерть в компании напыщенного индюка, двух его молчаливых остроухих дружков и одной маленькой сварливой занозы, то она, Варвара Соколовская, с честью и достоинством встретит эту самую смерть лицом к лицу! И не дождутся они от нее ни слез, ни мольбы и вообще ни звука.

Но гора неумолимо приближалась, и Варя успела передумать по поводу молчаливой и достойной встречи со смертью: она зажмурилась и открыла рот пошире, намереваясь показать своим мучителям, что умеет верещать в ультразвуке не хуже феи. Единственное, что ее останавливало и не давало воплотить в жизнь новый план по встрече смерти, так это мысль о том, что она может своим криком напугать лошадей, а на это она пойти никак не могла. Так, с плотно зажмуренными глазами и открытым ртом, сидя в седле перед красавцем-эльфом и с феей на плече, Варя и въехала прямо в гору.

Осознав, что, по ее подсчетам, стена должна была уже на них обрушиться, Варя, вжимая голову в плечи, наконец смогла открыть сначала один глаз, затем второй. Как оказалось, гора самым чудесным образом расступилась перед ними, и сейчас они едут сквозь нее по широкому каменному тоннелю. Искры летят из-под копыт лошадей, и все живы, здоровы и невозмутимы.

Однако вместо того, чтобы как следует обрадоваться чудесному спасению от неминуемой гибели, Варя окончательно нахохлилась: «Могли бы, кстати, предупредить! Я, между прочим, могла и оконфузится прямо в седле у этого индюка, а как известно, седло от того, что намокнет, лучше не становится! Хотя у них тут наверняка и седла какие-нибудь супер-пупер-волшебные…»

Она покосилась на правое плечо в поисках Тинь и увидела, что та исчезла без следа. Варя задумалась, давно ли фея ее покинула – может быть, еще раньше, чем Варя разозлилась на нее из-за того, что та ее не предупредила о раздвигающейся горе. Вздохнув, она призналась себе в том, что без Тинь ей почему-то стало одиноко и крайне неуютно. Все-таки фея – первая, кого она встретила здесь, и единственная из всех, кто позаботился о том, чтобы встретить Варю. И несмотря на взрывной и сварливый характер, она, наверное, все же была доброй и заботливой, и так компетентно ввела Варю в курс дела. А сейчас ее нет, и Варвара осталась наедине с этой горой равнодушия, когда вот-вот должна встретить подобных ему, презрительных и надменных эльфов.

Девушка упрямо сжала губы и решила не думать об этом, тем более что они выехали на свет, который с непривычки ударил по глазам. Варя подслеповато заморгала, а когда привыкла к свету, обнаружила, что они выехали на площадь, устланную мраморными плитами небесно-голубого цвета, с витыми арками, колоннами и статуями, увитыми диковинными цветами. И в этом сказочном месте собралось, наверное, население всех кланов Объединения Снежных Эльфов.

Площадь огласилась ликующими криками, в воздух перед вороным конем Вереста полетели тончайшие лепестки цветов, окрашивая пространство сполохами розового, желтого и голубого. Верест и двое других эльфов перевели коней на шаг и степенно продолжили путь, невозмутимо глядя только перед собой.

Они выехали на широкую улицу, по которой и продолжили свой путь мимо голубоватых круглых домиков с остроконечными крышами, фонтанов, скульптур и обилия цветов, распространяющих нежнейшие ароматы в воздухе. Везде их сопровождали радостные приветственные крики ребятишек-эльфов и восторженные улыбки взрослых. Проезжая по городу Андов, Варя с облегчением отметила про себя радушие местного населения, что немного успокоило и обрадовало ее. Сложно себе представить, что бы ждало ее, если бы все снежные эльфы оказались такими же равнодушно-надменными, как ее сопровождающий, или такими же молчаливыми, как его спутники, которым будто нарочно заклеили рты. За всю дорогу эти парни не обменялись и парой слов с принцем или друг с другом, и Варя уже сомневалась в том, что они живые или хотя бы психически здоровые.

Но Анды ее приятно удивили: их чарующие теплые улыбки, быть может, и отдавали некоторым высокомерием, но лишь чуть-чуть, и скорее это была отличительная черта их народа, окрашенная Вариным восприятием. Действительно, как им не быть немного надменными, обладая такой утонченной красотой: даже из седла Варе было видно, что все они высокие, примерно на голову выше людей, стройные и грациозные. Дома Варвара причисляла себя к высоким девушкам и тщательно отбирала своих спутников мужского пола, а собираясь на вечеринку или другое мероприятие, дважды думала, стоит ли надевать каблуки. Но здесь, среди этих волшебных созданий, она, даже не спустившись с красавца-коня, уже ощущала себя маленькой.

Отличительной чертой Андов оказались белоснежные шевелюры: от мала до велика белыми как снег макушками сверкали практически все. Изредка, правда, встречались и рыжие, и пепельные, и каштановые. И несмотря на цвет волос и пол, на висках у них блестели серебристые пряди, что только добавляло им очарования. Зато один из книжных мифов об эльфах был развенчан: раньше Варя думала, что все они сплошь обладают длинными прямыми волосами, но теперь увидела, что авторы многих книг ошибались. У Андов в ходу были и короткие стрижки, чаще у молодежи, и то тут, то там проглядывали озорные кудряшки и волнистые локоны.

Еще кое-что немного напугало, но больше поразило и восхитило Варвару: повсюду, в основном рядом с эльфами, но также и поодиночке, грациозно и величественно скользили снежные барсы, огромные, не в пример больше тех, что видела Варя маленькой девочкой в зоопарке. Ирбисы сверкали яркими пятнистыми шкурами, и весь их спокойный, невозмутимый вид не мог ввести в заблуждение: несомненно, это хищники, свирепые и безжалостные.

Глазея по сторонам, а точнее сказать, восторженно пялясь и улыбаясь в ответ встречным эльфам, Варя не заметила, как улица неожиданно закончилась, и они оказались прямо перед воротами снежно-белого, с голубым отливом, дворца. Сочетая плавные и острые линии, мрамор и зеркальные поверхности, арки, колонны и прочие атрибуты эльфийской архитектуры, дворец являл собой величественное и необычайно гармоничное зрелище.

Площадь перед дворцом была занята нарядными эльфами, а на белоснежных ступенях стояла целая делегация во главе с королем и королевой Андов, догадалась Варя по небольшим сверкающим коронам у них на головах. Их окружали представители других семи кланов – это было понятно по отличиям в нарядах, цветах волос и оттенках кожи.

Верест остановил коня и молниеносно спрыгнул, а в следующую секунду подхватил Варвару и поставил ее на землю. За ним спешились двое других эльфов, тут же появились девочки-служительницы и, подхватив коней под уздцы, увели их.

Король с королевой начали спускаться навстречу Варваре, и вслед за ними двинулись остальные.

Подойдя на расстояние пары метров, король, высокий молодой мужчина с белоснежными длинными прямыми волосами и фиолетовыми глазами, заговорил:

– Приветствуем тебя, лерра Вварравварра, в городе Андов, верховного клана Объединения Снежных Эльфов!

Варя ожидала большей велеречивости от короля эльфов, ведь судя по фэнтезийным книжкам, перворожденные славятся искусством построения длинных, занудных речей, способных практически моментально повергнуть в сон не привыкшего к столь изысканным оборотам. Но все-таки сочла уместным побороть удивление и ответить.

– Здасти, – прошептала она, забыв в одночасье наставления Тинь.

– Твоя смелость и находчивость по душе нам, дитя, – подала царственный голос настоящая Снежная Королева, по крайней мере, именно так Варя представила бы ее в детстве, если бы та решила отправиться на курорт и оставить дома шапку с шубой. Перед ней стояла женщина с величественной осанкой, белой мраморной кожей и светло-сиреневыми глазами. Она была облачена в длинное голубовато-белое струящееся платье, но волосы ее озорно торчали во все стороны из короткой стрижки, украшенной маленькой изящной сверкающей короной.

– Да, дитя действительно смелое и находчивое, и, кстати, достаточно сообразительное, чего не скажешь о ваших хваленых воинах, дражайшие, – раздался знакомый тонкий голосок. На миг Варе показалось, что он заставил короля скривиться, будто у него заболел зуб, а королеву – слегка покраснеть. И если гримаса тут же покинула непроницаемое лицо короля, то нежно-розовый румянец остался на щеках королевы.

А вслед за тонким голоском показалась и его обладательница: фея успела переодеться в обворожительное голубое платьице и распустить золотистые волосы.

– Тинь, – прошептала королева, – ты же знаешь, как мы раскаиваемся, прошу, не позорь нас перед народом и дай достойно завершить церемонию приветствия верховной жрицы.

– Я вообще не думала мешать церемонии, – в тон ей, свистящим шепотом ответила Тинь, – только вы уж постарайтесь побыстрее управиться, смелое дитя устало и нуждается в нескольких часах отдыха перед приемом в ее честь!

Король благодарно взглянул на супругу, а потом заговорщицки подмигнул Тинь, на что она ответила таким же подмигиванием, и продолжил:

– Король Альдаиэль Великолепный и королева Алистаиэль Мудрая, а также все восемь кланов Объединения рады приветствовать вас, Вварравварра, в царстве Снежных Эльфов!

В ответ на его слова площадь перед дворцом огласилась приветственными криками:

– Лерра Вварравварра!

– Верховная жрица!

– Рады вам!

– Добро пожаловать!

– С приездом!

– Приятным ли было путешествие?

– Наконец-то!

– Дождались!

– Даешь священную гору!

– Позор Элсуортам!

Верест, услышав последнее восклицание, нахмурился и скрестил на груди руки, вопросительно взглянув на короля. Король и сам, похоже, был не в восторге от этого гама: он сделал Вересту успокаивающий жест рукой и поднял левую руку вверх. Тотчас воцарилась тишина.

– С остальными, лерра Вварравварра, вы познакомитесь позже.

– А сейчас добро пожаловать во дворец! – подхватила королева.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10